Дантон

Реквизиты

Цви (Григорий) Самойлович Фридлянд

ДАНТОН

М.: Наука. 1965


Из предисловия В.М.Далина

В советской исторической литературе наиболее серьезным и, пожалуй, единственным научным исследованием, посвященным Дантону, является книга Г.С.Фридлянда. Она вышла впервые в 1934 году, очень быстро разошлась и в 1935 году была переиздана. Ее сейчас мы и рекомендуем вниманию нашего читателя.

Крупнейший знаток истории французской революции, Г.С.Фридлянд не мог не заинтересоваться спорами вокруг Дантона. В результате появилась его книга о Дантоне. Она очень существенно отличается от его монографии о Марате, рассчитанной на специалистов и написанной по всем строжайшим правилам научного исследования. "Дантон" рассчитан на массового читателя, и то, что книга так быстро разошлась в двух изданиях, доказывает, как высоко оценил ее читатель. Но историк не может не заметить, что, несмотря на популярную и живую форму изложения, и эта книга Г.С.Фридлянда представляет собой серьезное и оригинальное научное исследование. В книге нет ссылок, но она основана на первоисточниках и на очень тщательном изучении всей литературы вопроса.

Высоко оценивая А.Матьеза и его работы, Г.С.Фридлянд в вопросе о роли Дантона довольно резко с ним разошелся. Он далек от идеализации Дантона, он хорошо видит все его слабости, но он правильно характеризует его как "великого деятеля революции". Он особенно высоко оценивает роль Дантона в августе-сентябре 1792 года. Страницы книги, посвященные Парижу в эти дни, написаны особенно ярко и впечатляюще: "Только мы, пережившие гражданскую войну, можем себе представить картину Парижа в ночь с 29 на 30 августа". Г.С.Фридлянд обращает в то же время внимание на то, что в эти осенние месяцы Дантон, произносивший вдохновенные речи и призывавший к "смелости", находил время на приобретение национальных имуществ и оформление нотариальных договоров на свои покупки.

В своих выводах Г.С.Фридлянд стоит в общем и целом на тех же позициях, что и Ж.Лефевр. В этом смысле книга, написанная 30 лет назад, не устарела: взгляды автора совпадают с теми конечными обобщениями, к которым пришла современная прогрессивная зарубежная и советская историческая наука. Однако нельзя не отметить некоторые спорные положения, иногда противоречия. Автор правильно оценивает Дантона как демократа, как деятеля при всем свойственном ему оппортунизме в решающие моменты связанного с народным движением. Но этой общей верной оценке противоречат некоторые положения. Был ли Дантон накануне революции "типичным либеральным буржуа, не обремененным революционными принципами"? Его активное участие в известной масонской ложе "Девяти сестер", членами которой были многие видные деятели революции, его демократическая позиция в первые недели и месяцы революции едва ли это подтверждают. Г.С.Фридлянд одним из первых в исторической литературе подчеркнул роль Дантона в защите Марата в январе 1790 года, приведшую к "делу Дантона". Но пытался ли он тогда только "направить революционное движение по руслу легальной борьбы"? Нам это представляется сомнительным — во всяком случае, как теперь стало известно, Бабеф чрезвычайно высоко ценил деятельность Дантона в этот период и считал его "украшением наиболее патриотических и достойных уважения собраний столицы".

Трудно также согласиться с тем, что политическая программа Дантона была программой либеральной буржуазии. Чем же тогда объяснить его расхождения с признанными идеологами и политиками либеральной буржуазии, в том числе и с жирондистами? Наконец, показав роль Дантона в августе-сентябре 1792 года, как можно утверждать, что он "в это грозное время оставался надеждой всех умеренных буржуа"? Что Дантон спас несколько умеренно-либеральных деятелей, в том числе Александра Ламета, дав им уехать из Франции, — это бесспорно. Но все же в эти месяцы Дантон гораздо чаще и гораздо больше вызывал у умеренных бешеную ненависть, чем надежду. Внимательный читатель увидит также, что в оценке некоторых направлений, например эбертистов, точка зрения автора несколько расходится со взглядами советских историков.

...На трудах Г.С.Фридлянда бесспорно лежит "виза времени". Но тем интереснее нашему новому читателю и молодому советскому историку познакомиться с работой одного из зачинателей советской исторической науки.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие В.М.Далина

ДАНТОН до РЕВОЛЮЦИИ (1759-1789)

ДАНТОН в БОРЬБЕ с ФЕОДАЛЬНОЙ и БУРЖУАЗНОЙ АРИСТОКРАТИЕЙ (1789—1791)

ДАНТОН в БОРЬБЕ за БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ РЕСПУБЛИКУ (февраль 1792 — май 1793 года)

ДАНТОН в БОРЬБЕ с РЕВОЛЮЦИЕЙ ПЛЕБЕЙСКИХ МАСС

Прикреплённые файлы: 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.