18 декабря 1930 г. — Из стенограммы пленума ЦК ВКП(б) Выступления Г. И. Ломова и Н. Осинского по докладу «Народнохозяйственный план 1931 г.»

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1930.12.18
Период: 
1931
Метки: 
Источник: 
Индустриализация Советского Союза. Новые документы. Новые факты. Новые подходы. Институт российской истории РАН, М. 1999. Ч. II. стр. 67-75.
Архив: 
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 460. С. 35-36. Типографский экз.

Из стенограммы пленума ЦК ВКП(б)¹*

17‑21 декабря 1930 г.

Выступление Г. И. Ломова по докладу «Народнохозяйственный план 1931 г.»²*

18 декабря 1930 г.

В наших контрольных цифрах по промышленности наиболее узкими местами являются топливо, металл и химия. Говоря о топливе и металле, мы слишком забываем химию, которая приобретает решающее значение наряду с топливом и металлом. Мы часто продолжаем мыслить в рамках традиции. Я буду говорить главным образом о топливе. (Общий смех). В вопросе топлива контрольные цифры на 1931 год весьма недоучитывают значение этой отрасли в настоящее время. На докладе по контрольным цифрам в ВСНХ докладчик прямо так и говорил, что мы на первое января будем обладать примерно полуторамесячным запасом у потребителей. На самом деле, конечно, это не так, на деле этого нет.

Чубарь. На какое первое января?

Ломов. На 1 января 1931 г. При этом предполагалось, что запасы по топливу на 1 января 1932 г. будут значительно больше. Я считаю, что сейчас вопросы топлива, географического распределения топлива крайне неблагоприятны. Контрольные цифры на 1931 год мы построили исходя из того, чтобы во что бы то ни стало дать 17 млн. тонн чугуна к концу пятилетки. Но мы ослабили внимание к вопросам топлива. Прежде всего мы ослабляем внимание к разведкам. Все мы упорно доказываем, что разведкам нужно придать новый гигантский размах. Я приведу пример по нефти. По пятилетнему плану на 1931 г. по разведкам предполагалась проходка 400 с лишним тысяч метров, но по контрольным цифрам сейчас предполагается довести проходку всего до 170 тыс. метров, т. е. уменьшение больше чем в два раза по сравнению с наметками пятилетки, которая была разработана нами вместе с тов. Орджоникидзе. Что это означает? Это означает, что те темпы, которые мы взяли в ударном квартале по Баку и по Грозному, надо сократить для того, чтобы уложиться в этот метраж.

Чубарь. Метраж ограничен или ассигнования?

Ломов. Метраж рассчитан по тем капиталам, которые намечены. Ведь себестоимость метра проходки определена и по углю и по нефти.

Возьмем Урал. Сейчас Урал уже имеет станки, буровые материалы, примерно для проходки 25 тыс. метров. Нами же дается им проходка всего 20 тыс. метров, а в этом году они прошли 16 тыс. метров, т. е. фактически Урал мы тащим назад.

Если вы возьмете Эмбу, то Эмба имеет в этом году проходку 20 тыс. метров. Мы ей даем и на 1931 года тоже 20 тыс. метров, т. е. стабилизуем разведку. Фактически не стабилизуем, а тащим Эмбу назад против цифр ударного квартала. Линия, данная ЦК, — максимальные цифры по разведке, добиться решительного перелома в этой области. Контрольные цифры на 1931 г. вместо этого стабилизуют разведку.

Второй вопрос. Мы упирали на то, чтобы во что бы то ни стало добиться создания своего собственного отечественного нефтяного машиностроения, и в первую очередь добиться производства крекингов и трубчаток на наших внутренних заводах. Что мы имеем? Здесь уже есть кое-какие сдвиги. Как будто у товарищей металлистов наметился довольно крупный перелом в постановке этого дела. Завод «Пароремонт» приспособлен для производства крекингов и трубчаток. Он обязуется с 1 мая выпускать одни за другими крекинги и трубчатки, причем по два крекинга в месяц, т. е. дать не меньше 12 крекингов и 14 трубчаток в год.

Орджоникидзе. А сейчас выпускал?

Ломов. Сейчас ни одного, кроме тех крекингов, которые выпускали на наших специальных нефтезаводах. СТО по докладу т. Орджоникидзе, очевидно, учитывая, что он дает реальные цифры, а не фиктивные, принял программу 46 крекингов. Надо было в контрольных цифрах дать ассигнования на заказ и монтаж этих 46 крекингов, но контрольные цифры построены таким образом, что попадает в монтаж 3 крекинга и 5 трубчаток, т. е. 8 единиц. Я считаю, что этим самым мы приглушаем те темпы, которые все считают необходимым ускорить.

В этой области мы имеем ряд дефектов в построении контрольных цифр.

Самая сумма капитальных вложений в нефтяную промышленность совершенно недостаточна. В прошлом году при сумме всех затрат в 3600 млн., фактически истраченных на капитальное строительство, нефтяная промышленность имела 347 млн. руб. капиталовложений. В этом году она имеет 330 млн. при 5,5 млрд. затрат! Уже эти цифры сигнализируют, что в этой области мы что-то сильно осаживаем назад.

Кроме этого, я должен обратить серьезнейшее внимание на вопросы, которые, мне кажется, не получили достаточного отражения в контрольных цифрах со стороны металлистов — это производство труб. Мы сигнализировали не раз по этому поводу. Тов. Орджоникидзе это прекрасно знает. Вопросы трубостроения, особенно труб мелких диаметров, стоят необычайно остро, недостаток бурильных, компрессорных труб давит нефтяников, так режет, что здесь необходимо добиться решительного изменения в 1931 году. Мы выдвигали вопрос о сооружении на Урале специального завода для выработки труб мелкого диаметра и затем постройки специального цеха на Украине на б. заводе Шадуара, как он теперь называется...

Петровский. Завод имени Ленина.

Ломов. Этот центральный вопрос для нефтяной промышленности в объединении «Стали» не нашел достаточного отражения. Я боюсь, что к вопросу трубостроения со стороны крупнейших объединений вообще недостаточное внимание, как к сравнительно второстепенному вопросу. Между тем, это для нас имеет гигантское значение. В случае войны мы тут целиком зависим от заграницы. Нужно пересмотреть внимательно всю программу по трубам объединения «Стали» и выделить, может быть, эту часть в какую-то особую хозрасчетную единицу, которая следила бы за этим чрезвычайно важным для нас производством.

Я должен еще обратить внимание на вопросы транспорта нефти. С транспортом нефти положение чрезвычайно тяжелое. В настоящее время у нас в Грозном на производство давит готовый товар, с вывозом которого не справляются. Например, в Грозном мы сливаем сейчас керосин и солярное масло из-за недостатка емкости. Мы сейчас не можем давать максимум производства в Грозном из-за того, что не имеем возможности полностью вывезти оттуда всю продукцию. Вопрос постройки трубопровода, бензинопровода на Украину для того, чтобы совхозы и наши коллективные хозяйства получали вовремя горючее для своих тракторов, это вопрос, который не только назрел, но здесь мы, безусловно, отстали. В этом году надо начать разгрузку Ростовского узла и Сев.‑Кав. ж.д. Америка давно вступила на этот путь транспортировки нефти по трубам. Мы вступаем на него с большим опозданием. Одними цистернами поднять производство нефти мы, безусловно, не сможем. Надо, во что бы то ни стало, добиться ассигнования на этот трубопровод в 1931 году, с тем, чтоб в 31 году он был доведен до Армавира.

Европа сейчас лихорадочно заливается нефтью и нефтепродуктами. Это в значительной мере мобилизационные запасы на случай войны, которые Европа сейчас делает, чего не следует забывать. Вопросы перевозок топлива во время войны будут во многом решающими. Этому вопросу надо уделить большее внимание. Надо, наконец, сдвинуть с мертвой точки цистерностроение.

Надо усилить цистерностроение страны, надо усилить и трубостроение. Без этого мы будем все время находиться в тяжелом положении и особенно в тяжелом положении в случае войны.

Из выступления Н. Осинского по тому же вопросу²*.

18 декабря 1930 г.

[...]³* Я констатирую следующий факт: директора наших заводов в настоящее время просто не в состоянии заниматься рационализацией, не в состоянии подымать качественные показатели, потому что больше половины своего времени, три четверти времени посвящают снабжению, потому что они являются фактически начальниками отделов снабжения на своих предприятиях. Посмотрите на снабжение наших предприятий и увидите, что оно протекает следующим образом. Беру Ярославский завод. Ему нужны для определенных целей, скажем, 0,3 дюймовые железные пруты. Вместо этого ему присылают 0,6 дюймовые. Он обивает пороги, разыскивает необходимый материал и ничего не может добиться вследствие хаоса, скажу прямо, без преувеличения, который существует у нас в снабжении. Дальше — чем же должен он заниматься? Он сам, кустарным способом, в кузнице перетягивает 0,6‑дюймовые пруты в 0,3‑дюймовые и этим создает себе дополнительные расходы и дополнительные затруднения.

На Ярославский завод приезжаешь и видишь — на дворе стоят 30‑40 машин, они вывезены во двор, чтобы не загромождать мастерские. Эти машины стоят с надетыми на колеса только двумя гайками, вместо восьми и поэтому не могут быть выпущены с завода. В чем дело? Не хватает гаек. Это обыкновенный пример, из-за такого пустяка не могут быть пущены машины. И если вы поговорите с любым директором завода, вы услышите от него целую слезницу, что ему не хватает и того и другого, что ему присылают материал не комплектно, не те профиля и т. д. Как при таком положении вещей можно повышать качество и снижать себестоимость? Почти невозможно, трудно это сделать. Поэтому вопрос об урегулировании внутрипромышленного оборота, о том, чтобы ВСНХ стал центральной расчетной палатой между отраслями промышленности и заводами, — есть основной вопрос. Заводы должны быть взаимно приписаны друг к другу.

Казалось бы, простая вещь. Нужно, чтобы всем были определены базы взаимного снабжения. Нет этого до сих пор. Спрашивается, есть у завода АМО базы снабжения сталями? 13 заводов его ими снабжают, список их меняется из месяца в месяц, стали приходят каждый день разнообразные, не того ассортимента, какой нужен, царит постоянная путаница, а все это отражается и на качестве, и на себестоимости — это совершенно очевидно. Необходимо урегулировать этот вопрос в течение 1931 года, ибо иначе массового производства развернуть нельзя.

Здесь я невольно вспоминаю о Сталинградском заводе, на котором это хаотическое состояние снабжения может отразиться только таким образом, что постоянные перебои будут неизбежны. Если завод работает по принципу непрерывного потока, то непрерывно должны течь и материалы на завод, равно как продукция должна непрерывно вытекать с завода и обрабатываемые детали должны течь по заводу. Но если у вас вместо этого непрерывного потока будет царить хаос, то завод с новейшей техникой работать не может. Если мы строим такие заводы, то снабжение их должно быть урегулировано. Это основной вопрос 31 года.

Разрешите просить продолжить мне время минут на пять.

Голоса. Продлить.

Осинский. Позвольте теперь ответить на вопросы, которые мне были брошены с места, относительно того, в какой степени мы являемся рвачами и как нас урезали. Я хочу огласить цифры, по которым вы увидите, что именно сделали с автотракторной промышленностью в 1931 году, и я заявляю наперед, что над ВАТО сделана была такая хирургическая операция, при которой выполнить план автотракторной промышленности нет никакой возможности. Другие товарищи заявляют свои жалобы не в таком тоне, я вынужден говорить именно так.

Я вот приведу следующие цифры. Уже Ломов констатировал увеличение капитальных затрат в нынешнем году по всей промышленности с 3200 млн. до 5,5 млрд. По группе «А» с 2,5 млрд. до 5 млрд. — увеличение вдвое. По черной металлургии с 462 млн. до 1150 млн. — рост на 144%; по топливу с 644 до 937 млн. — рост на 45%; по машиностроению с 118 до 423 млн. — рост на 258%; по электропромышленности с 75 млн. до 100 млн. — рост на 33%; по химической промышленности с 186 до 436 млн. — на 140%. Валютные контингенты по всем этим отраслям растут больше чем вдвое, или более того. По автотракторной промышленности в прошлом, 1929/30 г. было в контрольных цифрах 229 млн., которые в последнем квартале были снижены до 204 млн. В нынешнем году сперва дали 220 млн., теперь благополучно съехали на 207 млн. Ломов жалуется на свое положение. Абсолютно то же проделано с автотракторной промышленностью. Я могу это сформулировать так, что автотракторная промышленность находится не в группе «А», а в группе «Б». Мы переведены в легкую промышленность, мы не рассматриваемся как основная промышленность страны. В прошлом, 1929/30 г. было получено валютных контингентов 65 млн.; вследствие отсрочки выдачи заказов реализовано 49 млн. На 1931 год дано 43 млн., причем товарищи должны все время помнить, что в истекшем году мы, собственно, только Сталинградский завод закончили, а сейчас мы делаем Нижегородский гигант, половину Харьковского сделали и кончаем другую половину, АМО кончаем, теперь нам прибавили Шарикоподшипстрой, и мы должны были делать Челябстрой. Но Челябстрой снят, в то время как по остальным отраслям превышение на 100% и больше.

Голос. А кто снял Челябстрой?

Осинский. ВСНХ.

Голос. Откуда?

Осинский. Просто не дают средств в этом году. После этого говорят: мы напрасно жалуемся, истерику делаем, капризничаем и пр. и т. п. Я хочу привести некоторые справки по Нижегородскому автомобильному заводу. Справки, крайне интересные для присутствующих, с небольшими комментариями. Нижегородским Автостроем была заявлена потребность на 1931 г. для окончания работ в 192 млн. Кстати сказать, до 1 января 1931 г. будет уже истрачено на Автострой 26 млн. Таким образом, в сумме это составляет 210 млн. Так определило управление Автостроя, сколько нужно денег, чтобы построить Нижегородский завод. Когда это дело рассматривалось затем в аппарате ВАТО, то вместо 192 млн. смету сократили до 145 млн. После этого мною был поднят вопрос в ВСНХ о всемерном сокращении и сжатии в тех направлениях, о которых я выше говорил. Комиссией ВАТО, мной специально для этого назначенной, было со 145 млн. снижено еще до 117 млн. После этого дело переходит в ВСНХ. ВСНХ проделывает следующую операцию, со 117 млн. снижает до 100 млн., далее снижает до 94 млн. Теперь позвольте вам, для сопоставления, огласить следующую справку: Сталинградский тракторный завод сметной стоимостью в 121 млн., фактически будет стоить 135 млн. В заводе этом, конечно, имеется избыток импортного оборудования. Нельзя, однако, сказать, чтобы по способу строительства завод слишком дорого построен, потому что там никаких соцкомбинатов нет, там обыкновенные кирпичные дома, как в Москве. Нижегородский завод в 4 раза мощнее Сталинградского, потому что в Сталинградском стоит 1200 станков, а в Нижнем Новгороде будет 4,5 тыс. станков. Затем, в Сталинграде будет выпускаться 50 тыс. пятнадцатисильных тракторов (считая по тяговой силе), более простых машин, чем автомобили; в Нижнем Новгороде по первой очереди — 80 тыс. машин 40‑сильных и притом автомобилей. Что же сейчас дает на все это ВСНХ? 94 млн. плюс истраченных 26 млн. — итого 120 миллионов, а Сталинградский уже стоил 120 миллионов. Спрашивается, при такой постановке вопроса, на что вы толкаете Объединение и управление строительства?[...]⁵*

Примечания:

1* Гриф: Строго секретно.

2* Г. И. Ломов в то время — член президиума ВСНХ СССР, член ЦК ВКП(б).

3* Опущены общие замечания по плану.

4* Н. Осинский (В. В. Оболенский) — в то время зам. председателя ВСНХ СССР, кандидат в члены ЦК ВКП(б).

5* Опущена характеристика качества продукции.

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 460. С. 35‑36. Типографский экз.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.