Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР. (Утреннее заседание 22 ноября 1937 г.)

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.11.22
Метки: 
Источник: 
Военный совет при НКО СССР. Ноябрь 1937 г. М.: "РОССПЕН" 2006
Архив: 
РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 116-217.

 

Грибов. В войсках Северо-Кавказского военного округа чистка командного состава на сегодняшний день еще нельзя сказать, чтобы была закончена, в особенности это касается Казачьего корпуса, поскольку раскрытие вредительско-диверсионной деятельности на территории Казачьего корпуса только начинается. Такое же положение касается и 31-й стрелковой дивизии.

На сегодня уволено 675 человек, из них арестовано 227 человек. Перемещено 1673 человека, из них выдвинуто 731 человек. В результате работы врагов народа, сидевших во главе округа, особенно засорены штабы всех видов. В округе только штаб 9-го стрелкового корпуса подготовлен удовлетворительно. Штабы стрелковых дивизий обновлены и как органы управления сейчас не сколочены. Такое положение и со штабами полков, которые не укомплектованы.

Военный совет округа составил твердый план подготовки и укомплектования, чтобы в течение ноября—декабря укомплектовать штабы и целым рядом занятий подготовить и сколотить их как органы управления. В связи с перемещением 1673 человек командный состав, начиная от командира роты, батареи, эскадрона, новый и требует большой систематической подготовки, выращивания из них воспитателей и руководителей подразделений.

Особенно слаба в звене командного состава полевая подготовка, что показали осенние учения, слабо знает технические возможности своего оружия и специальных родов войск. Слабое знание основ баллистики и топографии. Отсюда, как вывод управление в динамике боя и взаимодействие во всей системе войск очень слабо отработано. Задачей Военный совет поставил целым рядом занятий и сборов в ноябре—декабре отработать эти вопросы, чтобы в новом учебном году таких пробелов не было. Особое внимание Военный совет обратил на подготовку командного состава, находящегося в батальонных и эскадронных центрах, которому вредительское руководство не уделяло внимания и предоставило его самому себе. Военный совет решил ежемесячно собирать его на 5 дней, проводя с ними в это время боевую и политическую подготовку давать задачи на работу в батальонных и эскадронных центрах и в следующий месяц проверить, как они выполнили эти задания.

Подготовка младшего командного состава. Курсанты полковых школ полностью 11 месяцев обучения, как поставлено приказом № 0106, не прошли, потому что поздно были укомплектованы. Методически подготовлены недостаточно. Слабы знания теории стрелкового дела, топографии и инженерного дела. С отправкой 22-й дивизии образовался большой некомплект младшего комсостава. Отсюда на следующий год будет некомплект сверхсрочников. Кроме того, из сверхсрочников подготовляется 450 командиров на курсах младших лейтенантов. Задача состоит в том, чтобы развернуть вербовку на сверхсрочную из долгосрочных отпускников[1].

В отношении младшего командного состава артиллерии. Младший командный состав полковых школ артиллерийских полков чрезвычайно перегружен, у него 5—6 часов уходит на уборку коня, поэтому задачи, которые стоят, трудно осваиваются. Отсюда качество командного состава артиллерии не соответствует той роли, для которой он предназначается. И особенно плохо обстоит в этом году с новым укомплектованием полковых школ, т.к. прибывшее пополнение из Уральского округа, Приволжского округа и особенно из Московского по своей общей подготовке малограмотно и по политико-моральным признакам не совсем удовлетворяет назначению младших командиров. На сегодня полковые школы еще полностью не укомплектованы, нормально начать учебу не могут. В каждой школе некомплект выражается в 50 человек.

Я хочу остановиться, товарищ народный комиссар, на вопросе подготовки очередных дивизий[2].

Задача, поставленная Вами в приказе № 0106, в этом году не выполнена. В этом направлении требуется большая работа. Необходимо обратить особое внимание на укомплектование приписным составом. Серьезное внимание нужно обратить на укомплектование штабов и выделяемых кадров для второочередных частей. Враги народа, сидевшие в округе и войсках, специально вредили в вопросах, как по обеспечению боеготовности, так и подготовки кадров. И состояние второочередных частей из года в год ослаблялось. Проведенные в этом году сборы доказали, что второочередные части на сегодня небоеспособны. Требуется особое внимание к укомплектованию штабов и командиров второочередных соединений и частей. Эту группу командиров нужно поставить в особые условия, чтобы они занимались исключительно боевой подготовкой второочередных частей.

Мы на сегодня имеем и такие второочередные части, которые за время своего существования не собирались и не проверялись. Стоит задача провести хотя бы кратковременные сборы для этих частей и установить их истинное лицо.

Материальной частью второочередные части также полностью не обеспечены. Имеются части, в особенности артиллерийские, которые не имеют ни одной пушки на вооружении, и говорить о боеготовности таких частей не приходится.

Проверка тактической подготовки войск в этом году проведена всем частям и соединениям округа. Проведены дивизионные и междулагерные учения. Темы — встречный бой, подвижная оборона и наступление с преодолением водной преграды (форсирование рек Северский Донец, Кубань). Эти учения показали, что в звене командиров дивизий и полков слабо отработаны управление, взаимодействие, форсирование рек и оборона, и требуется дальнейшая работа по подготовке комсостава всех звеньев по тактической подготовке и особенно по преодолению водных преград.

Военный совет поставил задачу за зимний период подготовить теоретически и практически комсостав, а в летний период практически с войсками обучить все штабы и командиров соединений.

Наиболее слабым местом на полевых учениях явилось взаимодействие внутри полков, дивизий. Слабо отработана организация противотанковой и противовоздушной обороны.

Над этими вопросами требуется много работать и задача сборов — подготовить комсостав грамотно во всех отношениях и дальше системой регулярных занятий в зимний период совершенствовать обучение. Командиры полков и батальонов обращают недостаточное внимание на роты тяжелого оружия, важного подразделения батальонов. В ротах тяжелого оружия у нас на сегодняшний день нет политруков, что сказывается на политической подготовке.

Конница. Конница казачьего корпуса за свое существование в течение 5 лет в этом году впервые была выведена на полевые занятия, и подготовка Казачьего корпуса показала, что она в полевых условиях подготовлена неудовлетворительно. Наилучше подготовлены части нацкавбригады, которая показала хорошие результаты. И наилучше выделяется 127-й кавполк. Слабо в коннице отработано движение вне дорог, а также противовоздушная оборона и взаимодействие с артиллерией и мотополками. Вопрос применения мотополков новый, требует дополнительной доработки.

В артиллерии важным является вопрос подготовки подразделений батарея — дивизион. Установлено, что специальный артиллерийский сбор проводится с 1 июля по 15 августа в период новобранческих сборов, когда подразделения укомплектованы на 25%. Общий сбор собирается в сентябре месяце, и, таким образом, артиллерия во время специальных сборов бывает неукомплектована. Есть просьба к Вам, товарищ народный комиссар, новобранческий сбор артиллерийского полка тердивизий увеличить на один месяц с 1 мая, и на общий сбор в артполки призывать в два приема: 50% в период новобранческих сборов, когда проводятся специальные артиллерийские стрельбы, и вторые 50% — на общие сборы.

Подготовка ездовых неудовлетворительна. Дело в том, что имеет место недостаточное привлечение на сборы конского состава для артиллерии, и ездовые во время общих сборов не готовятся. Ездовых нужно готовить в зимний период, до периода новобранческих сборов. Это даст возможность подготовить нам как следует ездовых и улучшить уход за конем, который в артиллерийских полках из-за недостатка красноармейского состава стоит на очень низком уровне.

В отношении танкистов в территориальных батальонах также стоит вопрос о том, чтобы общие сборы танковых частей увеличить до 2 месяцев, для того чтобы полностью обучить танкистов к выполнению всех задач, которые перед ними стоят.

В огневой подготовке в этом году части округа закончили только первую задачу, наиболее слабые результаты имели из ручного пулемета. Объясняется это тем, что в огневом деле нет культуры, стрельбищ и тиров, ничего не оборудовано. Деньги, которые отпускались на оборудование стрельбищ и тиров, вредителями использовались не по прямому назначению, и мер в отношении пресечения этой вражеской работы не было принято. Шестьдесят тыс., которые были отпущены 74-й стрелковой дивизии на организацию стрельбищ, были использованы на постройку домиков для врагов народа и на другие хозяйственные нужды, а стрельбища остались необорудованными.

Слабо знает командный состав материальную часть и взаимодействие частей [оружия]. В Орджоникидзевском пехотном училище изучение материальной части, изучение взаимодействия частей оружия поставлено недостаточно твердо. Командиры-лейтенанты, которые выпускаются из школ, этого дела твердо не знают. Отсюда и в войсках мы имеем целый ряд недочетов по сбережению оружия, и результаты по огневому делу неудовлетворительны.

Зенитные роты новую материальную часть освоили и задачи выполнили на удовлетворительно.

Инженерные части справились с задачей по огневому делу и по своему специальному делу удовлетворительно. Плохо в инженерных частях отработано минное дело.

В войсках округа подготовлено в этом году 1350 подводников. Подводники были использованы при форсировании рек. В лучшую сторону выделился эскадрон 13-й Донской дивизии, 74-я и 31-я дивизии.

В отношении использования подводников требуется издание специальной инструкции, т.к. на этот счет определенного единого метода применения подводников нет в армейском масштабе. Подготовка подводников прошла вполне удовлетворительно.

В зимних условиях готовить подводников не представляется возможным, потому что нет специально подготовленных бассейнов. Если будут отпущены средства, то и в зимних условиях можно будет организовать подготовку подводников и держать их на уровне тех требований, которые перед ними поставлены.

Особенности Северо-Кавказского военного округа — это вопрос мобилизационной готовности и вопрос о коне. Враги народа, сидевшие как в гражданских организациях, так и в войсковых — в окружном аппарате, этому делу не уделяли внимания, и все было направлено к тому чтобы все то богатое поголовье, которое имелось на территории СКВО, свести на нет и тем самым нанести ущерб обороноспособности и мобилизационной готовности войск, находящихся на территории Северо-Кавказского военного округа. С конем во всех краях и областях дело обстоит очень плохо. На сегодня мы имеем все виды заболеваний: сап, анемия, желтуха. Мы представили Вам, товарищ народный комиссар, особый доклад. Поставили вопрос перед краевыми и областными организациями о мероприятиях, которые необходимо немедленно принять, чтобы спасти конское поголовье на территории Северо-Кавказского военного округа. Особенное внимание ветсостава нужно обратить на дело борьбы с новыми болезнями, которые еще на сегодняшний день не изучены. Я имею в виду желтуху анемию и др.

Военный совет округа принял все меры, чтобы в будущем учебном году полностью выполнить Ваш приказ, товарищ народный комиссар.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 116-122.

Сидоров. Согласно указанию народного комиссара, согласно директиве ПУРККА Военный совет Северо-Кавказского военного округа сейчас занимается основной задачей по ликвидации остатков вредительства, подбором кадров. У нас сейчас это дело только развернулось. С каждый днем выявляются все новые люди, как участники повстанческих организаций в казачьих частях, так и диверсанты-шпионы.

Всего командного состава, как здесь говорил командующий, изъято и уволено 675 человек, политсостава — 178 человек, из политработников как врагов народа арестовано около 50 человек, и остальные — по различного рода мотивам политико-морального состояния. Но это дело еще сейчас, как я уже сказал, только развертывается, очевидно, будет еще ряд людей, которые окажутся врагами народа. С выдвижением политических кадров у нас сейчас дело обстоит чрезвычайно плохо. Указание народного комиссара о выдвижении молодых кадров у нас проводится крайне несмело. К выдвижению людей применялась старая мерка перевода со ступеньки на ступеньку: был комиссаром полка, его двигают заместителем начальника политотдела и т.д. Военный совет после объезда ряда частей резко переменил эту линию, крепко нажимает на то, чтобы людей выдвигали смелее, и сейчас в пуокре работают начальниками отделов политруки, также укрепляли политотделы и части, правда люди молодые, не работавшие на этой работе, но они берутся со всей страстностью и хотят работать по-настоящему. Это дает возможность заниматься серьезной работой по поднятию партийно-политической работы.

Прошлые данные политико-морального состояния нам показали, что в округе весьма и весьма неблагополучно. Взять хотя бы цифровые данные о дисциплинарных проступках. Если в 1936 г. было около 12 000 дисциплинарных проступков, то за первую половину 1937 г. эта цифра выросла до 15 000, причем большое количество падает на аресты, на наряды вне очереди — около 10 000 случаев.

В чем тут причина? Мы считаем, что подход со стороны командного состава к различного рода проступкам чрезвычайно неправильный, и наряду с этим политико-воспитательная работа была поставлена очень слабо, и там, где можно было бы товарищам рассказать, разъяснить, там принимались меры дисциплинарного взыскания. Но все же в последнее время, начиная с конца августа и сентября месяца, замечается резкий перелом. Хотя бы взять тактические учения. Тактические учения в Северо-Кавказском военном округе проводились в первый раз, и за эти тактические учения, а участвовали все части округа, ни одного чрезвычайного происшествия.

Белов. Как в первый раз, а в 1922 г.?

Сидоров. Это было очень давно, товарищ Белов, когда Климент Ефремович был, а потом этого не было.

Улучшилось качество партийной работы. Сейчас мы замечаем рост партийной организации, особенно за последние 2 месяца — сентябрь — октябрь, правда незначительный, но вдвое больше, чем за все предыдущее время. Комсомол растет у нас: за 10 месяцев принято в комсомол 3800 человек. Эта цифра для Северо-Кавказского округа большая.

Подготовка к выборам в верховные органы показала полное единодушие, полную преданность Центральному Комитету партии, товарищу Сталину, товарищу Ворошилову. Везде проходят с подъемом предвыборные собрания и вся текущая работа.

Но наряду с этим надо отметить и очень неприятные случаи, чрезвычайные происшествия, хотя таких было два. Это было в 67-м казачьем полку: 7 ноября в день праздника два казака, оторвавшись от общей колонны, зашли в спиртную лавку, выпили и в пьяном виде с обнаженными клинками наскочили на группу демонстрантов, изрубили лозунг. Их тут же арестовали. К этому необходимо добавить, что оперативность наших штабов настолько низка, что до отъезда Военного совета округа донесения в штаб округа и пуокр не поступили.

Этот безобразный случай говорит о том, что политическая работа все же проводится чрезвычайно скверно, и работа враждебных элементов до сих пор продолжается.

Условия Северо-Кавказского округа особенные. Приходится обращать особое внимание на казачество. У нас сейчас имеется ряд частей, где нет командиров полков, и выдвигать, не зная хорошо низовые кадры, мы не имеем возможности. Некоторые руководители дивизии благодаря тому, что сейчас начинается значительное количество изъятий, опустили руки. Военному совету пришлось самому выезжать на места и принимать все меры к тому, чтобы люди помнили, что нам нужно работать во сто крат больше.

Что проделано Военным советом и пуокром? За этот период мы обследовали 4-й кавкорпус, национальную кавбригаду, 74-ю стрелковую дивизию, училище в Сталинграде, Орджоникидзенское училище, обследовали 27-ю, 38-ю и 31-ю дивизии. Проведено окружное совещание жен командного состава, проведено окружное совещание отличников боевой подготовки округа.

Мы должны доложить народному комиссару, и, очевидно, Военный совет понесет наказание. Здесь мы впали в ошибку. Военный совет прежнего состава вынес постановление созвать отличников боевой подготовки. Я полагал, что это согласовано с народным комиссаром, и дал согласие. Мы провели совещание отличников. Совещание прошло прекрасно. Но санкции наркома мы на это не получили.

Мы провели окружное совещание редакторов газет, смотр красноармейской художественной самодеятельности, семинары пропагандистов-инструкторов. Организовали и разослали около 20 групп агитаторов по проведению подготовки выборов в верховные органы и провели ряд других работ.

Все это говорит о том, что в настоящее время замечается активность и со стороны политорганов, и со стороны парторганизаций.

Но все же директива 088 только начинает проводиться в жизнь. Сейчас на местах еще работают по старинке. Указание и товарища Сталина, и народного комиссара — ближе к массам — сейчас только начинает проявляться в первых шагах. Только сейчас командиры начинают понимать необходимость общения с массами.

То, что замечалось раньше — грубый окрик и прочее — сейчас начинает изживаться. Сейчас командир начинает приобретать авторитет хорошим указанием и товарищеским подходом как старший товарищ.

Но один дефект, нужно сказать, имеется у политработников. В своем большинстве политработники слабо работают над вопросами освоения военной техники. Можно насчитать только единицы людей, которые занимаются военной техникой. Военный совет на это обстоятельство обратил самое серьезное внимание, и сейчас вопрос командирской учебы ставится во всей широте. И я могу сказать, товарищ народный комиссар, одно, что сейчас мы со всей страстностью, какая только возможна в мои годы, и со всей нетерпимостью ко всем проступкам беремся за выполнение Вашей директивы, за указания товарища Сталина, для того чтобы в округе поднять на должную высоту боевую и политическую подготовку и Ваши приказы выполнять безоговорочно — на отлично.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 123-127.

Тимошенко. За два месяца моего пребывания в должности командующего войсками основное время было уделено пересмотру кадров. Часть времени, которым располагал Военный совет, ушло на выявление вредительства и организацию мероприятий по ликвидации последствий вредительства.

Мне удалось захватить в округе сбор 41-й стрелковой дивизии и 3-й Крымской дивизии. Член Военного совета, прибывший на две недели раньше меня, присутствовал на маневрах. Большую часть войск я наблюдал уже на месте расквартирования. Сразу бросилась в глаза растерянность командного и начальствующего состава, пассивность в работе и стремление застраховать себя от ответственности.

Из моих наблюдений групп войск и наблюдений и выводов о маневрах у нас складывается следующее общее впечатление о боевой подготовке. Как зимний, так и летний периоды были спланированы в соответствии с требованиями приказа народного комиссара. Но, начиная со штаба округа и кончая штабом дивизии, планированием на практике никто не занимался. Настоящего контроля за боевой подготовкой и руководства боевой подготовкой не осуществлял полностью штаб округа, не осуществлял штаб корпуса и плохо осуществлял штаб дивизии. Командиры рот, батарей, батальонов и большая часть командиров полков не сумели с самого начала составить план своей работы, не сумели глубоко, самостоятельно оценить свое участие и личное влияние на ход боевой и политической подготовки своей части и своего подразделения. Хватались за все и не могли выделить главного. Старшие начальники этого не заметили, а если и заметили, то внимания не обратили. Это упущение не было исправлено. В результате этого было скольжение, планирование срывалось, намечаемые по плану занятия заменялись другими, неподготовленными занятиями.

И, как правило, очень много срывов запланированной учебы.

Штабы, начиная со штаба округа и кончая штабом батальона, не были переключены на контроль и живое руководство боевой подготовкой своей части.

Бросается в глаза, что штабы зарылись в бумаге. Такая страшная переписка, такое загромождение бумагами одного штаба другим, что командиры штабов не в состоянии вырваться, посмотреть, проверить и дать указание на места — в подразделения части.

Делает некоторое исключение штаб 14-го корпуса. Это единственный штаб корпуса, который провел запланированные им занятия и провел 6 занятий со штабами дивизий, причем большей частью были выходы в поле.

В настоящее время аппараты управлений нами обновлены. В общем, подбор людей, на наш взгляд, хороший. Некоторая группа, которая была допущена в должности, была подобрана врагами народа. Эту часть личного состава придется еще раз пересмотреть. Во всяком случае, в развертывании кадров в Харьковском военном округе страшного ничего нет. Положение с кадрами нисколько не ослабло у нас, наоборот, наши кадры выглядят солиднее. Начиная снизу и до командиров полков у нас почти полностью все сидят на своих местах и работают. Командиров дивизий мы обновили с помощью народного комиссара. К нам прибыли командиры дивизий извне нашего округа.

Хуже дело обстоит у нас со штабом округа. Штаб округа мы просматриваем последним. Здесь придется еще кое-что сделать. Частичную помощь мы уже получили, но она нужна еще. Без вашей помощи, товарищ народный комиссар, мы сами из положения не выйдем.

Основная задача предстоящего года в отношении подготовки наших штабов и управления в сложных условиях — это стройная система подготовки, жесткое требование и конкретное руководство.

Подготовка стрелковых войск. На наш взгляд, войска в походы втянуты, выносливы, сравнительно быстро переходят из положения походных колонн в боевое положение.

Рассматривая положение на фоне встречного боя, чувствуется, что идея встречного боя усвоена удовлетворительно. В большинстве решения командирами всех степеней принимаются быстро и правильно.

Темпы наступления. Я не знаю Харьковского округа по прошлому году Знаю вообще пехоту, наблюдал много лет. Темпы наступления, несомненно, улучшились. Меньше стало наблюдаться скопления пехоты при наступлении.

Принцип обороны в основном усвоен. Оборона стала принимать более жесткую форму. Вообще, на наш взгляд, подготовку подразделений до роты следует признать удовлетворительной.

К недочетам относится недостаточное взаимодействие огня и движения в процессе наступления. Командирами рот, взводов и командирами отделений не организуется непрерывное наблюдение за огневыми точками противника и не отработана атака огневых точек.

Батальон в основных вопросах боя обучен удовлетворительно, но не отработаны вопросы взаимодействия и связи с артиллерией и танками.

Полки и дивизии для ведения сложного боя, несомненно, не подготовлены. Причем основная причина — необученность взаимодействию, отсутствие достаточного руководства со стороны старших начальников и их штабов и отрыв в период общих сборов основной массы артиллерии и танков. Как раз в момент общих сборов почему-то обязательно нужно всю артиллерию отправить на полигон, а танковые батальоны куда-нибудь на окружные тактические учения. Таким образом, танковые батальоны и артиллерия в общих сборах не принимают участия с дивизиями и полками.

Огневая подготовка. В огневой подготовке этого года не достигнуто, на наш взгляд, никакого улучшения. Проверками установлены неудовлетворительные результаты. В методике огневой подготовки преобладает стремление не учить стрелковому делу, а натаскивать на выполнение зачетных задач стрельбой боевым патроном. Вот что происходит в огневой подготовке. Товарищ народный комиссар, нужно проверить и определить какую-то определенную систему мероприятий по оборудованию учебных полей. Вот я был в Северо-Кавказском военном округе, ознакомился с учебными полями. Должен сказать, что большие суммы денег отпускались на оборудование стрельбищ и полигона. В Харьковском военном округе — то же самое. А когда приедешь на стрельбище, на полигон — никаких затрат на оборудование, буквально ничего — бедность. Начинаются поиски — куда пошли деньги. Оказывается, на квартиры командиру и комиссару дивизии, домов командиру и комиссару дивизии в лагерях. Одним словом, все деньги пошли на другие непотребные нужды. Я думаю, что в этом году нужно пересмотреть расходование этих средств, проследить, чтобы отпущенные деньги были истрачены на организацию учебного поля и полигон.

Разведка. Не касаясь всего положения разведки, что уже неоднократно указывалось народным комиссаром, хочу сказать о нашем разведывательном батальоне и о существовании 9-й роты, которая готовится тоже как разведывательная. Получается ненормальное положение. 9-я рота готовится как разведывательная, и она же целиком переключена на водную подготовку. Время, отведенное 9-й роте, целиком уходит на водную подготовку и ничего не остается.

Нужно принципиально пересмотреть этот вопрос, ибо 9-я рота в военное время не сможет действовать как разведывательная рота, т.к. она не в состоянии выполнять двух задач — ночью в разведке, днем действовать в составе батальона. Нужно создать что-то в составе полка, отдельное разведывательное подразделение.

С места. Полковую пешую разведку.

Тимошенко. Принципиально правильно, но организацию нужно обдумать в беседах с красноармейцами, младшим командным составом и старшим командным составом. Мне кажется, что ни красноармейцы, ни командный состав 9-х рот в своей подготовке как разведчики ничем не выделяются от общего состава других частей. Следовательно, не стоит себя обманывать 9-й ротой, ибо она не готовится как разведывательная.

Очень слабо идет подготовка по специальной разведке в разведывательных батальонах. Недостаточно внимания уделяется со стороны штабов дивизий, недостаточно внимательны сами штабы разведывательных батальонов.

О подготовке артиллерии здесь товарищи освещали, им яснее артиллерийская подготовка. Но, накоротке заглянув в эту сторону, мне кажется, что в результате очень слабой работы наших начальников артиллерии дивизий и корпусов и в результате отсутствия внимания со стороны общевойсковых командиров наша артиллерия выглядит слабо подготовленной.

Белов. Где же будут стрелять, кроме полигонов?

Тимошенко. На учениях.

Федченко. После уборки хлебов.

Тимошенко. На полигонах, полигоны нужны. Мне кажется, что мы должны поступить в артиллерийском деле так же, как мы поступили с подготовкой танковых частей. До тех пор, пока не будут на подготовку артиллерии переключены общевойсковые начальники, до тех пор мы будем ругать артиллерийских начальников и артиллерию.

О подготовке зенитной артиллерии здесь никто не говорил. Зенитчик я молодой, но мне кажется, что здесь у нас не все обстоит хорошо. Зенитная артиллерия не имеет своей авиации и только при выходе в лагеря изредка она имеет некоторую возможность наблюдать самолет и стрелять. Так называемая пунктовая зенитная артиллерия не имеет возможности стрелять на месте своего расположения, а при выходе в лагеря не имеет возможности передвигаться. Как на месте стоит не стреляет, так и в лагерях не стреляет. Зачем же себя обманывать, будто в лагерях мы ведем какую-то подготовку зенитной артиллерии?

Говоря о маневренности артполков РГК, которых у нас в округе три, мне кажется, что нужно сказать, что трактор ЧТЗ нас ни в коем случае не удовлетворяет своим 5-километровым движением в час, трактор ЧТЗ нужно заменить, если мы действительно хотим начать по-настоящему готовить нашу артиллерию РГК.

О подготовке бронетанковых частей. У нас имеется семь танковых батальонов и одна тяжелая механизированная бригада. Общее впечатление у нас складывается такое, что танковый экипаж сколочен, танковый взвод подготовлен для действий самостоятельно и подготовлен для действий в составе роты. Танковая рота подготовлена вполне удовлетворительно, командир роты маневрирует ротой. Значительно хуже дело с танковым батальоном. Танковый батальон не научился координировать свои действия с пехотой, артиллерией и главным образом с авиацией.

Грибов выступал и говорил о подготовке дивизии второй очереди. Территориальную систему я вообще не очень хорошо знаю, но нужно прямо сказать, товарищ народный комиссар, что уделено много внимания этой второочередной дивизии. Я нахожу, что тут какое-то колдовство. Во-первых, все как будто говорят и доказывают, что нужно то-то делать, берутся и говорят — мы делаем. А когда касается дела, дела нет. Колдовству надо положить конец и разобраться с дивизией второй очереди. Количественно мы имеем кадры второй очереди 9,5%. Что представляет собой этот состав 9,5%, в то время когда разница во времени готовности дивизии второй очереди 2—3 дня. Что можно сделать в течение 2 — 3 дней с таким выделением 9,5%, что можно сделать по сколачиванию этой дивизии второй очереди?

Во-первых, нужно немедленно рассмотреть полностью дивизию второй очереди, сделать так, чтобы эта дивизия была однотипной дивизией, а не являлась дивизией второго типа, без технических средств.

Голос с места. Правильно.

Тимошенко. Обязательно собирать дивизию второй очереди на 20—30 дней, если не через год, то через 2 года. При существующем положении второочередные дивизии малоизвестны, мы их не знаем.

Несколько слов об оперативной подготовке. Товарищ народный комиссар, позвольте мне прямо сказать, что тактика — дело очень важное, но тактикой мы довольно много занимались и имеем фундаментальную подготовку, хотя многое нужно доработать. Но мы должны развернуть полную подготовку новых кадров.

В этом году требуется систематическая и основательная оперативная подготовка с высшим комсоставом и со штабами. Оперативную подготовку в этом году нужно построить, не исходя только из одного года, а из 2—3 лет. И то, что нужно выложить в этом году, как в основном году, нужно выложить из глубоко продуманной системы, рассчитанной на 2—3 года. Делу подготовки высшего комсостава, делу подготовки штабов нужно уделить внимание. Надо Академию Генерального штаба переключить на оперативную подготовку высшего начальствующего состава.

Предлагаю ввести в систему, кроме оперативных игр, заочные ко-мандно-штабные игры, которые заготавливать и издавать Академии Генерального штаба централизованно.

Позвольте закончить. Не очень много времени, но достаточно для того чтобы оценить общее состояние частей Харьковского военного округа и всего коллектива командного и начальствующего состава, позволяет заверить, что командный и начальствующий состав в состоянии принять на себя новые задачи. Ваш приказ, товарищ народный комиссар, на 1938 г. выполним.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 128-134.

Озолин. Товарищ народный комиссар, при решении Вашей задачи о кадрах мы попали в оригинальное положение, когда командующий войсками, начальник штаба и два начальника политотдела округа были арестованы как враги народа. В то же время были представлены к увольнению из Красной армии 1644 человека. При обстановке, когда звено командиров дивизий, командиров полков совершенно затронуты не были.

У нас встал вопрос: неужели при наличии этого вражеского фашистского руководства они не пытались расставить свои кадры в полках, дивизиях, штабах, корпусах?

Чтобы вскрыть этот вопрос, мы не могли ориентироваться на документацию, имеющуюся в личных делах того или иного командира, поскольку все аттестации в основном были подписаны также врагами народа.

Поэтому при помощи только что организованного в округе Особого отдела мы выехали на места, для того чтобы на месте путем партсобраний, комсомольских собраний, собранием беспартийного командного состава и данных Особого отдела вскрыть лицо командного и политического состава. Что мы имеем в итоге?

За время пребывания в 30-й, 23-й, 80-й, 3-й и 41-й стрелковых дивизиях нам удалось в основном выявить, что главное звено, которое было втянуто в военно-фашистский заговор в частях, состоит почти из всех командиров дивизий, комиссара 7-го корпуса и абсолютного большинства командиров и военкомов полков.

В итоге на сегодняшний день этой работы в части выявления участников военно-фашистского заговора, троцкистов, зиновьевцев и т.п., нами выявлено и уволено из Рабоче-крестьянской красной армии 995 человек командного и 118 человек политсостава, всего 1113 человек. Что касается остальных людей, которых мы выявили, то нам нужно основательно их проработать, и мы думаем, что в течение месячного срока, согласно вашим указаниям, товарищ народный комиссар, мы этот вопрос решим.

В то же самое время нужно отметить, что наряду с выявлением вражеских элементов в Рабоче-крестьянской красной армии, на основе данных материалов и выездов на места нам пришлось ставить вопрос о перемещении и выдвижении новых кадров. Всего перемещено на сегодняшний день 2126 с лишним человек и выдвинуто на высшие должности, начиная от командиров рот, батальонов и почти всех командиров полков и выше, полторы тысячи человек. Мы считаем, что эти люди являются крепкими, надежными, хорошими молодыми большевиками, которые будут работать не покладая рук. Остается в будущем крепко заниматься их усовершенствованием.

Что касается начальников дивизий, то при помощи наркома мы получили начальников дивизий, кроме одного, которого придется попросить.

Большую тревогу и беспокойство на сегодняшний день вызывают основные отделы штабов.

Мы, товарищ народный комиссар, заверяем твердо, что мы основным руководителям отделов нашего штаба не верим на основании целого ряда конкретных данных об их вредительской деятельности в вопросах подготовки войсковых частей. Поэтому у нас просьба — на основании представленных нами материалов этот больной вопрос в ближайшее время ликвидировать таким образом, чтобы эта работа была проведена в сроки, намеченные Вами.

Наряду с этим у нас получилось тяжелое положение также в части исключенных членов партии, потому что выбранный секретарь окружной партийной комиссии также оказался врагом народа, три секретаря дивизионных партийных комиссий и ряд членов комиссий оказались врагами народа. Ясно, что нам пришлось ряд вопросов и дел пересмотреть совершенно заново по исключению из партии. Мы этим вопросом на сегодняшний день продолжаем заниматься со всей большевистской объективностью и уверены, что при помощи нового руководителя парткомиссии ПУРа все эти вопросы, куда приложили враги свою руку, удастся выправить.

Политико-моральное состояние. Я вам должен сказать первым долгом в отношении красноармейского состава. Когда мы приехали на место, то увидели очень характерные явления. Если враги расставляли своих людей на командные должности, то они и красноармейскую массу пытались прибрать к своим рукам. Не было почти ни одной дивизии, в которой бы не было охвачено дисциплинарными взысканиями 60% бойцов. Когда начинаешь докапываться, чем же эти дисциплинарные взыскания вызваны, то в абсолютном большинстве случаев командиры и политработники не могут объяснить причин наложения взысканий. Тут преследовалась цель выработать солдата, а не революционного бойца. Сейчас среди красноармейского состава выявился колоссальнейший энтузиазм во всей работе. Если раньше в округе был застой приема в партию, то за последние два месяца вступление в партию дошло до большой цифры — 500 с лишним человек. Поэтому в вопросе понимания стоящих перед нами задач, преданности нашей партии все это выражается в большой активности в работе всего красноармейского состава и в том большом желании вступить в нашу коммунистическую партию.

Наряду с этим мы должны отметить, что нам пришлось в ходе нашей работы заниматься целым рядом вопросов борьбы с прямыми диверсионными действиями. В чем эти диверсионные действия выразились? Они выразились в том, что в 41-й стрелковой дивизии, когда действительно по-настоящему ударили по врагам народа, которые сидели в округе, была попытка отравления красноармейского состава 41-й стрелковой дивизии, дошедшая до 400 человек. Тут, правда, у нас не было смертности вследствие того, что мы приняли целый ряд энергичных мер. В результате оказалось, что эти диверсионные действия возглавляли враги Волков и Градусов. Это заставило нас принять все меры против того, чтобы этого не оказалось в других частях. Это заставило нас наряду с другими вопросами заниматься решительно вопросами пищевого блока. Что мы тут обнаружили? Мы обнаружили такие вопросы, которые нужно поставить в Продовольственном управлении РККА.

Что касается продуктов, хранящихся у нас, то нельзя было установить, откуда они доставлялись и каким образом доставлялись. В частности, у нас выявлены тифозные бактерии в консервах. Мы ставили вопрос о том, что система складского хранения продуктов неправильная. Пришлось навести соответствующий порядок.

Нам пришлось сталкиваться также и с работой наших бойнь. Там были троцкисты и диверсанты, которые если не могли задержать выброску негодного мяса в части, то выбрасывали свежее мясо, которое также вызывает желудочные заболевания. Нам пришлось навести контроль. Когда мы по-настоящему наладили это дело, то со стороны красноармейцев были вопросы: что ли, Центральный Комитет партии и правительство увеличили паек, что питание так решительно улучшилось?

Нам пришлось заниматься также и вопросом артиллерийских складов. Должен сказать, что, просто к нашему счастью, артиллерийские склады в Кременчуге и Полтаве не взлетели. Дело в том, что мы имели под открытым небом в течение трех лет семь вагонов пороха. Я уже не говорю о хранении внутри складов, где было 60% негодных снарядов, хранение пулеметов с натянутыми замками и т.д. Мы приняли ряд мер, мобилизовали артиллерийских техников и соответствующих людей, с тем чтобы склады в месячный срок привести в порядок. Вопрос на сегодня стоит так, что артиллерийские склады в нашем округе в Кременчуге и Полтаве оставаться не могут, т.к. плотно окружены городом.

О строительстве. Я хочу обратить внимание на очень серьезный момент в строительстве — на грунт. Грунт не исследуется. В частности, серьезно обстоит с этим дело на аэродромах, где приходится вести большую работу. Все соображения строительства, реорганизации строительного дела, реорганизации проектного дела мы представили. Должен заявить, что по всем родам войск мы провели нужную работу. Если в месячный срок мы приведем штаб в порядок, то с начала учебного года мы сможем развернуть боевую и политическую подготовку и все задачи, поставленные Вами и Центральным Комитетом партии, разрешим.

Ворошилов. Слово имеет Ефремов.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 135-139.

Ефремов. Работа врагов народа была огромной. Всюду почти сидели враги и многое натворили. Есть диверсионные акты. Это говорит только о том, насколько была большой работа врагов. Много пришлось заниматься чисткой. Нам помогали. Приезжал товарищ Жданов в Оренбург, товарищ Андреев в Саратов и Куйбышев. Части округа также были охвачены значительно врагами народа.

Военный совет после назначения сразу же взялся за это дело. Прежде всего пришлось заняться полевыми войсками и школами . Особенно большая засоренность школ. По этому вопросу будет выступать член Военного совета Балыченко. Пришлось очень многих вычистить Военному совету в округе. Полевые войска все же меньше. Особенно учебные заведения и склады были сильно засорены.

Сейчас Военный совет занимается вопросами ликвидации всех последствий вредительства. Достижения в этой области кое-какие есть, но еще имеются большие недоработки, товарищ народный комиссар, но мы стремимся, чтобы все это изжить возможно скорее.

В отношении выдвижения товарищей на должности с повышением мы установили такой порядок, что не только у себя выдвинули, не только для себя, но и еще многим другим округам дали. Таким образом, у нас на сегодня около 160 человек не хватает в округе. Мы считаем, что с этой задачей мы справимся до конца и найдем товарищей, которых сумеем выдвинуть. Но есть и косность при выдвижении, которая заключается в том, что при выдвижении работника начинают вспоминать, что у него были недочеты в тех или иных случаях, что ему такое-то учение не удалось, и иногда это ставится препятствием к выдвижению. Совершенно забывают о том, что у нас люди быстро исправляются, быстро меняются в хорошую сторону. Правда, есть и такие люди, которые за этот период не исправились. Но, как правило, большая часть, подавляющая часть товарищей растет, растет вместе со страной, справляется со своими задачами неплохо.

Разрешите перейти непосредственно к боевой подготовке. Планирование боевой подготовки проводилось в точном соответствии с указанием первого раздела Вашего приказа, товарищ народный комиссар, приказа № 0106. В Приволжском округе система планирования и боевой подготовки, несомненно, резко упорядочила работу в войсках, и если еще эту систему нам здесь подработать в этой части, чтобы не только планирование было в отношении подготовки бойца, но и по всем направлениям, то есть по отношению подготовки комсостава по всем отраслям, и все это заключалось бы в едином Вашем приказе без дополнительных инструкций, которые часто дают возможность войскам нарушать Ваш приказ, заключалось бы в едином целостном приказе, — вот это дало бы еще лучшие результаты.

У нас практика уже есть, есть опыт на протяжении двух лет, и это дело легко можно упорядочить. Безусловно, два Ваших последних приказах очень сильно упорядочили боевую подготовку, значительно способствовали поднятию плановости и организованности жизни частей.

Поскольку наш ПриВО территориален, здесь в отношении сопровождения различных грузов, других различных накладок — все ложится это на нас дополнительной тяжестью, которая сказывается на нашей учебе. Мы уже вам докладывали, что командующие войсками округов, которым мы даем ресурсы, которым посылаем различные материалы и снаряды, не присылают своих людей для сопровождения грузов, не выполняют приказа, и приходится брать народ из школ, потому что знаешь, насколько важен этот груз, знаешь, что его нельзя задержать, и стремишься выполнить Ваш приказ как можно лучше. Таким образом, приходится давать людей из школ, что тяжелым бременем ложится на ПриВО.

Ваше указание в отношении подготовки снайперов выполнено за счет кадра, и свыше этого подготовлено еще по 50 человек стрелков-снайперов из числа новобранцев. Ваше указание в отношении подготовки в каждом полку двух снайперских полковых орудий мы перевыполнили. Также перевыполнено указание и по подготовке одного снайперского орудия в каждой пушечной батарее.

Подготовка младших командиров. В Приволжском военном округе полковые школы в планово-программном отношении подготовку младших командиров провели в соответствии с Вашим приказом № 0106. И здесь, когда школы планировали выпуски, то произвели опыт — начало учебного года полковых школ 1 октября и выпуск 1 сентября. Это дало хорошие результаты, и я считал бы необходимым на этом опыте остановиться и дать возможность еще раз провести учебный год в таком порядке. Это здорово упорядочивает и поднимает знания младшего командира. Это дает возможность курсанту в самое жаркое время боевой подготовки, в летнее время, попрактиковаться.

У меня имеется целый ряд предложений, но, чтобы уложиться во времени, я считаю нужным передать эти предложения комиссии.

Егоров. Расскажите, как вы полковые стрельбы проводили.

Ефремов. Я потом доложу.

Приказ № 0106 о подготовке младших командиров выполнен, хотя и с напряжением, и в настоящее время в округе в порядке выполнения приказа № 115Якорь[3] проводим подготовку младших лейтенантов. Всего подготовили 209 человек.

Указания 3 раздела Вашего приказа № 0106 — о командирской подготовке — мы выполнили. Нам очень сильно способствовала та установка, которую мы проводим уже пятый год в отношении изучения истории войн и военного искусства. В этом году мы в результате проведенной работы прошли 175 тем. Мы добились такого положения, что очень ответственные темы — действия корпусов, действия армий — докладывали лейтенанты. В этом году мы имели больше 19 000 командирских посещений. У нас теперь нет ни одного гарнизона, где бы такие доклады не проводились.

Как мы этого дела добились? В свое время, я должен откровенно доложить, командующий войсками Дыбенко и начальник политуправления Мезис мне сильно помогали. Мы решили каждый четвертый день пятидневки с 19 часов заниматься этим делом. И этот опыт мы закрепили, и четвертый день пятидневки посвящаем изучению или военной, или политической темы. Мы построили нашу работу так: три темы военных и две политических в месяц. Выходит очень неплохо. Таким образом, когда мы получили в прошлом году Ваш приказ, мы очень радовались, так как в других округах было неважно, и мы думали, может быть, нас за это ругать будут. А когда получили Ваш приказ, мы с особой энергией за это дело принялись, и выходит неплохо. Таким образом пятый год проводим.

Подготовка стрелковых войск, тактическая подготовка. Мы Ваш приказ, товарищ народный комиссар, за № 0106 о тактической подготовке мелких подразделений, выполнили. Особенно много мы занимались подготовкой молодых. Они с особым большевистским энтузиазмом взялись за тактическую подготовку, и мы проводили ее без особого труда. Единственно опасались, чтобы не было какого-либо несчастного случая. И в этом отношении дело обстояло у нас благополучно, правда, есть кое-какие небольшие повреждения. Подготовка мелких подразделений, отдельных взводов была признана вполне удовлетворительной по дивизиям 53-й и 61-й и удовлетворительной по 86-й дивизии. Недочетом является то, что средний начальствующий состав при постановке задач не очень отчетливо это делал, не отчеканивал, когда давались распоряжения, была неуверенность.

Слабая разведка. В отношении разведки недостатки большие, стремление выждать приказание от своего высшего начальника. Здесь большие недостатки и вообще в отношении разведки, связи и наблюдения. Здесь большая недоработка есть в частях. Над этими вопросами мы усиленно работаем.

Тактическая подготовка войск была завершена тактическим учением с боевой стрельбой батальонов и полков.

В отношении усиленных батальонов мы выполнили Ваш приказ полностью и еще решили дерзнуть с членом Военного совета — почему не попробовать, раз люди стремятся к этому почему мы не можем провести полковое учение по штатам военного времени? И мы провели по одному учению в каждой дивизии. И как раз усиленный полк вышел из каждой тердивизии. Усиленный каждый полк по 5—6 диви-зионов (с боевой стрельбой). Представители Генерального штаба были и смотрели. Это дело мы провели, и ни одного несчастного случая не было, причем на эту стрельбу мы взяли и три полка округа АРГК. Таким образом, оценка по боевой стрельбе по 53-й и 61-й дивизиям отлично — 4,5, по 86-й дивизии получили хорошо — 4, и ни одного несчастного случая нет.

Средняя оценка по огневой подготовке в целом: 53-я дивизия получила хорошо — 4, 61-я дивизия получила удовлетворительно — 3,7 и 86-я дивизия получила удовлетворительно — 3,9. Здесь некоторые недочеты есть в том, что вначале с боязнью подходили, когда первый усиленный батальон насчитывал 800 — 900 человек и 3—4 батареи стреляющие. Как-то не уверены были. Но потом стали более решительными. Военный совет и начальник политуправления были с бойцами. Мы все девять учений были с бойцами. Первое время они прижимались к земле, а потом с 3—4 раза действовали прекрасно. Недостатки есть. Когда плохо управляет командир, иногда переходят на цепочку

Но смелость действий, решительность действий была. Например, артиллерия сосредоточивала огонь шестью дивизионами очень хорошо, посылая несколько сот снарядов через голову.

Строевую подготовку мы закрепили, и есть кое-какие улучшения, но в этой области нужно здорово работать.

Егоров. Откуда брали боеприпасы?

Ефремов. С прошлого года остались, в этом году мы все вычистили.

Артиллерия подготовлена хорошо. Проверяли товарищи из Москвы.

Егоров. Патронов и снарядов достаточно?

Ефремов. Хватило, но, если бы вы имели возможность дать дополнительно, мы просили бы дать, так как имели бы возможность провести еще одно учение.

В отношении физической подготовки. По физической подготовке средний балл по округу 4,1. Хорошо развернута массовая спортивная работа. Например, в марте, в 15-летие 86-й дивизии, дали 3000 лыжников и большое число гимнастов, бойцов и гиревиков. На спортивный праздник в июле месяце 61-я дивизия дала больше 1000 участников, из которых 14 команд по разным эстафетам взяли выигрыши у орденоносных обществ «Динамо» и «Локомотив», получили первые места. А там здорово дрались, но наши товарищи хорошо поработали. Все первые места сейчас заняло Пензенское кавалерийское училище.

Егоров. А форсирование рек проходили? Волгу форсировали?

Ефремов. Волгу не форсировали, но форсирование реки проходили. У нас есть солидная 400-метровая река.

Подготовка водников в этом году прошла без аварий. Товарищи работали здорово. 61-я и 86-я дивизии дали удовлетворительно, 53-я дивизия дала хорошие результаты без единой аварии исходя из опыта прошлого года. В прошлом году у нас в ПриВО это дело было поставлено хорошо.

Об артиллерии разрешите доложить, как вывод. Вся артиллерия проверялась. Нужно прямо сказать, что при всех проверках артиллерия показала себя хорошо, артиллерия подготовлена хорошо.

Белов. Кто проверял?

Ефремов. Проверяли товарищи из Москвы, смотрели на учениях. Мы проводили большое учение, овладение укрепленным районом. Приезжал заместитель начальника артиллерии РККА. Кроме того, проверял Военный совет в совместных действиях. Провели девять ответственных учений, не было ни одного несчастного случая, а посылали сотни снарядов через головы действующих войск. В целом мы послали несколько тысяч снарядов через голову. Это самая лучшая проверка.

В отношении авиаотрядов: 106-й и 114-й имеют достижения, они научились работать с артиллерией. Единственный только недостаток в отношении фотографирования, особенно когда снимают в масштабе 15 и 17 тысяч*. Тут есть недоработка.

Авиазвенья в дивизиях работали неплохо. Они со своей задачей справились.

Бронетанковые части, за исключением 4-го мотополка 2-й дивизии (результаты неудовлетворительные), дали удовлетворительные результаты. Аварии снизились, за исключением 4-го мотополка. Об этом вы знаете, мы доносили.

Войска связи тоже проверялись теперь, когда мы перешли на зимние квартиры. Войска связи со своими задачами справлялись в этом году и задачи выполнили неплохо.

Егоров. А полковая фортификация с лопатой.

Ефремов. В этом отношении плохо, лопаты не любят и внедряют их в комплекс учебы слабо.

Ворошилов. Вы должны взяться за это.

Ефремов. Слушаюсь.

Подготовка сборов удовлетворительная.

В отношении инженерных частей. Инженерные части имеют удовлетворительные результаты, но мы бы еще лучше выполнили задачу, если бы Вы нам дали технику. Техника у нас очень слаба.

Подготовка командного состава запаса. Здесь у нас дело идет слабо. У нас есть целый ряд предложений, которые мы обсудим в комиссии, и если эти мероприятия сумеем провести, то с этой работой справимся.

В отношении химических войск и химической подготовки. Она неудовлетворительна в 4-м мотополку 2-й мотодивизии. 61-я дивизия подготовлена удовлетворительно.

В отношении осоавиахимовской работы. Работа Осоавиахима по-прежнему, надо это сказать прямо, плоховато идет. Но здесь есть целый ряд предложений. Если мы их примем, то справимся. Вообще у нас есть все основания Ваш приказ на будущий год выполнять еще лучше.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 140-147.

Балыченко. На основании приказов народного комиссара № 072 и № 96[4] Военный совет округа провел большую работу по очистке кадров от шпионов, диверсантов, которые были вскрыты в частях и учреждениях Приволжского военного округа. Всего уволено из армии 618 человек, из них приказом народного комиссара — 180 человек. Представлены документы и не разобраны еще здесь в Управлении по командному и начальствующему составу РККА на 200 человек. Из политсостава уволены 85 человек. Из числа уволенных 50% на сегодняшний день арестовано.

Мотивы увольнения: шпионы, связь с врагами народа, вредительство — 380 человек, морально разложившиеся — 90 человек и по служебному несоответствию, связь с заграницей — 63 человека. Кроме этого, техников и инженеров по строительству уволено — 55 человек, из них 50 человек арестовано и 3 человека уже расстреляны.

Такова картина с засоренностью кадров, которые Военный совет очищал в различных частях. Наиболее подверженными оказались такие части: 3-я Оренбургская авиашкола, из которой уволено 107 человек, из них на сегодняшний день арестовано — 38 человек. Среди этой арестованной шайки врагов как раз существовала военно-фашистская группа, руководимая бывшим начальником политотдела Субботиным, который применял способы собирания сведений шпионского порядка не только по своей школе, но и по Оренбургскому зенитному училищу, вел работу по разложению начальствующего состава путем организации пьянок. Эта группа связана с местной контрреволюционной фашистско-заговорщической организацией, которая подготовляла переворот в Оренбурге, вербуя старое дутовское казачество[5].

Вторым идет Опытный артиллерийский зенитный полигон, где долгое время орудовал враг — начальник полигона Шрейдер, который оказался немецким шпионом и вместе со своей женой проводил шпионскую работу. По этому полигону уволено и арестовано на сегодня 15 человек.

Неблагополучно и в 14-й школе летчиков в Энгельсе. Там засоренность и вредительская работа шла по линии материального обеспечения: невыполнение плана по ремонту самолетов, саботаж работы в мастерских, постановка негодных частей на самолеты.

В результате напряжения со стороны личного летного состава, также инструкторского состава, все аварии и катастрофы, которые намечались врагами, были предотвращены. Были предотвращены жертвы.

Враждебная работа шла по трем линиям: по линии вредительства в боевой и политической подготовке и по линии вредительства в хозяйственном обеспечении, а также вредительства в вопросах санобслуживания частей округа.

Военный совет не только выгнал этих врагов, не только их арестовал, но и на место их выдвинул новые молодые кадры. В связи с перемещениями у нас выдвинуты на повышение 1 командир корпуса, 2 командира дивизии, 12 командиров полков. Некомплект на сегодня выражается в 366 человек, который будет покрываться за счет подготавливаемых сейчас лейтенантов.

Из общего числа перемещенного командного состава 1261 человек выдвинуто 742 человека.

Мы выдвинули часть младшего начсостава сверхсрочной службы, которые на протяжении ряда лет показывали образцы работы в боевой и политической подготовке подразделений, с задачей, чтобы из этих сверхсрочных младших командиров к концу 1938 г. получить экстерников на лейтенантов.

Второй вопрос, о котором я хотел говорить, это вопрос о строительстве.

55 врагов, которые разоблачены и посажены, в своих показаниях говорят о методах и формах вредительской работы. Три расстрелянных инженера по оренбургскому участку в своих показаниях говорили так: установка нам была дана такая — развертывать строительство по титулам, намеченным и плановым предположениям, сразу умышленно занижать стоимость строительства. Начинать строить без обеспечения рабочих жильем, без обеспечения рабочих элементарными бытовыми условиями. Начинать набирать рабочую силу тогда, когда нет еще подготовительных строительных материалов.

Мы видели, что по всем 12 участкам работы были развернуты сразу, а к концу года мы подходим фактически с небольшим процентом технической готовности. Рабочих в начале первого квартала было набрано достаточное количество, обеспечивающее разворот работ. На сегодня мы имеем закрепленными уже благодаря принятию ряда мер 5800 человек на 50-миллионное строительство.

Текучесть по строительным участкам определяется следующими цифрами: 8000 человек было завербовано, а осталось на работе только 200 человек. Таковы приемы, таковы формы вражеской работы на строительстве. И сейчас мы имеем перефинансирование наших строительных участков на сумму 3 млн. руб. Часть из этих средств лежит в виде материалов. По приказу народного комиссара мы должны эти материалы продать, но перед Военным советом стоит вопрос, что если мы эти материалы сантехстроя, которые промышленность обычно в четвертом квартале начинает нам засылать, продадим, можно остаться без стройматериалов весной с начала разворота строительных работ в 1938 г.

Дыбенко. А Вы сделайте обмен.

Балыченко. Надо это организованно сделать. Я считаю, что Хрулев должен в этом отношении решить этот вопрос. Есть такие материалы, которые мы можем сменить на один миллион рублей, а другие материалы получить, а именно: лес, кровельное железо и т.п. Можно было бы перепланировать эти материалы, надо только гарантировать бесперебойность в работе.

Вопросы мобилизационной подготовки. Военный совет округа занимался ими очень серьезно, он подошел к ней вплотную. Были просмотрены буквально все стороны этого вопроса, начиная от документации и кончая личным ознакомлением с людским составом, кадрами, выборочной поставкой коня, автотранспорта, и в результате этой проверки выявилась значительная запущенность мобработы. Особенно плохо в 61-й стрелковой дивизии. Там же на месте в течение месячного срока работой командира, штаба округа были отшлифованы и сами документации были приведены в реальность в соответствии с наличной проверкой людских кадров. И сейчас мы стоим, товарищ народный комиссар, перед таким фактом, который мы сами не можем разрешить в вопросах мобготовности — это конский состав. Мы сейчас поставим вопрос перед обкомами партии и облисполкомами о том, что лошадь у нас в загоне. Как-то одно время мы кричали о примерных конюхах, о хорошем уходе за конем. Сейчас у нас нет этого хорошего конюха, никто не занимается уходом и сбережением коня, и наши лошади даже здоровые портятся. Повозка сейчас годится на один переход, а затем она ломается.

Транспортные средства в плохом состоянии. Из того количества автомобилей, которые мы брали на выборку, 65—70 % оказались негодными. Не хватает запасных частей, нет покрышек, нет камер, необходимого состава запчастей в этих организациях нет. Мы требуем от обкомов и облисполкомов, чтобы эти запасы были. Прицепы тракторов для военных целей не приспособлены, очень слабы. Если вы возьмете два прицепа и подцепите, они не выдержат перехода и развалятся. Таким образом, надо поставить вопрос перед соответствующими наркоматами, перед Наркомместпромом и другими, вопрос в части развертывания местной промышленности и изготовления, чтобы тип прицепа отвечал бы нашим требованиям, нужно иметь необходимое количество запасных частей.

Командный состав, обновленный за счет выдвижения, и парторганизация сумели закрепить перелом в работе и справятся с задачами 1938 г.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 148-151.

Софронов. Из частей Уральского военного округа за это время уволено 412 человек, из них арестовано 200. На этом вопросе подробнее остановится Тарутинский.

Подводя краткие итоги боевой подготовки Уральского военного округа, можно заявить, что боевая подготовка на месте в статике выполнена удовлетворительно. На месте расчеты на наступление командный состав делает, и с взаимодействием дело обстоит благополучно — с этим части округа справились. Другая картина получается, когда начинается движение. Как только часть начинает двигаться, и особенно назад — при отступлении, сразу теряются и расчеты, и управление, и взаимодействие. Это дело отработано очень плохо, и в 1938 г. нужно на это дело налечь крепко, для того чтобы с ним справиться.

Нам придется изменить и методику командирской подготовки. То, что сейчас делается в смысле подготовки командного состава во время движения, едва ли научит командный состав. Взять хотя бы командный состав батальона во время группового выхода в поле. По теме «Движение вперед» все делается условно: дается целый ряд вводных, командир принимает решение, делается скачек в минут 20 вперед, новая обстановка — новое решение. Получается целый ряд действий, правда, между собой увязанных, но командир не учится управлению. Я думаю, что в дальнейшем это дело нам нужно крепко изменить, чтобы командирская учеба была настоящей.

При выходе в поле нужно обеспечить лучшие условия управления, будь то средства техники или посыльные посылок, нужно выходить с обозначенными подразделениями и таким образом учитывать при управлении элементы времени и пространства. Это у нас выпадает из учебы, и с этим делом мы не справились, особенно при нашей установке на темпы наступления — два—три—четыре километра в час. К таким темпам наступления нужно подходить не механически. У нас в частях не чувствуется учета силы огня противника. Мы даем темпы во всех случаях, а это неверно. Как только часть набирает быстрые темпы, сейчас же начинается разрыв между движением и огнем. Вопрос темпов нужно разрешать не механически, а исходя из конкретных условий, и там, где у противника будет море огня, мы этих темпов в два—три километра не дадим. Нужно в мирное время строить учебу реально. У нас больной вопрос с управлением в динамике.

Командирская учеба вообще у нас поставлена слабо. У нас занятия в целом ряде случаев проходят формально и организации методики в Красной армии, по-моему, еще хорошей нет. Можно прямо сказать, что минимум 30% времени в нашей учебе проходит зря. То не хватает учебных пособий, то руководитель не подготовился, то целый ряд других вопросов, которые срывают продуктивность нашей учебы.

Организовать учебу и правильно методически построить ее — этому делу мы еще не научились. На эти вопросы нам нужно налечь. Я считаю, что в 1938 г. упор должен быть сделан на управление в динамике, отсюда и командирскую учебу надо как-то перестроить.

О подготовке штаба. Здесь целый ряд товарищей высказывались. Нового в частях Уральского военного округа нет. В частях округа штаб батальона выпал из сферы учебы, он не укомплектован, личный состав часто меняется и вообще подготовкой штаба батальона мало руководят. Это звено очень существенное, и его надо укреплять.

У нас штаб дивизии и полка мало в целом тренируется и без начальника штаба. Командир дивизии, проводя учение, поручает тему разрабатывать начальнику штаба, начальник штаба сам не играет, а является помощником командира-руководителя. Это дело надо запретить. Я дал по округу соответствующее указание.

О подготовке войск по стрелковому делу. Выпала из поля зрения мелкокалиберная винтовка. Когда-то она была в почете, а сейчас у нас это дело в забросе, и надо на это дело налечь.

Я подробнее остановлюсь на хозяйственных вопросах и организационных, вопросах комплектования. У нас есть запасная танковая бригада и целый ряд частей (такое же положение и в целом ряде других округов), которые не имеют учебных подразделений. Вот возьмем

7-ю запасную бригаду у нее по штату 261 младший командир, но учебного подразделения нет, где можно готовить младших командиров. Как будем комплектовать. Младших командиров приходится брать из других частей или готовить на каком-то учебном нештатном пункте. Готовить 300 человек младших командиров нештатно — это плохое дело. То же самое и с младшими командирами разведбатальонов.

Относительно подготовки запаса. Кое-как мы с этим делом справляемся в подготовке танкистов и шоферов. Но вот на что надо обратить внимание — это на подготовку пилотов. У нас нет запасных частей, где бы совершенствовались летчики. Мы по линии Осоавиахима готовим много пилотов. На территории Уральского округа мы выпускаем в год приблизительно 1300 пилотов, платим за это деньги. Люди готовятся на «У-2», выходят, а дальше не совершенствуются. Они предъявляют целый ряд законных претензий, где они будут совершенствоваться.

Ворошилов. Больше о своих стрелковых частях поговорите.

Сафронов. Теперь относительно строительства. Здесь товарищи из Киевского округа говорили и целый ряд других товарищей о строительстве. У нас строительство хуже, чем где бы то ни было, поставлено. Правда, у нас план гораздо меньше, и поэтому у нас убытки меньше. На сегодняшний день убытки выяснены приблизительно около 7 млн. руб. — 6 600 000 руб., но и план у нас маленький. Поэтому если в Киевском округе 24 млн. руб. составляет 10%, то у нас 7 млн. руб. составляют 20%.

Голос с места. 7 млн. убытка.

Сафронов. Да, 7 млн. руб. убытка на строительство из 36 млн. руб. Денег нам больше не положено, а жить дальше так нельзя. Не только нельзя заготовлять материальную часть, но зарплату платить нечем. А убытки порождают убытки. Счета участков арестовали, и, как бы мы ни бились, не хорохорились, этого вопроса не разрешим. Надо получить указание: консервировать ли строительство, или как-то его профинансировать. Положение тяжелое.

Относительно артиллерии. Дело плохо, начиная с учета. Уральский военный округ комплектовался из территории трех округов, и враги народа взяли на учет все артиллерийское снабжение не по книгам, которые имелись в ПриВО и МВО, а взяли наличие по заявлению командиров частей. Те сообщили, сколько у кого оружия, и они заприходовали. Сейчас не разберешь, сколько чего не хватает. Пришлось командировать представителей в МВО и ПриВО, чтобы выяснить, какое оружие принял Уральский округ при своем формировании.

В отношении комплектности дело плохо. Есть минометы, нет упряжек, есть 45-мм пушки, нет тягачей, есть зарядные ящики, нет ходов. Дело не только в том, что этого не хватает. Сейчас мы занимаемся пересылкой из части в часть. Были массовые засылки. Мы получили 45 зарядных ящиков, но в одну часть послали передки, а в другую задние ходы, и сейчас приходится перебрасывать из частей.

Плохо, что округ не имеет окружных мастерских. Всю материальную часть по нарядам АУ[6] приходится пересылать в другие округа. Лучше было бы, если бы мы имели свои окружные мастерские. По этому поводу я писал Кулику. У нас имеется 59 складов, которые на 30% занимаются ненужными для АУ вещами. Это та материальная часть, которая должна храниться на заводах. Это бруски, о которых я тут говорил, и болванки. Они занимают хороший склад. Хорошо было бы передать эти вещи на завод, освободить склад и сделать там окружные мастерские.

Относительно санитарного дела. Здесь мало останавливались на этом вопросе. Тут дело плохо. При проверке НЗ самое больное место — санитарное дело, санитарный запас. Тут придется, по-видимому, обновлять все НЗ. Нет этикеток, какого года изготовления, какая разливка. Это дело было заброшено и пришло в негодность.

Что мы выявили? Помимо НЗ, в текущем довольствии слишком большое количество ядов. Есть сильные яды обеспеченностью 5, 10, 15 лет. Когда мы назначили авторитетную специальную комиссию из врачей, чтобы выяснить, нужны ли эти яды, то оказалось, что эти яды лежат без употребления. Сильные яды в полках не нужны. Я дал по этому поводу распоряжение по округу и все ненужные яды просто из полков изъял, оставив только ограниченное количестве таких ядов, без которых сейчас не могут обойтись.

Думаю, что эти яды не случайно были засланы в полки. По-видимому, полки имеют много имущества, которое им не нужно, и особенно имущество, которое могло пойти на руку врагам народа. В Уфе оказалась в складе бочка иприта. Видимо загнали ее туда для каких-то целей. Это дело надо пересмотреть и все это имущество — яды и даже взрывчатые вещества, которые нужны килограммами, но не тоннами, — нужно пересмотреть. Нужно просмотреть эту номенклатуру и изъять.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 152-156.

Ворошилов. Слово имеет Тарутинский.

Тарутинский. Мы, товарищ народный комиссар, как и все округа, работали в этот период главным образом по вопросам очищения кадров от врагов, ликвидации последствий вредительства, выдвижения кадров, укрепления боевой и политической подготовки и подготовки к проведению выборов в верховный орган нашей страны.

Уральский военный округ по степени засоренности врагами — участниками фашистско-троцкистской банды — являлся, безусловно, засоренным в значительной степени. По очистке от врагов мы провели немалую работу, но здесь нужно со всей ответственностью заявить, что эту работу мы еще полностью на сегодняшний день не закончили. Кроме уволенных 412 человек, из которых арестовано 200 человек, сейчас в процессе разбора в командном управлении[7] около 50 человек, в округе тоже такое же количество.

В ходе выкорчевки врагов выявлена значительная засоренность шпионами различных иностранных разведок. Самая солидная основная группа — немецкие шпионы. Вторая сильная группа — польские шпионы, причем в группу польских шпионов почти, как правило, опыт нам показывает это, были вовлечены перебежчики в нашу страну за последние годы и начиная с 1922 г., 1923 г. и т.д., которые имели ту или иную письменную связь с заграницей до 1932 — 1933 гг. и позже и у которых родственники были или есть в Польше. Причем в числе польских шпионов оказались не только командиры, начальствующий состав, но и некоторая прослойка политработников. Красноармейцев тоже из поляков-перебежчиков по одной 85-й дивизии было изъято за август—сентябрь месяцы до 30 человек как польских шпионов, все они перебежчики 1932 г., 1933 г., призванные в прошлом году и в этом году весной в дивизию. Таким образом, засоренность по линии немецко-польских шпионов была в округе значительная.

Третья группа выявленных шпионов — это японская группа, и довольно значительная. Поставщики этой группы в большинстве своем — корейцы или люди, ранее проживавшие когда-то на КВЖД и призванные в армию, а потом вросшие в кадры. Основным резидентом этой группы был шпион с 1919 г., который работал в должности одного из командиров полков в округе.

Четвертая группа — финские шпионы. Тоже в большинстве своем из перебежчиков, связанных письменно с заграницей, прошедших полностью через Карельскую бригаду и попавших в округ из бывшей расформированной Карельской бригады.

Пятая группа — буржуазно-националистическая, главным образом связанная с врагами по Башкирии, по Уфе из райвоенкоматов и 98-й дивизии.

Всего после расчистки кадров, выкорчевки всей этой шпионско-троцкистской, фашисткой банды мы выдвинули по округу на разные должности свыше 500 человек. Нужно со всей ответственностью заявить, что мы не сумели полностью сломить робость в выдвижении с низов преданных людей и сломить установившуюся систему ступенчатости, которая существовала в округе. К началу учебного года мы закончим комплектование по старшему высшему и среднему составу звеньев, за исключением командиров взводов и полуротных, которые будут в некомплекте.

Я хотел остановиться еще на вопросе изжития, ликвидации методов, способов, стиля самой работы, которые были привиты враждебным руководством в округе. Это прежде всего очковтирательство.

Должен отметить, что в нынешнем году были попытки очковтирательства как в пехотных, так и в артиллерийских частях.

Враги народа для развала кадров начсостава применяли как систему — пьянство, банкеты, культивировали в округе хамское отношение к людям, шельмование лучших людей, преданных партии, и особенно была развита система провокации людей на недовольство по линии питания, медицинского обслуживания, по линии выдачи обмундирования и т.д. Один из арестованных врагов народа, бывший начподив 85-й дивизии Карвовский, эту провокацию проводил даже по линии партийного учета. Когда к нему люди при отбывании к новому месту службы обращались с вопросом о снятии с учета, он заставлял приходить их по 4—5 раз, для того чтобы сняться с учета, ссылаясь на загрузку.

Таким образом, использовались все методы, все способы провокации людей на недовольство. В округе существовала исключительно низкая требовательность, распущенность, разбазаривание средств, отпускаемых на различные плановые работы, разбазаривание их по всякого рода второстепенным делам. Разбазаривались деньги хозяйственного фонда, особенно безобразны состояние и учет имущества и вооружения. С вооружением мы сейчас еще как следует не разобрались. Созданные комиссии не окончили работу. Послана комиссия в ПриВО. Запрошен СибВО, чтобы установить, что же было в округе из оружия и боеприпасов.

В результате всей работы, которая за этот период проведена, нужно заявить, что и политически, и морально части окрепли, повысилась бдительность, сигнализация о безобразиях снизу активность бойцов повысилась, лучше стали работать партийные организации, стали ближе подходить, вплотную, к вопросам боевой подготовки и политического воспитания людей. Проходящая подготовка к выборам в верховный орган нашей страны, наряду с отдельными враждебными выступлениями, относящимися к прибывшим молодым бойцам, полностью еще не изученным, показывает исключительную сплоченность бойцов и командиров вокруг Центрального Комитета партии и вождя народов товарища Сталина. Должен прямо заявить, что в ходе подготовки к выборам в Верховный Совет окрепла политическая связь с местным населением по всем буквально дивизиям и районам, где расквартированы части. Улучшилась, стала подлинно партийной политическая связь с населением по линии межсборовой работы. Усилился авторитет командиров, политработников и красноармейцев среди населения.

Сейчас все усилия по линии партийно-политической работы направлены к развертыванию агитации, популяризации выставленных кандидатов по округу, в том числе военных наших кандидатов и главным образом — проверки и организации самой организационной работы с таким расчетом, чтобы 12 декабря мы получили полный, стопроцентный охват голосованием командиров и бойцов, а также жен командиров, всех вольнонаемных, работающих в нашей системе за наших кандидатов, кандидатов, преданных нашей партии и правительству.

Ворошилов. Объявляется перерыв на 15 минут.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 157-160.

Антонюк. В Сибирском военном округе, как и в других округах, враги народа, шпионы, вредители крепко приложили свою руку, чтобы подорвать боеспособность войск. Нет ни одной отрасли работы, товарищ народный комиссар, где бы не было вредительства. Чем глубже копнешь, тем больше находишь и тем скорее изживаешь в практической работе все это вредительство.

По Сибирскому военному округу всего продвинуто на высшие должности, включая политический и начальствующий состав авиации, 527 человек. Уволено 352 человека, из них арестовано 249. Работу по очистке и выдвижению мы еще далеко не закончили. Эта работа продолжается.

В области боевой подготовки враги народа Гайлит, Падарин и другие брали упор на невыполнение приказов 00105 и 0106 и на срыв взаимодействия родов войск на поле боя.

В округе три бригады штурмовой авиации. За четыре года авиация с дивизиями совершенно не работала, никакой практической совместной работы авиации с пехотой, артиллерией, танками не было. Отсутствовало взаимодействие также между пехотой и артиллерией, между пехотой и танковыми батальонами, находящимися в той же пехоте, между пехотой и авиатранспортными батальонами, которые в округе находятся в достаточном количестве.

Срыв практиковался не только в боевой подготовке. В 1936 г. приказом Гайлита-Прокофьева была полностью отменена марксистско-ленинская подготовка. Основной упор враги народа брали на воспитание безынициативности комсостава. Они прямо выкорчевывали у командиров твердость в руководстве и самостоятельность в работе. Проведенные окружные, дивизионные, полковые учения, а также осенний выход на сбор 94-й и 91-й дивизий показали, что в ряде случаев хорошие командиры действуют только по приказу, часто даже не зная, что и как делать. Контрреволюционеры и шпионы, в частности Гайлит, обучая командиров, говорил, что «уставы только для больших начальников не ниже командира батальона. В больших вопросах на войне будут думать большие начальники, а ваше дело только ходить и уметь стрелять». Такие установки начальствующему составу давали Гайлит и другие.

На рост командира и подготовку штабов, на отработку взаимодействия родов войск, на воспитание самостоятельности и инициативы у командиров и войск, на четкое, своевременное и качественное выполнение приказов 0106, 00105, 00107 было сконцентрировано в основном внимание всего коллектива командного и политического состава округа в течение летнего периода.

Учитывая особенности вредительства, непосредственно под моим руководством было проведено одно окружное маневренное учение, три дивизионных учения, одно командно-штабное учение командиров дивизий, полков и штабов со средствами связи, гарнизонное учение, 5 полковых учений, 2 батальонных и ротные учения.

Я считаю, что части для ведения сложного общевойскового боя по-настоящему не научены, взаимодействие родов войск, несмотря на проведенные осенне-летние и осенние учения, продолжает оставаться на низком уровне.

Слабо сколочены штабы, слабо еще усвоена химическая и противовоздушная оборона, несмотря на то, что мы очень крепко работали с авиацией. Вопросы противовоздушной и противохимической обороны мы отработали, но я не могу сказать, что мы отработали на сегодняшний день в совершенстве.

Что является основным на сегодняшний день? Это то, что командный и политический состав в массе своей осознал необходимость активно работать по своему росту и по подготовке войск. Эта активность на сегодняшний день имеется у начальствующего состава, поднимается четкость в работе, а это является лучшим залогом обеспечения выполнения вашего приказа на 1938 год.

В обеспечение боеподготовки, учитывая, что у нас в основном территориальные дивизии, я считаю, что отводимого времени в наших сибирских условиях далеко не достаточно. Мы имеем 60 дней на новобранческие сборы, 23—25 дней на общие сборы. За такой короткий срок, учитывая вредительство на протяжении ряда лет, в совершенстве подготовить войска чрезвычайно трудно. Я считаю, что необходимо увеличить новобранческие сборы с 60 до 90 дней, общий сбор с 25 до 45 дней для стрелковых частей и 60 дней для артиллерии и специальных частей. Простой расчет: на подготовку бойца и специалиста требуется 10 дней. По округу текучесть выражается в среднем от 30 до 40%.

В период общих сборов мы вынуждены начать с подготовки бойца, учитывая текучесть. На отделение, взвод — 8—10 дней, на роту — 10 дней, на батальон с артиллерией, танками — 6—8 дней, на полк — 6—8 дней, на дивизию — 6—9 дней, на окружные учения — 4—5 дней.

Итого, общие сборы короче, чем в 50 — 60 дней, мы окончить не можем. Всякое сокращение срока дает значительное ухудшение качества подготовки, учитывая наши пространства, учитывая время на сбор, роспуск людей и т.д.

Я считаю необходимым провести в течение 25—30 дней зимние сборы побатальонно, для того чтобы зимний период, когда в основном бойцы не заняты на полевых работах, максимально использовать для подготовки.

Кроме того, считаю необходимым второочередные штабы зимой собирать не меньше, чем на месяц. Все условия для подготовки имеются.

Сбор в наших условиях бойцов побатальонно на 15 дней, как намечает Управление боевой подготовки округа, считаю, для Сибири совершенно не подходит. Это будет только изматывание людей в зимних условиях, а соответствующей результативности не будет.

Опыт 94-й и 91-й дивизий показал, что штабы дивизий и полков второй очереди подготовлены слабо, поэтому работа дивизий в боевых условиях будет также слабой, если не подготовим штабы.

Характеризуя огневую подготовку, должен сказать, что по индивидуальным стрельбам результаты в целом по округу близки к «удовлетворительно» и находятся почти на уровне 1936 года, в отдельных частях повышение, а в некоторых незначительное, на несколько десятых, понижение.

Округ совершенно отстал и не проводил в прошлом боевых стрельб по подразделениям (мы это дело начали, но не провернули). По-настоящему вести стрельбы с полузакрытых, закрытых позиций, пулеметными взводами, пулеметными батареями наши командиры не умеют. Этим делом мы сейчас начали заниматься.

Упрощенчество в огневой подготовке налицо. Нужно стрелковое дело поднять и крепче растить в этом отношении командиров. Командный состав на сегодня не овладел по-настоящему стрелковым оружием, в особенности ручным пулеметом, оптическим прицелом станкового пулемета, неудовлетворительно стреляет из револьвера ТТ.

Особенно неприглядно выглядит огневая подготовка второочередных частей. На примере подъема красноярских 91-й и 94-й дивизий мы имеем следующее положение. Я коротко оглашу несколько цифр: 91-я стрелковая дивизия, второочередная, по винтовке в конце сбора дала 43,8%, по ручным пулеметам — 28,6%, по станковым пулеметам — 28,9%, по револьверу — 21%. Общий балл дивизии 38,8%.

Дивизия первоочередная дала до 60% выполнения.

Такое положение с огневой подготовкой второочередной дивизии является совершенно ненормальным. Отсюда я делаю вывод, что мобилизационная боевая готовность второочередных дивизий является прямо-таки явным самообманом. Особенно бросается в глаза низкая, совершенно неудовлетворительная подготовка начальствующего состава. Бойцы не обучены самостоятельному действию на огневом рубеже, и в условиях маневренных совершенно плохо усвоили групповую тактику современного боя. Надо учитывать, что в этих второочередных дивизиях мы имели возрастной разрыв до 12 годов.

Подготовка артиллерии в первоочередных дивизиях удовлетворительная, подготовка артиллерии второй очереди слабая, неудовлетворительная.

Состояние оружия на сегодняшний день по округу считаю вполне удовлетворительным. Приводится в порядок и заканчивается приведение в порядок небольшой группы винтовок и пулеметов.

Копнув по-настоящему мобилизационную готовность, я должен сказать, что в этом деле мы имеем полную неподготовленность, особенно в материальном отношении, вещевом и обозном. Мы сейчас приводим в порядок мобилизационную готовность.

Когда мы копнули состояние огнеприпасов, то я должен сказать, что здесь мы увидели полную необеспеченность, которая выражается в следующем: вот схемка[8], которая характеризует проверку наших снарядов, их имеется несколько сот тысяч в округе, в том числе для Забайкалья и Дальнего Востока (показывает).

Вредительски собранные снаряды, а их 30 000, дадут такое рассеивание... Враги создали положение, когда мы не можем из пушки бить по цели. Те, которых арестовали по этому делу, показывают, что такое же положение и в других округах. Я прошу проверить это положение в других округах.

На что мы еще обращаем внимание в округе для обеспечения управления — это на подготовку радистов. В Сибирском округе в результате проверки радисты оказались совершенно не подготовленными для обеспечения управления войсками в современном бою. 80% всех радистов нормально работать не могут. Сегодня мы это положение уже частично выправили.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 161-166.

Юнг. Контрреволюционная деятельность, которая велась в войсках Сибирского военного округа и о которой докладывал сейчас частично командующий, приняла очень широкие размеры. 70% уволенных из армии оказались врагами народа, и они были сразу же арестованы.

Среди них — большие группы шпионские, главным образом японской разведки. Японская разведка, работая в войсках Сибирского округа длительный период, захватила значительную группу людей из командного и начальствующего состава. Существовало узкое Корбюро[9] на дальневосточных границах. Через это Корбюро переправлялись перебежчики из Маньчжурии — корейцы. Они направлялись в школы, в различные учебные заведения и т.д. 90% этих корбюровцев были подосланы японской разведкой.

Большую деятельность развернула японская разведка среди семей начсостава, как показывает разоблачительная работа сейчас.

Так, например, один командир дивизии женился на дочери русского рабочего КВЖД. Только после 1929 г. она переехала в Советский Союз. За ней потянулся отец, мать, братья, и квартира командира дивизии была превращена в явку японских шпионов. Обволокли командира полностью на 100%. Только сейчас вся эта банда была вскрыта и ликвидирована.

Большую деятельность в войсках Сибирского округа (тоже захватившие, хотя и незначительную часть начальствующего состава) развернули повстанческие организации из офицеров-монархистов. Дело в том, что многие части расположены в районах, где много ссыльных, так называемых спецпереселенцев или политических ссыльных. Это в таких районах, как Канский, Красноярский край, Нарым, прилегающий к Западно-Сибирской области и т.д. Там органами НКВД раскрыта крупная повстанческая организация, имевшая в своем составе большое количество людей. Нити этой организации протянулись в части Сибирского округа, особенно к тем лицам командного и начальствующего состава, которые в прошлом служили в колчаковской армии[10].

Колчаковцев, товарищ народный комиссар, в кадрах у нас имеется несколько сот человек. Мы подходили к ним персонально, но нужно доложить Вам, что среди них значительная часть завербована врагами. Это вскрывается каждый день. Значительный процент колчаковцев должен быть отсеян из кадров командного и начальствующего состава.

Вредительская работа в войсках захватила почти все участки так же, как и по другим округам.

Я хочу остановиться на двух вопросах: на вопросе тыла и мобилизационной работе.

Что удалось достигнуть вредителями в войсках округа — это полностью сорвать по ряду частей и частично по всему округу выполнение решений Центрального Комитета партии о войсковом тыле, по хозяйству и соответствующих приказов народного комиссара по этому вопросу. За какую область ни возьмешься, всюду безобразия, следы вредительской деятельности, остатки ее или даже продолжение. Продовольственные запасы НЗ заражены амбарными вредителями. По одним галетам нам приходит пустить на 300 000 руб. галет в переработку на хлеб. Запасы НЗ вещевого — те в массе своей по качеству неплохие, но настолько запугано это дело, что, по сути дела, НЗ на сегодня своего назначения не оправдает. Мы очень многие мероприятия уже предприняли, в значительной мере порядок наведен, но многое еще не сделано. Главным образом не скомплектовано имущество. Например, продолжает иметься штанов 80, сапог 100, шинелей 50, упряжь, хомуты имеются, шлеи — не имеем, повозки есть, колес нет. Это — повсеместное явление.

Ветеринарный запас НЗ, имеющий очень важное значение, полностью пришел в негодность. Ветлекарства, которым положено храниться 6—8 месяцев — год, хранятся 3—4 года. Кроме того, Ветуправление РККА усвоило себе привычку — засылать к нам лекарство без всякой маркировки, неизвестно когда лекарство выпущено, где и кем проанализировано и т.д. В результате этого некоторые лекарства представляют собой опасность как средство заражения и, безусловно, не являются средствами лечения.

Я должен особо доложить, товарищ народный комиссар, о тылах авиабригад. Авиация в округе у нас большая. В авиации имеется очень много беспорядков, хотя в части боевой подготовки есть и целый ряд достижений. Проводимые нами проверки говорят, что тылы авиабригад находятся в разрушенном состоянии, и их только-только удается привести в порядок. В каждой бригаде имеется до 150 автомашин, и они находятся в недопустимом, небрежном состоянии. Машины по 3—4—5 лет стоят под открытым небом, гниют, материальная часть портится. Я должен доложить, товарищ народный комиссар, что штаб ВВС очень мало заботится, судя по тактике войск СибВО, о тылах авиабригад. Инспекций бывает много. За этот год летом была одна инспекция и по-настоящему вопросами состояния тыла авиабригад не занималась. Моторы находятся в безобразном состоянии. Сейчас они, правда, приведены в порядок. Нет гаражей. 90% всех автомашин находится под открытым небом. Пришлось некоторые машины поставить в ангары, чтобы не обесценивать материальную часть.

По мобвопросам. Эти вопросы очень крупные и имеют важнейшее значение. Тут о них говорилось. Я должен сказать, что все проверки, проводимые в нашем округе, говорят о прямо вопиющих безобразиях, и в этом вопросе нужно принять срочные меры, чтобы навести в этом деле порядок.

Первый вопрос — по учету военнообязанных. У нас по округу только 5% населения числится на учете военнообязанных. Проведенная проверка показывает, что в некоторых районах имеется 25—30% людей, не учтенных для военной службы по различных причинам. Не стоят на учете военнообязанных. А это создает почву на военное время для дезертирства, для всевозможного рода преступлений против войны. Засорен комсостав запаса. Это видно из того факта, что когда мы поднимали второочередную дивизию, то до 30% комсостава запаса нам пришлось вернуть назад, потому что на этих людей имелись материалы, компрометирующие их. Мы сейчас весь начсостав запаса проверили и снимаем с учета тех из них, о которых имеются данные как о враждебных людях. Очистили от врагов.

На сегодняшний день у нас существуют так называемые вневойсковики[11], о которых я и хочу вам доложить. Военный совет округа этими людьми занимается. Этот народ, вневойсковики, — по нашему округу составляют 200 тыс. чел. Многие зачислены во вневойсковики по болезни, но большинство, главным образом по политико-моральному состоянию подлежали снятию с учета, отчислению. Это те, у которых родственники кулаки, лишенцы и т.д. Эти вневойсковики не находятся под должным наблюдением, и, больше того, повстанческие группы часто пытались установить с ними связь и в ряде районов установили ее.

Сейчас, товарищ народный комиссар, мобилизационные вопросы находятся в центре внимания всего командного, начальствующего состава и партийных организаций. В партийных организациях большой подъем политической активности. Самокритика, большевистская воинственность, рост партийных организаций, и в целом ряде случаев мы имеем доподлинную работу энтузиастов по устранению всех отмеченных недостатков, которые вскрываются самими коммунистами.

Предвыборная кампания показала очень большой политический подъем патриотизма у всего личного состава, и нет сомнения, что задачи, которые вами поставлены перед войсками округа, которые на сегодня являются вполне боеспособными, будут в ближайшее время разрешены.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 167-171.

Великанов. Первый вопрос, товарищ народный комиссар, который я хочу доложить — это политико-моральное состояние войск Забайкальского военного округа. Кратко оценивая этот важнейший факт в боевой подготовке войск в тех условиях, в которых находится округ, я считаю, что оно крепкое, и есть очень много доказательств этому положению.

Очистительная работа, проводимая в войсках округа, в начальной своей стадии внесла, конечно, некоторые элементы растерянности, неуверенности, недоверия к начальникам и даже панические настроения и ослабление темпов боевой подготовки. Но эти настроения удалось преодолеть, и в войсках снова создалось здоровое деловое состояние.

Всего в округе уволено из рядов Красной армии 400 человек, из них репрессировано 189 и в разработке находится еще около 400 человек. Все это вместе взятое создало очень большой некомплект командного и начальствующего состава, особенно в частях авиации.

Надо сказать, что ошибок в вопросе отсеивания негодного и контрреволюционного элемента было немного. Это показывает, что командование и партийные организации правильно подходили к оценке того или другого лица на предмет оставления его на службе в армии. Во всяком случае, опротестования на неправильность увольнения из рядов армии можно было зарегистрировать как единичные случаи.

Прекрасной оценкой политико-морального состояния в округе служат учебные сборы, проведенные по Вашему приказу. Если немало ошибок было совершено во всех ступенях командования, влиявших на своевременность и четкость выполнения всех указаний народного комиссара и Генеральною штаба, то бросалось в глаза прекрасное настроение комначсостава, бойцов и их здоровое отношение к поставленным задачам. Многие командиры и политработники, не допущенные по тем или иным причинам к следованию в новые районы, чувствовали себя прямо оскорбленными тем недоверием, которое было им оказано. В этом вопросе допущено немало ошибок, которые Военному совету пришлось впоследствии исправлять. Чтобы не возвращаться к вопросу учебных сборов, я должен отметить то воодушевление, с которым шло население на эти сборы. Несмотря на большое количество призываемых из запаса, — а некоторые призывались по второму разу в этом году, — население собиралось в нужные сроки и в нужном числе, и не было сколько-нибудь значительных случаев антиморальных проступков.

Второй вопрос — о готовности железных дорог к массовым перевозкам. Железные дороги оказались не на должной высоте. На забайкальских дорогах господствовали так называемые «теплушечные настроения», что в основном потребуются только крытые вагоны, и пропорции между платформами и крытыми вагонами оказались устарелыми и перевозка стала лимитироваться недостаточным количеством платформ, что и привело к запаздыванию.

Что обратило на себя внимание по подъему частей? Это устарелость тыловых штабов и их неприспособленность к условиям Забайкальского военного округа. В условиях, в которых приходилось оборудовать этапные линии протяжением в несколько сот километров, использовать конную тягу оказалось почти невозможным. Это стало ясным, как только этапные роты, рабочие роты, части связи и прочие нужно было передвигать и ставить на работу. Все эти части пришлось моторизировать, иначе передвижение их на сотни километров стало бы тягучим и медленным, и прибытие их в сроки оказалось бы невозможным.

Относительно негодными оказались табели этих частей, рассчитанные на нормально населенные районы. Но, несмотря на ряд трений, части выброшены к сбору сумели без больших потерь занять положение, указанное в вашем приказе, перекрыв огромные расстояния, и подготовиться своими силами к зимней стоянке в условиях полного отсутствия казарменных фондов.

Дальше нужно сказать, что учебные сборы неблагоприятным образом отразились на определенные периоды на боеспособность частей округа как округа пограничного. В течение продолжительного времени округ вынужден был формировать новые части за счет существующих, ослабляя их кадры и материальную часть. Я считаю, что в этом вопросе Генеральному штабу нужно взять иную линию, тем более что выделять приходилось за счет немногочисленных стрелковых соединений.

В вопросе оценки второочередных дивизий я совершенно согласен с той оценкой, которую давали выступающие командующие войсками. Мы поднимали в этом году тоже одну дивизию, и, по оценке Военного совета округа, эта дивизия оказалась малоприспособленной для действия в условиях Забайкальского военного округа. Особенно скверное впечатление производит конский состав, упряжь, повозки, которые мы призвали от населения.

Перехожу к вопросам боевой подготовки. Результатами прошедшего учебного года по округу нельзя удовлетвориться по той причине, что почти во всех областях имели место значительные недоделки и большие пробелы.

Если взять пехоту округа, то слабым местом ее до сих пор является взаимодействие с танками, маневрирование на поле боя и особенно служба сторожевого охранения. Отсутствие бдительности органов охранения — один из характерных недочетов в подготовке пехоты округа.

Взаимодействие с танками страдает вследствие отсутствия усвоения простейших условных знаков, дающих возможность пехотному командиру руководить действием приданных танковых подразделений.

То же самое можно сказать о взаимодействии между пехотой и авиацией на поле боя. Пехота не приучена немедленно при появлении своего самолета выбрасывать полотнища для обозначения достигнутого рубежа. Отсюда частое ведение огня с воздуха по своим.

Большое влияние на подготовку пехоты и вообще всех войск округа оказывает несвоевременное прибытие новобранцев, которое растягивается сроком почти на 3 месяца, что заставляет переделывать планы и вносить в них изменения.

В подготовке конницы приходится вести большую борьбу с неизжитой еще привычкой для конников округа вести конные атаки против нерасстроенного противника, с недоучетом огня, с нежеланием готовить наступление всеми видами огневой деятельности.

Как положительный момент в подготовке конницы в этом году следует отметить умение вести подвижную оборону и оборону на широком фронте.

Одиночная огневая подготовка этих обоих родов войск по результатам инспекторских стрельб признана Военным советом удовлетворительной в большинстве частей, за исключением второочередных дивизий.

Слабым местом, как это ни странно, в этом году в огневой подготовке является стрельба из станковых пулеметов. Основной причиной является то, что мы за этот год в значительной степени растеряли кадры хороших пулеметчиков, а новые кадры не сумели должным образом подготовить. Предыдущие годы обычно станковые пулеметы вытягивали всю часть на удовлетворительную и хорошую оценку в огневом отношении.

Подготовка авиации. Недавно авиация округа была проверена комиссией комкора Смушкевича. Слабое место — огневая подготовка почти всех авиационных соединений. Только одна бригада получила хорошую оценку.

В бомбардировочной подготовке авиация неплохо справляется с задачами группового бомбометания. Хуже с бомбометанием одиночного порядка.

Техника пилотирования у истребительной авиации требует значительной доработки. В этом году совсем не практиковались полеты тяжелой авиации до пределов радиуса действий вследствие незначительного запаса самолетов и моторесурсов. Эта же боязнь истратить небольшие запасы самолето- и мотороресурсов оказывала влияние на непрохождение положенного курса бомбометания с предельных высот.

Положительным моментом в подготовке штурмовой авиации в этом году является умение скрытно, пользуясь складками местности, атаковать походные колонны и боевые порядки.

Ошибкой, и большой ошибкой, в подготовке штурмовиков нужно считать стремление делать несколько заходов в течение небольшого промежутка времени и из одного направления.

Подготовка танковых частей. Хорошей проверкой подготовки танковых частей явилась оперативная переброска своим ходом на расстояние, значительно превышающее имевшее место до сих пор в армии. Эта переброска оказала неплохую подготовку водительского состава к совершению длительных маршей, умение командиров частей вести свои части на большое расстояние без более или менее значительных потерь и прочность нашей материальной части. С другой стороны, эта переброска также показала все значение правильно организованного тыла, и особенно налаженного ремонта и подвоза горючего. Ничто, по моему мнению, не должно так беспокоить высшее командование при постановке оперативных задач, как забота об организации тыла. Наши прежние расчеты на возможность суточного перехода в 100—150 км при длительных маршах не оправдались. Соединение на 800—900 км общего протяжения марша могло дать 50—60 км среднесуточного пробега. Через два марша требуются сутки на приведение в порядок материальной части.

Из отдельных вопросов подготовки танковых частей обращают на себя внимание следующие недочеты: слабая подготовка водителей к вождению танков с закрытыми люками, что ведет к блужданию экипажа на поле боя и к невыдерживанию заданного курса, потеря взаимодействия с пехотой в процессе боя как общевойсковых соединений, так и танковых частей.

Штаб механизированных соединений не научился руководить частями так, чтобы в каждый данный момент знать, где его части и что они делают. Штаб механизированных соединений я оцениваю как наиболее слабо подготовленным.

Артиллерия округа подготовлена, нужно прямо сказать, неплохо. Нужно сказать, что вообще в боевую подготовку артиллерии армии в практику вошел уже такой испытанный метод боевой подготовки, как ежегодные сборы их на полигонах. И вот этот метод, безусловно, дает самые положительные результаты. Конечно, здесь можно спорить о том, что наша артиллерия, часто будучи поставленная в условия незнакомой местности, не может выполнять иногда стрелковых задач, но в основном я считаю, что подготовка артиллерии округа проведена неплохо. Слабой областью ее подготовки является огневое сопровождение танков в рамках дивизии — корпуса. Обстановка сложилась таким образом, что больших учений на эту тему в округе провести не удалось.

Если резюмировать многие недочеты в подготовке войск за этот год и за прошлый учебный год, то я бы сказал, товарищ народный комиссар, что основной причиной их является наше невнимание к вашим требованиям в отношении одиночной подготовки во всех родах войск.

Обычно на каждом заседании Военного совета мы говорим о слабости одиночной подготовки, но практически в течение года очень мало делаем, чтобы четко и жестко проводить в жизнь ваши требования, что без правильно поставленной одиночной выучки нельзя подготовить войска для современной войны. Мы начинаем делать методические ошибки с самого прибытия молодого пополнения, когда ставим его в строй почти совершенно неподготовленным. Ошибку эту мы продолжаем и тогда, когда части в ноябре, декабре выводим на многодневные занятия. Отсюда выходило, что раз привитые неправильные понятия или практические навыки трудно было исправить в продолжение всего учебного года и даже в течение всей службы бойца в Красной армии.

Я предлагаю Военному совету просить народного комиссара, чтобы он в своем приказе на будущий учебный год особенно указал на организацию одиночной подготовки, для которой следует выделить, по-моему, весь зимний период.

Какие задачи я считаю основными на будущий учебный год? Задача — научить войска и начальников вести общевойсковой бой — нами еще не решена так, как требует этого народный комиссар. Эту задачу нужно поставить как основную и на будущий учебный год, сделать еще больший упор на освоение войсками своеобразий театра военных действий, на приспособляемость к ним, к изучению их.

Оперативная подготовка должна быть усилена в этом году безусловно, так как появились новые кадры высшего, старшего командного и начальствующего состава, которые нужно как следует учить. Политическое воспитание сделать основным стержнем боевой подготовки и учебного плана, сделав ответственными за него все категории командного и начальствующего состава.

Что касается учебного плана и программы боевой подготовки, полагал бы целесообразным оставить план прошлого года, внеся изменения в соответствии с опытом этого года, особенно в отношении политических занятий, массовой работы и общеобразовательной подготовки.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 171-179.

Битте. Здоровое политико-моральное состояние основной массы войск Забайкальского военного округа характеризуется, во-первых, тем, что красноармейцы и командный и начальствующий состав с исключительным подъемом участвуют в подготовке проведения выборов в Верховный Совет. Характеризуется тем, что они активно участвуют в разоблачении врагов народа и в ликвидации последствий их вредительской работы.

Характеризуется и тем, что сейчас больше и ярче, чем когда-либо, мы видим тягу лучших передовых бойцов и командиров в нашу коммунистическую партию. За летний период, и особенно в последнее время, в округе принято в кандидаты партии и переведено из кандидатов в члены партии больше 600 человек. Остановка сейчас за тем, что мы не имеем возможности вовремя оформить выдачу документов всем принятым в партию, поскольку имеем молодой состав начальников политорганов, еще не утвержденных Центральным Комитетом партии и не допущенных к выдаче партдокументов.

Товарищ командующий уже отметил, что мы в войсках округа впервые по заданию народного комиссара проводим большие учебные сборы. И нужно отметить, что посадка большого количества войск на автотранспорт, переброска на значительные расстояния, устройство войск на почти что голом месте были проведены достаточно организованно и достаточно успешно. Это показатель того, что командный и начальствующий состав и наши партийные организации поняли задачу и с ней удовлетворительно справились.

В этой связи нужно отметить также участие местных партийных и советских органов. Мы в связи с учебными сборами подняли запаса больше 30 тыс. человек, провели частичную мобилизацию автотранспорта, и нужно сказать, что с выполнением этой задачи — подъема населения запаса и мобилизации автотранспорта — местные организации также справились.

Что же касается мобилизации конского состава, упряжи, повозок — здесь дело обстояло значительно хуже, и это вызывает в округе большую тревогу, т.к. возникает вопрос, если надо будет проводить действительно мобилизацию, справятся ли местные организации своими средствами с теми задачами, которые перед ними встанут?

В области дисциплины, организованности, культуры и культурности я должен отметить, что мы еще с задачей, поставленной перед нами народным комиссаром, полностью не справились.

В округе еще большое количество нарушений дисциплины, и из всех нарушений дисциплины мы имеем такие, которые непосредственно влияют на боеспособность частей. Я имею в виду распущенность бойцов и командиров, пререкания с начальствующим составом, неисполнение приказаний, самовольные отлучки, пьянство с дебошами и т.п. Это еще довольно распространенное явление в частях нашего округа. Причем особенно в худшую сторону выделяется буркавбригада , 22-я кавдивизия, некоторые авиационные части, в частности 64-я и Ю1-я бригады, и т.д. Коммунисты и комсомольцы и начсостав настоящим примером организованности и дисциплинированности еще не служат. Как характерный пример можно привести Иркутскую школу авиатехников, где весь состав слушателей является комсомольским, но там, между прочим, дисциплина стоит на очень низком уровне, и все мероприятия, которые применялись Военным советом и Политуправлением округа, должных результатов еще не дали. Дело упирается в то, что командование школы плохо борется за крепкий внутренний распорядок, за крепкую и образцовую дисциплину в школе.

В дисциплинарной практике мы имеем еще такое положение, когда жесткие меры взыскания превалируют. Мы имеем 52% нарядов, 23% арестов и только 25% остальных мер воздействия. Поощрения по количеству в общей сложности не уступают количеству взысканий. Но такая мера воспитания, как снятие ранее полученных взысканий, еще широкого применения в частях нашего округа не получила.

Чрезвычайные происшествия также имеют достаточно большое место. В частности, чрезвычайных происшествий с человеческими жертвами за год по округу имеем больше 150 случаев. Отсюда видна роль начальствующего состава и партийных организаций, которые в деле борьбы за настоящий твердый режим и порядок в частях еще по-настоящему себя не проявили. В округе было распространено мнение, что все это является следствием объективных причин, недостаточной культурности и устроенности частей и т.д.

Ликвидацию последствий вредительства врагов народа мы еще по всем направлениям далеко не закончили. Особенно нужно отметить, что мы не справились с ликвидацией последствий вредительства в области строительства, которому враги уделяли наибольшее внимание и где они больше всего вреда причинили. На сегодня еще нельзя сказать, что Военный совет этот участок выправил. Некоторое улучшение имеется, но то, что нужно было сделать, мы еще далеко не сделали.

То же самое в отношении хранения войскового имущества и складского хозяйства. Мы имеем такое положение, когда большое количество имущества, в частности боеприпасы, боевые и транспортные машины в округе находятся под открытым небом и портятся. Таким образом, мы наносим хозяйству колоссальный вред. Сейчас меры к устранению этого Военным советом принимаются, устраиваются временные навесы, производится перегруппировка имущества, но это еще не настоящий выход из положения.

Следующий участок, который был наиболее поражен, это механизированные войска. Здесь с арестом вредительского руководства и назначением нового положение в значительной мере выправили, и имеются теперь все данные к тому, что корпус станет крепко на ноги.

Проверка и очистка командного и начальствующего состава от врагов и незаслуживающих политического доверия элементов по округу нами еще не закончены. Мы до сих пор уволили 398 человек командного, начальствующего и политического состава, причем в разработке находится примерно еще такое же количество дел. Из числа уволенных арестовано органами НКВД 189 человек. Причем нужно отметить, что почти, как правило, абсолютное большинство их являются шпионами, работающими по заданиям иностранных разведок не только японского толка, но и германского, польского и др.

Это заставляет нас обратить еще большее внимание на наш личный состав и на то окружение, которое мы имеем у себя в округе, т.к. теперь мы видим, что шпионская сеть группировалась вокруг наших гарнизонов, и там были гнезда диверсантов-агентов иностранных разведок.

Наряду с очисткой командного и начальствующего состава от врагов и не заслуживающих политического доверия элементов мы занимались выдвижением командного, начальствующего и политического состава на высшие должности. За это время мы выдвинули на высшие должности 1670 человек. Нужно сказать, что сейчас в связи с выдвижением, некомплект командного, начальствующего и политического состава в старшей группе в основном ликвидирован. Сейчас задача заключается в том, чтобы ликвидировать некомплект и в средней группе, что несколько труднее, поскольку надо готовить кадры из младшего начальствующего состава. Особенно тяжело приходится, и мы не можем заместить вакантные должности технического состава различных степеней и специальностей, особенно по строительным частям, где некомплект исключительно большой и мы своими силами не справимся. На это дело мы просим, товарищ народный комиссар, оказать округу необходимую поддержку.

Я хотел бы пару слов сказать насчет общеобразовательной подготовки, здесь никто из выступающих это не отметил.

Ворошилов. Это в комиссии можно.

Битте. Есть.

Ворошилов. Доклады военных советов округов закончены. Нужно решить, как дальше будем вести работу. Можно было бы приступить к обсуждению этих докладов или заслушать доклады моряков и воздушного флота.

Голоса с места. Доклады моряков и воздушного флота.

Ворошилов. Заслушаем доклады. Слово имеет товарищ Хрипин.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 180-184.

Хрипин. Товарищ народный комиссар обороны, авиационная армия 4 в текущем году напряженно работала над разрешением поставленных вами задач, и, несмотря на очень большие трудности, которые встретились на пути этой работы, она существенно повысила уровень своей боевой подготовки во всех главных направлениях, которые были указаны в ваших приказах.

Очистка рядов авиационной армии от враждебных элементов и от того балласта, который был в наших рядах, не оказала заметного влияния на темпы и общий ход боевой подготовки. Мы нашли достаточно сил и крепкие кадры внутри наших частей и соединений и освобожденные от вредительских элементов места укрепили надежным командным и политическим составом. Но я должен отметить, что эта расчистка рядов еще не закончена. Имеется целый ряд данных, свидетельствующих о том, что в некоторых наших гарнизонах до сих пор остались враждебные нам люди. Разматывание клубков по линии вредительства в разных направлениях заставляет нас еще и еще раз пересматривать ряды наших частей, чтобы освободиться от того, что до сих пор мешает и вредит нашей работе. Но я повторяю, что расчистка частей укрепила наши кадры, и эти кадры вполне способны идти дальше к новым большим и сложным задачам.

Чего мы достигли в выполнении задач по отдельным видам подготовки? Прежде всего, товарищ народный комиссар, я докладываю, что в области оперативно-тактической подготовки все те шесть задач, которые поставлены Вами перед авиационной армией, изучены, отработаны, и командный состав — старший и высший — значительно вырос в этой важнейшей области.

Методы оперативно-тактической подготовки в этом году резко отличались от того, что было в прошлые годы. От карты, от классных занятий, мы систематически переходили к практической деятельности в поле, к летно-тактическим учениям.

Я докладываю, что все авиационные бригады авиационной армии участвовали не менее чем в 9 — 10 летно-тактических учениях: бригадных, корпусных, армейских и межокружных маневрах.

Это явилось самым характерным в нашей подготовке. Основное наше оружие — тяжелые корабли — в летной практике были использованы в этом году совершенно по-иному по сравнению с прошлыми годами. Если в прошлые годы наши полеты для основной массы летного состава были по преимуществу аэродромными, то в этом году на долю аэродромных полетов падает только 15% летного времени, а 85% падает на использование основного оружия на летно-тактических учениях и на выполнение особых заданий: на длительные полеты и на летно-тактические учения падает 74% летной работы, и 11% — на особые задания, связанные с испытанием новых средств техники или с перелетами на большие расстояния.

Если мы посмотрим, какой процент заняли в этом году полеты в сложных условиях ночью и в облаках, то мы увидим, что на летно-тактических учениях наши части провели 40% летного времени в воздухе ночью, а на воздушных маневрах ночной налет дошел до 60%.

Всего, таким образом, мы имеем на нашем основном вооружении налет в 30 000 часов, а общий налет авиационной армии в этом году дошел до 53 000 часов против 20 000 часов в 1935 г. и 30 000 часов в 1936 г.

Таким образом, мы в прошлом году на 50% повысили интенсивность нашей летной работы, а в этом году по сравнению с 1936 г. — на 80% при незначительном увеличении боевых единиц в составе авиационной армии.

Мы добились довольно существенных успехов в штурманской подготовке. В этом году работа приобрела новый характер. Вместо вождения бригады в общей группе флагманским штурманом, который своей квалификацией обеспечивал выполнение боевых задач, мы перешли на самостоятельные полеты отдельных подразделений и основную установку взяли на вождение отряда. На всех летно-такти-ческих учениях и маневрах мы отряд как основную тактическую единицу посылали в полет для решения боевых задач.

Всего проделано самолето-полетов 1500, из них 880 больших дневных и 540 ночных длительных полетов, выполненных тяжелыми кораблями. Остальная часть падает на машины другого назначения.

В области огневого дела итоги, которые мы получили при проверке частей комиссиями, назначенными согласно вашему приказу, показывают, что значительное число наших эскадрилий и бригад имеют хорошие результаты; половина частей получила оценку удовлетворительно и только в одном случае одна бригада получила неудовлетворительную оценку.

На этом вопросе разрешите задержаться. Бригада получила задачу от проверяющей комиссии выполнить бомбометание в солнечный день. Но, видимо, проверяющий командир не учел, что выбранный сектор лежал против солнца, и командиры, которых проверяли, этого тоже не учли, не отказались от выполнения задачи и провалились, нарушив элементарные требования, что надо выходить на цель не против солнца, а от солнца.

Бомбометание было повторено ночью, и уже более сложное: каждый экипаж должен был самостоятельно поражать цель ночью.

Несколько десятков кораблей выполнили эту задачу: первая эскадрилья — удовлетворительно, вторая — удовлетворительно, третья — неудовлетворительно, штурман бригады — хорошо. Тем не менее бригада получила неудовлетворительную оценку. Я не думаю, чтобы эта оценка была правильной.

За недостатком времени я не останавливаюсь на других областях подготовки, в которых мы имеем некоторые положительные результаты, и хочу отметить недочеты, которые остаются крупными и на сегодняшний день. Прежде всего наш общий пробел для всех частей состоит в том, что мы не получили должной практики в воздушном бою из-за отсутствия своей истребительной авиации, что нас буквально связало по рукам и по ногам. Мои попытки согласовать этот вопрос с округами и там получить противодействие истребительной авиации не привели ни к каким результатам. Это первый минус. Воздушный бой для нас остается большой задачей на будущее время.

Второй минус — мы не имели и сами не составили хороших, четко разработанных методических указаний для низового звена — для отряда, Командиры отрядов и нынче не являлись у нас еще такими руководителями, и отряды не являлись такими единицами, которые были бы вполне подготовленными к самостоятельным действиям в полете на основе хороших теоретических знаний и прочных практических навыков. Отряд у нас и на будущий год остается важнейшим звеном в боевой подготовке, нуждающимся в особом внимании и помощи.

В области штурманской подготовки части не использовали всю технику как следует: радиовождение, астрономическая ориентировка усвоены очень слабо, особенно в сложном полете. Практика в высотных полетах очень мала. В облаках летали тоже мало.

В области связи мы имеем успехи, я бы сказал, только технического порядка, но не оперативного. Управление соединениями в воздухе, управление быстрое, надежное — все еще у нас не в руках. Сейчас нужно еще много работать над командами, над сигналами, над техникой подачи и приема этих сигналов, с тем чтобы управление было скрытным, надежным и гибким. Здесь предстоит очень большая работа в 1938 г.

Крупнейшим нашим пробелом является недостаточная работа с младшим командным составом и красноармейцами. К мотористам и другим младшим специалистам у нас внимание явно недостаточное. Командиры авиационных частей и соединений не считают себя обязанными заниматься с младшим начальствующим составом и с рядовыми красноармейцами.

Если взять в прямом смысле вопрос о портянках, то надо сказать, что он выпадает из внимания нашего командного и политического состава, и бойцы ходят в портянках, по два месяца их не сменяя. Этот вопрос приобретает очень большое значение.

Ворошилов. Вам раньше нужно было тоже подумать.

Хрипин. Так точно. Я и докладываю, что пришлось сверху обнаруживать это положение. Необходимо и командирам боевых частей думать о том, как обуты наши бойцы, потому что для них здоровые ноги имеют не меньшее значение, чем и для бойцов других родов войск.

Что у нас осталось крайне плохо отработанным на практике — это вопрос с тылами. Слабость изучения службы тыла — общий недостаток, но здесь мы, может быть, находимся на более низком уровне, чем округа, которые имеют свой тыл, а авиационная армия живет собственно без тыла.

Тяжелая наша беда — высокая аварийность. Аварийность в этом году сильно выросла количественно и не снизилась даже относительно (по налету). Мы имеем пять катастроф и 14 аварий, что дает на одну катастрофу 10,5 тыс. часов и на одну аварию около 3800 часов налета.

Дыбенко. Нельзя ли вообще этот термин «налет часов» выбросить? Самый гнусный термин.

Хрипин. Этот термин официально введен и принимается пока в расчет.

Что особенно важно в нашей аварийности? В частях пренебрегали самолетами У-2 и Р-5. Враги народа пустили в отношении этих самолетов хлесткие выражения, что это — «примуса» и «керосинки». Так на них и стали смотреть. Мы, к сожалению, не предотвратили привития такого отношения к данным машинам со стороны летного и технического состава.

В прошлом году Вами, товарищ народный комиссар, была поставлена перед нами задача — не иметь ни одной катастрофы, ни одной аварии на тяжелых самолетах. Катастроф мы не имели, но в этом году были две аварии. Произошли они целиком по вине старших начальников, которые выпустили экипажи в воздух непроверенными, не организовали их подготовку перед выпуском на сложный полет. В результате мы потеряли два тяжелых корабля. Вся наша аварийность упирается исключительно в недостатки руководства обучением, в слабый контроль со стороны старших начальников.

Что существенно мешало нам работать?

Должен сказать, что два авиационных гарнизона в нынешнем году по плану, который был принят, не получили ни одного боевого самолета, а самолетов этих у нас в воздушном флоте сотни. Я говорю о самолетах СБ. Только после доклада Вам и заместителю народного комиссара Егорову удалось для этих гарнизонов получить самолеты, но уже в конце года. Тренировка на этой материальной части началась с явным запозданием.

Второе мешающее тяжелое затруднение — это систематическое отсутствие запасных частей к нашим самолетам и моторам. Оно продолжается и по сей день. Я считаю, что здесь враги народа приложили в очень большом масштабе свою руку, ибо из года в год недостает одних и тех же деталей. Я могу назвать их десятка 2—3. Их можно было заказать сколько угодно.

Для иллюстрации могу привести факт, который мы имели во время первомайского праздника в 1936 г., когда случилась авария с ТБ-1 потому, что разлетелся винт из-за введенных в эксплуатацию ослабленных, пустотелых болтов. Для того чтобы переменить болты, потребовалась переписка в течение 1936 г., произошло много споров, и замена болтов заняла 6 месяцев.

Особенно тяжело нам ощущать сейчас прорыв с ремонтом новых моторов. Я говорю о М-100, М-85 и др. Мы не имели до последних дней никакого рабочего инструмента, т.к. Управление ВВС РККА предполагало эти моторы ремонтировать на моторостроительном заводе. А теперь оказалось, что завод не готов к ремонту и в результате в частях скопились десятки моторов без движения. Здесь надо искать корни работы вредителей.

Плохо обстоит дело и с ремонтом моторов тех машин, которые у нас уже давно состоят на эксплуатации. Так, например, в одной из бригад армии план по ремонту моторов перевыполнен, а 14 кораблей остались без моторесурса. Планы ремонта по мастерским занижались. Мастерские не получали ни запасных частей, ни материалов, чтобы выпускать из ремонта то, что нам нужно. А ремонт крайне необходим. При износе материальной части и при сверхкомплекте летного состава по сравнению с наличной материальной частью условия подготовки усложнились.

В нынешнем году в одной из старых бригад корабли вместо обычных 80—100 часов налетали по 240—250 часов, т.е. вынесли очень большую нагрузку, ибо иначе мы не выполнили бы задания в отношении подготовки молодежи, которую мы получили в количестве 300—400 человек, а в данной бригаде образовался тройной комплект летчиков на наличные корабли.

В отношении кадров и комплектования новых частей дело тоже в значительной степени усложнено, видимо, вредительскими действиями. В чем дело?

Ворошилов. Вы говорите так, как приличествует выступать командиру эскадрильи или даже командиру отряда, но Вы ведь командующий, а говорите «у нас нет того, не хватает запасных частей» и т.д. Почему же Вы не запланировали ремонт, почему вообще не сделали того, что обязательно должны были сделать как командующий? К кому Вы тут обращаетесь? Причем Вы, командующий, не такой, как все. Я понимаю, когда тут командующие друг друга ругают, они друг на друга могут кивать, а Вы ведь командующий авиацией — единственный в своем роде, поэтому все это аккумулируется в Вас, в вашем лице и в лице ваших помощников. Вы отвечаете за все эти недочеты и недостатки, и Вы должны объяснить, почему так у вас происходило. Кивать на бывших и нынешних вредителей — это очень легко.

Хрипин. Но, товарищ народный комиссар, что же мне делать, когда буквально десятки раз по одному и тому же вопросу обращаешься к людям, у которых находятся эти материальные средства, и не получаешь их? Ведь я сам себе денег и имущества не отпускаю, а прошу у соответствующих органов, а мне не дают должного количества.

Ворошилов. Вам дают много, больше чем нужно.

Хрипин. Такого положения не имею.

Ворошилов. Безусловно, больше. Насчет расхода денег мы все здесь миллионеры.

Хрипин. Разрешите мне, товарищ народный комиссар, продолжить доклад в отношении кадров. Новое формирование истребительных частей было обеспечено кадрами чрезвычайно плохо. Мы получили средней квалификации командиров эскадрилий и ни одного командира подразделения, а молодежи прибыло по 30 человек на эскадрилью. Наши попытки подготовить командиров из летчиков крейсерской авиации не имели нужного успеха. Правда, это нам несколько облегчило дело, но в малой степени, т.к. хороших инструкторов по истребительной авиации в армии нет.

Дыбенко. А из кого же тогда нам готовить?

Хрипин. У вас другое дело — у вас есть старые истребительные части, откуда можно брать инструкторов.

Дыбенко. У вас три комплекта летчиков.

Хрипин. Но нельзя ставить части в такое положение, чтобы на 30 молодых летчиков назначался один командир, причем в армии истребительных частей до сих пор не было. Исходя из всего этого, я считаю, что вопросу назначения и подбора кадров необходимо уделить усиленное внимание, особенно для новых формирований, т.к. вред здесь может быть причинен весьма большой.

В нынешнем году мы не имели достаточного обеспечения учебными пособиями. В этом отношении у нас голод постоянный. Учебных пособий мало вообще, но здесь мы наталкивались на такие обстоятельства, что учебники засылались в округа и лежали там месяцами, не передавались в части для использования. Кроме того, разверстка пособий между частями в округах и частями, мне подчиненными, тоже вызывает сомнение. При проверке мною лично частей Белорусского военного округа (двух тяжелых бригад) я установил, что там для каждого корабля имеется секстант, таким образом, бригада имеет до 60 секстантов полностью на все корабли, а в авиационной армии хорошо, если на бригаду имеется 15—20 секстантов.

Кстати сказать, обследованные бригады ночных и дальних полетов в нынешнем году не производили, потому что в самое горячее время почти два месяца стояли с неисправными моторными рамами, без узлов, с поврежденными шпангоутами.

В итоге, товарищ народный комиссар, я считаю, что наши старые части и соединения, получив в нынешнем году достаточно большой опыт полетов в разнообразной обстановке, готовы к выполнению сложных боевых задач, готовы к дальнейшей работе по овладению большими скоростями и высотами, к систематическим полетам в облаках. Молодые части скоростной бомбардировочной авиации крепко становятся на ноги и в будущем году станут способными к выполнению тех задач, которые Вы перед нами поставите.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 183-194.

Гринберг. Части армии еще далеко не закончили очистки своих рядов, и вот по каким причинам. Дело в том, что в связи с раскрытием врагов народа в Воронежской, в Калининской областях мы обнаружили в последние дни очень обстоятельные нити от местных организаций в наши авиационные бригады. И нужно прямо сознаться, что вся наша работа по очистке рядов авиационной армии не затрагивала этих людей, и даже в отношении некоторых мы никаких подозрений не имели. Мы смотрели на связи с местными организациями, которые они проводили без всякого подозрения, а сейчас мы выявили, что эти связи шли по линии установления связи между замаскированными фашистскими элементами с отдельными враждебными элементами наших частей. Поэтому сейчас работу по очистке авиационной армии мы должны значительно продолжить.

Но уже сейчас мы можем сделать определенный вывод, что та работа, которую мы проделали по очистке авиационной армии от негодных и вредительско-шпионских элементов, укрепила наши части. Мы имеем в результате последних месяцев работы несомненный рост сплоченности личного состава. Мы имеем сейчас рост большевистской, действенной самокритики, которая улучшает все отрасли нашей работы. И что очень важно, так это то, что между командирами, большими и малыми, рядовыми летчиками, летчиками-наблюдателями и рядовыми бойцами укрепилась связь. Укрепление связи с массами — это очень важное обстоятельство, которое обеспечивает дальнейший успех борьбы за выкорчевывание остатков вредительских элементов в наших рядах и ликвидацию последствий вредительства.

Очень важным я считаю то обстоятельство, что мы нанесли решительный удар практике очковтирательства, которая существовала в нашей авиационной армии и воспитывалась заклятыми врагами народа. Не в малой степени, например, у нас имело распространение самого обычного очковтирательства. Мы встречались с таким фактом, что большой слой летчиков, состоящих в сверхкомплекте, оставался вне учебы. Зачем учить всех, если на инспекторских смотрах будут смотреть далеко не всех.

Правые летчики также не вывозились на левом сиденье. В текущем году мы с этим делом покончили, и достаточно успешно. Мы раньше имели, например, такое явление, как подготовку в огневом отношении и во всех остальных отношениях главным образом одного отряда из эскадрильи, потому что во время проверки инспекции можно этот отряд показать. И нам было дано указание Алкснисом добиться поголовного охвата личного состава учебой. Это дало большие результаты в текущем году.

Успехи, которые мы имели в текущем году в области боевой и политической подготовки, имеются в значительной мере в результате того, что мы провели большую работу по очистке рядов нашей армии от негодных людей и выдвижении молодых кадров. В прошлом году была поставлена перед авиационной армией большая задача — летать в сложных условиях. Мне кажется, что сейчас эта задача окончательно еще не разрешена, но вместе с тем больших сдвигов мы добились.

Если говорить о 20% ночного налета, то в текущем году тяжелая авиация по ночному полету это задание не только выполнила, но и перевыполнила, т.к. процент ночного налета тяжелых кораблей доходит до 26%.

В нашей авиационной армии много еще нерешенных вопросов. К этим вопросам относится вопрос о том, что мы еще по старинке ведем борьбу с чрезвычайными происшествиями, с авариями, катастрофами и поломками, и эта борьба результатов необходимых не дает. У нас в авиационной армии с этим неблагополучно. Дело не в том, что мы налетали большое количество часов на одну аварию, а дело в том, что мы похоронили в прошлом году 11 молодых жизней на катастрофах и 5 человек на прочих происшествиях. Мы имели 5 катастроф и 14 аварий, и все они явились результатом плохой нашей работы. Это обстоятельство ставит перед нами очень сложную задачу борьбы с чрезвычайными происшествиями, и мы полагаем, что в предстоящей нашей работе мы должны центральное внимание сосредоточить на выполнении указаний народного комиссара обороны товарища Ворошилова о прекращении катастроф, позорящих наш воздушный флот, и сведении аварий до неизбежного минимума.

Мы очень медленно разрешаем целый ряд организационных вопросов, существенных для авиационной армии. Народный комиссар обороны поставил перед нами задачу завершить формирование нашей армии. Конечно, я должен доложить здесь, как говорил здесь и Хрипин, не всегда это зависит только от нас, но главным образом это зависит от Военного совета авиационной армии, т.е. от нас[12]. Мы должной активности не проявили, для того чтобы провести план наших оргмероприятий и заполучить необходимую материальную часть. Я должен прямо сказать, тут мы не проявили должной активности, мы не добились разрешения тех вопросов, которые не решаются очень долго. Например, вопрос о тылах. Товарищ народный комиссар правильно поставил перед нами вопрос, что нам нужно найти такую форму существования, чтобы мы не были отягощены тылом, и, с другой стороны, в мирное время мы существовали бы нормально. Это отыскание организационных форм до сих пор не решено. Так, как мы сейчас, дальше жить не можем, нам надо решить срочно вопрос о тылах. Я говорю здесь о нашей вине в том, что вопрос не решен не для того, чтобы создать впечатление самобичевания, а для того, чтобы определить наши задачи в дальнейшем. Конечно, самое легкое предложение — это увеличить штаты тыла нашей авиационной армии, но это предложение неправильное с общегосударственной точки зрения.

Ворошилов. Вы завтра улетите, и все тылы останутся.

Гринберг. Совершенно верно. Поэтому необходимо разрешить целый ряд вопросов о существовании авиационной армии при каком-либо округе, а в военное время она может выполнять самостоятельные задачи. Однако этот вопрос не решен.

Я должен доложить по следующему вопросу. Полагаю, что мы медленно расправляемся не только с людьми, которые являются представителями вредительско-шпионской организации, но и с теми делами, которые они нам оставили в авиации. Я в этом глубочайшим образом убежден. Вот, например, взять хотя бы авиационные тылы, и не только нашей армии (по-видимому, это относится и к остальной авиации). Сейчас дело не в том, чтобы отыскать виновника, кто вредил в деле управления мастерскими всей авиации. Я думаю, что виновник найден и люди известны.

Но дело в том, чтобы практически устранить те безобразия, которые существуют, и в самый кратчайший срок. Что надо сделать с авиационными мастерскими, с нашей точки зрения?

Во-первых, ликвидировать эту сумасшедшую, я бы сказал с полной ответственностью, вредительскую централизацию управления мастерскими, которая существует.

Товарищ народный комиссар, ведь мастерские в бригадах — такое учреждение, откуда, по существу говоря, командир бригады внутрь как следует влезть не может. Планы даются из центра. Или, например, финансирование. Сколько нужно часов на ремонт мотора? Это определяется в Москве, в центре.

Такая централизация приводит к тому что в этих мастерских живет величайший бюрократизм. Ясно, что такое централизованное управление мастерскими никуда не годится. Затем следующий вопрос. У нас есть ШМАСы[13], для авиации — это жизнь, воздух, вода. Там мы получаем младших специалистов, командиров. По существу говоря, из них мы черпаем большое количество технического состава. Товарищ Алкснис это знает.

А как организуются ШМАСы? Без учета наших практических предложений. В Школах младших специалистов готовятся командиры 4—5 специальностей. Зачем это нужно?

Разрешите авиационной армии в одной бригаде готовить мотористов, в другой — ружейных мастеров для всей армии. Я думаю, это, несомненно, облегчит задачи, стоящие по подготовке младших специалистов.

А решается этот вопрос? Я должен доложить, что в авиационных делах есть много вопросов, совершенно ясных с точки зрения того, что к ним была приложена рука вредителей. Но сейчас дело не в том, чтобы заниматься заклинаниями, а в том, чтобы практически быстрее ликвидировать безобразия, которые у нас еще живут, еще имеются. Но в ВВС решить устранение того или иного явно вредительского дела пока, к сожалению, нелегко. Наш Военный совет давно принял решения по улучшению дел в мастерских и в ШМАСе, а воз и ныне там — никто толком постановленные нами вопросы не проворачивает.

Я думаю, что мы в этом году уже не можем быть притчей во языцех с точки зрения того, что мы в сложных условиях не летаем.

Очищаясь от враждебных элементов, перестраиваясь на ходу, мы выполнили основное и, я считаю, одно из важнейших указаний, показали, что мы в сложных условиях работать можем.

Но этим еще не разрешаются все задачи, стоящие перед нами. У нас много еще дел на пути создания образцовой авиационной армии. Вот то, что я хотел доложить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 195—199.

Исаков. В текущем году на Краснознаменном Балтфлоте мы поставили своей задачей последовательно подвести все силы — авиацию, надводный, подводный флот и береговую оборону — к успешному разрешению задач современного сложного морского боя.

Здесь я должен оговорить следующее. У нас существовала такая вредная теория, которую принесли воздушники — бывший начальник воздуха — и переняли подводники в лице комбрига Самборского, что флот нужно готовить таким образом: до сентября авиация должна проходить свой план — сперва летную, потом огневую и тактическую подготовку; то же — подводные лодки до сентября должны работать на себя, а только в октябре приступать к взаимодействию с флотом.

Эта теория сидела прочно. Пришлось ломать людей, вправлять мозги с большим нажимом и начиная с июня месяца сразу перейти к взаимодействию. Но как? Привлекая ограниченное количество машин, с кадрами, которые в предшествовавшие годы участвовали во взаимодействии. Таким образом, подлодки и авиация могут быть втянуты в неотложные оперативно-тактические учения и последовательно подводятся к осенним маневрам, когда в большем составе все части могли бы участвовать в общем взаимодействии флота.

В частности, в условиях Балтики ни одна операция не решается каким-нибудь одним средством. Опыт этого года показал, что, например, задача разведки моря одной авиацией не выполняется. У нас было два случая боевых учений, когда авиация ничего не смогла дать по разведке, а необходимые сведения о противнике дали подводные лодки. Поэтому мы отрабатываем комбинированную разведку, добиваясь взаимодействия всех разведывательных сил и средств. Этим мы занимались с самого начала кампании, последовательно усложняя обучение.

Если подходить к нашим результатам с формальной стороны, с точки зрения официальной оценки, по той методике, которая у нас существует, то к концу года мы пришли не с плохими результатами, особенно в части надводного флота, артиллерийской подготовки, в части торпедных стрельб, особенно учитывая, что у нас было резкое увеличение стрельб. ПВО также имеет у нас неплохие показатели. Я говорю, что как будто результаты неплохие, причем этих результатов пришлось добиваться в очень тяжелых, сложных условиях. Пришлось ликвидировать помехи, которые оказывали нам враги и последствия вредительства, которые мы ликвидировали в процессе боевой подготовки, не приостанавливая ее, при имеющемся колоссальном некомплекте комсостава (40% — по надводному флоту 30% — на берегу и т.д.). Затем надо учитывать наши специфические условия, от которых никуда не уйти — это сезонность боевой подготовки и теснота водного района. У нас боевая подготовка может проводиться только 6,5 месяцев в году из-за ледостава. У нас есть и своеобразная зимняя подготовка, но основная подготовка протекает в период навигации.

Кроме того, надо учитывать ряд дополнительных нагрузок, которые были у КБФ. Мы снаряжали две экспедиции на Север, принимали новые корабли (до 15 кораблей), проводили опыты, испытания и т.д. И, наконец, самое трудное — это нехватка воды. Балтийскому флоту воды уже не хватает. Число полигонов, на которые можно выходить для учебы, настолько ограничено, что корабли ждут очереди, чтобы попасть на стрельбу. Выходить же дальше в море мы не можем, так как не обеспечены такими щитами[14], и в этом также можно видеть результат предшествующей систематической вредительской работы как на Балтике, так и в центре.

Кроме этих условий и трудностей, пришлось еще пережить следующее. У нас из-за катастроф в авиации, которые были подстроены непосредственно диверсантами-врагами, наша авиация 55 дней не летала в самый ценный период — май—июнь. Этот период создал на время некоторую депрессию. Было уныние, застой в боевой подготовке, затем началось возрастание числа дисциплинарных проступков.

Новый Военный совет начал с того, что начал выгонять всех в море и заставлять плавать ночью и в любую погоду. Благодаря тому что основная масса командиров и краснофлотцев оказалась вполне здоровой и преданной, понимающей обстановку, быстро пошло развертывание темпа боевой подготовки, и мы пришли с неплохими результатами к концу года.

Здесь я должен только оговориться вот в чем, что все эти показатели нас лично не удовлетворяют. Несмотря на то что мы подвели КБФ к сложному современному морскому бою и добились взаимодействия всех сил, неплохо отработали несколько новых тактических приемов в решении тех задач, которые были поставлены народным комиссаром, начали дольше действовать ночью и особое внимание обращали на боевое управление. В наших условиях это довольно сложная задача, и здесь мы добились неплохих показателей.

Некоторые из командующих говорили о разведке. У нас упор на разведку был взят очень твердый. Народный комиссар, наверное, помнит, что, когда он был на маневрах этого года, руководству все время была известна обстановка и действия не только своих сил, но и сил наших соседей. Было известно движение польских кораблей, которые зашли на наши пути сообщений, финских, шведских кораблей и одного германского. Абсолютно все время мы знали, кто, где и что делает. Это потому, что в Балтике вопросам разведки было уделено особое внимание.

Ворошилов. Вы объясните, что это было не на игре, а фактически знали.

Исаков. Да, фактически знали. Каждый день народному комиссару докладывалась обстановка на театре, включая не только наши силы, но и силы наших соседей, которые находились в море. Этому вопросу мы придаем большое значение и добились этого комбинированием средств, путем сложения и целеустремленного взаимодействия всех средств разведки.

Относительно боевого управления.

Должен похвастаться, что на только что проведенном учении, которое продолжалось трое суток, мы имели за эти трое суток только 8 радиограмм от руководства. В предшествующие годы было до 100 телеграмм руководства в сутки. Лучшей подготовкой к учению, инструктажем и хорошими документами мы добиваемся лаконизма, что нам совершенно необходимо, так как нас подслушивают «соседи» по всей длине Финского залива.

Но я хочу сказать, товарищ народный комиссар, что всего этого очень мало. Есть у нас некоторые области, в которых мы не идем вперед, а, наоборот, вползаем в очень тяжелое положение. Я хочу сказать о наших артиллерийских стрельбах.

Мы накануне того, чтобы принять в наш состав новые артиллерийские корабли, за которыми пойдут артиллерийские гиганты. Но мы стреляем так, как стреляли наши деды. Наше щитовое дело плохое. Прошу запомнить две цифры: английский флот с 1926 г. стреляет по «Сентуриону», германский флот с 1928 г. — по «Церингену», т.е. по самоходным кораблям-щитам. Товарищи, 9 лет, которые наш противник стреляет по радиоуправляемому кораблю, а мы по деревянным щитам, надо восполнить, надо догнать. Не знаю, сколько времени будет нам дано на это историей. Должен только сказать, что в этом отношении мы можем попасть в очень тяжелое положение. Нельзя далеко уехать на деревянных щитах.

Ворошилов. Хотя бы деревянные щиты были хорошо использованы.

Исаков. Но с ними нельзя ходить больше 14 узлов, а противник будет маневрировать 30 узлов. При старом режиме были щиты, которые можно было буксировать до 20 узлов, а мы почему-то их не имеем. Ассигнования на щитное дело нищенские.

Ворошилов. Опять денег не хватает.

Исаков. Тут вопрос не в одних деньгах. Нужно научно-исследовательскому институту заняться щитовым делом.

Ворошилов. У вас под боком пять институтов, причем сколько людей оттуда не арестовывают, там еще их остается много, и они могут представить вам еще много видов щитов.

Исаков. Они два года проектировали и до сих пор еще проектируют так называемые быстроходные щиты, но ничего быстроходного в них нет.

Ворошилов. В Ленинграде вы морской хозяин.

Исаков. Я не могу влиять на институты.

Ворошилов. Можете. Позвоните по телефону и сразу будете влиять.

Исаков. Если у начальника института есть план, утвержденный центром, а я заставляю его работать вне плана, естественно, он откажется.

Ворошилов. Вот план у них есть, а работы нет, а вы дайте им работу (смех).

Исаков. Второй вопрос — это торпедная подготовка. На подводных лодках все тактические стрельбы проводятся выпуском воздушного пузыря, так как ни одна новая торпеда не имеет мнущегося зарядного отделения, и поэтому мы стреляем не торпедой, а воздухом.

Третий вопрос — ПВО. Мы стреляем по рукаву, таскаемому Р-5, скорости которого никуда не годятся, которые давно нужно отставить. И ни одного нет Р-зет. Но и этого мало. Надо, чтобы научная мысль работала над тем, как обеспечить стрельбу по быстродвижу-щимся самолетам. И здесь опыт Мадрида должен дать нам нужный материал. Мы должны уметь стрелять по объектам, идущим с громадной скоростью. Конечно, ни один немецкий самолет не решится пролететь над Кронштадтом со скоростью 150 км в час.

Следующее — это противолодочная оборона. Прежде всего должен упрекнуть самого себя, что сумел все это сопоставить и серьезность положения понять только очень недавно, после того когда некоторых людей уже посадили. Для борьбы с неприятельской подводной лодкой наш артиллерийский «ныряющий» снаряд[15] не имеет взрывателей. А такие взрыватели при старом режиме были. Сейчас есть те же снаряды и те же пушки, но к ним взрывателей нет. При старом режиме были авиационные гидростатические бомбы, а сейчас нет ни одной гидростатической бомбы. Затем, мы имеем мало противолодочных сетей. Нет вовсе новых противолодочных сетей. Сетевые прорезатели мы испытываем четвертый год и в данный момент тоже испытываем, но еще принятых на вооружение сетевых прорезателей нет. Кроме того, нет охотников за подводными лодками. У нас есть утвержденный штат охотников за подводными лодками, но штат есть, а самих охотников нет. Затем, нет гидростатических подводных слухачей. Правда, есть дрянь, а приличных слухачей нет.

Если все эти факты сопоставить, то будет ясно, что все это было сделано нарочно. Таким образом, здесь, безусловно, есть планомерная работа, с тем чтобы разоружить нас в борьбе с неприятельскими подводными лодками. Я это ставлю в связь, с тем что немцы начали усиленно строить малые подводные лодки и направлять их для учений в Финский залив. Сюда нужно обратить специальное внимание и специально заняться противолодочной обороной и нам, и особенно УМС[16].

То же самое в отношении противоминной обороны. Товарищ народный комиссар знает, что здесь продолжается та же самая линия. Имея только два тральщика, отработать тральную тактику — дело трудное, особенно в Балтийском море, где нигде нельзя идти или маневрировать в безопасности от мин. У нас есть два тральщика, которые большую часть времени были в распоряжении научно-минного института. А тактическая единица — 9 тральщиков. Как можно говорить о тактике траления, в особенности в условиях Финского залива, где подводная лодка, чтобы выйти в Балтику, должна 250 миль идти в районе угрозы неприятельских мин. Поэтому я считаю, что надо этими вопросами решительно заняться, потому что все наши хорошие достижения, которые мы имеем, ничего не дадут, т.к. флот не обеспечен от неприятностей подводных лодок, от мины. В Финским заливе они так оперативно нас связывают, что мы не можем эффективно использовать корабли и те средства, которые нам даны.

Товарищ народный комиссар, прошу учесть еще один пункт. Мы в этом году, на 20 октября, отработали 4667 курсантов-слушателей вузов, академии и т.д. Из них только 2200 человек приходится на учебный отряд. Мы гордимся этим. Упреков нет ни от центра, ни от вузов. Но если через боевые корабли за 6 месяцев пропускаются остальные 2400 слушателей, то боевой корабль уже не является боевым кораблем, а является учебным кораблем, потому что эти люди все время перетекают, приходят максимум на месяц, а то на две—три недели. Так вот, надо увеличивать учебный отряд и на нем отрабатывать этих слушателей. Я считаю, что боевой корабль нужно разгрузить от этого.

Ворошилов. Сочетать нельзя вашу боевую подготовку с практической учебой и боевой подготовкой курсантов?

Исаков. Нет, нельзя.

Ворошилов. Всех нельзя, но частично можно.

Исаков. Если вы пустите на боевой корабль в течение 6 месяцев 2400 человек, причем совершенно разных людей, здесь приходят инженеры и другие специальности, то сочетать невозможно. Здесь имеется другой выход. Увеличить число учебных кораблей и перенести их куда-нибудь в другое море. Я считаю, что мы делаем историческую ошибку тем, что не используем Каспийское море. Иранцы не имеют возможности так мешать нам, как мешают поляки, немцы и финны. Там нужно создать учебный центр, который будет действовать и в военное время, а у нас на Балтике в военное время не удастся сочетать учебу с боевой деятельностью, потому что даже выход из Кронштадта — это уже есть операция, которую нужно обеспечить на всем пространстве развертывания.

Следующее, такое же дело с опытами и испытаниями. Так как все институты находятся в Ленинграде, то все считают своим долгом все, что изобрели, давать на испытание в Балтийское море. И таких заявок мы имеем на 250 корабледней и тысячу летных часов, если все это удовлетворить, то флота не хватит. Все это происходит потому что здесь все под боком, ехать в Севастополь далеко и дорого. Хорошо, что Бекаури убрали. Отовсюду приезжают и требуют подводных лодок, миноносцев, торпедных катеров. Я считаю эту политику вредной. Безусловно, нужно уходить на Онежское озеро и в Каспийское море. В Балтике не удастся испытывать в военное время никаких новых средств. Я могу сейчас выделить и перевести два миноносца в Каспийское море. Надо подбросить туда и учебные корабли, а не пытаться из боевого ядра флота делать учебные отряды. К нам из центра приезжают и говорят: «Вы — кузница кадров». А назавтра приезжают и говорят: «Вы — кузница нового оружия».

Товарищ народный комиссар, последний вопрос. Я прошу обратить внимание и напомнить об аварии, которая произошла недавно.

Морская подготовка командиров никуда не годится. Я ответственно это заявляю. Мы держим рекорд в части того, что наши курсанты меньше всех плавают, даже финны плавают в три раза больше, чем наши командиры. Приходит теоретически подготовленный человек. Он пропагандист, теоретик, он все что угодно, только не моряк. Он боится погоды, его укачивает, и он делает такие аварии, что сажает корабль на мель в штиль, среди бела дня, когда рядом стоит буй.

Ворошилов. Этот командир сколько лет плавал?

Исаков. Он 6 лет в Разведывательном управлении «плавал», а потом его к нам отправили и назначили командиром.

Ворошилов. Не надо было его делать сразу командиром. Командир на суше не может быть сразу командиром плавающего корабля.

Исаков. Не я его назначал командиром. Надо морскую подготовку увеличить, надо заставить больше плавать курсантов.

Ворошилов. Плавайте.

Исаков. Я говорю, что надо заставить больше плавать курсантов, потому что люди боятся моря, шлюпкой не умеют управлять, хоть эти люди семи пядей во лбу.

Ворошилов. Краснознаменный Балтийский флот обязан влиять на морскую учебу.

Исаков. Вот я и хочу влиять, но через Вас. Я об этом здесь нарочно говорю.

Ворошилов. Можно непосредственно влиять.

Исаков. Нет, я не могу.

Ворошилов. Вы попробуйте.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 200—209.

Булышкин. Товарищ народный комиссар, считаю необходимым доложить, что, несмотря на безусловно очень сложную обстановку в Краснознаменном Балтийском флоте, благодаря тому, что враги народа сумели вести работу и охватить буквально все участки, мы сумели разделаться с врагами и привести Балтийский флот к пленуму Военного совета окрепшим, оздоровленным и вполне боеспособным, о чем здесь докладывал командующий флотом Исаков.

Проведенные в вашем присутствии маневры являются показателем того перелома, на путь которого встал сегодня Краснознаменный Балтийский флот.

Нужно сказать, что переломным моментом в истекшем году в боевой подготовке, на котором мы сосредоточили все внимание, это была ваша июльская директива флоту, которая обязывала нас к тому, чтобы быстрее ликвидировать последствия вредительства, проведение работы по проверке личного состава и удаление враждебных элементов, и поднять огневую и тактическую подготовку нашего флота.

Ваша директива, доведенная Военным советом, несомненно, способствовала в значительной мере мобилизации всего личного состава, и с огромным подъемом личный состав борется за выполнение задач, которые были поставлены перед Балтийским флотом. Но должен доложить, что вся боевая и политическая подготовка независимо от обстановки, проходит на подъеме. В результате мы имеем, несомненно, укрепление дисциплины, большую организованность, снижение проступков и чрезвычайных происшествий.

В области чистки флота и кадров, удаления враждебных и неустойчивых элементов нами изъято из флота 264 командира на сегодняшний день, из них арестовано около 100 человек, оказавшихся врагами народа, шпионами, диверсантами и террористами, которые готовили даже террористические акты. В этой обстановке мы все-таки сумели справиться с теми огромными задачами, которые были поставлены перед Балтийским флотом.

Что сейчас особенно нас беспокоит и тревожит — это кадры. Я считаю необходимым остановиться на вопросе о кадрах. Здесь надо вам доложить о том, что на сегодня ликвидация вредительства в области подготовки кадров идет чрезвычайно медленно. Главное — это ликвидация хронического некомплекта комсостава флота.

У нас угрожающее положение с кадрами: в надводном флоте до 40% некомплект командного состава, в подводном флоте — 24%, в укрепленных районах — 40%, в портах, в снабженческих органах — 30%, в академии — 50% некомплект преподавательского состава.

Я прямо говорю, что не вижу тех мероприятий, которые бы в полной мере обеспечили ликвидацию этого некомплекта, по крайней мере, на ближайшие 2—3 года. А мы знаем, что у нас в перспективе огромный рост флота. Те мероприятия, которые намечаются, не могут нас устраивать.

В частности, указания УВМС об организации 2-годичных курсов по подготовке младших лейтенантов не могут нас удовлетворить. Мы такими темпами подготовки младших лейтенантов просто не сумеем ликвидировать некомплект, у нас он сегодня уже выражается в 2300 человек, а в перспективе бурный рост флота.

Военный совет обсуждал с флагманами этот вопрос. Мы просим разрешить организацию 4—6-месячных курсов, где бы коменданты укрепленных районов и курсы на флоте, созданные за счет своих кадров (при этом не требуется дополнительных штатов), могли бы заняться подготовкой комсостава — будущих младших лейтенантов из младшего начсостава сверхсрочной службы.

Мы убеждены, что в течение 1,5 лет мы сумеем с учетом развития и роста нашего флота полностью ликвидировать некомплект комсостава за счет молодых кадров.

Затем вопрос о политико-моральном состоянии. Надо сказать, что мы сегодня имеем в политико-моральном отношении, безусловно, здоровый флот. Но нужно признать, что в области дисциплины мы не сумели справиться с теми задачами, которые были поставлены перед нами народным комиссаром обороны.

К сожалению, в области дисциплины еще есть очень много недоделок, безусловно, связанных с вредительской работой прежнего руководства. У нас слаба дисциплина. Нужно прямо сказать, мы не добились такого положения, когда бы мы могли похвастаться внешним видом, внешней выправкой нашего краснофлотца и младшего командира, к сожалению, и часть комсостава не подает личного примера бойцу.

Слаба требовательность со стороны начсостава. Не случайно академики Генерального штаба, когда они были на Балтике, оставили документ, дающий тяжелую оценку состояния внешней дисциплины, требовательности со стороны начсостава, младшего начсостава и примерности части краснофлотцев.

Надо сказать, что самым слабым звеном является младшие командиры. Они прекрасные специалисты, но это не строевой младший командир, который способен руководить, командовать хотя бы небольшим подразделением. На улице сталкиваешься с такими фактами, когда младший командир ведет подразделение и приходится отворачиваться от стыда, потому что видишь, что человек не может вести подразделение, правильно подать команду.

С этой задачей мы не сумели справиться. В течение зимнего периода надо заняться младшими командирами путем проведения ряда сборов строевого характера и готовить в строевом отношении младшего командира.

Мне кажется, что в области подготовки младшего командира нужно перейти на метод, знакомый старым морякам, в частности товарищем Дыбенко. Ведь ковали раньше кадры унтер-офицеров, и готовили неплохо. У нас отказались от этого метода подготовки младшего начальствующего состава.

Мне кажется, что это неслучайно было проведено врагами народа. В результате мы не имеем хороших строевых младших командиров. Они хорошие производственники, но плохие младшие командиры. А ведь неизвестно, в каких условиях им придется командовать.

Дыбенко. Через 8 месяцев выходил хороший младший офицер-специалист.

Булышкин. Флот может попасть в различные боевые операции. Мы можем попасть в десант на берег, и тогда наши младшие командиры и лейтенанты окажутся неподготовленными, не знакомыми с работой в поле.

Вопрос о младшем командире нужно поставить в целом перед Морскими силами. В частности, этим вопросом должно заниматься Управление Морских сил. Мы должны разрешить вопрос с подготовкой младших командиров. Это один из больных вопросов, который нас тревожит и беспокоит.

Следующий вопрос, на котором мне хотелось остановиться. Мы, Военный совет, ведь, по существу, не знаем, какие перспективы развития флота. Это приводит в итоге к тому, что мы не имеем генерального плана развития наших баз, портов, не имеем перспектив развития баз подводных лодок. В итоге что получается. Новое формирование — и мы кое-как рассовываем людей. Помещаем людей в ненормальные условия. Мы с начальником ПУРа Смирновым заходили в казармы наших подводников. Они лишены самых элементарных условий уюта, которыми пользуются красноармейцы в наших казармах. Все это происходит потому, что нет строительства баз подводных лодок. Если у нас нет плавающих баз, надо создать береговые базы.

Я считаю, что это объясняется тем, что у нас нет, по существу, генерального плана развития этих соединений.

Мы, к сожалению, сами в течение пяти месяцев не могли поднять этот вопрос потому, что занимались ликвидацией последствий вредительства. Но без материальных затрат здесь поправить дело нельзя. Это необходимо сделать, надо ликвидировать это последствие вредительства.

Одна из больших проблем, которая, по существу, находилась в стадии разрешения, но не получила еще разрешения, это жилищный вопрос комсостава. У нас с жилищами явно неблагополучно. Мы хотя с помощью товарищей Сталина и Ворошилова получили в Ленинграде 1000 квартир, хотя 300 еще не получили и за них должны драться, но это не разрешение полностью вопроса. Наша беда заключается в том, что мы, закладывая новые корабли и вводя их в строй, не задумываемся над тем, где будет жить командир и его семья. У нас сейчас 2500 человек командного состава, которые не имеют жилья для себя и своей семьи. Нам нужно построить не менее 25 домов. Я был в ряде мест, смотрел, как живут наши командиры. Честное слово, больно и стыдно.

Я считаю, что здесь дело, видимо, не обойдется без того, чтобы этот вопрос не поставить вновь перед правительством, перед Сталиным. Нужно ликвидировать это нетерпимое положение, в котором находится начальствующий состав Краснознаменного Балтийского флота.

Следующий вопрос. Я Вам докладывал, товарищ народный комиссар, что явно неблагополучно состояние фортов. У нас командный состав имеет представление о Кронштадте как о крепости, но действительное состояние этих фортов знают очень немногие. А положение с этими фортами такое, что они строились при Петре I, после этого почти не ремонтировались, поэтому часть фортов пришла в такое состояние, что требует огромных затрат. Нужно решить судьбу этих фортов — если часть из них мы хотим сохранить, а их надо сохранить, поэтому капитальный ремонт им нужен. Этот вопрос, видимо, придется ставить перед правительством, тут предстоят огромные затраты.

Взять состояние гавани Кронштадт. Стенки обваливаются. Это неслучайно, потому что по крайней мере в течение 20 лет они не ремонтировались. У нас есть там стенки, которые были взорваны катерами Англии при налете на Кронштадт, и так они и стоят сегодня, и считаю, что и этот вопрос необходимо поставить, потому что без разрешения этого вопроса мы не сумеем обеспечить нормального базирования флота.

Последний вопрос — оборонное строительство. Тут два вопроса. Первый вопрос. Я должен доложить, что мы план строительства не выполнили. По оборонительному план выполнен на 69%, по необоронительному на 62% с дефицитом на 12 миллионов рублей. Можно ругать нас, что мы не справились с ликвидацией этого дела, но факт тот, что, начиная с начальников строительных отделов до начальников участка, весь состав пришлось полностью освежить, часть из них в количестве 60 оказались разоблаченными как враги народа и арестованными. И это, конечно, должно было в какой-то мере отразиться на самом строительстве, да и новые кадры не в полной мере еще освоились.

У меня возникает попутно еще два вопроса.

Первый — это о целесообразности существования двух строительных организаций. Если это целесообразно в центре, при Генеральном штабе РККА, то мне кажется, вряд ли целесообразно существование этих двух организаций на местах. По крайней мере, Северный флот не жалуется на то, что у него нет строительного отдела, а есть одна строительная организация. Ведь мы огромные аппараты людей держим, расходуем большие средства, а в итоге масса противоречий у этих двух строительных организаций, интересы которых сталкиваются в процессе строительства. Приходишь на объект, его строят две организации и делят его.

Последний вопрос, на который я прошу обратить внимание, товарищ народный комиссар. Нас замучили комиссии. Ликвидировать последствия вредительства надо, но этим ли методом, на который встало Управление Морских сил? Для иллюстрации перечислю несколько цифр, показывающих, сколько всевозможных комиссий у нас работало. Ни много ни мало работало 190 комиссий, причем в этих комиссиях было занято начальствующего состава 1504 человека. Была затрачена рекордная цифра времени — 19 144 рабочих дня на работу этих комиссий. Когда подсчитали эти цифры, жутко стало. Наши флагманские специалисты не вылезают из комиссий и не руководят своими отраслями боевой подготовки, работая сразу в 3—4 комиссиях.

Ворошилов. Кто эти комиссии посылает?

Булышкин. Эти комиссии посылаются всем частям, назначены Управлением Морских сил, затем приезжала комиссия Базенкова, полковника Найденова и др.

Ворошилов. Товарищ Викторов, кто эти комиссии посылает?

Викторов. У нас работают только две комиссии. А остальные, очевидно, назначает Военный совет.

Исаков. Характерно, что сейчас командир бригады миноносцев Виноградов работает сразу в пяти комиссиях.

Булышкин. Вот та сумма вопросов, по которым я считал необходимым ДОЛОЖИТЬ.

Ворошилов. Разрешите объявить перерыв до 18 часов.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 210-217.


[1] Долгосрочный отпускник — военнослужащий, находящийся в запасе.

[2] В условиях мирного времени стрелковые войска содержались по сокращенным штатам с разной степенью мобилизационной готовности. Это нашло отражение в понятиях «первоочередная», «второочередная» дивизии.

[3] Имеется в виду приказ НКО СССР № 115 от 7 июля 1937 г. о создании ускоренных курсов младшего командного состава сверхсрочной службы для подготовки младших лейтенантов.

[4] Приказы НКО СССР № 072 от 7 июня 1937 и № 96 от 12 июня 1937 г. были аналогичными. В них содержалось обращение к РККА по случаю раскрытия вредительской, контрреволюционной фашистской организации во главе с Тухачевским, Якиром и др.

[5] В тексте, видимо, имеются в виду те казаки, которые поддержали антисоветский мятеж на Южном Урале, возглавляемый генерал-лейтенантом А.И. Дутовым в ноябре 1917 г. К апрелю 1918 г. мятеж был подавлен Красной армией, а сам А.И. Дутов в 1920 г. эмигрировал в Китай, где был убит.

[6] Артиллерийское управление.

[7] Имеется в виду Управление командно-начальствующего состава РККА.

[8] Схема в деле отсутствует.

[9] Корбюро — «Корейское бюро» — подпольная антисоветская организация.

[10] Колчаковцы — лица, служившие в 1918—1920 гг. в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке в контрреволюционных белогвардейских армиях адмирала А.В. Колчака (1873—1920) — «верховного правителя российского государства» и «главковерха», в которых насчитывалось более 400 тыс. чел. Были разбиты Красной армией при поддержке красных партизан, а сам А.В. Колчак постановлением Иркутского военно-революционного комитета был расстрелян 7 февраля 1920 г.

[11] Вневойсковик — лицо, лишенное права служить в РККА по политическим мотивам или болезни.

[12] Так в тексте.

[13] Школа младших авиационных специалистов.

[14]  Артиллерийский щит — плавучая мишень, используемая для практических артиллерийских стрельб на море. Морская мишень имитирует надводную цель, поражаемую бортовым оружием кораблей, морской авиацией, а также средствами береговой обороны.

[15] Ныряющий снаряд — артиллерийский снаряд калибра до 152 мм, снабженный дистанционной трубкой и специальной наделкой на головную часть, обеспечивающая безрикошетный вход в воду и подрыв снаряда на глубине до 10 метров. Предназначался для поражения подводных лодок на перископной глубине и постановки противоторпедной «завесы». Стоял на вооружении в 1915-1959 гг.

[16] Управление Морских сил РККА

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.