Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР. (Вечернее заседание 21 ноября 1937 г.)

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.11.21
Метки: 
Источник: 
Военный совет при НКО СССР. Ноябрь 1937 г. М.: "РОССПЕН" 2006
Архив: 
РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54.

Ворошилов. Товарищи, в истекшем учебном году Рабоче-крестьянская красная армия не только вела большую работу по боевой и политической подготовке, но должна была вести напряженную, большую, серьезную работу по очистке своих рядов от изменнических, подлых, контрреволюционных элементов.

Военный совет, который призван подытожить работу истекшего учебного года, не может пройти мимо этого специфического положения, в котором очутилась Рабоче-крестьянская армия.

Мы все обязаны со всей ответственностью, с полным сознанием лежащих на нас чрезвычайно ответственных задач проанализировать всю нашу работу, просмотреть до корней все, что мы сделали, подытожить и сделать соответствующие выводы о том, что мы сделали, как мы сделали и все ли сделали. Я думаю, грешным делом, мы далеко не все еще сделали по части очистки, по части освобождения нашей Красной армии от струпьев той накожной болезни, которой болела долгие годы Рабоче-крестьянская красная армия, являясь в общем и целом здоровым, полнокровным организмом.

Повторяю, товарищи, нужно будет, выступая здесь, обязательно до конца и по-честному, по-большевистски говорить о том, что мы сделали, что и как нужно сделать, для того чтобы армия, вступая в следующий учебный год, могла бы полностью, безраздельно отдаться положительной работе по боевой и политической подготовке нашей Рабоче-крестьянской красной армии.

У нас, товарищи, осталось мало времени, сроки ограниченны. Мы не можем непрерывно лихорадить армию. Нужно поскорее и кардинально очиститься от всего мерзкого, подлого, преступного, изменнического, для того чтобы армия занималась своим прямым делом — делом боевой подготовки, делом политического воспитания, делом, для которого она и предназначена. Объявляю Военный совет открытым.

Мы на этом Военном совете в отличие от установившегося порядка предполагали работу начать таким образом: не делать общего доклада, т.к. опыт показал, что эти общие доклады, по сути дела, мало дают Военному совету. Все равно приходится потом подробно заслушивать округа, округа высказывают законное недовольство тем, что им предоставляется слишком ограниченное время. Мы думали начать прямо, с места в карьер, выражаясь по-кавалерийски, с докладов командующих, заслушать их о проделанной ими работе.

Если против этого не будет возражений, такой порядок и установим.

Порядок дня предлагается следующий: отчеты округов о боевой и политической подготовке за истекший год. Затем вопрос о кадрах. Этот вопрос чрезвычайно важный, в нем много неясностей, недоделок. И затем — организационный вопрос, по которому сделает сообщение начальник Генерального штаба РККА.

Вот три основных вопроса, которые включают в себя весь комплекс вопросов, относящихся к Рабоче-крестьянской красной армии.

Я сказал вам о том, как мы думаем начать работу, и сказал о порядке дня. Есть ли какие-нибудь предложения или замечания?

Нет. Принимается.

Регламент нашей работы предлагается следующий: сегодня поработать 5—6 часов, завтра — целый день, начиная с 11 до 16 часов и с 18 до 23 часов. Таким же образом работать послезавтра. 24.11 — сделать перерыв, т.к. наши работники должны заниматься и текущей работой.

25—26-го числа отвести для работы комиссий, если таковые будут созданы.

27-го числа — заключительное заседание, на котором будет оглашен традиционный документ — будущий приказ.

Таким образом, придется заседать по 27-е число. Мы должны считаться с тем, что сейчас происходит выборная кампания*. Особенно это касается отдаленных районов.

Общая схема не вызывает возражений?

Нет.

Начнем с доклада центрального округа — Московского военного округа.

Относительно времени для докладов. Мы думаем дать нашим перворазрядным командующим (по количеству войск, а не по качеству командующих, так как качество командующих у нас вообще перворазрядное) МВО, ЛВО, БВО, ЗакВО — по часу, а всем остальным по 35—40 минут. Слово имеет Буденный.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 4-6.

Буденный. Товарищи, военная подготовка войск Московского военного округа в 1937 году строилась на основе задач, поставленных вашими приказами, товарищ народный комиссар обороны, за № 00105, 0106,00107[1], а также исходя из задач, поставленных вами по ликвидации вредительства и выкорчевыванию до конца шпионско-вредительской группы врагов народа, проникших в войска округа.

Первый вопрос, на котором я хочу остановиться, — это подготовка командного и начальствующего состава[2] как основного звена в боевой и политической подготовке войск округа.

Этот вопрос приобретает особую остроту именно теперь, когда в результате прошедших перемещений, увольнений из армии и изъятий, в Московском военном округе вновь выдвинуто командного и начальствующего состава, включая хозяйственников, всего 1896 человек, а это привело к неравномерному росту этих кадров и пестроте в их боевой и политической подготовке, а отсюда, как следствие, к неравномерности подготовки частей округа.

Поэтому первоочередной задачей мы ставим сколотить и обучить наши командные кадры.

В связи с этим же нужно сказать и о подготовке штабов как органов управления. Все войсковые штабы почти полностью обновились и на сегодня, нужно прямо об этом сказать, еще не сколочены, несмотря на то, что мы принимаем все меры, чтобы наверстать упущенное. Тем не менее недочеты остаются те же, что отмечены в Ваших приказах на 1937 год и отмечены при подведении Вами итогов по осенним учениям Московского военного округа.

Я не буду останавливаться на всех недочетах в работе штабов, но кратко можно сказать, что наши штабы по причине уже указанной несколоченности не могут еще четко и планомерно организовать наступательный или оборонительный бои. Нужно сказать также, что штабы, как показали учения, не могут даже охранять себя, в результате чего на учениях штабы дивизий и корпусов попадали в плен.

Наряду с этим нельзя забывать и кадры хозяйственников. По этому вопросу, как нам известно, было решение ЦК партии и соответствующий приказ народного комиссара обороны[3]. В них содержалось требование, чтобы наши хозяйственники и весь наш хозяйственный аппарат работали как хороший часовой механизм. Я не знаю, как в других округах, но то, что я наблюдаю в нашем округе, — тут не только не видно этого четкого механизма, но мы еще не имеем и кадров настоящих хозяйственников, т.е. людей грамотных по тыловой службе. Нет этих кадров. Если и есть, то они так слабо справляются с работой, что всегда чувствуешь, что мы в этом вопросе не только не движемся вперед, но топчемся на месте.

Без этих кадров нельзя поднять этой работы. Пример: Косичем, врагом народа, в Москве, оказывается, организованы курсы хозяйственников всеармейского масштаба, шестимесячные. Не знаю, знают ли командующие, что они посылали сюда людей или не знают, но факт, что эти люди были. Когда я проверил, что они делают, они прямо заявили, что то, что они проходят здесь, на курсах, они бы в войсках гораздо больше усвоили. Во-первых, там были и складские работники Балтийского флота, а их обучали войсковому тылу полка. Если люди были собраны, то для них нужно было составить специальную программу, которая отвечала бы их квалификации. Складских работников нужно обучать складскому делу, чтобы они знали, как навести порядок в складе, а общевойсковому тылу обучать тех людей, которые должны ведать этим делом.

Затем, было там и 250 человек поваров из Тбилиси, из Закавказья, тут были повара и из Уральского округа. Собраны эти люди были во исполнение приказа наркома обороны о подготовке хозяйственников и решения ЦК. Но вместо делового и серьезного разрешения этого вопроса создали суррогат, который никакой пользы принести не может. Это дело с большим успехом и пользой можно было организовать внутри округов. На деле же получилось наоборот. Вместо того чтобы тыловых работников сделать знатоками в тыловой службе, вся работа сводилась к подготовке поваров, как будто от них и зависит вся работа и четкость работы тыла. Этот вопрос надо будет форсированно двигать вперед. Это наглядно и со всей силой показали маневры Московского военного округа, где мы проигрывали армейскую станцию снабжения с одним корпусным грунтовым участком и полным тылом одной стрелковой дивизии.

Надо прямо сказать, со всей откровенностью, что и строевые командиры по вопросам тыловой службы совершенно не подготовлены. Ни один командир дивизии, ни один командир корпуса совершенно не занимаются тылом, им не интересуются и знать не хотят о его существовании. Приходилось руководству маневрами организовывать тылы дивизии и корпуса только для того, чтобы не оставить части без обслуживания их тыловыми органами. Как мы не выпячивали вопросы о тыле пять лет подряд, но тыл остается темным местом и на сегодняшний день у наших командиров всех рангов. В этом я убедился на практике.

Голос. Правильно.

Буденный. В данном случае речь шла о кадрах среднего, старшего и высшего командного и начальствующего состава, в том числе и о хозяйственниках.

Теперь я хочу перейти к подготовке младших командиров. В приказе № 0106 совершенно четко и определенно сказано о том, что младший командный состав мы должны готовить и поднимать его на высшую ступень современных знаний военного дела. Там же говорится о том, что в полковые школы должны набираться лучшие командиры, которые не могут назначаться ни в наряд караульной службы, ни вообще куда-либо откомандировываться до конца учебного года. А на практике я убедился, что эта часть приказа народного комиссара обороны за № 0106, в области подготовки младших командиров и самих полковых школ, не знаю как в других округах, а у нас в Московском военном округе не выполнялась. Караульную службу, как правило, несли полковые школы. А в приказе сказано, что они могут быть в караулах эпизодически для практики в караульной службе. В связи с этим пришлось провести специальное окружное совещание с младшими командирами.

Почему я на младших командирах останавливаюсь? Только потому, что это основное звено боевой и политической подготовки в нашей армии (и не только в нашей армии, но и в любой армии) представляет собою огромную силу. С младшими командирами никто по-серьезному не занимался. А с введением полуротных командиров[4] получилось еще хуже, так как командира взвода упразднили, а всю подготовку возложили на слабо подготовленный младший комсостав. Я наблюдал сам и разговаривал с командирами полков, командирами рот и командирами батальонов. Они прямо считают, что введение полуротных является мерой враждебного порядка.

На каждого полуротного приходится два взвода, и вот на учениях я подошел к полуротному и спросил: «Кто Вы, что делаете?». Отвечает: «Я — полуротный». Я опять спрашиваю: «Чего же Вы стоите?» А в его полуроте один взвод наступает, а другой стоит на месте. Он хочет идти с первым взводом, а ему говорят: вы свой второй взвод бросьте назад и выполняйте такую-то задачу. И он не знает, с каким взводом ему идти. Он не знает вообще, что ему делать. А что же получится в бою? Получится обезличка, так как на практике полуротный двумя взводами руководить не может. Этих людей надо поставить на свое место. Пускай будет один командир первого взвода, а один четвертого пулеметного взвода. А если командиру роты нужно оставить за себя заместителя, он может назначить любого из командиров взводов, либо по старшинству, либо по способностям.

Наряду с этим нужно сказать и о том, что мы готовим в частях округа значительное количество младших лейтенантов из сверхсрочных младших командиров. У нас по округу намечено подготовить младших лейтенантов 1550 человек. Вместо них на сверхсрочной службе их должности мы заместим сверхсрочниками. Подготовка младшего командного состава в полковых школах требует сейчас большого внимания и сил в нашем округе. И мы это уже частично сделали. Мы издали специальный приказ после совещания с младшими командирами, собрали после этого специальный учебный сбор начальников полковых школ всего округа. Кроме того, мы провели сбор инструкторов физической подготовки. Сбор инструкторов физической подготовки мы провели потому, что, к сожалению, установили, что в нашем округе командный состав, как правило, физической подготовкой не занимается, начиная от высшего и среднего и кончая младшим командным составом. Командный состав занимается физической подготовкой лишь тогда, когда он учится в школе, но выходит оттуда плохо физически подготовленным. Отсюда он не может являться образцом в области строевой и физической подготовки для бойцов. Каким же он может быть примером, если сам ничего показать не может?

Следовательно, это звено требует особого внимания к себе в 1938 году. Мы для себя такую задачу поставили и потребовали, чтобы ни один командир полка, ни один командир дивизии, ни один командир корпуса не имел право брать из полковой школы ни одного командира куда бы то ни было до конца учебного года. Эти кадры будут закреплены за полковой школой, которая должна нам дать современного, настоящего, полностью отвечающего за свое отделение, командира отделения.

Вот примерно в такой обстановке протекала боевая и политическая подготовка в истекшем учебном году.

Теперь я хочу остановиться на итогах боевой подготовки.

Тактическая подготовка. В тактической подготовке можно отметить следующее: марш войска организуют правильно с точки зрения распределения сил и средств в колоннах, но еще не овладели движением в расчлененных порядках под воздействием с воздуха. А этому должны обязательно научить войска.

Кроме того, не овладели и применением противовоздушной, противотанковой и противохимической пассивной и активной обороной. Иногда до смешного доходит. Человек просто не может ответить, надо или не надо это делать, настолько это не вошло в сознание командира, что приходится постоянно вместо него организовывать противотанковую, противовоздушную, противохимическую оборону войск. У нас этот вопрос недоработан.

Наступление. Боевые порядки отделения, взвода и роты не отработаны. Отсутствует групповая тактика. Наступают табуном или кучей, без увязки движения с огнем. Казалось бы, что это должно войти просто в систему, чтобы это делалось механически.

Сплошь и рядом приходилось наблюдать, что командир отделения командует так: «Отделение, за мной, вперед, бегом». И все побежали. Представьте себе в бою, ведь в таком случае командира убьют и все отделение перебьют. Разве под таким огнем можно так двигаться? Это вместо того чтобы скомандовать: «Отделение, перебежка на такой-то рубеж, видишь, там кустик или овраг». И перебегают сперва стрелки по одному, под прикрытием пулемета, или наоборот, пулеметчики под прикрытием стрелков.

Казалось бы, такая простая истина, о которой мы говорим уже 20 лет, а на деле этого нет. Я не говорю, что это только в Московском округе. Я был и на маневрах других округов и видел то же самое. Мы виноваты в этом сами, потому что не научили. Мы подчас витаем в очень больших оперативно-стратегических масштабах, а чем будем оперировать, если рота не годится, взвод не годится, отделение не годится? Взаимодействия войск наземных с воздухом нет, а ведь каждый год об этом говорим.

Ворошилов. А кто в этом виноват?

Буденный. Мы виноваты, товарищ нарком. Не научили. Не надо заниматься высокими материями, а нужно заниматься подготовкой бойцов отделения, взвода, роты. Рота — это тот инструмент, которым будете делать операцию противнику. Чем я буду оперировать? Пенсне сниму и начну ковырять противника? Рота есть тот операционный инструмент, которым я буду кой-кого подрезать. Роты этой-то и нет.

Батарею тоже как следует мы еще не готовим. Я хотел бы коснуться такого вопроса, как батареи. Нам, видимо, придется очень тщательно пересмотреть вопросы организационные и вопросы вооружения. Например, возьмите нашу артиллерийскую прислугу — ездовых. На 3 человек — одна винтовка. Значит, один с винтовкой, а двое — так. Спрашивается: для чего дана винтовка одному, а другие лишены ее? Может быть, это мелочь, но есть и крупные вещи. Я на них сейчас не буду останавливаться, так как организационный вопрос будет стоять особо.

Должен также прямо заявить, совершенно честно, открыто, что войска пренебрегают полевой фортификацией, не умеют окапываться, не умеют оборудовать пулеметную точку, не умеют построить систему огня. Это я наблюдал у себя в округе и в других округах, где я был. Инженерным делом мы не овладели и не знаем его. Это надо честно сказать.

Строевые командиры тоже не желают этого знать, ограничиваются малым: окапываются условно. Мы должны потребовать, чтобы люди приучили себя окапываться не условно, а по-настоящему.

Точно так же не овладели войска штыковым боем, вернее совсем его не знают. А ведь в штыки придется ходить. Почему мы людей не учим этому?

Федько. Наставление, Семен Михайлович, надо переработать.

Буденный. Правильно. А то, что у нас? Укол с левого выпада и правой рукой... Такое наставление у нас есть. Нам надо было давным-давно научить людей, как им действовать со штыком. Это мелочь, но из этого складывается боеспособность войск, начиная от одиночного бойца и кончая ротой. А когда есть рота, тогда соединяйте хоть 5, хоть 10 рот — от этого положение совершенно не меняется. Там начинается руководство и управление. Эти мелочи разъедают наш командный состав.

Кстати сказать, созываю я начальников полковых школ и в числе . других дисциплин включил штыковой бой, методику его проведения, методику стрельб и порядок на стрельбище и т.д.

Как, говорят, вы нам такую программу предлагаете? — Тут ничего нового нет.

Ничего, говорю, давайте по старой.

А когда прошли, овладели этим делом, сразу почувствовали себя командирами. Сейчас, говорят, нам не стыдно поехать, так как мы сами можем показать. А ведь это начальник полковой школы. Раньше он мог вот так стоять перед подчиненными и рассказывать, а сам показать не мог, не знал.

Голоса с мест. Правильно. Правильно, Семен Михайлович.

Буденный. Я тоже считаю, что правильно.

Оборона. В части обороны, я уже сказал попутно, что мы не овладели применением местности, т.е. использованием местности в инженерном отношении и построением на этой местности системы огня. Боем внутри оборонительной полосы мы овладели недостаточно. Как заберемся вовнутрь оборонительной полосы, так и захлестываем[5], потому что не действуем так, как говорит Полевой устав[6]: обязательно охватывать те или другие пункты сопротивления противника и их уничтожать.

Относительно разведки. С разведкой, товарищ народный комиссар обороны, то же самое, что говорили в прошлом году. Разведку организуют, высылают, а как только она ушла, о ней забыли. Никто ею не интересуется, никто от нее ничего не требует. Организовали, послали разведку, она может ходить до конца маневров или учений, ничего не сообщить, и никто не спросит, почему она не сообщает. И сами разведывательные органы, как и отдельные разведчики, подготовлены слабо.

Огневая подготовка большинства частей округа продолжает оставаться на весьма низком уровне. Причина этого — очень слабо поставлено стрелковое дело. Нет настоящих патриотов-огневиков. Их нужно обязательно создавать и выковывать, а без этого поднять огневую подготовку нельзя.

Кроме этого, Московский округ страдает тем, что мы не имеем в округе ни одного стрельбища, которое бы отвечало современному курсу стрельб. Для Московского гарнизона нет ничего удивительного, что он стреляет плохо, потому что у нас стрельбище в Нарофоминске. Всю зиму мы должны сидеть в Москве, а ходить стрелять в Нарофоминск. Вы представляете, что за стрелковая подготовка?

Что сделано в этом отношении?

Мы решили для Московской Пролетарской дивизии и кавалерийской имени Сталина дивизии отеплить помещение в Нарофоминске, т.е. сделать зимние бараки, чтобы батальон пришел, отстрелял, за ним другой и т.д. Но это все же примитив.

Что касается курса огневой подготовки 1937 г., то он получен в августе месяце и войска его еще не освоили.

Александр Ильич[7], в армии существует практика, которую я, как командующий округом, требую немедленно прекратить — это формирование нештатных частей и подразделений. У нас в округе было 6000 парашютистов. Это люди, выдернутые из существующих штатных дивизий. Для них нужно было дать обоз, их нужно было кормить, поить, и все за счет существующего штата дивизии.

Егоров. Это командующие войсками самовольно делают.

Буденный. Да, а Вы изволите санкционировать, тогда как таких командующих нужно немедленно сажать под арест.

Егоров. Такой санкции на арест командующего не было.

Буденный. Но надо дать или взять в свои руки. Но я считаю это дело если не вредительским, то очень глупым.

Мы хотим сделать парашютистов. Спрашивается, кто он будет — боец или прыгун?

Голос с места. И то, и другое.

Буденный. Того и другого не сделаете, хотя бы вы крутились на головах, а не на ногах. Это очень проблематично.

Так вот, из этих 6000 парашютистов было отсеяно 4000. Целое лето люди не учились, они пришли и потом отсеивались. Теперь 2000 подготовили, но они не прыгали из-за плохих климатических условий. Значит, все пошло впустую. Выдвинули этих людей из полковых школ как лучших, проверенных, значит, полковые школы в течение года потеряли свое значение, так как надо было набирать новых людей. И потом, кто дал право формировать такую организацию в 6000 человек?

Другие кадры — водники[8]. Собираем и формируем. Снайперы. Ну они согласно приказу 0106. Тоже считаю неправильным. Почему мы, минуя командиров полков, рот, хотим их обучать? Да будь я командиром роты, я бы протестовал, почему меня лишают право самому готовить людей? Я командир роты, и вы от меня потребуйте и снайперов, и гранатометчиков, и стрелков — и я отвечаю. Зачем меня лишают этого права?

В ротах остается по 16 человек, а остальные — в полковой школе, грузы сопровождают, находятся в разных нештатных командах и т.п. Почему командиру роты не доверяют обучать своих людей? Прекратить это надо.

Егоров. Прекратим эти безобразия, которые творятся на месте.

Ворошилов. Вы проговорили лишних 1/4 часа, лишаете возможность другим сказать.

Буденный. Я вынужден закруглить тему. Кратко изложу мои предложения.

Первое. В подготовке на 1937—1938 год центральным вопросом я ставлю (всего еще не сказал, но просто как предложение) подготовку одиночного бойца, младшего командира, отработку мелких подразделений — отделений, взводов, рот, и на это отвести 50% всего учебного времени.

Для изжития разнобоя в боевой подготовке нужно немедленно организовать по родам войск специальные комиссии, которые бы пересмотрели все наши уставы, наставления и издали единое, постоянное, чтобы не было кривотолков в этом вопросе.

Кроме того, я считаю, что окружные маневры или крупные учения проводить каждый год не следует. Это затрата колоссальнейших средств, затем отрыв командного состава в самое горячее учебное время, отрыв колоссальнейшего количества людей от частей, огромные перевозки по железным дорогам. Рота, взвод, отделение пользы от этого длительного хождения получают мало.

Я считаю, что нужно подводить итоги боевой и политической подготовке в дивизиях, корпусах, там, где дислокационно это не вызывает затруднений. Примерно через два-три года в округе проводить крупные учения.

Что касается оперативной подготовки командного состава, то нужно проводить полевые, армейские, корпусные поездки со средствами связи, которые приносят пользы не меньше, а больше, пожалуй, чем сами маневры для командного состава.

Нужно ассигновать необходимые средства для переоборудования стрельбищ частей.

Нужно обеспечить изготовление и обеспечение частей централизованным порядком учебными приборами и пособиями.

Нужно прекратить формирование временных нештатных спецподразделений (водники, парашютисты и т.д.).

Необходимо установить единые периоды планирования для всех родов войск, разбив их на летний и зимний периоды.

Надо добиться, чтобы все органы штабов, связи и разведки (полков, дивизий и корпусов) перевести на кадровое положение.

В высшую вневойсковую подготовку командиров запаса в системе гражданских вузов[9] нужно внести ряд организационных изменений. В настоящем виде она не отвечает требованиям подготовки младших лейтенантов. Необходимо подготовку реорганизовать по системе военного училища со сроком обучения 1 год. Сейчас, подготавливаясь в вузах, учащийся тратит за год 10 месяцев, а качество подготовки чрезвычайно низкое.

На полуротных я уже останавливался. Их нужно упразднить. Взамен их создать командиров 1-го и 4-го взводов.

Для обеспечения подготовки парашютистов нужно создать специальные части.

И последнее, что я предлагаю, — это не отрывать на весь летний период на специальный сбор дивизионную артиллерию от своих дивизий.

Вот и все. Времени у меня нет, а я еще очень много вопросов не затронул. Я не коснулся вопросов ПВО, вопросов дисциплины.

Ворошилов. Времени у Вас было достаточно, и это не наша вина. Это — искусство докладчика.

Буденный. Разрешите на этом закончить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 7-18.

Троянкер. Политическое состояние войск МВО вполне здоровое. Выкорчевывание фашистско-шпионской нечести и активная работа по ликвидации вредительства подняли активность и бдительность партийной организации, комсомола и всего личного состава округа.

Сейчас в связи с подготовкой к выборам в Верховный Совет СССР во всех частях округа огромный духовный подъем у людей, у красноармейцев, командиров и политработников, подъем, свидетельствующий о преданности делу нашей партии, преданности Родине.

Военный совет округа очень много занимается подготовкой к выборам в Верховный Совет и исправлением тех недостатков в практической работе политорганов, которые имеются в частях.

Товарищи, окружные маневры показали, что наши войска имеют очень много крупных недостатков в своей боевой и политической подготовке. Народный комиссар указал нам на эти недостатки. Мы стали более внимательно подвергать анализу причины, которые вызывали эти недостатки и подвергли суровой критике работу частей и окружного аппарата, а также работу самого Военного совета.

Какие причины? Почему мы имеем в области боевой подготовки отставание и довольно значительное?

Причины заключаются в том, что в округе во многих частях плохо поставлена учеба, плохо организована учеба красноармейского и командного состава. Нет настоящей организованности. И то указание, которое было в приказах наркома № 00105 и 0106 о необходимости строгой организации учебы, о достижении настоящей организованности, эти указания не выполнены.

Срываются занятия очень часто. Очень часто проводятся занятия неподготовленными командирами. Затем очень много людей отвлекается на хозяйственную работу. До сих пор вместо того, чтобы дать наряд 4—5—6 человек, иногда в отдельных частях дело доходит до того, что дают наряд 15—20—30 человек. Нередко проводят занятия и отрывают людей на другую работу, это мешает настоящей борьбе за учебу, за организованность учебы, что требовал народный комиссар в приказах № 00105 и 0106. Этой борьбы части округа не вели. Ничего удивительного, поэтому нет, что мы имеем ряд крупнейших недостатков, потому что организованную учебу, мы, к сожалению, имели только в отдельных частях. Это надо сказать со всей резкостью и открыто.

Надо сказать также, что партийные организации и комсомольские организации недостаточно занимаются вопросами боевой подготовки. У нас есть отставания в стрелковом деле в ряде дивизий, в тактической подготовке. Мы видели на маневрах, что действительно ряд подразделений не умеет маскироваться, окапываться и т.д. Наши партийные организации и комсомольские организации очень мало занимались вопросами боевой подготовки, и это, конечно, не могло не сказаться отрицательно на уровне боевой подготовки в округе. Сейчас Военный совет поставил эти вопросы перед коммунистами и комсомольцами в округе — о ведущем месте, чтобы конкретно занимались боевой подготовкой. Ставятся эти вопросы на партийных собраниях в парторганизациях, в комсомоле, с тем чтобы добиться ведущей роли коммунистов и комсомольцев во всех областях военной и боевой подготовки, не ослабляя, разумеется, ни в какой степени работы по марксистско-ленинской подготовке, по политическим занятиям, по овладению большевизмом. Надо сказать, что указания народного комиссара и ПУ РККА на 1938 г. исправят то положение, которое мы имели в прошлом году, когда были урезаны часы на марксистско-ленинскую учебу и политзанятия и на саму учебу мало обращалось внимания: политруки на занятиях не бывали, политсостав был оторван от политзанятий. Эти недостатки, которые имели место в прошлом году, мы исправляем сейчас.

Ряд организационных вопросов. То, о чем говорил Буденный, я не буду на этом останавливаться. Неполадки в формировании штатов, отсутствие для московских частей возможностей в строю учиться, то, что артиллерийские части были оторваны от дивизий, жили самостоятельной жизнью в армейских лагерях и недостаточно совместно обучались со строевыми дивизиями, все эти организационные моменты я считал своим долгом исправлять. И мы их исправляем.

И, наконец, один серьезный вопрос в связи с тем, что округ территориальный[10]. Только на сборах мы получили возможность убедиться, какая неорганизованность существует в наших территориальных частях. Я приведу несколько данных. Мы проверяли территориальный батальон 19-й стрелковой дивизии. В нем было 414 человек 1910 г. рождения. Люди должны были пройти новобранческий сбор и три общевойсковых сбора. В этом году они уходят в запас. Из 414 человек прошли новобранческий сбор и три общевойсковых сбора только 6 человек, или 1,4 процента. Прошли новобранческий сбор и два общевойсковых сбора 75 человек. Прошли новобранческий сбор и один общевойсковой сбор 142 человека. Прошли только новобранческий сбор 82 человека. Прошли только общевойсковой сбор 11 человек. Не проходили сборов 98 человек. Таким образом, несмотря на то, что территориальный батальон должен был иметь постоянный состав, из года в год проходить подготовку, фактически получается, что 23% личного состава совершенно никакой военной подготовки не прошли. Остальные обучались либо на одном, либо на двух сборах.

Огромная текучесть кадров в наших территориальных частях. Люди уезжали с места на место, не спрашивая у командира разрешения, меняли местожительство, вместо них вызывали на сборы других людей и т.д. Части как будто бы были всегда укомплектованы, а на самом деле стройной организации, стройной системы не было. Если такое положение с территориальными организациями останется и впредь, необходимо принять самые серьезные меры, для того чтобы ликвидировать эту текучесть и установить такой порядок, при котором красноармейцы территориальных частей должны будут чувствовать ответственность и обязательства в отношении воинского долга, точно так же, как и красноармейцы кадровые[11].

Таким образом, в области боевой подготовки задачи Военного совета округа заключаются в том, чтобы выполнить указание наркома, данное им на осенних маневрах и вскрыть все недостатки, которые имеются в этой области, поставить все эти вопросы со всей резкостью перед нашим командным и начальствующим составом. Надо думать, что мы в течение зимнего и летнего периодов сумеем исправить все те недостатки, о которых говорил Буденный.

Второй вопрос о кадрах. Вопрос о кадрах, товарищи, по-прежнему стоял в центре нашего внимания за этот период. До 15 октября, т.е. до момента выхода приказа наркома, устанавливавшего новый порядок увольнения[12], по Московскому округу было уволено 1063 человека. Округ разобрал ряд обжалований и апелляций, причем часть людей, правда, незначительную часть, пришлось восстановить (из 129 человек 21 человек восстановлен). Находятся в стадии разбора 160 заявлений. Мы разбираем много заявлений уволенных, и надо сказать, что очень много уволенных приезжают из других округов к нам. Комиссией размещено 981 человек, а явилось 1241 человек.

Мы имеем очень большое выдвижение. Сейчас выдвинуто на новые должности 1896 человек, начиная от командиров корпусов и кончая лейтенантами, командирами взводов. Это очень серьезное дело, которое ставит перед нами задачу работы с командирами.

Мы еще не закончили комплектование штабов. В штабах у нас еще не укомплектовано 100 должностей.

Мы развернули большую работу по подготовке младших лейтенантов, и если мы полностью выполним то, что наметили и что утверждено Вами в области подготовки 2000 младших лейтенантов и воентехников, то Московский округ покроет свой некомплект, почти полностью укомплектует комсостав.

Какая задача в области кадров? Конечно, мы не закончили еще работу по очистке. Сейчас около 100 человек находятся на рассмотрении окружной и центральной комиссий. И так как мы вызываем этих людей, то нам необходимо установить такой порядок, который ускорит самый разбор и окончательное решение по этому делу.

Борьба с текучестью кадров в частях продолжается. В дивизиях точно такая же большая текучесть. Пора уже кончать с текучестью, с тем чтобы люди сели на свои места и выполняли свои задачи по боевой и политической подготовке.

РГВЛ. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 19-23.

Белое. Товарищ народный комиссар обороны уже здесь сказал, что боевая и политическая подготовка в 1937 г. проходила в иных, особых условиях. На здоровом теле Рабоче-крестьянской красной армии вскрыт был огромный нарыв контрреволюционной, шпионской, фашистской банды.

Эти особые условия привели к следующему Всем известно, что мы вынуждены были сделать небольшую паузу в боевой и политической подготовке. Потребовалось время на изъятие банды шпионов, вредителей и всякой другой мерзости; потребовалось время на перечистку всех звеньев, которые подгнили и которые, по мнению командования всех ступеней, наших партийно-политических органов и партийных организаций, требовали пересмотра. Потребовалось время, и довольно значительное, на перемену документации по боевой и политической подготовке, пришлось менять планы, приказы, пересоставлять соцдоговора.

Более остро начали обсуждать недостатки в деле материального обеспечения, в частности такой вопрос, как кухня. Ей очень мало внимания уделялось раньше в Белорусском военном округе. В 1937 г. кухня у нас отняла очень много времени. Красноармеец совершенно естественно проявил повышенное требование к организации питания.

Вещевое снабжение — точно таким же образом. Если раньше красноармеец бывал без портянок, то это мало кого занимало в Белорусском военном округе. В 1937 г. недостача портянок стала событием чрезвычайной важности.

Занимались много материальным обеспечением боевой подготовки. Дальше, выявляли вредительство во всех отраслях работы, работали по ликвидации последствий вредительства. В частности, немало времени потрачено было Военным советом, да и командованием других ступеней, на упорядочение строительства. Размах строительства в Белорусском военном округе был не увязан с финансовыми возможностями, пришлось, прежде всего упорядочить эту сторону дела.

Много занимались расквартированием войск в старых зданиях. По этому вопросу в Военный совет поступил ряд тревожных докладов от командиров и политработников. Да и факты подтвердили, что старые строения находятся в очень плохом состоянии. Начиная с 1931 года строительство велось очень плохо, тип построек, особенно деревянных, был явно вредительским, качество строительства безобразное. В частности, в округе есть много бараков, так называемых «засыпушек»[13]. Они все валятся. Командиры и политработники кричат «караул», требуют вывода красноармейцев из этих «засыпушек». Приходится проверять состояние каждого такого барака. За последние дни имеются и такие факты. В новой казарме, так называемой «пятисотке»[14], обвалились все межэтажные перекрытия, убило четырех человек, но могли погибнуть сотни.

В складском хозяйстве обнаружили чрезвычайно большие и нетерпимые недочеты. Занялись этим делом вовремя. Если бы прозевали, беды не избежали бы. Под полами складов огневых припасов уже лежал порох, приготовленный для диверсионных целей.

Проверили неприкосновенный запас, который оказался в очень плохом состоянии. Работали и работаем по ликвидации недочетов, сделали много, но далеко не все, что надо для выполнения приказов народного комиссара обороны.

Нельзя сказать, что мы время, которое имели, тратили с толком. Нельзя сказать, чтобы наши подчиненные нам хорошо помогали.

Словом, нельзя сказать, что мы научились работать по сталинский.

Вот один пример из нашей работы: выполняя директивы товарища Сталина, народного комиссара обороны, мы взялись очень ретиво за изучение личного состава авиации. В течение 2—3 дней мы очень активно занимались проверкой командно-политического состава. Выявили около трехсот человек, подлежащих увольнению. Доложили об этом наркому Нарком, руководивший нашей работой повседневно, переспросил — сколько увольняется? Мы доложили. А говорили ли с каждым из увольняемых лично? Ответили — нет, не успели. Было приказано говорить. Когда стали разговаривать, выяснять, оказалось, что мы, Военный совет, очутились, скромно выражаясь, если не в дураках, то, во всяком случае, в такой роли, что ошибок наделали много. Здесь получилось по русской пословице «у страха глаза велики». Было много перестраховочных представлений, было много случаев, когда люди сводили друг с другом личные счеты, когда люди за врага принимали не того, кого надо. В результате нашей перепроверочной работы и дальнейшего ознакомления с личным составом авиации у нас все время повторяются такие случаи, что люди, которых мы ни в партийном, ни в другом порядке не оценивали с плохой стороны, берутся органами НКВД и оказываются врагами, злейшими врагами, самыми подлыми врагами, которые свою белогвардейскую, шпионскую, фашистскую сущность скрывали от всех партийных организаций, политорганов и командиров. Эта наша слепота продолжается и до сегодняшнего дня. Так что похвастаться хорошей нашей работой по очистке рядов, доложить Военному совету о том, что мы в Белорусском военном округе проделали работу на все 100 процентов, что мы врагов действительно изъяли из своих рядов, такого ответственного доклада мы на Военном совете безусловно сделать не можем.

Особую тревогу, особое опасение у меня вызывает личный состав авиации. То, что у нас в авиации лучшие люди, то, что подбором в авиацию занимались наши, и центральные, и партийные органы, и лично народный комиссар обороны, и то, что вся система укомплектована РККА давала возможность лучших людей направлять в авиацию — все это так. Но маловероятно и малодопустимо, что враги, которые были в строительных организациях, враги, которые оказались в пехоте, в мотомехвойсках, оставили в стороне нашу авиацию. Может быть, конечно, и так. Но пока что я должен доложить здесь, на Военном совете, что отчисление, которое мы произвели в Белорусском округе, все это касается старых хвостов: все это касается тетушек, дядюшек, племянников, которые для многих являются просто несчастьем.

Ворошилов. Однако Вы на это не смотрели...

Белов. Мы делали все, что могли и умели.

Ворошилов. Да, Вы вот...

Белов. Я в порядке самокритики...

Ворошилов. В порядке самокритики гнались за дядюшками и тетушками.

Белов. По свежим материалам взято в округе из рядов авиации все-го-навсего несколько человек, буквально единицы. Вот это обстоятельство больше всего и беспокоит меня в отношении чистки, той чистки, о которой говорит народный комиссар обороны, именно о кардинальной чистке наших рядов.

Работая в этой обстановке, мы прилагали все силы к тому, чтобы сделать как можно больше, как можно лучше.

Окружной организм в целом является безусловно организмом здоровым. Те гнилые звенья, которые были в Белорусском военном округе и которые еще есть, конечно, ни в какой мере не могли сказаться на основном хорошем состоянии Белорусского военного округа.

Я считаю, что на пленуме’ Военного совета надо говорить как о недостатках, так надо говорить и о достижениях, иначе мы потеряем правильную ориентировку и дезориентируем сами себя и своих подчиненных.

Что особенно заслуживает быть отмеченным из достижений Белорусского военного округа в итоге учебного 1937 года? Я считаю, что, несомненно, заслуживают быть отмеченным как факт определенно положительного значения осенние маневры Белорусского военного округа.

В чем именно маневры Белорусского военного округа заслуживают быть отмеченными как положительное явление? Прежде всего они по своему характеру были для Белорусского военного округа маневрами необычного порядка. В Белорусском военном округе, конечно, отбрасывая роль этого подлого негодяя, фашиста, шпиона Уборевича, был неплохой коллектив командно-политического состава, который и обеспечивал успех маневров в прошлые годы.

В прошлые годы Белорусский военный округ не раз проводил маневры в присутствии народного комиссара обороны, наших маршалов Советского Союза и получал неплохую оценку не потому, как многие думают, — умели втирать очки. Очковтирательство широко распространено было в БВО, но дело, товарищи, все же не в этом, а в том, что части Белорусского военного округа неплохо справлялись с теми задачами, которые ставил перед ними народный комиссар обороны и выполнение которых он вместе с маршалами, вместе с начальником Генерального штаба наблюдал на тактических учениях и маневрах БВО.

Обычно маневры Белорусского военного округа проводились на небольшом участке местности и были больше стабильного характера, чем маневренного. Войска в своей массе перед маневрами передвигались на небольшие расстояния, не преодолевали трудности похода, не учились организовывать марш и его проводить, не учились преодолевать естественные трудности западного театра войны, болота, гати, маленькие речки, которые придется на ходу преодолевать, когда мы будем двигаться вперед (а то, что мы пойдем вперед, это не подлежит сомнению). Войска Белорусского военного округа не учились преодолевать и крупные водные преграды, несмотря на то, что западный театр изобилует крупными водными преградами.

Войска, необученные преодолевать естественные преграды театра войны, на маневрах плохо будут воевать, плохо будут маневрировать. Проводя подготовку к маневрам, пришлось войска этому учить.

В этом году согласно указаниям народного комиссара обороны мы провели маневры с оперативным размахом и маневренным уклоном. Маневры были по своей численности очень крупные. Даже в наших условиях, условиях Рабоче-крестьянской красной армии, когда мы проводим ежегодно крупные маневры, эти маневры являются самыми большими. Вряд ли какая-нибудь другая армия в мире имеет возможность проводить такие маневры. У нас было 150 ООО человек, более 1000 танков, 800 с лишним орудий, около 700 самолетов, около 7000 автомоторов, 50 с лишним тысяч лошадей. Все это такие цифры, которые говорят сами по себе о сложности задач, с которыми должен был справиться Белорусский военный округ при обстановке, когда весь командный состав, за отдельным исключением, был молодой на своих должностях, может быть, не такой молодой по возрастному своему положению, но молодой по занимаемым должностям. Все вы, сидящие здесь, отлично понимаете, что значит молодой командир по занимаемой должности.

Кулик. Но командовали неплохо.

Белов. Много есть среди молодых прекрасных командиров, которые справляются и справятся с работой в несколько раз лучше, чем старые, но все мы знаем, что для показа работы на каждой новой ступени командования нужен срок и опыт. Маневры — это не обычная учебная тренировка, а экзамен по итогам боевой подготовки.

Возьмите такой простой пример: сколоченный хороший штаб. Замените несколько единиц — и этот штаб будет работать некоторое время хуже. Начиная с командиров корпусов, кончая командирами взводов, все были передвинуты и выдвинуты. И вот, невзирая на все это, мы те задачи, которые поставлены были наркомом обороны по организации и проведению маневров, округ выполнил.

Боюсь, не создалось бы впечатление, что я занимаюсь хвастовством. На себя лично, на Военный совет, на всю головку окружного руководящего состава в этих успехах мы берем очень немногое, только то, что положено руководству Дело делает коллектив в каждом округе, а не один Военный совет и не один командующий, как много лет старались изображать сидевшие бандиты.

Нам удалось выполнить задачи, потому что исключительно велико, огромно влияние нашей партии, любовь и доверие к вождю партии товарищу Сталину сплочение вокруг наркома обороны товарища Ворошилова. Это самое главное, что обеспечило успех осенних маневров БВО.

Кулик. А некоторые ответственные работники из Московского округа говорят, что мы с Вами занимались очковтирательством в МВО.

Белов. Этого я не слышал. Пока я докладываю о маневрах Белорусского военного округа.

Перед войсками на маневрах были поставлены следующие задачи: форсирование армией крупных водных преград... (зачитывает)’.

В это короткое время, которое мне предоставлено для доклада, я не могу сделать вам подробного доклада, как проходили маневры, но я считаю необходимым отметить следующее: я уже сказал, что части Белорусского военного округа, не по их вине, не были готовы к форсированию крупных водных преград. Они не были готовы, потому что эти задачи, которые ежегодно ставились народным комиссаром обороны, Белорусский военный округ не прорабатывал. Времени на подготовку к маневрам, как вам должно быть известно, мы имели очень немного. Решение о том, что Белорусский военный округ проводит эти маневры, было принято только в половине июля. Форсирование реки Днепр проходило на участке Рогачев — Стрешин, где Днепр имеет ширину от 120 до 150 метров и глубину от 2 метров до

6—8. Армия западных в составе двух стрелковых корпусов, одного кавалерийского корпуса и одного механизированного корпуса произвела форсирование в течение 5—6 часов без каких бы то ни было чрезвычайных происшествий, о которых мы должны доносить народному комиссару. Это, несомненно, является, товарищи, достижением.

Что особенно было характерным в этом форсировании?

Характерным было то, что танки БТ-7 и Т-28 с небольшими приспособлениями мы имели возможность пустить вброд при глубине от 1,8 метра до 2 метров.

Здесь ценным является, во-первых, то, что командный состав мехчастей всех степеней мы учили, и, я думаю, научили как разведывать такую водную преграду как река Днепр, для прохождения вброд танков. Дело это оказалось совсем непростым. Надо исследовать спуски в воду надо исследовать выходы из воды, надо исследовать грунт маршрутов. Измерение только глубины дела не решает. Если грунт маршрутов в какой-нибудь своей части окажется вязким, он не допустит движения танков вброд.

Научили командиров провешивать маршруты по воде. Саперные части научились оборудовать спуски в воду и выходы из воды, научились освещать маршруты ночью. Дело это несложное, но учиться, как в боевой обстановке наиболее сноровисто и быстро все это проделывать, надо. Научили приспособлять танки БТ-7 и Т-28 к прохождению вброд. В целом этот кусок маневров является по существу опытным учением и, несомненно, есть ценное учебное достижение.

Второй вопрос, который является, несомненно, достижением маневров, это поворот основной группировки армии в сторону фланга в условиях ночи. Вы знаете, что такими крупными массами мы в Белорусском военном округе не оперировали не только в условиях ночи, но и в условиях дня. Поворот, произведенный в ночной обстановке, дал показатели, которые являются, по нашему мнению, несомненно, рекордными: механизированный корпус в ночь сделал около 110 км, причем днем перед этой ночью он с боями прошел 50 с лишним километров. Такие ночные перегруппировки являются в современном бою делом чрезвычайно огромной важности. Без умения производить такие крупные и быстрые перегруппировки в условиях ночи современный бой и современную операцию завершить успешно нельзя.

Можно бы еще много перечислять достижения, но времени нет.

Перехожу к недостаткам. Первый вопрос — организация взаимодействия различных родов войск в различных видах современного боя. Вы знаете, что мы на картах, на полевых поездках со средствами связи, которые проводим в течение ряда лет, легко решаем этот вопрос. Для Белорусского военного округа это был первый опыт, когда мы имели возможность практически проверить свои способности, как же мы умеем организовывать взаимодействие в маневренном бою.

Один из примеров. Кавалерийский корпус восточных трехдивизи-онного состава, выполняя задачу задержать движение основной группировки западных в направлении на Гомель, принял решение занять противотанковый район и оборонять его ночь и день. Задача, с точки зрения руководства и обстановки, решена была командиром корпуса восточных правильно. За ночь командарм имел возможность сосредоточить против этого корпуса кавалерийский корпус двухдивизион-ного состава, механизированный корпус и плюс штурмовую бригаду авиации. Господство в воздухе было у западных. Командарм западных должен был с рассветом начать действия с задачей уничтожить кавалерийский корпус восточных. Если бы командарм западных имел опыт и если бы он сумел организовать взаимодействие авиации, кавалерии и механизированного корпуса, то, несомненно, эта задача была бы выполнена.

В чем ошибка командарма западных и его помощников по авиации и по механизации?

Командарм западных поставил задачу перед авиацией искать и бомбить конницу Задача как будто бы отвечала всем нашим требованиям. Но конница спряталась, авиация кружилась, усиленно кружилась, но конницу она не нашла. Конница сидела в лесах и не подавала никаких признаков жизни. Наземная разведка была плохо организована. Она не сумела определить границы противотанкового района и систему его обороны.

Наступление было начато на «ура». Задачи мк, кавкорпусу и авиационной бригаде были поставлены так, как ставились на играх и полевых поездках, без конкретной увязки их боевых действий между собой. Механизированному корпусу была поставлена задача окружить лесной массив, в котором, по суммарным данным, находилась одна кавдивизия, и уничтожить находящуюся в этом лесу конницу. Кавкорпус получил, по существу, самостоятельную задачу, раздельную от мехкорпуса.

Результат от такого разнобоя был следующий: мехкорпус попал под сильный противотанковый огонь, понес большие потери и проскочил мимо. Кавдивизия осталась на месте. Кавкорпус, наступая, встретил сильное сопротивление организованной обороны одной кавдивизии, ввязался в бой. Вместо уничтожения кавкорпуса разбитой оказалась одна дивизия и только потому, что командир дивизии не выдержал, выскочил из противотанкового района и наскочил на мехкорпус. Вот к чему привело неумение организовать взаимодействие. Я докладываю совершенно ответственно на Военном совете, что в той обстановке, какая была создана для командарма западных, не только наш командарм западных не сумел организовать взаимодействие, но и 99 процентов из присутствующих здесь и критикующих командарма западных не сумели бы этого сделать.

Ворошилов. Пока никто не критикует.

Белов. Но я-то критикую.

Ворошилов. Вы говорите о сидящих здесь.

Белов. Я говорю о присутствующих, а не о сидящих.

Практика организации взаимодействия у нас явно недостаточная. Докладывая по этому вопросу, считаю необходимым полемизировать с Маршалом Советского Союза Семеном Михайловичем Буденным. Я считаю, что во всем прав Буденный, но, когда он говорит о маневрах, он говорит неверно.

Буденный. За счет существующих дивизий.

Белов. Пока идет вопрос о взаимодействии. Я вас не перебивал. Одну реплику подал и то почувствовал неловкость. Не надо сбивать оратора, когда он и так находится в трудном положении.

Я говорю о вопросах взаимодействия. Я глубоко убежден, что если у нас не будет больших учений, маневров, мы не сумеем научить командный состав организовывать взаимодействие. Нельзя на картах, на местности без войск научить, как должна работать авиационная разведка, как организовать взаимодействие авиации с танками, с кавалерией, с пехотой.

Буденный. Боевой стрельбой закончить — вот это я понимаю, а вы ходите по 200 км и сапоги рвете.

Белов. Вместе с Вами мы ходим. В Рабоче-крестьянской красной армии Вы столько же, сколько и мы, и совсем не на второстепенном положении. Конечно, рвем сапоги, но они дешевле человеческих потерь в будущей войне.

Следующий крупный недочет из опыта наших маневров, который я считаю необходимым отметить, это неумение массировать артиллерию. Артиллерию мы имеем неплохую, но применять ее на поле боя не умеем. На маневрах БВО было несколько положений, когда командарм западных имел возможность разгромить противника, если бы он сумел вовремя создать соответствующую артиллерийскую группировку. Один из примеров: западная армия имела задачу уничтожить северную — Могилевскую группировку восточных, состоявшую из двух стрелковых дивизий и двух механизированных бригад, которая была брошена командованием восточных с задачей сорвать наступление западных на Гомель. Двигалась эта группировка тремя разными группами на расстоянии перехода друг от друга.

Командарм западных имел полную возможность разбить эту группировку по частям. Если бы он имеющуюся артиллерию перебазировал на свой заходящий фланг, ею прикрылся против одной стрелковой дивизии и двух мехбригад, организовал бы взаимодействие механизированного корпуса с соседним стрелковым корпусом, он мог бы разбить сначала одну стрелковую, затем другую дивизию и, наконец, две механизированные бригады. Из-за неподготовленности, из-за неумения создать артиллерийскую группировку командарм западных решительных успехов не имел. Он ввязывался в бой по частям, был сам втянут в частные бои, которые никаких решительных успехов не дали.

Почему не прививается в РККА четкая тактическая выучка войск, основанная на взаимодействии огня с движением?

О скоротечных формах боя.

Наши командиры, от большого до маленького, не овладели чувством меры времени, потребного мелкому подразделению, части и соединению на организацию боя.

Принято всеми считать, что, раз часть подошла к рубежу, с которого можно броситься в атаку или пойти в наступление, значит, вопрос дня решен, все немедленно вперед. Считается плохим командиром тот, который немного замешкался. Отсюда, как правило, все скоротечные формы боя по всем родам войск протекают в условиях хаоса и неразберихи.

Надо мобильность прививать, это слово красивое, но ему нужно предпослать прежде всего выучку быстро ходить и обстоятельно, и толково организовываться перед броском вперед.

Надо в текущем году опытным порядком на хороших частях определить тот минимум времени роте, батальону, полку, дивизии, мех-бригаде, который потребен для организации боя в различных условиях обстановки.

БВО эту работу может взять на себя.

Пример. Батальон бросился в атаку, а рота тяжелого оружия еще на марше, поддерживающая артиллерия там же (маневры БВО 1937 года).

Где батальон больше потеряет — в атаке без поддержки огневых средств или на месте, 15 минут ожидая развертывания огневых средств.

Виноват ли командир батальона?

Нет, его торопит командир полка, а последнего — командир дивизии, и так далее до главного руководителя.

Белорусский округ заражен этим делом особенно остро.

Как добиться решающих побед над противником в условиях маневренных сражений?

Бить современного противника надо новыми неожиданными приемами новых средств войны. Победит тот, кто будет более изобретательным и предприимчивым в деле использования этих новых средств.

Наличие в армиях моторов, позволяет из глубины подвозить все новые и новые силы в современной войне, что не даст закончить в течение одного дня встречное сражение соединений. Будет все время подходить помощь. Надо уметь в течение ночи к следующему дню организовать такой удар, который неминуемо обратил бы основные силы противника в прямое бегство. Для этого удара необходимы танки, артиллерия РГК на мехтяге с корректировщиками самолетов и легкобомбардировочная авиация.

Чем больше удастся собрать в одно место этих средств, тем эффективнее будет удар по возможности во фланг противнику.

Последовательность ввода: авиация — артиллерия — танки, артиллерия сопровождает деятельность танков до предела, и, наконец, снова авиация с последним ударом танков завершает разгром. Общевойсковые соединения преследуют противника до уничтожения.

Вот умению организовать такой удар и провести его в жизнь необходимо обучить командиров корпусов в текущем году.

В заключение считаю необходимым сказать следующее: недостатков в нашей работе чрезвычайно много. Работать нам надо, несомненно, лучше во много раз, чем мы работали до сего времени. Враги еще в наших рядах есть. Бдительность к врагу мы должны проявить большую, чем до сего времени. Мы понимаем все задачи, которые перед нами стоят. Организм Белорусского военного округа в основном совершенно здоров. Маневры, которые мы проводили и о которых я коротко докладывал, свидетельствуют о том, что мы работаем, несомненно, лучше, что наш вновь выдвинутый комсостав, хотя и не на все 100 процентов, как этого требуют товарищи Сталин и Ворошилов, справляется с этой задачей, но несомненно работает лучше. Мы не сомневаемся в том, что иностранным «гостям», которые у нас были на маневрах, мы образцы работы Рабоче-крестьянской красной армии показали. Если они нас не хвалят так, как хвалили подлецов12, самых подлейших негодяев, то только потому, что мы люди иной породы, только потому что нас хвалить им сейчас невыгодно. То, что они говорили на наших маневрах, как они оценивали нашу работу, мы знаем. Они были поражены тем, что видели.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 24-38.

Мезис. Я хочу внести большую ясность в вопрос укрепления наших кадров.

Перед нами была поставлена одна из основных задач — добиться в более короткий срок укрепления кадров Белорусского военного округа. А это означало — очистить части округа от врагов народа и не заслуживающих политического доверия, морально разложившихся военнослужащих.

Я считаю, что эту работу мы проделали неплохо и что ошибок в этой работе мы наделали немного именно потому что своевременно, внимательно отнеслись к указаниям народного комиссара. С тех пор огульного подхода не применяли, и к каждому командиру подходили персонально. Об этом свидетельствует то, что по Белорусскому округу мы уволили 1300 с лишним человек, и это в то время как другие округа, поменьше, увольняли почти столько же, а некоторые и больше.

Это во-первых.

Во-вторых, из числа уволенных (кроме авиации) 400 человек арестовано. Это также является показателем того, что удар был нанесен правильно.

В-третьих, по июль месяц из уволенных 140 человек летчиков 43 человека были арестованы. Это также свидетельствует о том, что удар был нанесен правильно.

По каким признакам шли эти увольнения?

Разбивка такова: троцкисты и правые — 59, связь с троцкистами и другими контрреволюционерами — 149, связь с заграницей и подозрение в шпионаже — 75, скрытие службы у белых — 40, моральное разложение и связь с чуждыми элементами — 196, политическая неблагонадежность, антисоветская работа — 145, остальных — только 15.

Следовательно, мотивы увольнения — не связь с тетушками, а политический подход к каждому командиру. И исходя из этой оценки решался вопрос — увольнять или не увольнять.

По Белорусскому военному округу в смысле укрепления кадров округа мы проделали большую работу И результатом этой большой работы мы имеем на сегодня ряд крупнейших достижений по ряду областей. Можно прямо сказать, что мы работаем лучше, чем работали с теми, которые находились в рядах РККА до чистки, потому что мы в чистке задели не только среднее звено, а звено исключительно ответственных кадров — командиров полков, командиров дивизий, комиссаров полков, комиссаров дивизий.

Обновили состав, дали свежих людей, работаем лучше.

Нельзя не учесть ту особенность, что мы маневры проводили при наличии новых командиров полков и дивизий. Учение было большое, крупное.

Это говорит, несомненно, о том, что новые кадры работали лучше. Удалив гнойник, эту гниль, новый состав командиров и политработников работал лучше. Показателем этого являются наши маневры. Также успешно провели окружное тыловое учение. Проверили огневую подготовку.

Результаты проверки — вполне удовлетворительные по огневой подготовке в большинстве частей.

Несколько слов о хозяйстве. Мы с начала работы взялись за хозяйство. Вам известно исключительное пренебрежительное отношение, которое имело место со стороны командиров и политработников к хозяйственным делам.

Можно привести пример: согласно приказу народного комиссара мы назначили общую проверку НЗ, провели первую проверку, и ко-мандиры-комиссары подумали, что на этом Военный совет успокоился. Мы собрали членов комиссий, заслушали итоги работы и сказали всем командирам: через 10 дней приступите к проверке, как исправлены те недостатки, которые вы обнаружили. Проверили вторично, еще раз обнаружили ряд недостатков. Командиры и комиссары прямо заявляли: мы думали, что вы не так скоро будете проверять.

Таким образом, необходимы постоянный контроль, проверки и нажим, чтобы добиться перелома в округе. Я считаю, что в этом отношении мы имеем определенные, конкретные достижения.

Приступаем к третьей проверке. Как показатель несомненно лучшей работы командно-политического состава — это связь с массами. У командно-политического состава связь с массами укрепилась. Мы сейчас имеем не только участие командно-политического состава в политмассовой работе, мы имеем со стороны больших начальников, командиров и комиссаров корпусов беседы с красноармейцами в простой товарищеской обстановке обо всех их нуждах и запросах. Повторяю, это мы имеем со стороны больших и малых начальников.

Мы провели празднование годовщины Октябрьской революции вместе с красноармейцами. Командиры, политработники, начсостав с семьями провели праздник вместе с красноармейцами. Все это говорит об укреплении связи командно-политического состава с массами.

Разве это не является достижением, не является результатом лучшей работы? Командиры лучше отвечают на сигналы красноармейцев, чем это было раньше. Сейчас красноармейцы не стесняются говорить командиру, что там-то такие-то недостатки и неполадки. Командиры правильно на это реагируют.

Это есть, несомненно, достижение и показатель лучшей работы молодого руководящего состава полков, бригад, дивизий.

По бытовым вопросам бойца мы добились большего внимания со стороны начальников, политработников всех степеней.

В этом свете и в остальных областях наш командно-политический состав работает несомненно лучше, подтянулся, чувствуется большая ответственность.

Нельзя сравнить данные о чрезвычайных происшествиях в начале года и сейчас. Если взять конкретные случаи по Минскому, Бобруйскому, Витебскому гарнизонам, которые давали большое количество чрезвычайных происшествий, то за последние 3—4 месяца мы имеем ряд показателей лучшего состояния этих гарнизонов по линии чрезвычайных происшествий.

Возьмите конкретно пограничные дивизии, мотомехбригады, где мы имели крупные недостатки. В последние месяцы мы имеем, несомненно, улучшения.

О чем это говорит? Это говорит об улучшении командно-полити-ческого состава.

Для чего я об этом говорю? Для того чтобы сделать определенный вывод: мы в Белорусском военном округе провели, несомненно, положительную работу по укреплению наших кадров. Мы нанесли правильный удар, смело удаляя из рядов армии из командно-начальству-ющего состава политически ненадежных, непроверенных морально и организационно неустойчивых людей.

Можно ли сказать, что мы завершили эту работу полностью? Нет, этого сказать нельзя, всегда должны проверять работников, проверять людей на работе, и ответ, что мы эту работу закончили, неправильный. Но нельзя все время говорить, что мы эту работу не сделали, что еще предстоит большая работа. Да, верно, нам предстоит большая работа, но мы обязаны указание наркома о проверке начсостава закончить. Мы обязаны, пора уже нам нести ответственность за командиров, комиссаров. Мы должны создать обстановку полной уверенности в том, что руководящие в частях и соединениях люди проверенные, преданные партии, делу Ленина—Сталина. Поэтому должны на эту работу налечь и проверку и расстановку руководящих командных кадров закончить в ближайшее время.

Парторганизация работает лучше, конкретнее, более предметно. Повысилась бдительность. Парторганизация потребовала от каждого члена партии большей ответственности за порученное ему дело. Мы имеем факты, когда парторганизация указывает большим, малым командирам и политработникам на плохую работу. Парторганизация вскрывает недостатки и вместе с недостатками плохую работу членов партии. Парторганизация наряду с общими политическими вопросами, вопросами политико-массовой работы занимается вопросами боевой подготовки, вопросами быта, вопросами хозяйства.

Мы имеем случаи исключения из партии двух командиров дивизий и еще очень ответственных людей, потому что они не выполняли решений партии и решений наркома и занимались болтологией, а парторганизация говорит — не надо заниматься болтологией.

Это свидетельствует о том, что партоорганизация начинает работать более конкретно, более предметно и требует от людей большой конкретности и ответственности за порученное дело.

Настроение бойцов хорошее, прекрасное. Принимали большое участие в подготовке к выборам в Верховный Совет. В частях подготовлено и участвует в работе большое количество агитаторов. Так, например, в выходные дни выезжают в села около 8000 агитаторов. Выдвинутые командиры, политработники работают лучше. Об этом говорят конкретные достижения в боевой и политической подготовке, в вопросах хозяйства. Но наряду с этим предстоит большая напряженная работа по ликвидации последствий вредительства.

Можно сказать, в новый учебный год вступили подготовленными.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 39 - 44.

Федько. Товарищи, в соответствии с прямыми указаниями народного комиссара обороны Маршала Советского Союза Ворошилова Военный совет Киевского военного округа с первых же дней вступления в руководство войсками приступил к чистке начальствующего и командного состава округа от враждебных и сомнительных элементов, участников военно-фашистского и националистического заговора.

Одновременно с этой чисткой шел процесс выдвижения новых молодых кадров. За период с июня по 20 ноября всего из частей Киевского военного округа уволено начальствующего и командного состава 1894 человека. Из них арестовано участников заговоров, шпионов и вредителей — 861 человек. Исключено из партии — 1091 человек, из коих уволено 589 человек.

Вопрос. Это сверх?

Федько. Нет, это в том числе.

В итоге этой чистки положение с основными руководящими кадрами на сегодняшний день следующее: вновь назначенных командиров вместо арестованных и отстраненных командиров корпусов — 90%; командиров дивизий — 84%; командиров укрепленных районов — 100%; командиров бригад — 50%; командиров полков — 37%; начальников штабов корпусов — 60%; начальников штабов дивизий — 40%. В штабе округа: начальников отделов — 92%, помощников начальников отделов — 75% и т.д. Всего по штабу округа вновь назначено 75%. Выдвинуто за этот период времени 3000 новых командиров, политработников и хозяйственников.

Но, товарищи, несмотря на то, что мы, как вы видите, изъяли довольно почтительную цифру все-таки чистка на сегодняшний день не может считаться оконченной. Мы имеем сейчас в производстве следствия несколько сот командиров, политработников, которые проходят по военно-фашистскому и националистическому заговору и изъятие их из частей надо произвести как можно скорее. Я должен доложить товарищу народному комиссару что Военный совет в Управление по начсоставу РККА послал довольно большое количество представлений на увольнение, но до сегодняшнего времени эти представления еще не рассмотрены.

Я считаю, что не только от нас, Военного совета, зависит скорейшая чистка от врагов, но в значительной степени это будет зависеть от скорейшего разрешения вопроса в Управлении по начальствующему составу РККА.

Для ликвидации образовавшегося значительного некомплекта, а некомплект составляет около 10% по округу начальствующего состава...

Буденный. А количественно сколько?

Федько. До 3000 человек.

Буденный. И у нас так же.

Федько. Так вот, для ликвидации этого значительного некомплекта, главным образом, в среднем звене проводятся соответствующие мероприятия в соответствии с указаниями народного комиссара.

Мы готовим к выпуску 1 января 2000 младших лейтенантов и 1000 политруков. Это даст нам возможность в основном ликвидировать имеющийся на сегодняшний день некомплект в командном и политическом составе.

Несколько слов, прежде чем перейти к вопросу о состоянии боевой и политической подготовки, надо сказать о хозяйственно-материальной обстановке в округе. Враги проделали довольно значительную работу в области срыва строительства. Мероприятиями Военного совета удалось в значительной степени ликвидировать последствия вредительства в строительстве. Мы выкроили около 20 млн. руб. на ликвидацию последствий вредительства, главным образом, на складское строительство, на доделочные работы. Таким образом, на сегодняшний день мы имеем выполнение годового плана строительства на 85%. Но, что особенно тяжело и что может сорвать 100% выполнение плана строительства, — это наличие большой задолженности, которая осталась нам в наследство от врагов в количестве 24 млн. руб. убытков, накопившихся за ряд лет. Для того чтобы, я подчеркиваю, мы могли бы окончить полностью план строительства этого года, нам необходимо будет разрешить финансовый вопрос, ликвидировать тяжелое наследство, которое мы получили в виде 24 млн. руб. убытков.

По складскому строительству.

Что касается складского строительства, то по нему на сегодняшний день мы план полностью выполнили. Но то количество складов, которое мы отстроили в этом году, ни в какой степени не может обеспечить потребность в складской площади частей Киевского военного округа. Нам необходимо на будущий год, для того чтобы хранить имущество в надлежащих условиях, построить склады на 5200 вагонов.

Вопросу приведения в порядок артиллерийского, обозно-вещевого имущества, продовольственных запасов Военный совет уделил особое внимание. В соответствии с указаниями народного комиссара мы закончили переучет всего этого имущества, и в данное время войсковой и окружной аппарат заняты приведением в порядок имущества. Надо вкратце отметить, что в состоянии и сбережении имущества НЗ обнаружено очень много всяких беспорядков. В некоторых частях оказались пораженными молью потники седел.

Надо доложить Вам, народный комиссар, что директива Ваша и директива Центрального Комитета партии, подписанная товарищем Сталиным, о приведении в порядок обозно-вещевого и боевого имущества, оказалась подшитой к делу, и только с прибытием нового руководства в округ мы эту директиву разыскали и приступили к выполнению.

Перейду к состоянию боевой и политической подготовки войск округа. Состояние боевой и политической подготовки войск округа в начале работы Военного совета характеризовалось наличием в работе начальствующего состава элементов очковтирательства, которое приняло в округе очень широкий масштаб. Надо прямо сказать, что привычка врать, привычка говорить неправду, стремление втереть очки, докатилась до звена младших командиров. Во всех показаниях врагов народа основным методом вредительства в области боевой подготовки являлось очковтирательство.

Бывший начальник штаба Киевского военного округа, ныне арестованный Подчуфаров в своих показаниях говорит: «Основная установка Якира и Амелина в области боевой подготовки сводилась к тому, чтобы меньше обращать внимания на содержание, а главным образом на внешность ...» (читает). «...Для того чтобы показать прекрасную подготовку округа, было введено соревнование батальонов. Таким образом, в дивизиях из 9 учится один батальон... и по нему оценивается состояние дивизий и округа»[15].

Так и было. Мы вместе с Щаденко обследовали части и были свидетелями такого положения, когда батальоны, которые включились во Всеармейское соревнование, были укомплектованы лучшим командным и красноармейским составом, обеспечены всеми необходимыми пособиями даже лучше, чем полковые школы. Эти подтасованные батальоны нам пришлось раскассировать, чтобы ликвидировать очковтирательство.

Военный совет вынужден был сосредоточить основной огонь критики и самокритики масс на очковтирательство. На сегодня можно отметить, что в этой области мы достигли известных результатов, но сказать, чтобы эта болезнь нами уже полностью излечена, нельзя. Потребуется довольно значительный период времени, во всяком случае, до весны, а также потребуются, главным образом, усилия политического аппарата на то, чтобы перевоспитать начсостав в духе правдивого и ответственного отношения к делу. Мы с Щаденко приняли такой метод работы при поездке в часть: каждый доклад, каждое объяснение того или иного командира по тем или другим безобразиям немедленно тут же проверяем. К сожалению, в ряде случаев нам не пришлось отметить ни одного факта, чтобы командир или политработник докладывал бы правду. Стремятся изобразить дело в таком свете, что какое-то обстоятельство, какие-то объективные причины не позволили точно выполнить приказ. Дело доходило даже до того, что один из комиссаров дивизии пытался врать в глаза. Спрашиваю его: «Вы бывали в складе?» Отвечает: «Бывал». Я тогда задаю вопрос кладовщику склада. Спрашиваю: «Комиссар дивизии здесь бывал?» Он мнется. Я говорю: «Говорите правду». «Нет, — говорит, — он здесь не бывал». Тогда комиссар начинает изворачиваться: «Да, я бывал изредка не в этом складе, а в другом складе».

Для нас борьба с очковтирательством, борьба за правду будет являться одной из больших задач в дальнейшей работе Военного совета и всех звеньев командно-политического руководства.

В командирской и штабной подготовке вредительская работа заключалась в том, что, во-первых, систематическая подготовка начсостава срывалась под всякими предлогами, ход и качество учебы не контролировались; во-вторых, внедрялась на практике недооценка техники, вследствие чего взаимодействие родов войск отработано на сегодняшний день слабо, и, в-третьих, технические средства применялись в упрощенной обстановке. Авиация обучалась в простейшей обстановке. Огневая и штурмовая подготовка были в загоне.

О состоянии подготовки авиации говорит один из врагов — бывший командир авиационной бригады. Он показывает: «Я получил задание от Якира идти на срыв огневой, штурмовой подготовки и подрывать мобилизационную готовность бригады».

Надо сказать, что боевая подготовка авиации в итоге проведенных Военным советом межгарнизонных, межокружных учений и воздушных маневров значительно поднялась. Правда, мы еще не достигли того, что требует от нас народный комиссар, т.е. целый ряд важнейших учебных задач в области подготовки авиации не разрешен, но мы можем доложить Народному комиссару, что авиация Киевского военного округа на сегодняшний день при оценке ее боевой подготовки вполне боеспособна и может выполнять боевые задачи. Но это не значит, что не существует еще очень много крупных недочетов, над которыми надо много работать. Какие это недочеты? Недочеты заключаются в том, что летчики не овладели еще всеми видами сложного пилотажа, не умеют летать на большую высоту с кислородными приборами, хотя кислородные приборы имеются, но этому делу не уделялось внимания. Не умеют достаточно хорошо ориентироваться в сложных метеорологических условиях и имеют недостаточное количество часов ночного налета. Я уже не говорю о слабой подготовке штабов авиации.

Подготовка танковых частей. Здесь тоже враги очень крепко поработали. Вот что говорит враг Фесенко в отношении подготовки танковых частей: «Танковые части совершенно не подготовлены (но это он перегибает палку), плохо стреляют... (читает) ... танки ходят только по ровному месту, а если местность чуть усложняется, препятствия берут с большим трудом»[16]. Это последнее совершенно верно.

Ворошилов. Преувеличивает, надо проверить.

Федько. Я докладываю Вам мнение Военного совета по этому вопросу. Мы очень крепко ознакомились с состоянием мехчастей. Здесь присутствует командир 45-го мехкорпуса Голиков. Он, наверно, будет выступать и скажет, в каком состоянии была подготовка корпуса. Но факт остается фактом, что танки неплохо ходят по ровной местности, а вот брать небольшие препятствия, небольшие рвы в массе наши танкисты не были достаточно натренированы, не могли смело, лихо брать препятствия.

У нас прекрасный водительский состав, и, если его правильно нацелить, он покажет чудеса. Он уже показывает. Когда мы его нацелили на то, чтобы танки научились ходить по лесу, ночью, по пересеченной местности, брать препятствия, он эти требования начал выполнять. И на сегодняшний день достижения мехчастей КВО состоят в том, что это требование Военного совета командирами мехчастей осознано и понято, и практически они начали осваивать эти требования.

Подготовка артиллерии. Тут я должен прямо заявить, что мы недооцениваем того положения, что у нас с артиллерией очень плохо. Плохо в том смысле, что здесь враги, по-моему, больше всего навредили. Требуется пересмотреть ЦАОП и систему стрельб. Нужно ввести инспекторские стрельбы для артиллерии.

А самое главное — вопрос взаимодействия артиллерии с пехотой и танками не отработан. Это является самым слабым вопросом. Приведу пример: на ряде дивизионных учений, когда перед артиллеристами ставилась задача быть к такому-то часу готовыми для открытия огня, то ни один артиллерист не докладывал, что недостаточно времени, что он не уложится, что у него имеются какие-то трудности. Всегда следует ответ: есть открыть огонь к такому-то часу. Перед началом учения спрашивал: «Готова артиллерия?» Отвечают: «Готова». Даю распоряжение не начинать учения впредь до особого указания. Проверяю, как артиллерия подготовилась к поддержке пехоты, танков, и обнаруживаю сплошь и рядом, что пушки смотрят не в ту сторону, куда нужно, что артиллеристы не могут ориентироваться на местности по тем схемам разведданных, которые получены от разведывательных батальонов, наблюдательные пункты выбраны так, что они прекрасно видны со стороны противника. Все необходимые артданные для поддержки пехоты и танков оказываются очковтирательными, показаны лишь на бумаге и не соответствуют действительной обстановке, поставленным задачам и местности.

Это явилось результатом отсутствия в прошлом системы контроля и проверки того, как артиллеристы фактически готовились к поддержке пехоты и танков. Я вынужден был показать командирам корпусов и дивизии на специальном артучении, на что способна артиллерия при соответствующей постановке задач и организации учения, при правильном применении методов использования артиллерии.

На Житомирский полигон было выведено 6 артиллерийских дивизионов, танковый батальон Т-28. Обороняющийся противник был обозначен окопами. Все мишени были замаскированы. Артиллерия вышла на незнакомую для себя местность. С утра артиллерии было приказано занять огневые позиции, и через 5 часов с начала боя авангарда артиллерия должна была изготовиться для сопровождения огневым валом танковой и пехотной атаки. Артиллерия эту задачу выполнила.

При организации этого учения, я особенно хочу подчеркнуть, пришлось сломать существующий схематизм и шаблон, которые царят в мышлении наших артиллеристов и общевойсковых командиров. Этот схематизм и шаблон прививается артиллерийским уставом, который надо исправить и переработать.

Шаблон заключается в том, что устанавливается 4 часа для разведки переднего края; 3 или 4 часа — для принятия решения общевойсковым командиром, отработки всех вопросов организации взаимодействия, и час или полтора остается на артиллерийскую подготовку. Таким образом, весь процесс от начала разведки, кончая атакой, занимает 9 часов светлого времени, почти весь день.

Голос с места. Это — бумага?

Федько. Да, бумага.

Все это нежизненное расписание по этапам. Я все это дело сломал и приказал начать развертывать главные силы артиллерии с начала боя разведывательных батальонов и боя авангарда. Артиллерийские пункты должны были с началом боя выброситься вперед, вести наблюдение за полем боя, разведывать огневые точки противника, пристреливаться и поражать огневые точки, и в процессе этого боя командир дивизии должен был принимать решение, где наносить главный удар. В дальнейшем должна идти подготовка и отработка всех вопросов, связанных с организацией взаимодействия и составления плана огневого вала. И, наконец, сама атака.

Таким образом, процесс самой артиллерийской подготовки занимал не 1,5 часа, как это намечалось в начале по существующему шаблону, а 3—4 часа. В самый момент атаки было дано 20—30 минут шквального огня, пехота, танки вышли вперед. Танки прикрывались огневым валом.

На этом опытном учении мы выпустили 2,5 тыс. снарядов. На этом опыте доказано, что наша артиллерия совместно с пехотой и танками может решать задачи не за 9 часов, которые предусматриваются по нашему артиллерийскому уставу, а за 5 часов, при этом артиллерия начинает вести огонь на поражение не в течение 1—1,5 часа, а 3—4 часа.

Дальше. В Полевом уставе сказано: «После окончания разведки командир дивизии принимает решение». Мы знаем, что для того чтобы командир дивизии принял решение и штаб дивизии написал приказ и этот приказ попал к исполнителям, надо 2 часа. Значит, потребуется еще больше времени на организацию наступательного боя, чем это предусмотрено уставом, — 9 часов. Совершенно очевидно, что командир дивизии на основе полученных данных от разведки может принять соответствующее решение до начала боя авангарда и таким образом сократить время для организации наступательного боя на обороняющегося противника.

Наконец, необходимо научить нашу артиллерию умению развернуться на огневых позициях ночью, вести ночную разведку и наблюдение, уметь готовить артданные в ночных условиях.

Последний вопрос, очень важный в отношении подготовки артиллерии. Мы приучили артиллерию стрелять по прекрасно видимым мишеням, чего в боевой обстановке не будет. Противник будет прятаться и маскироваться.

Артиллерию нужно поставить в такие условия наблюдения при проведении стрельб, как это будет в действительной боевой обстановке. Тогда артиллерия будет подготовлена для ведения настоящего боя.

О подготовке конницы. Я зачитаю вам оценку подготовки конницы, как она велась врагами. Бывший начальник штаба 2-го кавалерийского корпуса враг Байло говорит: «Конницу я не видел почти в течение 8 лет, и вот, когда в 1936 году я попал на маневры в районе Шепетовки, я был поражен увиденным. Это был не 1936 год, а прямо-таки Полтавский бой, когда Петр Первый во главе кавполка скачет на шведов».

Дальше он говорит, что в деле подготовки конницы сознательно прививались командному составу явно несуразные тактические доктрины и прочее.

Я должен сказать, что он в оценке подготовки конницы, к сожалению, прав. Конница действовала так, как она действовать в боевой обстановке не может и будет нести огромнейшие потери.

В чем причина такого состояния подготовки конницы? Дело заключалось в ТОМ, ЧТО конницу учили ходить глубокими компактными колоннами по дорогам и открытой местности. Считали, что конница в лесу двигаться не может.

Походным расчлененным порядком ходить конницу не учили, мотивируя тем, что она не сможет в нужный момент сосредоточиться для нанесения удара.

Велась определенная линия на то, чтобы решать боевые задачи клинком. В теории враги кричали о необходимости взаимодействия с техникой. А что получалось на практике? А на практике вырывались конники с клинками, а вся техника оставалась позади. При этом на поле боя культивировались сгущенные боевые порядки и строи.

Военный совет взялся за исправление этих безобразий, и нам удалось добиться такого положения, что конница в КВО начала действовать так, как требует народный комиссар обороны.

Командиры кавалерийских дивизий убедились, и нам было показано, что конница может двигаться по лесу и двигаться рассредоточенными походными порядками при господстве авиации в воздухе.

На опытном учении 14-я кавдивизия совершила 90-километровый марш в расчлененных порядках, вела бой с конницей и с пехотой.

На опыте было доказано, что конница, двигаясь расчлененными порядками, предохраняя себя от разгрома авиации, может прекрасно в необходимых случаях в соответствующих строях нанести удар, действовать в бою против конницы и пехоты.

О химической подготовке войск. Нужно прямо сказать, что химическая подготовка стоит на очень низком уровне. Она почти отсутствует в том смысле, в каком мы понимаем. Почему? Потому, что оснащенность учебными противогазами и необходимыми учебными средствами очень низка, и говорить при этом о серьезной подготовке не приходится.

На будущий учебный год надо дать войскам людские и конские противогазы. Наша конница на сегодняшний день не умеет защищаться от химического поражения.

Штабная подготовка. В штабах существовал большой некомплект. Мы приняли меры, чтобы укомплектовать штабы необходимым количеством штабных командиров к началу нового учебного года. Состояние штабной подготовки на сегодняшний день неудовлетворительное.

Огневая подготовка. Врагами проводилось натаскивание в стрельбе за счет пережога патронов. Надо сказать, что в стрелковой подготовке самым наглым образом применялись всякие способы очковтирательства: сыпали песок перед мишенями, красили мишени в черный цвет, и все это проводилось под лозунгом борьбы за культуру на стрельбище. Части Киевского военного округа из года в год в результате массового очковтирательства занимали «первое» место, являлись «ведущими».

В соответствии с требованиями наркома обороны все части Киевского военного округа были проверены на инспекторских смотрах и дали неудовлетворительные результаты после того, как от них потребовали стрелять без очковтирательства. И главное, я хочу здесь особо подчеркнуть, неудовлетворительный результат по боевой стрельбе. Каждый из нас знает, что по боевой стрельбе войска всегда дают хорошие и отличные результаты, благодаря неправильной организации стрельб, которую надо изменить. Мы потребовали стрелять по противнику так, как он будет расположен в боевой обстановке. В связи с этим все блиндажи и мишени должны быть замаскированы, должно быть хорошо организовано наблюдение за полем боя стреляющими частями.

При такой организации боевой стрельбы получилось, что многие части дали неудовлетворительный результат и как высшую оценку — удовлетворительно. Я снова подчеркиваю — для нас особенно важна боевая стрельба, венчающая всю боевую подготовку. Но она должна быть так организована, чтобы создавала обстановку настоящего боя, а не была очковтирательством, когда все мишени прекрасно наблюдаются и большого труда не стоит даже плохо подготовленным стрелкам поразить все мишени.

Егоров. Подойдя вплотную.

Федько. Да, подойдя вплотную.

Кратко о тех мероприятиях, которые провел Военный совет. В начале июня мы провели сбор командиров и комиссаров корпусов и дивизий. На этом сборе мы поставили задачу показать, как надо учить взвод, роту, батальон, полк.

Второе. Как правильно организовать взаимодействие войск.

Третье. Как должны действовать войска в условиях ночи, леса, пересеченной местности.

Этот сбор имел то значение, что мы добились среди начсостава единства понимания в вопросах организации общевойскового боя. В августе мы провели подвижные 10—15-дневные сборы рот, батальонов в условиях незнакомой местности, в сентябре — дивизионные и корпусные учения, которые показали недостаточное умение вести общевойсковой бой. Вопросы разведки, организации тыла, взаимодействия с пехотой и танками остались слабо отработанными. За короткий срок Военный совет не имел возможности добиться решения этих вопросов. Положение усугублялось еще и тем, что значительное количество врагов — командиров корпусов и дивизий были изъяты из армии в сентябре месяце. Эти враги стремились сорвать мероприятия и требования Военного совета.

Для подготовки к новому учебному году в конце октября проведен десятидневный сбор командиров и комиссаров корпусов и дивизий, на котором были поставлены две учебные задачи. Первая задача овладение командирами корпусов и комиссарами винтовкой, ручным и станковым пулеметами, гранатометами.

Почему была поставлена эта задача? Потому, что было обнаружено в частях, что командиры отделений, взводов и рот не умеют заряжать винтовки. Когда был проверен старший командный состав, то получили такую же картину. Отсюда, как правильно отметил Маршал Советского Союза Буденный, комсостав учит не показом, а рассказом.

В настоящее время командиры корпусов и дивизий проводят сборы всего командного состава с основной целью овладеть образцово техникой, уметь учить не рассказом, а показом.

И вторая задача, которую мы поставили — показать методику обучения молодого бойца. Я могу привести живой факт, говорящий об огромнейших внутренних резервах, которые таятся в хорошей системе обучения. Я дал 20 молодым бойцам, только вчера пришедшим в часть, задачу — в 8 учебных дней освоить основные дисциплины первой ступени обучения по овладению винтовкой, ручным и станковым пулеметами. И что же оказалось? Эти бойцы добились за это время следующих результатов: по винтовке — 8 секунд, изготовка и заряжание из всех положений ручного пулемета — 12 секунд, по станковому пулемету — 50 секунд, разборка и сборка станкового пулемета —1,5 минуты. По стрельбе первая задача: из винтовки — 4,5 секунд, из ручного пулемета — 3,6, из станкового пулемета — 4,4. Такова оценка, и это за 8 учебных дней! Молодые бойцы показали лучшие результаты, чем старослужащие красноармейцы.

Каким образом удалось добиться таких результатов? Методика обучения заключалась в том, что каждый прием командир образцово показывал и предоставлял возможность бойцу самостоятельно тренироваться в усвоении показанного приема.

Во-вторых, развитием соцсоревнования среди бойцов. На основе этих двух положений в практической работе по обучению этих бойцов получены такие результаты.

Я заканчиваю. Киевский военный округ является здоровым организмом и вполне боеспособным. Начальствующий состав, войска объединены вокруг нашей партии, вождя народа, товарища Сталина, народного комиссара обороны товарища Ворошилова. Мы имеем все основания к тому, чтобы к весне 1938 г. ликвидировать полностью последствия вредительства в боевой подготовке и добиться высокой боеспособности округа.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 45-61.

Щаденко. Товарищи, наш округ находился немного в особом положении, чем другие округа. Если в других округах можно сказать, что политический аппарат все-таки находился в руках преданных большевиков, то о Киевском военном округе это сказать нельзя. Политический аппарат округа, как и высшие звенья — корпусные, дивизионные политотделы, — оказались в очень сильной степени зараженными врагами и шпионами. И в большинстве своем в этих именно высших звеньях политический аппарат являлся придатком вредительской деятельности командиров-врагов. Вам уже сказал командующий о том, что у нас корпусное звено поражено на 92% и т.д. Политический аппарат подвергся значительному поражению. Среди высшего состава политических работников было исключено из партии 39 человек, из них арестовано 19 человек, уволено 32 человека.

Среди старшого звена исключено из партии 76 человек, уволено 49 человек, и 42 человека арестовано. В среднем звене исключено из партии 66 человек, уволено 79 человек, арестовано 22 человека.

На сегодняшний день мы не можем сказать, что очистка произведена во всех звеньях политического аппарата частей округа. В округе мы очистились почти на 100%, а в частях еще остаются люди, которые вызывают сомнение и являются, по показаниям уже арестованных врагов и расстрелянных тоже, их приятелями.

У нас был большой некомплект. Высшее и старшее звено значительно поражено, а младшее звено — политруки — держались в некомплекте. Некомплект составлял 700 с лишним единиц. У нас неоткуда было взять людей для политической подготовки политруков. Мы вошли с просьбой к Центральному Комитету Украины, который разрешил из бывших младших командиров, из бывших красноармейцев, ныне секретарей комсомольских организаций, секретарей заводских организаций, мобилизовать людей. Мы мобилизовали 650 человек, и в общей системе подготовили и уже выпускаем около 400 человек политруков, секретарей и остальных. Так что около 1000 человек мы будем иметь в январе месяца, и тот недостаток, который у нас имеется, будет восполнен, но с высшим звеном нам самим не справиться, нужна помощь ПУРа.

Как работают новые люди, которых выдвинуто больше 500 чел.? В подавляющем большинстве работают неплохо, хорошо. Но есть и такие люди, которые просто по своим качествам, по своей культуре, по опыту и подготовке не соответствуют назначению, и их придется учить и заменять. Во всяком случае, процесс оздоровления и очищения шел не по линии одной только чистки. Мы не представляем собою дивпарткомиссию, не представляем собою опк, а мы Военный совет, и наши задачи более широкие. Мы это прекрасно понимали и понимаем. Поэтому наряду с очисткой мы должны были вести и перестраивать большую и политическую работу в духе тех указаний, которые нам давал народный комиссар и которые были потом изложены в директиве ПУРа № 088[17].

Можем ли мы сказать, что мы перестроились по-новому? Нет, еще в полной мере не можем, но что сдвиги есть, это, несомненно, видно уже всем.

Мы созвали не одно совещание актива самим Военным советом. Обслужили более 15 000 командно-политического состава. Проводя учения и обследования в частях, одновременно с этим проверяли склады, политическую работу, учили людей, проводили политическую информацию, давали на места указания, выправляли недочеты. Силами Военного совета и пуокра мы обследовали 78 частей. Мы проверяли и обследовали части не только тогда, когда у нас случались происшествия, но и плановым порядком. Метод обследования был таков, что наши люди — инструкторы и инспекторы бывали очень продолжительное время в частях, чтобы иметь возможность, вскрывая недочеты, здесь же, на месте, помогать ликвидировать их. Они неделю, а если это нужно и полторы-две недели, сидели в частях, для того чтобы выявить и выправить недочеты, научить людей и направить работу по иному руслу. Такой метод обследования давал, конечно, определенные положительные результаты.

Затем мы поставили себе задачу научить наши партийные организации работать по-новому. Мы обратили внимание на секретарей, сменили секретарей, назначили новых там, где нужно было назначить, а там, где нужно было выбрать, — предложили выбрать. Это тоже дало свои положительные результаты.

И, наконец, мы собрали слет лучших ударников, отличников комсомола. Мы понимаем, какой силой является комсомол в нашей армии, и поэтому мы созвали тысячу лучших ударников-комсомольцев в окружном масштабе. Мы проработали с ними несколько дней и имеем определенные результаты по конкретному развертыванию социалистического соревнования. Сейчас в частях комсомольские и партийные организации по-иному стали понимать свои задачи, а в некоторых частях по-иному уже по-новому стали работать. Но характерно подметить, что там, где руководство новое, и там, где сидят наши люди, — там лучше дело идет. Там же, где остается старое руководство, и люди, которые думают: арестуют его или не арестуют? выдадут его однокашники или нет? — там дело плохо обстоит. И это отражается на работе: работа не двигается, люди растеряны.

Созывая комсомольцев-ударников в такой большой массе, как тысяча человек, мы, конечно, допустили громаднейшую ошибку, которая выразилась в том, что мы не спросили разрешения народного комиссара, за что получили совершенно справедливо нахлобучку. Ну и, конечно, мы больше не повторим этой ошибки. Мы инициативу так сказать, проявили, но забыли, что всякую инициативу надо доводить до сведения высшей инстанции и просить санкции.

Мы созвали также в связи с разворотом выборной кампании женский окружной актив. Это тоже дало нам многое. Те настроения, которые жили в связи с крупными арестами в округе, проработав с этими людьми три дня, разъяснив им, втянув в определенное русло, сейчас эти настроения в значительной мере изживаются. Эта работа, конечно, была не в поле зрения, да мы и не могли раньше уделить ей должного внимания, но сейчас я говорю, какие результаты. Женщины, конечно, поставили перед нами вопрос, обратили наше внимание на детскую работу которую тоже мы не можем игнорировать. Товарищи командиры и комиссары и весь политаппарат обычно на этот вопрос не обращали внимания. Этому вопросу мы уже уделили некоторое внимание. Результаты есть. Сейчас меньше стало жалоб, что у нас много безобразий в отношении детских очагов и т.д.

Уделили должное внимание так называемому пищевому блоку военторгу И здесь есть определенные достижения.

Мы так же, как докладывал уже командующий, не могли пройти мимо строительных вопросов, и строительные вопросы отнимали у нас очень много времени и очень много наших сил и средств. Этот вопрос самый больной, самый запутанный и самый благоприятный для вредительства. Там много вредили потому что если вспомнить, что обычно командиры и комиссары-большевики недостаточно внимания обращали на строительные вопросы, то нечего и говорить, что враги тут поработали изрядно, им никто не мешал творить свое подлое дело. И вот мы, товарищи, должны сказать, что, обратив должное внимание, так сказать, соответствующее внимание, и изгнав оттуда 1245 человек вольнонаемных и всяких прочих, что составило 8% от общего состава работающих на стройках, передав органам Нарком-внудела дела 250 человек, отдав под суд 78 человек, уволив по политическим мотивам 594 человека, вот когда мы за это первым долгом принялись, когда взялись за это по-настоящему и начали искать внутренние ресурсы, чтобы выправить дело, ликвидировать не на словах, а на деле последствия вредительства — с одной стороны, а с другой стороны, сосредоточив внутренние ресурсы туда, где они нужны, на складское дело, это нам удалось и, как видите, даже Хрулев не может сказать, что мы выглядим очень плохо. У нас план из 27% на июль месяц, на ноябрь составляет 85%.

Голос с места. Хрулев смеется.

Щаденко. Мы, товарищ Хрулев, Вам писали и неоднократно просили. Мы не можем сказать, что вы не поддерживали нас, внимания не обращали. Вы нам помогли, безусловно, но 24 миллиона, которые нам на шею оставили враги, мы не можем ниоткуда взять. Поэтому мы на обещание Хрулева приехать к нам в округ самому лично просили его приехать и можем ответить, — если он не верит нам, пожалуйста, милости просим приехать обследовать, — и думаем, что тогда помощь будет конкретная.

Ворошилов. Вы больше строительных месяцев работали в этом году, чем враги.

Федько. Нам нужно было расчиститься.

Щаденко. Мы просим самого Хрулева приехать. 24 млн руб. мы в наследство получили в июне месяце.

Федько. Хрулев признает.

Ворошилов. А я не признаю. Надо разобраться. Вы знаете, на врагов теперь многое можно свалить.

Федько. Это за несколько лет, товарищ народный комиссар, не только за 1935—1936 гг. Это хвосты подобрались.

Ворошилов. Вы бы свои хвосты подобрали.

Щаденко. Мы честно, открыто, по-большевистски заявляем и не хотим скрывать и обманывать народного комиссара.

Ворошилов. А Вас обманывают.

Федько. Мы генеральный учет производили.

Щаденко. Мы много внимания уделили этому вопросу. Мы могли бы сгладить многие углы, но это не в наших интересах и не в интересах дела. И Вы с нас за это будете потом строго взыскивать.

Ворошилов. Мы проверим.

Щаденко. Мы просим проверить и убедиться, что это факт, что мы нисколько не преувеличиваем этого вредительского дела, которое нам в наследство оставили враги. Я могу сказать одно, что партийно-политическая организация, комсомольская организация, весь наш прекрасный молодняк, командиры, политруки и т.д. — замечательные люди, и в руках этих замечательных людей, если их правильно нацелить и правильно организовать, мы можем с полной уверенностью заверить Военный совет и народного комиссара, что к весне в полной мере изживем всякие безобразия.

Ворошилов. И 24 млн руб. найдете? (смех.)

Щаденко. Мы постараемся сэкономить. Мы уже нашли 20 миллионов, но больше у нас нет сил.

Федько. Это не в наших силах.

Ворошилов. Они в кирпичах, балках, гвоздях, они в грязи валяются. Вы все это извлечете, поднимите, и Вы увидите, что сперва эти 24 млн. руб. обратятся в 18 млн. руб., потом в 16 млн руб., потом сойдут на нет.

Щаденко. Мы так и думали, что народный комиссар не найдет деньги, оттянет и скажет: кончился год и закон обратной силы не имеет.

Ворошилов. Это не народный комиссар. Никакое государство никогда не даст нам денег за наше ротозейство, бесхозяйственность. Вы пришли и подсчитали 24 млн руб. тогда, когда трудно сказать, чья тут вина.

Щаденко. Это было в июне месяце. Во всяком случае, мы тут ни при чем, но паники не видим.

Ворошилов. Мы с Вами поищем сообща (смех.)

Щаденко. Вы выкупите нас, товарищ народный комиссар, как банковских должников, а потом мы обещаем вам наверстать это в экономной большевистской работе. Вы только в банках нас выкупите (смех.) Вот в чем дело. А заложили нас враги, мы же не виноваты (смех.)

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 62-68.

Дыбенко. Части Ленинградского военного округа так же, как и части других округов, в значительной степени были засорены фашистско-шпионскими, диверсантскими элементами, особенно в высшем звене начальствующего состава, а также в мотомехвойсках, авиации и особенно в штабе округа.

Очищаясь от фашистских, шпионских, диверсантских элементов, округ выдвигал новые молодые кадры начальствующего состава. Частью дивизий командуют сейчас бывшие майоры, на танковых бригадах сидят бывшие капитаны. Военный совет округа непосредственно вызывал начальствующий состав, знакомился с ним, изучал его на местах и сейчас имеет достаточно полную оценку в отношении старшего и среднего звена начальствующего состава, его подготовке, его практической работы. Командный состав, выдвинутый из капитанов и майоров, показывает сейчас значительно лучшие результаты в своей работе, чем даже те, которые на сегодня являются оставшимися, которые в той или иной степени имеют, видимо, некоторые хвосты за собой.

Результаты последних месяцев работы по подготовке к новому учебному году говорят за то, что вновь выдвинутый начальствующий состав, имея огромнейшую энергию и желание работать, требует и работы непосредственно над собой.

Каковы результаты боевой подготовки частей округа истекшего года?

На основе приказов 00105, 0106 и 00107 основные задачи сводились к следующему: 1) Поднятие организованности и культурности в учебе, службе и быту; твердый план и его нерушимость; дифференцированная подготовка и равномерность подготовки.

По этому основному вопросу можно признать, что только часть дивизий выполнила в основном указание народного комиссара обороны. Это — 18-я, 56-я стрелковые, 16-я кавалерийская дивизии,

2-я танковая бригада, две бригады механизированного корпуса, где назначены новые командиры бригад, 11-я танковая бригада и три бригады авиации. Остальными эта основная установка народного комиссара обороны на сегодня не выполнена. Поэтому результаты подготовки хуже.

2) Боевая подготовка, воспитание, тактическая и специальная выучка должны быть в центре внимания. Несмотря на то что боевая подготовка была в центре внимания, невзирая на улучшение тактической подготовки, взаимодействия с другими родами войск, вследствие недостаточной организованности и некультурности в учебе в этом году войска не добились положительных результатов. Тем более надо признать, что первоначальный период подготовки одиночного бойца и сколачивание мелких подразделений были поставлены весьма на низкий уровень.

3) Отработка, практика применения и действия в бою масс танков. Механизированные части, участвовавшие на окружных маневрах и корпусных учениях в укрепленном районе, показали достаточную сколоченность действия батальонов.

Хуже обстоит дело в бригаде, в 7-м механизированном корпусе, участвовавших на маневрах. Командир корпуса и штаб корпуса не справились с управлением корпусом, действия корпуса в целом не выявили эффективности массового применения танков, потому что управление ими в решающий момент было сорвано.

4) Освоение тактики и приемов конницы против мехсоединений и авиации противника, взаимодействие своей авиации с мехвойсками.

Этот вопрос полностью отработан 16-й кавдивизией, 25-й и 30-й кавдивизиями неудовлетворительно как в отношении взаимодействия со своей авиацией и мехвойсками, так и в отношении действий против механизированных соединений и авиации противника.

5) Отработка тактики и техники приемов противовоздушной обороны, особенно противовоздушной разведки, оповещения, быстрой изготовки зенитных средств, скрытности движения колонн и рассредоточения.

Это то, о чем говорил Маршал Советского Союза Буденный. На сегодняшний день слабо обстоит в войсках вопрос своевременной постановки ведения разведки за воздушным противником, своевременного оповещения, использования зенитных средств, применения их и в зависимости от получения разведывательных данных своевременного рассредоточения частей. Этот вопрос недостаточно отработан.

6) Отработка тактики и техники приемов противотанковой обороны.

В этом вопросе нужно признать, что 18-я и 56-я дивизии достаточно отработали их, в остальных дивизиях дело обстоит скверно. В лучшей степени подготовлены, особенно в отношении противотанковой обороны, пулеметные батальоны, находящиеся в укрепленных районах, причем, невзирая на то что батальоны находятся в весьма сложной обстановке работы (охрана границ, охрана постоянных железобетонных точек, на что расходуется 50% личного состава), в этом году батальоны дали хорошие и отличные результаты.

7) Отработка тактики и техники противохимической обороны.

В отношении противохимической обороны вопрос отработан дивизиями удовлетворительно.

Что касается защиты войск от поливки ОВ с самолетов, этот вопрос почти совершенно не отработан, и на него в частях очень мало обращают внимания.

Следующий вопрос — вывод на все учения тыловых подразделений. Невзирая на то что в приказах наркома, и в прошлом году нарком заострял внимание, все же примерно на 70% учений части выходили с только что обозначающимся тылом. Говорить, что вопрос полностью отработан, не приходится.

Следующий вопрос — тактическая подготовка парашютистов и авиадесантных частей как основная боевая подготовка их.

Невзирая на то что в Ленинградском округе всем была известна исключительная по своему размеру катастрофа (4 человека убитых и 55 человек раненых во время высадки десанта), десант в 150 человек был высажен в полном боевом снаряжении, совершил ночной переход в 75 км и на рассвете вступил в действие. Оценивая тактические действия авиадесантных частей, считаем, что они подготовлены вполне удовлетворительно.

Следующий вопрос — оперативная и тактическая подготовка крупных авиасоединений в части подготовки к самостоятельным действиям. Задача не вполне выполнена, а именно: не отработан вопрос операции авиасоединений ночью и на больших высотах. Как правило, здесь отработаны авиазвенья. Отряды и эскадрильи на больших высотах и действия в ночных условиях — не отработаны.

Второе. Борьба со средствами противовоздушной обороны, и третье — отражение воздушного противника ночью.

Кроме того, я считаю, что подготовкой авиации в зимних условиях мы занимаемся в большинстве случаев на постоянных аэродромах, где сидит или бригада целиком, или эскадрилья. Поэтому легче готовить и руководить бригадой, когда она находится постоянно на одном стационарном аэродроме. В зимних условиях надо практиковать разбрасывание авиабригады на полевые аэродромы и давать штабу и командованию бригады возможность управления с полевых аэродромов.

Особое внимание должно быть уделено, на основании приказа, подготовке младшего начальствующего состава. Сейчас в связи с огромным некомплектом в округе готовятся 1150 младших лейтенантов.

Вопрос о подготовке артиллерии. Я считаю, что существующий НАОП надо вычеркнуть из употребления. Может ли работать наша артиллерия в полевых условиях? Нет. Выезжает батарея или дивизион на заранее подготовленную позицию, поставлены мишени, никакой разведки, никакого выбора позиции не делается. Взаимодействия с пехотой, танками, инженерными и химическими войсками, как правило, нет. Дошло дело до того, что ставят дивизион на позицию, даже упряжки ставят впереди орудий. Положение возмутительное. Делает это начальник АККУКСа, который должен был бы показать образец. Я считаю, что дальнейшая подготовка нашей артиллерии должна идти исключительно по линии действия только в полевых условиях.

Какую оценку можно дать частям в отношении огневой подготовки? По огневой подготовке стрелковые части из винтовок, ручных пулеметов, станковых пулеметов в этом году вышли на «удовлетворительно», за исключением двух дивизий — 10-й, которая дала по всем видам неудовлетворительные результаты, и 72-й, которая на протяжении трех лет занимала первое место и, кроме отметки «отлично», другой не имела, но которая имела сплошное очковтирательство. И в этом году была попытка заняться очковтирательством. Это так называемая гвардейская Ленинградская дивизия, которая три года подряд имела оценку «отлично». В этом году, когда от нее потребовали действительно по-настоящему проведения огневой стрельбы — и одиночной, и групповой — она дала по всем видам неудовлетворительные результаты. Подготовка артиллерии во всех стрелковых дивизиях имеет оценку «удовлетворительно», в кавалерийских — «неудовлетворительно».

Подготовка зенитной артиллерии имеет весьма слабые результаты. Подготовка зенитной артиллерии ПВО в этом году также дала частично «удовлетворительно», два полка — «неудовлетворительно».

Танковые части. Особенно выделялся очковтирательством 7-й механизированный корпус, где сидели из года в год враги, где не только Бакши, но и политический аппарат возглавлял очковтирательские методы работы. После того как мы сменили командиров бригад и частично комбатов, какие бы то ни было попытки очковтирательства были пресечены. По огневой подготовке — по первой задаче НАОП «удовлетворительно», по второй — «неудовлетворительно».

Техническое состояние боеготовности всех мотомехчастей примерно 80%.

Аварии. В прошлом году по округу — 209 по мехчастям, в этом году— 152 — весьма незначительное сокращение. Причем резкое сокращение дал 7-й мехкорпус — в прошлом году 109, в этом году 36 аварий.

Техническое состояние вооружения. Проверены все без исключения части. Причем материальная часть артиллерии во всех дивизиях вполне удовлетворительная, в 7-м мехкорпусе — хорошее состояние. Винтовки и пулеметы во всех частях в вполне удовлетворительном СОСТОЯНИИ.

Закончена проверка неприкосновенных запасов. Нужно признать, что проверка неприкосновенных запасов вооружения, снаряжения, обмундирования и продовольствия показала, что этим вопросом совершенно не занимались, почти никакого учета не было. Сейчас эта работа закончена. Комиссии закончили работу к 10 числу. Комиссии оставались на местах до тех пор, пока не были исправлены все недочеты на месте. С 1 декабря вновь посылаются комиссии для проверки на местах в каком состоянии сейчас эта работа и действительно ли выполнена поставленная перед каждой дивизией, полком задача о прекращении того гнусного отношения к неприкосновенным запасам, которое существовало до сих пор?

Огромнейшая работа проведена в отношении приведения в порядок укрепленных районов. Сейчас еще не выполнена задача, которую Вы, товарищ народный комиссар, поставили в отношении передового рубежа. Я думаю, что к апрелю мы выполним целиком и полностью задачу в отношении передовых рубежей.

В отношении начальной подготовки я считаю, что у нас есть одна неправильная формулировка — одиночная подготовка, на которую отводится и по приказу, и по плану 2 месяца. Сюда включается строевая подготовка, подготовка по стрельбе стоя, лежа, с колена. Одиночная подготовка молодого бойца начинается с момента прихода его в казарму и до момента ухода из казармы. Есть период ввода молодого бойца в строй. Этот период надо определить, сколько времени этот период должен продолжаться. А дальше начинается одиночная подготовка. Причем у нас, как правило, если взять планирование в ротах, то там было абсолютно неправильное планирование. Пришлось его резко изменить и дать указания, как планировать. Зачастую можно найти в роте: сегодня огневая подготовка, а что в огневую подготовку входит — заряжание, изготовка, прицеливание — и на это дается сразу 2 часа. И вот он мурыжит: заряжание, изготовка, прицел. Кому это не надоест? Мы отводим максимум 10 минут и после этого переходим к следующим видам подготовки.

Егоров. Комплекс.

Дыбенко. Да, комплекс. Я считаю, это должно быть введено как правило подготовки.

В отношении самого планирования. Считаю, что планирование, которое до сих пор было, целесообразно разбить на 2 периода — это зимняя подготовка и летняя подготовка. В период зимней подготовки мы обязаны до 1 июня отработать все задачи, поставленные по сколачиванию роты. Здесь должны быть проведены: одиночная стрельба и начало боевых стрельб ротой. С июля идет сколачивание батальона, усиленного артиллерией, танками, химическими и саперными частями и т.д. Основное планирование ведет командир полка. Он должен являться хозяином в этом отношении, потому что в ходе учебы по некоторым дисциплинам будет отставание, а по другим дисциплинам части уйдут вперед.

Мною дано указание на новый учебный год вести планирование, имея в виду два основных периода — зимний и летний.

В дивизии планируют по периодам на 1 месяц (зачитывает).

В батальоне составляется только план занятий начальствующего состава, штаба. Планируется материальная часть на обучение в роте.

Командир роты получает на ступень или период расчет часов и объем по дисциплинам.

Егоров. От полка.

Дыбенко. От полка. И здесь командир роты дает расписание, и по этому расписанию он планирует время на дисциплины. И комплексный метод даст гораздо лучшие результаты.

В отношении планирования у артиллерии. Я считаю подготовительный период — октябрь—ноябрь. Основная задача — подготовка кадров начальствующего состава и в подразделениях по существующей программе. Артиллерия, как правило, с 15 октября по 1 февраля бывает небоеспособна.

Мне казалось бы, что было бы лучше сделать так: если мы получаем молодой контингент в октябре, увольнение производить в ноябре. Тогда мы имели бы возможность на более ответственные должности и службы оставить второго года службы артиллеристов, а молодых за 2 месяца мы могли бы подготовить, и у нас разрыв неподготовленности артиллеристов сократился бы максимум до 2 месяцев.

В отношении планирования в мехчастях. Для лучшей подготовки в мехчастях необходимо иметь точные сроки подготовки экипажа, взвода, роты и батальона.

В отношении подготовки начсостава какие недочеты были в округе?

Первое — это то, что сейчас многий начсостав иногда не умеет сделать быстро и правильно анализ обстановки.

Второе — в большинстве случаев отсутствует замысел у командира, что выявилось на маневрах, он не ставит вопрос, чего он хочет.

Третье — командир не всегда умеет правильно использовать штаб.

Четвертое — взаимодействие всех родов войск.

Пятое — плохое знание устава. Проверка знаний начсостава — командиров дивизий, командиров корпусов, командиров полков — показала, что Полевой и особенно Артиллерийский уставы начсостав очень плохо знает. Поэтому сейчас приходится строить занятия с начсоставом, и в особенности со старшим начсоставом, делая упор на изучение уставов. Я считаю более целесообразным проводить занятия по-иному, чем это было до сих пор, а именно проводить занятия ежемесячно, собирая начсостав минимум на три дня, с тем чтобы первый день отводить на проверку и изучение устава, и в первый же день дать задание. На второй день командир разрабатывает задание, делает все расчеты и во вторую половину второго дня он проводит групповые занятия с начсоставом. Третий день отвести подготовке начсостава для разбора темы. Кроме того, я считаю, что мы должны давать заочные темы и принимать по ним зачеты.

Характерно, что в Ленинградском округе исключительно не в почете было изучение истории войн и вообще изучение истории военного искусства. На протяжении последних нескольких лет этот вопрос штабом совершенно не ставился и комсостав к этим вопросам не был совершенно привлечен.

Что необходимо по подготовке начсостава? Особенно серьезно стоит у нас вопрос с младшим начсоставом. Военным округом даны указания, чтобы каждый день за час до окончания занятий освобождались командиры отделений, а с отделением в последний час проводили занятия бойцы второго года службы. Командиры отделений освобождаются, и командир роты проводит с ними инструкторские занятия по подготовке на следующий день показным методом. Мы отменили составление конспектов. Раньше командиров отделений заставляли писать по 3—4 часа конспект. Мы это дело отменили. Младшие командиры должны уметь составлять план занятий. Если проведен хорошо инструктаж командиром роты, или командиром батареи, или, наконец, командиром роты танков со своим младшим комсоставом, — этого уже достаточно, для того чтобы они составили себе правильный план занятий на следующий день и образцово провели занятия с бойцами.

Причем для младшего командного состава, я считаю, должен быть сохранен командирский день в каждой декаде. Кроме того, для младшего командного состава по примеру среднего и высшего командного состава нужно давать заочные задания. Эти задания по изучению устава и в соответствии с уставом по решению мелких тактических задач. Тогда действительно командир отделения будет всегда расти.

На сегодняшний день у нас скверно с учебниками. Учебника для младшего командного состава нет, причем этот учебник нужен не только для младшего командного состава, но и для бойцов. Мы сейчас получаем достаточно грамотных бойцов. Если бы молодой боец имел учебник, прочитал его, командиру отделения пришлось бы потратить тогда только 5—10 минут на теоретическое объяснение поставленной задачи, которую проходят сегодня. Эти учебники Управление боевой подготовки должно выпустить немедленно.

Я считаю, что на сегодняшний день исключительно отвратительно стоит вопрос со Строевым уставом, Уставом внутренней службы, причем надо сказать, что Строевой устав и Боевой устав расходятся, поэтому в практике отсебятина, единообразия нет. Я считаю, что нужно немедленно выпустить их и дать в достаточном количестве, чтобы они имелись у каждого бойца.

Относительно плакатов. Фашист Гамарник выпустил плакаты, каким должны быть немецкий и английский солдаты. Но посмотрите, как наши бойцы изображены. Наглядных плакатов наших бойцов в различных положениях подготовки у нас нет, а они совершенно необходимы. Бойцы всегда могут посмотреть и иметь возможность работать над собой.

В отношении подготовки среднего начсостава. Обучение должен производить непосредственный начальник. У нас сейчас это делается через ступень. Если командир корпуса, то он должен отвечать за подготовку командира дивизии, командир дивизии — за подготовку командира полка. Это не исключает возможности, что командир дивизии будет производить подготовку отдельных бойцов, но как принцип нужно поставить, что непосредственный начальник отвечает за подготовку подчиненного.

Я считаю, что на будущий год и сейчас Военный совет уже поставил в Ленинградском военном округе задачу, чтобы всю боевую подготовку резко приблизить к условиям боя, выпятив подготовку ближнего боя. В огневой подготовке решающее значение должна иметь тактическая подготовка. У нас сейчас боеподготовка складывается из трех обособленных элементов: первая — это стрельба, вторая — тактическая подготовка и обособленная от боевой подготовки физическая подготовка. Это сделано, для того чтобы по физической подготовке получить как можно больше бойцов, получивших значок 1-й или 2-й ступени ГТО[18].

Считаю, что в системе боеподготовки должны быть тесно увязаны все эти три элемента, и оценку давать тогда, когда одновременно проверяются все три элемента. По отдельному элементу никакой оценки давать нельзя, потому что это вводит в заблуждение, это, если хотите, тоже очковтирательство.

У нас не ставился вопрос о подготовке в горных районах и о действиях в лесисто-болотистых местах, и это недостаточно отражено в Полевом уставе.

Вам, товарищ маршал, уже прислали замечания по Полевому уставу. В Полевом уставе целый ряд глав совершенно отсутствует, в частности такая глава, как выход из окружения. Все это написано в трех словах и кончен бал. А как организовать выход из окружения? Об этом ничего не сказано.

Начальная одиночная подготовка бойца и отделения. Если мы не добьемся в одиночной подготовке отличных результатов, нечего говорить о сколоченной роте, батальоне, полку. Боец должен отдельные приемы выполнять автоматически. Например, подготовка стрельбы с колена. Он думает как взять, потом смотрит как зарядить, в то время как он должен все время следить за противником, за местностью. Он не обучен автоматическому выполнению приемов, и у него масса внимания уходит на то, как сделать. Поэтому одиночной подготовке должно быть уделено исключительное внимание.

Огневая подготовка. Я хочу заострить вопрос особенно сейчас по новому курсу*, который был разослан войскам. Этот курс недостаточно проработан. Мы его проработали в Ленинградском округе и считаем необходимым внести ряд замечаний.

По курсу 1935 г. боевые стрельбы превратились в погоню за пробоиной и максимальной экономией боевых средств. Таким образом, существующая оценка выхолащивала боевую оценку и сводила на нет тактическую оценку. Говорили, достаточно одного попадания, чтобы вывести из боя станковый пулемет. Если попасть в кожух, то можно вывести станковый пулемет, а если попасть в щит, вам не вывести станковый пулемет. Такая оценка — это явно неверный метод. При этом давалась хорошая оценка. А пулеметная стрельба, автоматическая стрельба совершенно отпадали.

Ворошилов. Это для отличного стрелка. А если все отличные стрелки, зачем патроны тратить. Если один отличный стрелок, он один дал пробоины, остальные выстрелили и не попали.

Дыбенко. Оценку давали, если одна пробоина в пулемете.

Федько. Тут разница — вы выпустите 5 патронов или 100 патронов.

Дыбенко. Если три пробоины будут в пулемете, тогда это действительно правильно, при отпуске 5—6 патронов для стрельбы.

Федько. Перегибаешь палку!

Дыбенко. Огневая и тактическая подготовка приближает командира к действительности. Однако при своих положительных качествах курс стрельб 1937 г. не доводит до конца наращивания правильного представления о поле боя и о противнике. Ведь как получается? Мишень. Определенное расстояние. Потом пулеметы ставят. Крупные мишени. Подводят роту. Время дается определенное. Если вы за это время не изготовились и не поразили перебежчиков, то, спрашивается, на каком основании вы будете держать мишень эту — перебежчиков? Тут надо показать грудную мишень, затем головную.

Егоров. Это указывает тот, кто руководит стрельбой. Зачем ссылаться на устав?

Дыбенко. Я считаю, что целый ряд поправок в курс должен быть внесен. Боевая стрельба. Боец не будет стрелять во имя того, чтобы получить лишнее очко. Вы время потеряли, тактически действовали плохо, вам поставят неуд.

Егоров. Воспользуемся вашим советом: уточним курс стрельб.

Дыбенко. Сочетание огневой с тактической подготовкой и одиночной подготовкой бойца должно быть поставлено во главу угла, чтобы иметь сколоченные части.

Относительно строительства.

В Ленинградском округе прямые убытки до 15 июня выражаются в 13 млн руб. Но дело в том, что все счета арестованы, и если нас не выкупят, то завтра нечем платить. Мы находимся сейчас совершенно в диком положении. Хрулеву следует в срочном порядке разобраться в этом, чтобы дать возможность закончить строительный год. К концу строительного года мы подведем итоги, подсчитаем точно, кто из нас прав, где виноватые.

Сейчас по Ленинградскому округу мы ввели в эксплуатацию уже 71,5% строительства. Общая готовность строительства около 81%.

Я считаю, что на будущий год по строительству мы все-таки должны будем предусмотреть средства, особенно в северных участках, таких как Мурманск, Кандалакша, Петрозаводск. Там все дома начальствующего состава не отштукатурены, и, если они простоят еще год в таком виде, не отштукатуренными, все это выветрится, и через 2 года мы это новое строительство должны будем подвергнуть капитальному ремонту. На это должны быть отпущены средства.

Относительно складского хозяйства.

По линии складского хозяйства мы проделали огромную работу. Но я считаю, что средства отпускаемые, я смотрел у Жильцова, то, что намечается на будущий год, не обеспечат даже и 30% того, что нам крайне необходимо.

Считаю, что складскому хозяйству должно быть уделено исключительное внимание.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 69-83.

Магер. Товарищи, выполняя решение февральско-мартовскош пленума ЦК ВКП(б)[19] и указания народного комиссара обороны, особенно данные на последнем пленуме Военного совета в июне месяце, Военный совет округа, реализуя эти указания, проделал, нужно сказать, огромную работу по части очистки округа от враждебных элементов.

На сегодня, проделывая эту работу, мы ставили перед собой не только задачу очистить округ от враждебных элементов, но ставили перед собой задачу пройтись решительно по всем направлениям, по всем видам работы, где действовал враг, с тем чтобы по свежим следам принимать решительные меры в части изжития последствий вредительства, потому что у нас одно время существовало очень нехорошее настроение, когда все говорили о вредителях, все шумели, но, по сути дела, ничего не делали, иной раз и хорошие вещи превращали во вредительство, и плохие вещи — во вредительство. Люди теряли ориентировку и не понимали, где вредитель и где хорошее дело.

Проделывая эту работу, нужно сказать, мы направили основное внимание прежде всего на вопросы боевой подготовки и боеготовности частей. В вопросах боевой подготовки нам удалось вскрыть целый ряд фактов вражеского порядка в ряде частей 7-го механизированного корпуса, 5-го кавалерийского корпуса, 67-й дивизии и др. Все эти факты главным образом шли по линии обмана, по линии очковтирательства, по линии вывода из строя оружия, разврата, в части оценок людей, в части пьянства, посредством которого разлагали людей и, наконец, большой работы по части вредительства в быту, начиная от вопросов питания и кончая санитарным обслуживанием, которое в ряде случаев принимало характер диверсионного акта.

Так, например, в 1-й авиабригаде, по заданию, как сейчас установлено, иностранной контрразведки, было отравлено 9 человек детей начальствующего состава.

В одной из частей ПВО не так давно в Ленинграде был диверсионный акт в части отравления людей: было около 200, правда легких, отравлений паратифозного порядка.

Все это говорит о том, что на участке быта вредители не только не оставляли нас в покое, но наоборот, вели и здесь свою подлую работу, поскольку это связано с живыми людьми и повседневными потребностями людей.

По линии мобилизационной готовности мы имели в ряде случаев срыв мобилизационной работы. Вредителями велась работа по срыву мобилизационной готовности, по запутыванию в приписке людей, оттяжке сроков развертывания, срыве санитарного и материального обеспечения мобилизующихся частей.

Это сейчас не является разговором, а устанавливается документально в ряде случаев. По этой линии Военный совет принял не только решение, но и практические меры по части конкретной проверки, по части конкретных указаний и по части помощи и дополнительного контроля, с тем чтобы в этой области также перейти от слов к делу и в ближайшее время навести порядок.

По оборонным мероприятиям, помимо тех указаний, которые давали Вы, товарищ народный комиссар, которые мы приняли к неуклонному руководству на днях вскрыли новое обстоятельство в укрепленном районе: все топографические съемки произведены и сделаны вредительски, и поэтому вся огневая система Карельского укрепленного района неверна.

Ворошилов. Что Вы сделали?

Магер. Сейчас даны практические указания по переделке всей огневой документации снизу вверх до батальона.

Дорожное строительство. Строились по низкому качеству узкие по ширине, нет разъездов, ремонт и уход за дорогами очень низкий, развитие складских подъездных путей шло очень медленно, срывалось. Сейчас точно так же был вскрыт целый ряд фактов вредительства. По всем этим фактам приняты практические меры.

По линии противовоздушной обороны. Мы имели такие факты, когда процесс обучения красноармейцев строился таким образом, что мы никогда не имели подготовленных расчетов. Это делалось умышленно. Сейчас точно так же все эти вещи поправили и приняли все меры к тому, чтобы части ПВО были постоянно в полной боевой готовности. Сейчас не только приняты меры, но мы уже сейчас имеем результаты, о чем и начальник Управления ПВО Седякин мог зафиксировать на последних занятиях, что части ПВО, если не полностью, то близки к выполнению задач, поставленных наркомом.

В строительстве огневых точек были факты — неверное расположение на местности по строительству подъездных путей. Особенно здесь тормозилось дело. Приняли целый ряд дополнительных мер, и нам кажется, что мы эту задачу выполним полностью.

По складскому хозяйству. Задержка с окончанием работ, растяжка. Сейчас мы приняли целый ряд мер и думаем, что в этом году ту программу которую дал народный комиссар, мы выполним.

По строительству. Здесь уже командующий говорил по строительству что мы приняли целый ряд мер, конкретных мер, по целому ряду участков и объектов. На сегодняшний день ликвидация вредительства в строительстве проходит очень медленно. Хотелось бы это дело провернуть скорее, но беда наша в том, что строительные кадры на сегодняшний день очень слабы, люди не успевают физически эту работу осваивать и повседневно проводить в жизнь. Принимаем все меры. И я думаю, что целый ряд дополнительных мер в строительстве позволит строительство поставить на здоровые ноги. Сейчас на это нужны деньги. Нужна помощь народного комиссара — отпустить округу в ближайшее время эти деньги.

Я думаю, товарищ народный комиссар, при всех неприятных обстоятельствах просить от Вас денег, я считаю, что помочь нам в этой части нужно, иначе мы своими средствами не сможем выйти из положения.

Какие мероприятия Военный совет провел в области подготовки кадров и замещения той бреши, которая образовалась в результате раскорчевки вредительства? Прежде всего выдвинуто по должностям начальствующего состава 1500 человек, что в основном свело некомплект к полуротному командиру. Наряду с этим мы имеем большой некомплект политсостава. Тут также проводится целый ряд мероприятий. Во-первых, мы уже подготовили и выпустили 150 человек политруков, и сейчас готовятся около 200 человек, всего будет 350 человек. Таким образом, некомплект и острота будут смягчены.

Большой некомплект будет чувствоваться в группе технического состава. Нужно сказать, что эта группа была наиболее сильно заражена вредительством. Особенно тяжело будет в авиации. Но тут нужно будет принять целый ряд мер дополнительного порядка за счет подготовки из младшего начсостава мотористов и механиков. Товарищ народный комиссар это дело в основном санкционировал, и я думаю, что человек 350—400 мы сможем подготовить в течение ближайших четырех месяцев. Таким образом, и здесь будет ослаблена острота.

Политико-моральное состояние. За сегодняшний день я должен сказать, что введение института комиссаров значительно улучшило работу в частях[20]. Мы не имеем тех фактов, которые были в прошлом, когда помполитам давалась возможность прятаться за командиров. Сейчас комиссар, засучив рукава, взялся за организацию не только политработы, но вплотную подходит и интересуется хозяйственными вопросами и вопросами боевой подготовки, так что те опасения или то, на что указывали враги, что с введением института комиссаров умалится роль командира, на сегодня не оправдались, и я думаю, что это были опасения вражеского порядка. Там, где командир является действительно советским командиром, партийным или непартийным большевиком, там не только не чувствуется розни, а, наоборот, командир чувствует потребность в помощи комиссара, потребность в совместной работе. Я думаю, что нам приходится только радоваться, что единство по этой линии у нас на сегодня не только не подвергается сомнению, а наоборот, с каждым днем все больше и больше укрепляется.

Политико-моральное состояние округа, я бы сказал, в основном здоровое.

Что мы на сегодняшний день имеем здоровое политико-моральное состояние — характеризуется это тем, что мы имеем огромный подъем бдительности во всех областях и во всех звеньях. Это характеризуется огромным количеством сигналов, которые идут снизу — и от красноармейцев, и от политического и командного состава.

Во-вторых, что критика и самокритика начинают давать свои плоды. Это второе обстоятельство. Это особенно сказывается в приближении командира к красноармейцам частей. В процессе проведения директивы № 088 мы имеем налицо процесс улучшения политико-морального состояния и, во-вторых, процесс приближения командного состава к красноармейским массам.

Но нужно сказать, что мы имеем и прорывы в области политико-морального состояния, особенно в области дисциплины. До последнего момента, до сентября месяца, мы не только не имели серьезных сдвигов в области улучшения дисциплины, а, наоборот, имели некоторое увеличение дисциплинарных проступков. Основным мотивом увеличения дисциплинарных проступков была все же слабая наша работа, слабая работа и партийной организации, и начсостава. Особенно слаба была воспитательная работа. За последние два месяца, когда мы по-настоящему в это дело впряглись и крепко взялись за это дело, мы имеем резкое снижение дисциплинарных проступков.

Такое острейшее оружие, как приказ народного комиссара, снятие дисциплинарных проступков, как поощрение[21], это оружие нами не применялось, а если им и пользовались, то не совсем умело.

Увеличились, к сожалению, и чрезвычайные происшествия. В этом году мы имеем, может быть, несколько меньше несчастных случаев в сравнении с прошлым годом — примерно десятка на три, это незначительное сокращение, но все же несчастные случаи имеют огромную цифру — 396 несчастных случаев на округ. Эта цифра огромная, и в этой части особенно большую цифру дают нам катастрофы на автотранспорте, несчастные случаи на хозяйственных, строительных работах и т.д. Все это говорит за то, что пренебрежение к элементарным условиям безопасности и элементарным условиям организованности в работе на сегодняшний день налицо. Основная причина несчастного случая является нераспорядительность начальствующего состава всех звеньев. Это, я считаю, основная причина, других причин мы на сегодняшний день не зафиксировали.

Наряду с этим мы проделали большую работу по части роста парторганизации. На сегодняшний день парторганизация по округу выросла. 582 человек принято в партию из кандидатов и примерно в кандидаты принято такое же количество. Но это ни в какой степени нельзя признать удовлетворительным с точки зрения потенции роста. На сегодняшний день мы имеем искусственную задержку роста. Почему? Потому, что в ряде случаев начальники политотделов не могут выдать партийного документа. И задерживается рост парторганизации по целому ряду формальных моментов: вопрос оформления, поручительства и т.д. Но повторяю, в этой части сдвиги наметились серьезные, и в ближайшее время рост партийной организации будет идти еще быстрее.

Реализация данных указаний в директиве № 088 на сегодняшний день рисуется примерно в таком свете, что партийная организация в основном правильно поняла эту директиву, начинает сейчас ее на практике осуществлять. Но мы не добились еще решительного сдвига в части перестройки всей нашей работы, согласно требованиям февральско-мартовского пленума ЦК и народного комиссара, неконкретно работаем, не знаем всех условий работы. Все эти вопросы стоят перед нами как ближайшая и очередная задача. Военный совет много работает над этими вопросами, но нужно сказать в порядке самокритики: всего не успеваем сделать, даже при том условии, если будем работать 24 часа в сутки. Военный совет полностью не овладел искусством руководства по-новому, пока не выходит, недостаточно впряглись в дело боевой подготовки, рывками еще работаем в области боевой подготовки. Я думаю, что и в других военных советах в части боевой подготовки еще нет такой работы, как нужно.

Я думаю, что мы проделали большую работу по части укрепления и идеологического сплочения рядов наших партийных и непартийных большевиков. Но на сегодняшний день задача по очистке армии, товарищ народный комиссар, я считаю нерешенной. Мы в основном проделали эту работу мы взяли то, что было видно на поверхности, выловили кое-где «карасей». Я думаю, что в части дальнейшей очистки нужно настойчивее проводить большевистскую работу.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 84-91.

Куйбышев. Подытоживая результаты инспекторских смотров окружных учений, Военный совет округа оценил боевую подготовку войск ЗакВО как стоящую на неудовлетворительном уровне.

Егоров. Это итог?

Куйбышев. Так точно. Это общая оценка для войск округа в целом. Эта общая оценка имеет, конечно, отклонения в худшую и лучшую сторону по разным родам войск и войсковым частям. Так, например, считаем, что боевая подготовка авиации округа стоит на удовлетворительном уровне, а некоторых ее подразделений и выше удовлетворительного уровня. На удовлетворительном уровне стоит подготовка войск ПВО округа. Результаты боевых стрельб зенитной артиллерии — выше удовлетворительного уровня. Удовлетворительна узкоспециальная подготовка саперных частей. Тактическая подготовка — неудовлетворительна. Удовлетворительна подготовка некоторых танковых частей, но танковые роты дивизий, как правило, подготовлены неудовлетворительно. Удовлетворительна тактическая подготовка кавалерийской дивизии, но целый ряд других разделов ее боевой подготовки и в первую очередь стрелковая — неудовлетворительна. Подготовка стрелковых войск и войсковых штабов неудовлетворительна.

Ворошилов. Почему?

Куйбышев. Я дальше скажу, товарищ народный комиссар, почему получились такие результаты и как мы это изживаем.

Ворошилов. Изживаем, изживаем. Теперь уже поздно это изживать. Вы должны были это изжить в процессе работы.

Куйбышев. И, наконец, самое скверное — это, безусловно, неудовлетворительно или совершенно неудовлетворительно обстоит дело с подготовкой стрелковых войск и войсковых штабов. Основная причина того, что мы не изжили всех этих недостатков, заключается в том, что у нас округ был обескровлен очень сильно.

Ворошилов. Не больше, чем у других.

Куйбышев. А вот я вам приведу факты. На сегодня у нас тремя дивизиями командуют капитаны. Но дело не в звании, а дело в том, товарищ народный комиссар, что, скажем, Армянской дивизией командует капитан, который до этого не командовал не только полком, но и батальоном, он командовал только батареей.

Ворошилов. Зачем же вы его поставили?

Куйбышев. Почему мы его назначили? Я заверяю, товарищ народный комиссар, что лучшего мы не нашли. У нас командует Азербайджанской дивизией майор. Он до этого времени не командовал ни полком, ни батальоном и в течение последних шести лет являлся преподавателем военного училища (смех).

Голос с места. Куда же девались командиры?

Куйбышев. Все остальные переведены в ведомство НКВД без занятия определенных должностей.

У меня имеется дивизия Грузинская, которой командует майор. Он, то же самое, не командовал полком, правда, командовал батальоном, но последние 4 года занимал должность начальника военно-хозяйственного снабжения дивизии. Мы, товарищ нарком, много работали по линии боевой подготовки, много бывали в частях, проводили занятия, участвовали на всех дивизионных учениях, я не говорю, конечно, об окружных учениях. Стараемся учить. Стремимся учить, но я заверяю, товарищ нарком, что все же в национальных частях18 уровень подготовки командного состава настолько низок, что приходится для оказания помощи прикомандировывать к ним опытных старших командиров. Скажем, к 76-й Армянской дивизии прикрепил комкора Мулина, который сидит там уже месяц. К Азербайджанской дивизии прикрепил комдива Зусмановича, который сидит там уже, кажется, две недели.

Вот тут все товарищи говорят, что выдвинутая молодежь лучше работает. Я должен присоединиться к этой характеристике только в том отношении, что работают они добросовестно, стараются, из кожи вон лезут, для того чтобы оправдать то доверие, которое оказано им выдвижением. Но они многого не знают и не имеют опыта. Я не знаю, как в других округах, но нас у многих командиров пока что не выходит. Я думаю, что это не их вина, а их беда, что они не имеют опыта. Откуда может быть хорошим командир Грузинской дивизии Дзаба-хидзе, который до этого в течение двух лет командовал только ротой и больше никакого стажа командира не имеет.

Буденный. За год можно подучить.

Ворошилов. Семен Михайлович считает, что если ротой умеет хорошо командовать, то и армией может.

Куйбышев. Так что неоспоримы положительные результаты, которые мы имеем в результате массового выдвижения молодежи на высшие командные посты. Наряду с этими положительными результатами мы, конечно, имеем отрицательные стороны этого явления, заключающиеся в том, что многие командиры командовать не умеют, хотя мы выдвинули лучшее, что у нас было.

Наконец, это изъятие создало в войсках округа огромнейший некомплект. Тут товарищи называли цифры некомплекта. По вверенному мне округу некомплект начальствующего состава 1312 человек, но эти 1312 человек, если в других округах составляют небольшой процент, то у меня это составляет 25%. Что касается специальных частей, то некомплект составляет 40—50%. Некомплект очень большой, товарищ нарком.

Третье обстоятельство заключается в том, что в округе очень неблагополучно обстоит дело со сверхсрочниками. У нас огромнейший некомплект сверхсрочного командного состава. Этот некомплект получился в результате плохой работы по вербовке в прошлом году В результате мы сейчас, набрав переменный состав на курсы младших лейтенантов, в полках имеем очень большой некомплект сверхсрочного и младшего командного состава.

Но, понятно, это временное явление. Огромное большинство из той молодежи, которая сегодня плохо справляется с работой, будет справляться с нею значительно лучше, чем враги, которые сидели на их местах. Здесь нет никакого сомнения. Но тут наш округ нуждается в помощи. До сих пор мы из Центра не просили, а сейчас я приехал с окончательно подсчитанными ресурсами и считаю, что нам нужно подкинуть людей.

Федько. У меня служат грузины, армяне.

Куйбышев. Я хочу об этом говорить.

Вторая причина — очковтирательство. Я со всей ответственностью заявляю, что в округе очковтирательство существовало как система во всех видах подготовки. Проверка состояния стрелковой подготовки показала, что отбирались лучшие люди. Для артиллерийской стрельбы — одни и те же командиры, которые стреляют из года в год на смотровых стрельбах. В этом году мы подошли иначе — строго по уставу и согласно приказу народного комиссара. В результате части, из года в год показывавшие отличные результаты, дали неудовлетворительные результаты. Очковтирательство у нас в округе приняло большие размеры, и сейчас продолжают иметь место отдельные случаи, с которыми приходится вести большую борьбу.

Егоров. Это всегда было позорным явлением.

Куйбышев. До сих пор это очковтирательство существовало как система, и никакого позора в этом не видели. Так, за нашим округом числилось несколько первых мест по линии физкультуры, а я вам официально заявляю, что это первенство взял не округ, а профессио-налы-спортсмены, которые, числясь при штабе округа, ездили в Москву и представляли войска округа.

Федько. Переодетые?

Куйбышев. Конечно, переодетые. И позором это не считали, а просто обманывали. А если это делалось штабом округа, командованием, то что уж говорить о том, что делалось внизу.

Третья причина — крайне пониженная требовательность комсостава всех степеней как к самим себе, так и к своим подчиненным. Проходят мимо мелочей. Командиры не считают своим долгом делать замечания красноармейцу. Замечания совершенно отсутствуют. Отсюда внешний вид самый отвратный. Строевая подготовка в загоне. Вопросы выправки недооценивались, и, что самое вредное, такая психология, что нужно жалеть красноармейца. Это вместо того, чтобы требовать от красноармейца.

Красноармеец должен делать перебежки, окапываться, а командир рассуждает так: теоретически он дело это знает, зачем же я буду его мучить? И требовательность в этом отношении самая низкая. Как правило, на тактических занятиях перебежка условная, самоокапывание условное, маскировка условная. Делают только то, что передвигаются ногами (смех).

Егоров. А кормят тоже условно?

Куйбышев. Кормят не условно.

В нашем округе основные войска — это горные войска. Я заявляю со всей ответственностью, что до нынешнего года занятия проводились, как правило, на ровной местности. Когда в нынешнем году мы устроили учения — и окружные, и дивизионные — действительно в горной обстановке, командиры заявили, что они впервые попали в такие трудные условия. Трудных условий никаких не было. Были просто горы.

Расскажу о таком случае. Приезжаю в один лагерь. Мне было сказано, что там танковая рота учения проводит в горах. Поехал, посмотрел. Нашел эту роту. Действительно, танковая рота находится около 2000 метров над уровнем моря. Только на эту гору надо заехать по шоссе, а затем такое плато с ровным рельефом местности. Они там месяц занимаются, а везде опубликовано, что рота в течение месяца преодолевает горные препятствия. Фактически эта самая рота считалась горной.

Следующее обстоятельство, которое страшно мешает уровню боевой подготовки, это незнание русского языка национальным командным составом. Должен сказать, что большой процент командного состава русским языком не владеет. Он не только не читает военной литературы, он не может даже самостоятельно работать с обычным уставом. Сами посудите: как может расти командир, который не может прочесть устав? У меня имеется большой процент командиров, которые не могут читать книгу. Считаю, что русскому языку нужно уделить исключительное внимание. Сейчас это дело мы будем двигать.

И, наконец, последний вопрос, на котором я и закончу. Это вопрос организации нашей горнострелковой дивизии. Этот вопрос будет обсуждаться особо, но я все же хотел сказать, почему это имеет отношение непосредственно к боевой подготовке.

Что у нас получается с дивизией, товарищ народный комиссар?

Егоров. Это будет обсуждаться особо. Скажите лучше о выводах из ваших учений.

Куйбышев. Что касается выводов по тылу, я так скажу.

Я был в 1926 г. в Китае, наблюдал китайскую армию, Квантунскую армию. Как полная аналогия: тыл горной дивизии и китайской армии. Разница только в том, что там за полком движется бесконечное количество кули, которые несут имущество полка, а у нас за полком движется бесконечное количество вьючных лошадей.

Буденный. А как иначе? В горах либо ишак, либо лошадь.

Куйбышев. Мы считаем, что нет ни одного направления на Кавказе, которое для дивизии не имело бы дороги.

Федько. Не на дороге придется драться.

Куйбышев. Дивизионный тыл драться не будет. У нас весь дивизионный тыл на вьюках.

С места. Почему?

Куйбышев. Потому что это по штатам полагается. Если дивизия один раз остается вне дороги, то почему она всю жизнь должна ходить на вьюках? По-моему, это совершенно неправильно.

С места. Тогда нужно ликвидировать.

Куйбышев. Нет, я считаю, что горные войска нужно оставить, но соотношение между колесным транспортом и вьюками надо пересмотреть.

Егоров. Для этого вам назначали горные учения.

Куйбышев. Правильно, горные войска в наших условиях нужны. Но организацию их надо резко изменить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 92-98.

Апсе. По нашему округу, тщательно проверяя кадры, выполняя директивы товарища Сталина и народного комиссара, мы уволили 646 человек. Цифра как будто довольно большая для нашего округа, но то, что мы в основном уволили правильно, подтверждается тем, что около 50% всех уволенных уже арестовано.

Мы имеем среди уволенных весьма небольшое количество таких, которых можно было пересмотреть и восстановить, имеем небольшое количество ошибочных увольнений. Мы сами знаем, что, когда в июле—августе приходилось разбираться в этих делах и надо было немедленно очистить наши ряды от враждебных элементов, ошибки могли быть. Поэтому мы тщательно пересмотрели ряд лиц и нашли возможным восстановить 9 человек как уволенных без достаточного основания.

Ворошилов. Думаю, что могли бы найти больше.

Апсе. Некоторых мы еще изучаем, подходим к этому вопросу очень внимательно, чтобы не было перегибов.

В наших условиях играют очень важную роль некоторые особенности Закавказья. Вы сами прекрасно знаете, что в нашем округе были армянские дела, грузинские дела, аджарские дела, азербайджанские дела. Весь командный состав тесно связан с аджарами, грузинами, армянами и азербайджанцами. Эта тесная связь, несомненно, отражается и на наших армейских кадрах.

Поэтому нам необходимо было самым тщательным образом присмотреться, чтобы не дать возможность враждебным элементам, прикрываясь национальностью, остаться в нашей армии. Отсюда у нас такое большое количество уволенных.

Больше 1000 человек выделено на высшие должности, в том числе 120 политработников. Мы принимали меры, чтобы оказать помощь выдвинутым командирам, политработникам, учитывая, что они не имеют достаточного опыта, чтобы научить их работать.

Мы обратили особое внимание на то, чтобы помочь выдвиженцам лучше организовать повседневную жизнь, быт, учебу войсковых частей. Мы обратили внимание на то, чтобы помочь им организовать занятия с красноармейцами и командирами, учитывая низкий уровень боевой подготовки, обратили внимание на то, чтобы помочь политически воспитать красноармейцев в духе директивы № 088 и расширить военно-политический кругозор командно-политического состава.

Мы обратили особенное внимание на изучение русского языка. У нас имеется ряд политруков, которые не знают русского языка, имеется ряд таких командиров, которым трудно работать, о чем говорил Куйбышев.

За этот период мы приняли меры, чтобы обеспечить крепкое по-литико-моральное состояние, крепкую дисциплину особенно в связи с многочисленным увольнением и арестами командиров и политработников в национальных частях.

Мне думается, что с этой задачей нам удалось справиться. Несмотря на то, что большое количество командиров из национальных частей было изъято, что там начали работать новые командиры, недостаточно опытные, новые политработники, несмотря на все это, путем наших мероприятий удалось обеспечить крепкое политико-моральное состояние, крепкую дисциплину.

Нам удалось успешно провести ряд организационных мероприятий по выполнению директивы наркома обороны. Нам удалось развернуть большевистскую работу среди кадров командно-политического состава. Надо сказать, что уровень политической работы, политического воспитания красноармейцев и командного состава в частях округа ниже, чем в других округах, насколько я имел возможность судить и знать. Почему? Потому что враги народа, которые сидели во главе политаппарата, принимали все меры, для того чтобы тормозить политическое воспитание красноармейской массы. Теперь мы имеем в шести дивизиях новых начальников политотделов дивизий. В этих условиях не мог быть высок уровень партийно-политической работы. Военный совет принял меры, чтобы поднять политическое воспитание красноармейцев и командного состава, учитывая особые условия Армянской, Грузинской, Азербайджанской дивизий, чтобы добиться поднятия политического уровня красноармейцев и начсостава.

Мы обратили особое внимание на то, чтобы упорядочить учет и хранение оружия и боеприпасов в частях. Мы знаем, что враги народа, которые работали, которые теперь обезврежены на Закавказье, имели в виду в случае чего воспользоваться нашим оружием и патронами. Военный совет принял меры к тому чтобы наше оружие и патроны не попали в руки врагов.

Военный совет уделил внимание упорядочению мобилизационной работы. Мы, занимаясь этим вопросом, в частности очередным призывом, нашли, что на этом участке враг поработал довольно сильно. Этот вопрос нами полностью еще не решен, это дело еще не совсем упорядочено. Это задача ближайшего времени.

Выполняя директиву наркома, Военный совет округа уделил большое внимание вопросу упорядочения пищевого блока в войсковых частях. Мы проверили всех людей пищевого блока, негодных изъяли и назначили других людей. Военный совет полагает, что в вопросе пищевого блока на сегодняшний день мы имеем значительное улучшение, но, что задача решена полностью, сказать нельзя. Думаю, что в ближайшее время мы эту задачу решим.

Мы занимались вопросами санитарной службы в округе. Я должен доложить наркому, что враги создали такое положение, что санитарной службы округа фактически не было, не было теперь — в мирное время, а особенно в военное время не была обеспечена санитарная служба. Мы подошли вплотную к решению этой задачи, целый ряд людей посадили как врагов народа, наметили целый ряд мероприятий, которые мы сообщили по адресу заместителя наркома Егорова. Думаю, что справимся в ближайшее время с этой задачей, но необходимо помочь нам. В частности, необходимо введение должности военкома окружного склада санитарного имущества. Там хранится целый ряд ядовитых веществ, а в этом складе нет комиссара. Я думаю, что необходимо ввести эту должность, чтобы это драгоценное имущество не попало в руки классового врага.

У нас в округе в горных частях играет исключительно большую роль конский состав. Военный совет занимался конским составом, чтобы обеспечить боевую готовность частей. С конским составом было очень плохо и сейчас надо сказать, что дело выправлено недостаточно. Враги выдумали такие болезни, что лошади слепнут, хромают и т.д. Нам пришлось доказать что нет такой болезни, из-за которой лошади слепнут, есть только недостаток внимания. Этим вопросом занимаемся, и за последние три месяца удалось значительно снизить количество травматических повреждений и падежа конского состава.

Вопрос с конем у нас очень важный. Вместе с тем необходимо сказать, что Ветеринарное управление РККА недостаточно внимательно относится к этому вопросу. Мы неоднократно обращались с просьбой помочь нам, для того чтобы разбить враждебные взгляды, которые имеются, но нам этой помощи не оказывается, и мы будем просить Маршала Советского Союза Ворошилова помочь нам в этом деле.

Необходимо ввести должность военного комиссара в окружные ветеринарные отделы и должность военкома в окружном ветеринарном складе. В эти склады никто не заглядывал. Мы сейчас посмотрели и решили, что обязательно нужно ввести должность военкома.

Заканчивая, я хочу два слова сказать о положении на наших окружных складах. Мы вплотную занялись вопросом складов. Проверяя все склады, мы особое внимание обращали на продовольственные склады. В продовольственных складах особенно остро стоит вопрос в отношении лаборантов и лабораторий. Есть такие лаборанты, которые определяют количество продуктов, идущих в котел красноармейцев. Мы проверили этих лаборантов. Вольнонаемные люди, недостаточно подготовленные. Необходимо ввести штатного военного лаборанта, который бы отвечал за качество и паспортизацию продуктов, попадающих в красноармейский котел. Положение очень тяжелое. Оно обостряется еще и тем, что в ряде продовольственных складов мы не имеем комиссаров, особенно на крупных складах. Просьба — обязательно ввести должность военного комиссара в крупных продовольственных складах.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 99-103.

Локтионов. Войска Среднеазиатского военного округа приказы народного комиссара № 00105 и 0106 в основном выполнили и удовлетворительно разрешили задачу боевой подготовки. Однако есть ряд существенных пробелов по отдельным видам боевой подготовки в отдельных частях округа. Политико-моральное состояние войск округа в основном характеризуется тем, что в текущем 1937 г. из частей выкорчевано значительное количество врагов народа. В частях САВО имеются национальные дивизии: 18-я Туркменская, 19-я Узбекская и 20-я Таджикская. Выкорчевывание в этих соединениях врагов народа несколько запоздало, и оно проходило главным образом после того, как в этих республиках началось выкорчевывание врагов народа, как Файзулла Ходжаев и Икрамов. Эти матерые враги народа долгое время организовывали басмачество. Они сами «вели борьбу с басмачеством» и в то же время организовывали его. Естественно, что с их стороны были направлены все меры к тому, чтобы эти дивизии сделать ручными. Кроме того, 20-ю Таджикскую дивизию возглавлял командир Кузнецов, который долгое время был шпионом.

В области боевой подготовки округ выглядит следующим образом: оперативно-тактическая подготовка штаба округа выглядит в основном удовлетворительно, и штаб округа способен разрешать и обеспечивать задачи современного боя. В лучшей степени подготовлены 1-й, 3-й, 6-й разведывательный отделы и отдел специальных родов войск. Слабо подготовлен 5-й отдел, который недостаточно умело способен обеспечить материальное планирование современных операций.

Подготовка командного состава. То, что мне пришлось за короткий срок пребывания встретить, на меня произвело не совсем удовлетворительное впечатление. Отсталость командного состава в области оперативной подготовки налицо. Придется выравнивать это. Я говорю о командирах дивизий, их штабах и командиров полков.

Общевойсковая подготовка командного состава и штабов. Стержнем общевойсковой выучки высшего состава являлся вопрос управления и взаимодействия в динамике боя, на основе Полевого устава и Боевого устава [пехоты], часть 2-я. На всех тактических играх уделено большое внимание механизированным частям и общевойсковым частям, пехоте и коннице. Нужно отметить, что теоретическое и практическое взаимодействие танковой группы с пехотой, конницей, артиллерией в основном освоено.

Какие имеются основные недочеты в области подготовки командного состава и штабов? Недочеты следующие. Все еще недостаточно четко формулируются задачи колоннам на марше, недостаточно формулируются задачи по разведке, ставятся недостаточно четко задачи вторым эшелонам, резервной группе, зачастую недостаточно энергично направляются удары из глубины. Штабы очень молодо выглядят — молодой состав, не обладающий навыками и опытом. Поэтому на осенних учениях штабы провалились, управление хромало. Приказ народного комиссара за № 0106 по подготовке штабов также не выполнен. Основной недостаток в подготовке штабов — это неумение глубоко анализировать обстановку и делать правильные выводы, медленная дача распоряжений, плохая разведка, неудовлетворительный контроль за отданными приказами и распоряжениями, неумение организовать и вести разведку и наблюдение в ходе самого боя, неумение использовать связь, неохотно используются светосигнальные средства, неудовлетворительно организуется связь. Вот основные недостатки в работе наших штабов.

Подготовка среднего командного состава. Главный упор был направлен на взаимодействие танков, артиллерии, станковых пулеметов в роте, эскадроне. План по количеству проведенных занятий недовыполнен на 35—40%. По качеству занятия дали удовлетворительные результаты. Недостатки имеются следующие (читает). Управление боем в масштабе роты, эскадрона отработано, мы считаем, удовлетворительно.

Тыловая подготовка. Я согласен с выступающими товарищами, что с тыловой подготовкой дело обстоит неважно, тыловая подготовка слаба. Мы считаем, что в эскадроне, роте и батарее занятий проведено в достаточном количестве, выше — занятий проводилось мало. В целом тыловая подготовка неудовлетворительна.

Вьючный транспорт отработан у нас слабо. Лучше в эскадроне, в роте, но слабо в высшем звене. У нас не хватает средств, главным образом — конского состава, для того чтобы проводить занятия по тылу в полковом и дивизионном звене.

Тактическая подготовка. Если говорить о плане-программе, ее выполнили по объему не полностью, по качеству программа в эскадроне, роте, батарее нами оценивается удовлетворительно.

В итоге этих занятий Военный совет делает следующие выводы: повысилась боевая подготовка одиночного бойца, повысилась подготовка танкистов. В отношении подготовки конницы мы имеем вполне удовлетворительные успехи. На последних осенних учениях видел, что конница хорошо подготовлена и ведет спешенный бой, кавалеристы хорошо проводят перебежки, но почти не пользуются лопатой, в спешенном бою лопат не признают.

Буденный. А часто у них этих лопат нет?

Локтионов. Совершенно верно, зачастую у них и лопат нет. Повторяю, что вести пеший бой конница навыки имеет вполне удовлетворительные.

Какие недочеты в подготовке конницы? Слабое наблюдение за полем боя (читает). Противотанковая и противохимическая защита также является слабым местом.

Основные виды общевойскового боя. Я скажу кратко о разведке. Этот раздел боевой подготовки совершенно неудовлетворителен во всех звеньях — и в смысле управления этим делом со стороны штабов, и в смысле подготовки самих разведчиков.

Марш. Маршевая подготовка частей значительно повысилась. Как в пехоте, так и в коннице этот вид боевой подготовки мы оцениваем удовлетворительно. В смысле выносливости и натренированности в маршах людского и конского состава дело обстоит удовлетворительно. В особенности благоприятно в отношении марша пехоты, которая не отстает от конницы. Повторяю, что в отношении натренированности в горных условиях войска ходят хорошо, нет побитостей и натертостей.

В смысле распределения сил по колоннам дело обстоит удовлетворительно, но я наблюдал такие казусы, когда, например, танки плетутся в хвосте, тогда как они должны были бы быть во главе.

При проведении встречного боя имеются недостатки — нет стремления к широким и смелым маневрам, что является совершенно необходимым в горных условиях. Навык имеется, но командный состав не всегда использует имеющиеся возможности. Например, на осенних учениях один кавалерийский полк прорвался в тыл на фланге, но потребовалось два часа, для того чтобы командир дивизии наконец решил направить 2-й эшелон, чтобы выиграть бой.

Егоров. А связь была?

Локтионов. Связь штаба с частями и наблюдение за действиями на поле боя были плохо поставлены, и это явилось причиной плохих результатов боя.

Оборона войсками усвоена. Как показал опыт учения, пехота со своими задачами справилась хорошо.

Наступление. Частями в основном усвоено и проводится правильно. Организация взаимодействия между родами войск правильная. Наступление конницы хотя усвоено, но конница неохотно спешивается, иногда пренебрегает огнем пехоты. Организация взаимодействия с мотомехчастями усвоена, но с артиллерийскими частями требует доработки.

Огневая подготовка в этом году осталась на уровне прошлого года, не подвинулась. В прошлом году мы имели 3,8, в этом году — 3,7. Лучше подготовлена конница, что недопустимо для пехоты, которая имеет больше возможностей, чем конница. 47-й кавалерийский полк по огневой подготовке дал 4,4 балла, тогда как пехота дает 3,3. По огневой подготовке конница подготовлена лучше, чем пехота.

Слаба подготовка снайперов. Телескопом овладел только 83-й кавалерийский полк, что касается других полков конницы и пехоты, то я считаю, что снайпера не выполнили свою задачу.

Оценка огневой подготовки складывается так: из винтовки до 400 метров меткость хорошая, с 300 метров при ветре меткость быстро падает. Ручные пулеметы из года в год не выполняют задачи. Оценка по всем частям — 3,3 балла. Станковые пулеметы хорошо стреляют в точку, но стрельба с рассеиванием неудовлетворительная. В боевой стрельбе имеется разрыв с тактикой, но мы считаем ее удовлетворительной.

Егоров. А полевая фортификация, маскировка?

Локтионов. Маскировку оцениваю удовлетворительной, а фортификацию — неудовлетворительной.

Конница. Несмотря на то что враги постарались значительно разложить части, в основном конница подготовлена удовлетворительно и способна решать боевые задачи. Обстоит неважно дело с рубкой.

Общая культурность конного дела повышается. Мы провели конноспортивные соревнования, они дали хорошие результаты, но рост главным образом идет за счет молодняка, хотя надо сказать, что молодые командиры не особенно охотно идут на это. Командный состав не имеет настоящего командирского коня. Уход за конем еще неудовлетворителен. Конский состав округа вполне удовлетворительный.

Горная подготовка. Это значительный раздел боевой подготовки войск Среднеазиатского военного округа. Мы провели зимой ряд отрядных учений в горной местности. На тактических учениях в горах в летних условиях провели подготовку всех разведчиков и эскадронов кавалерийских полков. Учение проводилось от 3—4 тысяч метров высоты, причем пешую разведку производили на высоте 5 тысяч метров над уровнем моря. Она дала вполне удовлетворительные результаты и показала, что бойцы способны воевать на высоте до 4 тысяч метров. Разведчики могут действовать до 5,5 тысяч метров. Все разведчики проходили специальный большой сбор в горах и завершили учебу в вечных снегах. В этом году 380 человек сдали зачет на альпинистов-разведчиков.

Артиллерия. Здесь я считаю положительной стороной подготовку батареи, связь ОСП с ротой, эскадроном вполне удовлетворительной. С артиллерией у нас вообще не совсем нормально. В полках горной стрелковой и кавалерийской дивизий артиллерии нет. Командиры дивизий лишены возможности маневрировать средствами артиллерии, когда это нужно, так как второй дивизион артиллерии придается полку. Мы не имеем противотанковой артиллерии, танков и зенитных средств.

Огневая подготовка артиллерии получила вполне удовлетворительную оценку.

Ворошилов. Если афганцы в случае чего бросят на вас большую массу танков?

Локтионов. Танки появляются и у афганцев, и у иранцев, но очень мизерно. В горных условиях кавалерийские части будут действовать полками. Считаю необходимым дать горную артиллерию — батарею в горный стрелковый и горный кавалерийский полки.

Авиация. Мало проводилось ночных занятий. Только в этом году по-настоящему начали заниматься горной подготовкой авиации. Происшествий нет, если не считать происшествия, связанные с выполнением особых заданий. Там происшествия были по причине неумения летать в горах.

Мотомехчасти. При вождении на ровной местности они дали удовлетворительную оценку, при вождении в горах — слабую, причем материальная часть по качеству нас не удовлетворяет. В бронемашинах мотор очень слабый, не годится. Танки очень часто перегреваются, температура летом доходит до 70°С. В этом смысле нужно принять ряд мер.

Ворошилов. Какой танк у вас?

Локтионов. Т-26.

Ворошилов. Броневые машины вам кое-какие нужны.

Локтионов. Броневые отряды выполняют свои задачи и подготовлены удовлетворительно.

Мы имеем много недочетов в области материального снабжения и подготовки территории к войне, но об этом будет дан особый доклад.

Общий вывод. Подготовка войск САВО удовлетворительная, однако данное состояние подготовки нас далеко еще не удовлетворяет.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 104-110.

Баузер. 1937 год в отличие от прошлых лет, как и во всех округах, проходил в условиях, когда в частях округа разоблачались и выкорчевывались враги народа. Изгнание из армии этих врагов, несомненно, способствовало еще большему сплочению красноармейской массы и начальствующего состава вокруг нашей партии, вокруг нашего вождя товарища Сталина, в поднятии активности и энтузиазма у бойцов и командиров по выполнению приказа народного комиссара обороны по боевой и политической подготовке частей.

Другой фактор, свидетельствующий об этом, — это значительно поднялась революционная бдительность у красноармейцев и начальствующего состава. За последнее время мы имели случаи, когда красноармейцы разоблачали в своей среде врагов народа, шпионов и предателей. В частности, красноармейцы разоблачили члена террористической организации, которая организовала предательское убийство Кирова[22]. Этот член террористической организации, бежавший тогда из Ленинграда, устроился в Средней Азии и был призван в армию. Красноармейцы его разоблачили, и он арестован органами НКВД.

Следующим положительным фактором, характеризующим высокую политическую активность красноармейцев, в особенности в связи с разоблачением и выкорчевыванием классовых врагов, является поднятие большого интереса их к вопросам международной политики. Сейчас красноармеец не ограничивается уже чтением только лишь газетных статей или заслушиванием информации по газетным статьям. Красноармеец добивается сейчас более глубокого материала, читает соответствующие журналы и литературу освещающие положение Советского Союза.

Но наряду с этими положительными явлениями, мы в этом году имели чрезвычайно много чрезвычайных происшествий. По сравнению с прошлым годом разница в сторону уменьшения измеряется некоторыми только небольшими единицами.

Мы имели за истекший год 11 случаев самоубийств, 9 случаев попыток к самоубийству 9 случаев дезертирства, случаев пьянства и дебошей — 31, несчастных случаев — 60, со смертельным исходом — 12. Это для нашего округа — чрезвычайно большое количество.

Должен сказать также, как констатировал и товарищ Магер, что, по нашим данным, большинство этих случаев падает на неорганизованность руководства, на неорганизованность занятий, походов, выходов и т.д.

Кроме того, много случаев, способствующих дезертирству объясняется чрезвычайно невнимательным отношением младшего командного состава к своим подчиненным. В некоторых наших частях вся забота о красноармейце возложена главным образом на младшего командира, причем, как правило, особенно в национальных частях, младший командир сам нуждается в очень большой воспитательной работе, а на него как раз возлагается вся воспитательная работа и забота о красноармейцах. Вот характерный пример.

В 25-м кавполку на занятиях красноармеец не сумел выполнить одно задание младшего командира. Младший командир в качестве наказания этого красноармейца посадил на лошадь лицом к крупу лошади и погнал таким образом красноармейца домой. Нужно было проезжать часть города, и граждане, конечно, видели такую езду красноармейца. Красноармеец от стыда, что над ним стали смеяться его товарищи, приехав домой (он сам национал[23]), бежал из части, дезертировал. Когда докладывали об этом случае командиру эскадрона, то командир одобрил это мероприятие и сказал, что оно является самым внушительным наказанием по отношению к нерадивым. Впоследствии этот командир эскадрона оказался врагом народа и сейчас арестован.

Можно привести целый ряд таких фактов, где средний командный состав возлагает всю ответственность, всю заботу на младших командиров, которые, в свою очередь, допускают большие нарушения, и это часто вынуждает красноармейцев к побегам.

За истекший год мы имели целый ряд контрреволюционных выступлений и арестов начальствующего состава. Всего за принадлежность к контрреволюционным националистическим организациям, особенно по нашим национальным частям, и за ведение вредительской шпионской работы арестовано: по 19-й дивизии Узбекской — 26 человек, по 18-й Туркменской — 21 человек, по 20-й Таджикской — 29 человек.

Всего в этих дивизиях разоблачено как врагов народа и арестовано органами НКВД: по Туркменской дивизии — 16 человек, по Узбекской — 16 человек и Таджикской — 19 человек.

В 1937 г. у нас было 200 контрреволюционных выступлений, из них арестовано 103 человека и 21 человек уже осужден трибуналом.

Ваши задания, товарищ народный комиссар, по части подбора кадров, по выкорчевыванию врагов народа в основном выполнены. Сейчас мы имеем подобранных командиров, на которых можно положиться в боевой и политической подготовке как на своих людей.

Военный совет сам разъезжал по дивизиям и там на месте проверял личный[24] командный состав и расставлял его по соответствующим должностям.

Таким образом, мы впервые сами лично проверили людей, которых мы ставим на соответствующую командную и политическую работу.

Но тем не менее сейчас еще нельзя сказать, что дело выкорчевывания врагов окончено. Конечно, нет. В процессе самой работы изо дня в день по-большевистски выкорчевываем притаившихся врагов народа. Бывают такие случаи, когда на человека рассчитывают, а назавтра его арестовывают как врага народа. Так у нас было с помощником командующего войсками Мелькуновым, с начальником Орпо Пуокра[25]. Так что в процессе всей нашей работы по докорчевыванию остатков классового врага, несомненно, и впредь будем работать, но основное мы выполнили и можем заниматься сейчас смело по подготовке войск округа.

Голос с места. А Якубов живет?

Локтионов. Начальник ВВС пока живет.

Следующее Ваше указание, товарищ нарком, было по ликвидации вредительства у нас в наших войсках округа. Первое, за что мы взялись, это ликвидировали и ликвидируем сейчас политическое вредительство. С начала учебного года устанавливаем содержание работы в клубах, в ленинских уголках, организуем там политическую и массовую работу.

Второе. То, что было поручено нам, это ликвидировать вредительство в 42-м армейском артиллерийском складе. Что сделано нами за 4 месяца? Мы сделали следующее: в июле и августе мы потратили много времени на переучет боеприпасов и их качественного состояния и на переоборудование мастерской. У нас раньше была кустарная мастерская. В этом складе сейчас сделали и оборудовали механизированную мастерскую. Мы собирали по всему Ташкенту моторы, чтобы сделать механизированную мастерскую и исправлять снаряды, которые требовали исправления. Нами установлено вновь 13 станков, пущены станки бездействующие, которые были завезены и не пущены в работу Расширили мы мастерскую пристройкой 120 кв. метров площади. Затрата у нас вышла 53 тыс. руб. сверх сметы на 1937 г. Кулик, конечно, хочет, чтобы мы сделали это без копейки денег, и не отпускает нам денег, мы решили лучше перерасходовать из другой статьи, чем не иметь снарядов.

Что нам дает организованная мастерская? На новой технической базе мы начали ремонтировать свои снаряды, ремонт горных шрапнелей, и к 1 декабря мы полностью их отремонтируем. К 1 мая 1938 г. будут отремонтированы 72 тыс. горных гранат. Таким образом, мы и с этой задачей справимся полностью. К этому времени мы это количество закончим.

Таким образом, три Ваши задачи, которые были Вами поставлены перед нами в основном выполнили.

Сейчас мы по политическому составу почти полностью обеспечены, к 1 декабря будем обеспечены и средним политическим составом. Мы подготовили за это время 200 человек новых политруков и значительную их часть из младших командиров сверхсрочной службы. Некомплект командно-начальствующего состава в округе весьма значителен — около 600 человек. Мы и раньше имели большой некомплект. Однако с этим количеством начсостава будем начинать и проводить новый учебный год не хуже, а лучше, чем в прошлом году.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 111-115.


* Предвыборная кампания проходила в марте — декабре 1937 г. в связи с подготовкой к выборам в Верховный Совет СССР — с 1936 г. высший орган государственной власти, правомочный решать все вопросы, отнесенные Конституцией СССР к ведению СССР. Выборы состоялись 12 декабря 1937 г.

[1] Имеются в виду приказы НКО СССР от 3 ноября 1936 г.: № 0106 «Указания по специальной и тактической подготовке Сухопутных войск»; № 00105 «Об итогах боевой подготовки за 1936 год и о задачах на 1937 год»; № 00107 «Указания по боевой подготовке ВВС РККА».

[2] Согласно «Положению о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА», утвержденному ЦИК и СНК СССР 22 сентября 1935 г. начальниками являлись все военнослужащие военно-политического, военно-технического, военно-хозяйственного, военно-административного, военно-медицинского, военно-ветеринарного и военно-юридического состава. К командному составу относились все военнослужащие, занимавшие командные должности (командиры подразделений, частей, кораблей, соединений, объединений).

[3] Имеется в виду постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 9 августа 1935 г. «О состоянии обозно-вещевого и продовольственного снабжения Красной армии и флота». Вводилась новая система снабжения: центр — округ — дивизия — полк — рота — красноармеец. Включение в эту схему дивизионного звена позволило сократить количество довольствующих единиц непосредственно из округа и должно было способствовать улучшению снабжения войск. Служба военно-хозяйственного снабжения была разделена на две самостоятельные: продовольственного и обозно-вещевого снабжения

[4] Полуротный командир — командир, в подчинении которого находились два взвода из четырех, числившихся по штату в роте, батарее, эскадроне. Введено в действие приказом НКО СССР «№ 92 от 21 мая 1936 г. “О замещении должностей командиров взводов младшим командным составом и введении должностей: командир полуроты, командир полуэскадрона и командир полубатареи”».

[5] Так в тексте.

[6] Временный Полевой устав РККА (ПУ-36) был введен в действие приказом НКО СССР 30 декабря 1936 г. В нем нашли свое конкретное выражение принципы ведения глубокого боя с массированным применением танков, артиллерии, авиации и воздушных десантов. Летом 1940 г. в войска был разослан проект Полевого устава, разработанный на основе ПУ-36 с учетом произошедших к этому времени изменений в развитии военной мысли, Вооруженных сил и накопленного боевого опыта.

[7] Егоров.

[8] Водники — бойцы и командиры, обученные ведению разведки противоположного берега и фарватера реки с целью устройства бродов и переправ, ведению боевых действий в воде, подрыву судов на якорных стоянках, мостов, водо- и нефтепроводов, проделыванию проходов в заграждениях на реках, наступлению из-под воды на закрепившегося на срезе суши противника и захвату плацдармов. Снаряжались устройствами для подводного движения, навигации, разведки, связи и боевыми средствами. Они проходили специальную теоретическую и практическую подготовку действий на воде, под водой и из-под воды во внештатных подразделениях (взвод или рота), создаваемых в соответствии с приказом НКО СССР № 0019 1935 г. в каждой части стрелковой и кавалерийской дивизиях (РГВА. Ф. 4. Оп. 15. Д. 6. Л. 45—50).

[9] Высшая вневойсковая допризывная подготовка командиров запаса в системе гражданских высших учебных заведений и техникумов была определена Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 августа 1926 г. и дополнениями к нему, разработанными в 1928 г. Она слагалась из теоретического курса и двух месяцев практического обучения. После окончания учебы лица, прошедшие высшую допризывную подготовку призывались в армию на 9 месяцев и во флот — на один год, после чего они подвергались экзаменам на соответствующее звание начальствующего состава и увольнялись в запас. 7 февраля 1937 г. НКО СССР был издан приказ № 012 «О переподготовке командного и начальствующего состава запаса в 1937 году».

[10] Территориальный округ — организационно-учетная единица в системе военно-административного деления СССР. Существовала с 1925 по 1938 г. В это время в военных округах создавались корпусные, дивизионные и бригадные территориальные округа. Но в данном случае имеется в виду, что округ внутренний, в котором в то время достаточно много было территориальных частей и кадровых частей сокращенного состава.

[11] В 1937 г. комплектование Красной армии, как и в прежние годы, осуществлялось на основе смешанного, территориально-кадрового принципа. Территориальный принцип распространялся на стрелковые и кавалерийские части и дивизии. Технические войска, Военно-морской флот и большая часть дивизий приграничных военных округов оставались кадровыми.

В кадровых частях красноармейцы проходили весь срок службы непрерывно, а потом увольнялись в долгосрочный отпуск и в дальнейшем привлекались только на сборы по мере необходимости. В территориальных частях красноармейцы переменного состава в течение пяти лет ежегодно призывались на сборы. Первый, так называемый новобранческий сбор продолжался 3 месяца, после него новобранцы зачислялись в состав территориальной дивизии. Последующие ежегодные проверочные сборы продолжались по одному месяцу каждый. В остальное время бойцы территориальных частей работали в промышленности и сельском хозяйстве и считались находящимися в долгосрочном отпуске. Кадровый состав территориальных дивизий составлял 16—20% штата.

Сущность территориальных формирований была изложена в циркуляре ЦК ВКП(б), разосланным 18 июня 1923 г. местным партийным организациям. «Организуемые территориальные дивизии, — указывалось в этом документе, — по своей политической и военно-технической подготовленности и боеспособности, в общем, должны равняться постоянным полевым дивизиям, отличаясь от последних лишь тем, что в них... находится налицо и содержится на государственный счет только постоянный кадр, примерно одна десятая состава военного времени; главная же масса переменного красноармейского, младшего командного и административно-хозяйственного состава, находясь на постоянной службе в данной дивизии, лишь периодически, на короткие сроки собираются для обучения, занятий и других целей в свою часть, а остальное время пользуются правом жить дома, занимаясь своим трудом и не вызывая, таким образом, на свое содержание со стороны государства никаких расходов» (РГВА. Ф. 9. Оп. 5. Д. 119. Л. 11).

Территориальные формирования располагались вблизи от места жительства и производственной деятельности военнообязанных. В военных округах были созданы корпусные, дивизионные, а затем и бригадные территориальные округа. В задачи управления территориальными округами входили: учет и приписка военнообязанных, конского состава и транспорта; проведение очередных призывов и призывов по мобилизации; организация допризывной подготовки и др.

В 1935— 1938 гг. осуществился переход от смешанной территориально-кадровой системы к единому кадровому принципу строительства Вооруженных сил путем последовательного увеличения в территориальных формированиях постоянного состава и создания внутри них кадровых частей и подразделений; территориальные соединения сначала становились смешанными, а по мере роста штатной численности постоянного состава — кадровыми. Этот переход сопровождался увеличением численности Красной армии.

[12] Речь идет о приказе НКО СССР № 0163 от 17 октября 1937 г. «О порядке увольнения из кадров РККА командного и начальствующего состава». Приказ требовал прекратить широко распространенное в войсках увольнение из РККА командно-начальствующего состава приказами военных советов округов. Такое право приказ представлял только народному комиссару обороны СССР на основе материалов и выводов специальных комиссий, создаваемых в округах (армиях, флотах) и при народном комиссаре обороны СССР после тщательной проверки всех данных на военнослужащих, представляемых к увольнению.

[13] Барак — «засыпушка» — барак, между стенами которого для сохранения тепла засыпается гравий, песок или другой материал.

[14] Казарма — «пятисотка» — казарма, рассчитанная на размещение 500 военнослужащих.

[15] Так в тексте.

[16] Так в тексте.

[17] Директива Политического управления РККА № 088 была подписана начальником этого управления армейским комиссаром 2-го ранга П.А. Смирновым 15 августа 1937 г. и предназначалась «Всем начальникам политорганов, военным комиссарам и секретарям парторганизаций» (РГВА. Ф. 9. Оп. 40. Д. 49. Л. 205-218).

[18] «Готов к труду и обороне СССР (ГТО)» — всесоюзный физкультурный комплекс. Главная задача ГТО — всестороннее физкультурное развитие военнослужащих и всего населения, подготовка его к защите Отечества. Введен в 1931 г., в 1932 г. дополнен 2-й ступенью. 3 октября 1937 г. вышел приказ НКО СССР № 218 «С объявлением Положения о приеме и оформлении норм ГТО I и II ступени, награждении значками, учете и отчетности по этой работе в РККА». Гражданам, выполнившим определенные физкультурные нормативы, в торжественной обстановке вручались значки ГТО 1-й или 2-й степени.

[19] 23 февраля — 5 марта 1937 г. в Москве состоялся Пленум ЦК ВКП(б), на котором рассматривались вопросы:

«1. Дело товарищей Бухарина и Рыкова.

2. Подготовка партийных организаций к выборам в Верховный Совет СССР по новой избирательной системе и соответствующая перестройка партийно-политической работы.

3. Доклад комиссии Пленума ЦК ВКП(б) по выработке проекта резолюции по делу Бухарина и Рыкова.

4. Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов по народным комиссариатам тяжелой промышленности и путей сообщения.

5. Уроки вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентств по НКВД» (Стенограмма Пленума ЦК ВКП(б). см.: Вопросы истории. 1992. № 2—12; 1993. № 2, 5—9; 1994. № 1, 2, 6, 8, 10, 12; 1995, № 2-8, 10-12).

С докладами на пленуме выступили И.В. Сталин, А.А. Жданов, В.М. Молотов, Л.М. Каганович, Н.И. Ежов. По вопросу о положении с кадрами в армии выступили К.Е. Ворошилов и Я.Б. Гамарник. Пленум дал новый импульс широкомасштабным репрессиям в стране и особенно в армии.

[20] 10 мая 1937 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение о введении во всех воинских частях и соединениях (начиная с полка), штабах, управлениях и учреждениях института военных комиссаров. Такой шаг не означал отказа от единоначалия. В «Положении о военных комиссарах Рабоче-крестьянской красной армии», объявленным приказом НКО СССР № 165 от 20 августа 1937 г., указывалось, что «командир (начальник) является высшим начальником в подчиненной ему части (соединении, управлении, учреждении и пр.), приказы отдаются от имени командира (начальника) части (соединения, управления, учреждения и пр.) по форме: «приказываю» (см.: Русский архив. Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР. Т. 13(2-1). М., 1994. С. 25).

Введение института военных комиссаров, разъяснялось необходимостью усилить партийное руководство в армии в связи с ее технической реконструкцией, повысить боевитость армейских партийных организаций, улучшить воспитательную работу среди личного состава.

[21] 31 января 1937 г. вышел приказ НКО СССР № 13 «О снятии взысканий с комбрига т. Фролова, бригадного комиссара т. Бирюкова, комдива т. Ефремова и комбрига т. Мартыновского» (приказы № 049 и № 30 1934 г.). С этого времени снятие дисциплинарных проступков считалось мерой поощрения и эффективного воспитания военнослужащих.

[22] Киров С.М. — партийный деятель; с 1926 г. — 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), с 1930 г. — член Политбюро ЦК ВКП(б). В 1934 г. убит в Ленинграде Л.В. Николаевым. Его смерть стала поводом к новой волне репрессий.

[23] Видимо, имеется в виду военнослужащий нерусской национальности.

[24] Так в тексте.

[25] Организационно-партийный отдел Политического управления округа

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.