Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР. (Вечернее заседание 23 ноября 1937 г.)

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.11.23
Метки: 
Источник: 
Военный совет при НКО СССР. Ноябрь 1937 г. М.: "РОССПЕН" 2006
Архив: 
РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 433-470

 

Симонов. Товарищи, народный комиссар обороны т. Ворошилов еще раз и вновь указал на то, что мы должны сделать все, для того чтобы наша армия могла отмобилизоваться наиболее эффективно и в самые кратчайшие сроки. Исполнение этой исключительно серьезной и ответственной задачи в значительной степени и намного зависит от работы местных органов военного управления, зависит от того, в какой степени они в условиях еще мирного времени будут подготовленными, любящими свое дело, настоящими, оперативными исполнителями тех мероприятий, которые обеспечивают мобилизационное развертывание нашей Красной армии. Эти местные органы военного управления должны свою работу организовать так, как указывал т. Ворошилов еще раз всего несколько дней тому назад, чтобы все те ресурсы, которые предназначены для мобилизационного развертывания армии, еще в мирное время были взяты правильно и вовремя на учет, всесторонне изучены, проверены и подготовлены в целях быстрейшего и лучшего укомплектования Рабоче-крестьянской красной армии.

Вот эти требования, предъявляемые к местным органам военного управления, не могут быть ими выполнены в полной мере, потому что организация местных органов военного управления и устарела, и отстала от общего развития всей советской страны и развития нашей Красной армии. Местные органы военного управления (мобилизационные округа, районные военные комиссариаты) существуют по тем штатам, по которым они существовали еще в 1930 г. С того времени прошло уже 8 лет. За эти годы резко изменилось административное деление нашей страны, неузнаваемо изменилась экономическая география Советского Союза, выросли новые города, возникли новые населенные пункты, армия, облик всех районов совершенно изменился, изменилось вместе с тем и лицо нашей Красной армии.

Красная армия превратилась в передовую армию, армию изобильно оснащенную самой богатой современной боевой техникой, которая требует для себя надежных, хорошо подготовленных, тщательно проверенных, высококвалифицированных специалистов.

Местные органы военного управления до сих пор были организованы по такой схеме: наполовину существуют примерно так называемые управления корпусных, дивизионных и мобилизационных округов. Они подчинены: первые [два] — войсковым командирам (командиру корпуса, командиру дивизии), а управления мобилизационных округов, построение по территориальной системе, подчинены непосредственно военным советам округов.

Когда создавались управления корпусных, дивизионных мобилизационных округов, преследовалась такая цель, чтобы возможно ближе связать местные органы военного управления, всю их работу с руководством, организацию этой работы с командованием корпусов и дивизий, чтобы они больше всего лично сами, через своих подчиненных, хорошо знали бы, в каком мобилизационном состоянии, положении находится свой мобилизационный округ.

Опыт этих восьми лет показал, что командиры корпусов, командиры дивизий, которым подчинены эти мобилизационные округа, фактически этой работой не занимаются, не руководят и не знают действительного мобилизационного состояния подчиненного им того иди другого мобилизационного округа. На деле получается таким образом, что эта исключительно серьезная и важная работа, без которой ни одна часть не может развернуться на случай мобилизации, передоверяется второстепенным работникам. Ею фактически в управлении корпуса, дивизии непосредственно ведает не кто иной, как заместитель начальника штаба корпуса или дивизии.

Принятое правительством решение в отношении разукрупнения краев и областей создало еще более запутанное положение с управлением мобилизационными округами, территориальными и войсковыми.

Вот, например, Московский военный округ. У Маршала Советского Союза т. Буденного до сих пор существовала Московская область. Решением правительства она сейчас разделена на Московскую, на Тульскую, на Рязанскую. Причем из состава Воронежской области к Рязанской области еще прирезано несколько районов, тогда как только один Московский мобилизационный округ управляет всей мобилизационной работой этих трех краев и областей и частью мобилизационной работы, которая фактически находится в подчинении командира 10-го корпуса, штаб которого находится в Воронеже.

Можно взять другой пример — командующий ЛВО т. Дыбенко. Ему как командующему ЛВО не подчинены сейчас все ресурсы, находящиеся непосредственно на территории ЛВО. Рядом с ЛВО находится Северный военный комиссариат. Территория Северного военного комиссариата, которую он охватывал до сих пор, разделена сейчас на 3 отдельные области: Архангельскую, Вологодскую, Коми АССР. Причем к Вологодской области прирезана часть районов Ленинградской области. Таким образом, один Северный военный комиссариат должен управлять фактически на территории ЛВО многими краями и областями, часть которых находится не в его непосредственном ведении, а принадлежит частично первому корпусному мобилизационному округу, штаб которого находится в Новгороде.

При таком положении, которое существовало и продолжает существовать до сих пор, нельзя думать о том, чтобы местные органы военного управления, повседневная жизнь которых переплетается с интересами партийных и советских организаций, чтобы эти местные военные органы могли бы иметь постоянное и партийное, и советское руководство, увязать не только непосредственные интересы Ра-боче-крестьянской красной армии, но и уметь повседневно в своей практической работе эти интересы увязывать с интересами народного хозяйства. Совершенно понятно, что мобилизационное развертывание армии должно опираться в случае войны прежде всего на хорошо подготовленное народное хозяйство.

Таково положение с областным и корпусным звеном, с управлением мобилизационных округов.

Не лучше обстоит дело с низовым районным звеном, с районными военными комиссариатами. Эти местные органы, низовое наше звено, точно так же были созданы по организационной схеме с 1930 г. Что сейчас представляют собой эти низовые органы местного военного управления? Взять хотя бы для этого 2—3 примера. Имеется Старосельский районный военный комиссариат на территории Московского военного округа. Он объединяет 7 административных районов, причем у него на учете до 1000 командиров и начальников запаса, 26 000 рядового, младшего и начальствующего состава запаса, большое количество машин, коней, повозок, которые он должен учитывать. Он проводит ежегодно очередной призыв в ряды Красной армии. Его территория равна 5000 кв. км, он руководит основной работой 7 административных районов. В то же время вот такой военный комиссариат имеет в своем составе 5 человек. Несомненно, и это совершенно очевидно, что задачи, которые на него возлагаются, он не может выполнить, и поэтому все то, что на него наваливается, выполняется плохо — неудовлетворительно, не в соответствии с теми требованиями, которые предъявляются мобилизационному развертыванию нашей армии. Можно было бы назвать и другой комиссариат. Такое же положение характерно для всех районных местных органов военного управления.

С места. Вопрос ясен, каковы конкретные предложения?

Симонов. Товарищ командарм, нет, не все ясно, есть еще один вопрос, который надо доложить Военному совету Он касается и военных советов округов. Это о характере работы военных районных комиссариатов. Они за эти 5 лет подняли и отобрали в Рабоче-крестьянскую красную армию потребные контингенты из общего количества в 10 млн человек. Сами себе очень часто предоставленные, не имея достаточного руководства из округа и из мобилизационных округов, они иногда допускают большие ошибки в деле призыва в ряды РККА. Что получилось в этом году и за что т. народный комиссар дал им совершенно правильную и крепкую нахлобучку? При сравнительно большом напряжении наших контингентов мы получали одну за другой телеграммы о том, что наряды по призыву в ряды РККА округа не выполняются, потому что у них недостает этих контингентов. В то же самое время оказалось непризванными в ряды РККА свыше 350 тыс. человек, из которых 150 тыс. (что самое главное) были не допущены в ряды РККА по политико-моральным соображениям. Были такие факты. Взять хотя бы такой пример — комсомолец Дружинин, замечательный парень, сам комсорг на заводе, рабочий, но отец его был дьячком на клиросе в 1915 г., а в 1916 г. умер. Он остался без отца с трех лет и за то, что у него отец был дьячком, хотя умер в 1916 г., его — замечательного парня, комсомольца-комсорга — не принимают в ряды РККА.

Ворошилов. Идиоты.

Симонов. Войсковые части очень часто отсеивают людей, возвращая обратно по признакам, которые были установлены несколько дет тому назад, не понимая новых отношений к человеку на основе сталинской Конституции — Основного закона Советского Союза[1]. И когда народный комиссар дал указание на этот счет, сейчас эту работу на местах стали проводить по-иному. Оказалось, что из ранее не допущенных в ряды Красной армии нашли возможным допустить 30-40-50%.

Я хочу на этом факте показать, что все это происходит, потому что, не имея настоящего руководства и помощи, наше низовое звено, занимающееся обеспечением призывных ресурсов для войсковых частей, работает часто неправильно, ошибки не выправляются, и как результат — вот такие безобразия, на которые указал народный комиссар обороны.

Какая намечается реорганизация местных органов военного управления? Прежде всего надо привести в полное соответствие с административными границами краев, областей и республик областные звенья местных органов военного управления, упразднить корпусные, дивизионные, территориальные мобилизационные округа, а вместо них, как указал народный комиссар обороны, создать доброй памяти опыта Гражданской войны военные комиссариаты. Таким образом, должна быть создана единая система областных военных комиссариатов, за исключением РСФСР, Украинской ССР и Белорусской ССР

Находясь в пределах административного устройства, военкоматы совместно с партийными и советскими организациями могут действительно упорядочить мобилизационную работу, не теряя связи с войсковыми частями.

Ворошилов. Вас могут не понять. Вы сказали — за исключением РСФСР, Белоруссии и Украины.

Симонов. Так точно.

Ворошилов. Неправильно вы сказали.

Симонов. Областного звена.

Ворошилов. Вот это другое дело.

Симонов. В центре, предположим РСФСР, в Москве, не будет создано республиканского военного комиссариата. Точно так же не будет его создано и в Украинской ССР Его не будет и в Белорусской ССР, во всех остальных союзных республиках.

Ворошилов. Краях и областях.

Симонов. Так точно, в краях и областях должны быть созданы областные военные комиссариаты.

В отношении районного звена. В Советском Союзе имеется сейчас 3306 районов, мы не имеем возможности в каждом районе создать районный военный комиссариат. Поэтому предлагается в районных центрах создать объединенные районные военные комиссариаты, которые должны руководить военной работой двух, трех, четырех и больше административных районов, имея дислокацию с учетом и в соответствии с политическими, экономическими и другими условиями (средства связи, пути сообщения и пр.).

Голос. Так у нас уже и есть.

Симонов. Я об этом и хочу сказать.

В связи с тем, что штатно-организационная структура себя не оправдала на опыте, намечается изменить штатную организацию местных органов военного управления.

В областном военном комиссариате намечается создать политотдел. Управление внутри областного военного комиссариата иметь в следующей организации: учетно-мобилизационная часть, часть по призыву и комплектованию, часть по подготовке и учету командного и начальствующего состава запаса, часть экономической мобилизации, общая часть, которая должна обеспечивать внутреннюю работу областных военных комиссариатов.

Объединенный районный военный комиссариат, в составе которого раньше была только одна учетно-мобилизационная часть, на которую всегда фактически сваливалась многообразная и исключительно сложная работа, намечается иметь в организации, соответствующей областному военному комиссариату, т.е. иметь учетно-мо-билизационную часть, часть призыва и укомплектования, часть учета командного и начсостава запаса и административно-хозяйственное делопроизводство.

Такая организационно-штатная структура местных органов военного управления даст, несомненно, возможность сверху до низу лучше выполнять всю мобилизационную работу, упорядочить учет живых и материальных ресурсов. Народный комиссар указал на то, чтобы планирующие органы областного военного комиссариата по своему количеству людей, работающих у них, не особенно увеличивать, а исходить при определении штатной численности из того, что фактически всю повседневную работу ведут объединенные районные военные комиссариаты. Поэтому численность отдельных военных комиссариатов в зависимости от объема мобилизационных ресурсов, масштаба их работы увеличивается на некоторое количество людей (шесть разрядов, от 12 до 38 человек). Однако больше всего, до 75%, за счет запроектированной дополнительной численности намечается поднять мощность объединенных районных военных комиссариатов, иметь в их составе от 9 до 28 человек, в зависимости от количества мобилизационных ресурсов, от объема мобилизационной работы, которой занимаются объединенные районные военные комиссариаты.

Вот какая предлагается реорганизация.

Голос с места. А какие части?

Симонов. Я уже докладывал — учетно-мобилизационная часть, затем часть призыва и вневойсковой подготовки, часть по начсоставу запаса и административно-хозяйственное делопроизводство.

Голос с места. По начсоставу отдел есть?

Симонов. Так точно, намечается.

Ворошилов. Вы громче скажите, как организуется управление.

Симонов. Управление в объединенном районном военном комиссариате намечается иметь в следующей, как я уже докладывал, организации, позволяющей сделать их мощными для выполнения огромной практической работы. Создается учетно-мобилизационная часть, часть призыва и вневойсковой подготовки, часть по командному и начальствующему составу запаса и, наконец, административно-хозяйственное делопроизводство.

Товарищ народный комиссар обороны, если бы была возможность, об этом просят и все военные советы округов, было бы необходимо и безусловно своевременно обеспечить все районные военные комиссариаты средствами передвижения.

Голос с места. Обязательно.

Симонов. Есть такие факты, когда военный комиссар по способу «конный по-пешему» берет сумочку и отправляется по сельсоветам, ибо у него никаких средств передвижения нет.

Ворошилов. Он должен к себе вызывать. Все должны приходить, записываться, отмечаться.

Симонов. Товарищ народный комиссар, в составе объединенного районного военного комиссариата несколько районов.

Ворошилов. Если военный комиссар будет гоняться за всеми находящимися у него на учете военнообязанными, то ему никаких самолетов не хватит. Они обязаны быть на учете, являться в установленное время на проверку и всякие иные вещи делать. Я не против того, чтобы дать им средства передвижения, но не для того, чтобы разъезжать и записывать.

Голос с места. Надо переписывать лошадей, повозки.

Ворошилов. И повозки, и лошади. Это показывает, что вы этим делом не занимаетесь (смех) и говорите не по теме. Не военный комиссариат ходит по местам и записывает, а он получает ответственную статистику от административно-государственных учреждений, что в таком-то месте имеется то-то, и те, кто дает эти сведения, несут ответственность, что это так, а не иначе, а они сводят. А не ходить и не ловить, — поймал повозку и записал.

Голос. Он проверяет.

Ворошилов. Те, кто дает сведения, они и проверяют. Нужны какие-то средства передвижения, но не для того, чтобы разъезжать по вопросам статистики.

Голос. В сельсовет надо приезжать, в учетный стол. Машина нужна.

Ворошилов. Машина нужна, это другое дело, но не для статистики.

Симонов. Народный комиссар предупредил, если и будет проведена реорганизация местных органов военного управления, но только формально со сменой одной вывески, то, конечно, ожидаемых результатов не будет. На Военном совете все командующие войсками округов, члены Военных советов выступали и докладывали о боевой подготовке. Они говорили о том, что командующий войсками выезжает в полк и указывает, как нужно организовать созыв, обучать красноармейцев, как нужно организовать взаимодействие отдельных родов войск, помогать всему командному и начальствующему составу, поощрять его, передавать лучший опыт на весь округ. Но нечего греха таить, скажите в каком военном комиссариате или в управлении мобилизационного округа побывал, проверил исчерпывающе работу ответственный представитель округа? (шум в зале).

Голоса. Это неверно. Приволжский округ.

Ворошилов. Они обследовали и получили от меня специальное указание.

Голос. Весь личный состав проверен.

Симонов. Если сейчас спросить начальника штаба округа, в каком состоянии находится конкретный полк, он ответит, а вот о состоянии военкомата он имеет смутное представление.

Голос. Военный совет лучше знает.

Симонов. Товарищ Магер, дело не в том, чтобы вас обвинять, а надо упорядочить работу военкоматов.

Голос. Не все знают.

Симонов. Вот говорят, что не все знают, и правильно!

Голос. Это может быть верно.

Симонов. Это верно. А вот фактически все мероприятия, которые проводит военный комиссариат, направлены на обеспечение боеспособных войсковых частей в условиях мирного и военного времени.

Кадры местных органов военного управления, люди, которые выполняют директивы, руководства, уставы, они должны, несомненно, получить больше внимания и заботы в отношении тщательного подбора, подготовки, усовершенствования, материального положения. Без проверки этих людей, без подготовки их, без заботы о них намечаемая реорганизация этих органов не даст положительных результатов. Надо, чтобы военные советы округов привлекли к ней войсковых командиров, которые бы оказывали помощь местным органам военного управления и тем самым добивались улучшения всех отраслей мобилизационной работы.

До сих пор не издано новое руководство о мобработе — в этом вина и Административно-мобилизационного управления. Враги народа всячески подрывали мобилизационное дело, всячески вносили путаницу в учет запаса, вредили в деле приписки, комплектования живыми и материальными ресурсами, тормозили проведение необходимых мобилизационных мероприятий по этим вопросам. Поэтому, очевидно, не позже, чем 15 января 1938 г., необходимо издать прежде всего новое положение о местных органах военного управления, а также все документы, организующие мобилизационную работу и помогающие в этом деле местным органам военного управления.

И, наконец, товарищи, всю реорганизацию, исключительно ответственную и серьезную, надо провести с таким расчетом, чтобы она была закончена текущей же зимой и во всяком случае не позднее 1 февраля 1938 г., чтобы этим самым поставить крепко на ноги все военные комиссариаты, чтобы можно было этой реорганизацией коренным образом улучшить мобилизационную работу, которую ведут органы местного военного управления.

Всю эту работу надо тщательно провести теперь же непосредственно под руководством и при ближайшем участии военных советов округов.

Дыбенко. Правильно.

Симонов. Они должны еще ближе подойти к органам местного военного управления, по-настоящему провести эту реорганизацию и по-настоящему ими руководить, чтобы поднять уровень их работы и сделать их настоящими организаторами вопросов мобилизационной работы.

Дыбенко. У меня вопросы.

Ворошилов. Пожалуйста, задавайте докладчику.

Дыбенко. У меня два вопроса. Первый вопрос: наряду с реорганизацией будут ли отпущены средства для строительства? И второй вопрос: кто будет регулировать призывные контингенты — центр или округ? И третий вопрос: будет ли существовать приписная система?

Симонов. Начну с последнего. Товарищ народный комиссар дал указание, что основным методом комплектования РККА, учитывая все изменения, происшедшие в стране и в Рабоче-крестьянской красной армии, считать приписку к войсковым частям. Поэтому на данной основе должна быть построена работа всех войсковых частей и органов местного военного управления.

Кто будет регулировать очередной контингент?

Призывные контингенты регулирует прежде всего народный комиссар обороны. Опираясь на данные ресурсы по округам, которые должны быть особенно тщательно подготовлены военными советами округов, составляется план комплектования по РККА и учитываются те требования, о которых вы, товарищ командарм, сейчас законно беспокоитесь.

И, наконец, о вопросах денежных.

Мы имели в виду возможность несколько сократить численность военных комиссариатов. Народный комиссар дал указание, что сокращать сейчас численность военных комиссариатов (объединенных) не следует. Не следует скупиться на расходы, которые мы должны сейчас понести. Таким образом, вопросы строительства или возможности нового дислоцирования остро не будут стоять, а общие кредиты по строительству будут предусматриваться начальником управления т. Хрулевым.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 433-445.

Буденный. Вопрос, который поставлен здесь на обсуждение, представляет собой очень большую актуальность. Это чувствовалось, пожалуй, уже месяца четыре, и даже полгода тому назад, с точки зрения того, что административно в областях, краях и даже союзных республиках произошли большие изменения административного деления. Кроме того, я и в своем выступлении по боевой подготовке уже останавливался на том, что кадры мобилизационных работников и работников наших военных комиссариатов в областях, краях и республиках чрезвычайно пестры как по своему подбору так и по квалификации. Тут можно откровенно сознаться, что работники эти, находясь на самой ответственной работе, если серьезно к ней подходить, не подходили для армии ни со строевой, ни с организационной, а подчас и ни с социальной точек зрения. Вот они нашли себе место, и мы считаем, или по крайне мере считали, что у нас дело тут обстоит как будто благополучно. Проводился ряд пробных мобилизаций, и они всегда оценивались как отрицательные. Потом вносились поправки такого порядка, что кое-кого за это дело привлекали к ответственности, а потом выносили те или иные пожелания, довольно реальные, конкретные, но опять-таки они оставались не реализованными.

В связи с настоящим административным делением областей я думаю, что для того, чтобы поставить эту задачу для настоящего разрешения, необходимо, во-первых, организовать комиссариаты в областях, которые бы целиком и полностью отвечали за свою работу. Туда надо садить людей ответственных. Как бы военный совет округа не был всемогущ, или как бы он ни уделял много внимания этому вопросу он все же не может заниматься каждым военным комиссариатом. Здесь т. Симоновым подчеркивалось, что наши войсковые начальники не занимаются этими вопросами.

Ворошилов. К сожалению.

Буденный. И не будут заниматься никогда, они будут заниматься теми частями, за которые они отвечают. Как они будут отвечать, если там военком и командующий округа должен заниматься комиссариатом больше, чем войсковой начальник. Поэтому он считает себя в стороне.

Да это естественно получается, потому что у нас нет в области такого человека, который занимался бы этой работой. Я, как командующий, должен спросить с этого человека, будь то автономия или союзная республика. Вот, например, в Средней Азии имеются 5 республик, получается, что в каждой республике должен быть свой военкомат. То же самое и в областях. Туда нужно дать квалифицированных людей. Несомненно, нужно готовить специальные кадры. Причем нужны кадры не только больших людей, но и главным образом людей, ведающих учетом, людей, которые занимаются простой перепиской. Если такой человек неквалифицированный, он так напутает, что потом годами не разберешь. Тут колоссальная многогранная документация.

Мне думается, что предлагаемая схема по данному вопросу разрешает этот вопрос аналогично военным комиссариатам. Что же касается войсковых начальников в областях, то я думаю, что наши войсковые начальники все же эту работу поднять не смогут. И нужно эту работу делить надвое. Судя по этой работе, может быть, она ближе к территориальным частям. Именно они должны соприкасаться с нею. Они так или иначе ближе к этой работе, чем командир, который имеет кадровые части. Все это нужно подсчитать, рассчитать, выяснить, но для меня совершенно ясно, что с этим вопросом войсковые начальники не справятся. Это явится обузой. На сегодняшний день это дело запугано так, что нужно помогать самим отделам военных округов и выделить специального человека, которого у нас нет, чтобы он все время толкал командира и военкома, чтобы помогал налаживать эту работу.

Моя точка зрения такая, что в принципе вопрос решен правильно. Областные комиссариаты предопределяют эту сторону организационно, но все-таки войсковых начальников втягивать в это дело безнадежно. Либо это в Московской области, а в других иначе. Но я говорю, что на практике встречался с этой работой.

Наши заключения Московского военного округа отражены, как здесь предлагается. Эта схема[2], безусловно, улучшит положение организационно, но этот вопрос так или иначе требует большой подготовки и большого внимания со стороны военных советов округов, чтобы его разрешить в кратчайший срок.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 446-448.

Дыбенко. Вопрос о том, что во время мобилизации [собирать] контингенты путем приписки, а не через сборный пункт — это разрешение одного из важнейших вопросов, потому что наиболее вредительская работа велась в этом направлении, потому что большинство контингентов шло через сборные пункты, и особенно специалистов — отсюда опоздания в часть были 2—3, а иногда и 5 суток.

В связи с тем что будет проведена сверху донизу система приписки к частям, освободить совершенно командиров дивизий, командиров полков и командира корпуса от непосредственной проверки правильной приписки и наличия контингентов, которые идут во время мобилизации, мы не имеем права. Мы обязаны требовать, чтобы командир полка, командир дивизии, командир корпуса за приписной контингент, за его наличие, за его подготовку и за его квалификацию отвечал бы, как правило. Он не ведет непосредственно технической работы, но освободить его от проверки не имеем права. Это его прямая обязанность.

Второй вопрос — кто будет регулировать призывные контингенты. Конечно, будет регулировать народный комиссар, но мы должны получить своевременно заявку из центра, какой контингент должны отправить в другой округ, причем заявку получить за полгода до призыва. Мы же получаем за 1—2 месяца и поэтому не в состоянии регулировать. Нам говорят — в войска НКВД дайте столько-то, в авто-бронетанковые войска — столько-то, и оказывается, что мы вынуждены выхватить из районов, наиболее насыщенных рабочей прослойкой, а в этих районах стоят технические части, и мы не в состоянии взять в технические части тот контингент и то количество, которое должно пополнять части, расположенные в этом районе. Получается, как правило, что соответствующих специалистов подготовленных не имеется. Надо установить, чтобы за полгода давали заявки. В войска связи, в железнодорожные войска получаем из других районов, а в тех районах, где дислоцирована наша часть — мы этих специалистов не имеем и будем получать через сборные пункты. Опять будут опоздания.

Следующий вопрос, на котором т. Симонов не остановился — как будет с запасными частями. Мы ни звука не слышим, что будут намечены запасные части и дислокация их, а раз будут запасные части, то в районных комиссариатах или областных должны быть хотя бы 5 человек для развертывания запасных частей, потому что мы, как правило, часть контингентов получим из внутренних округов, часть — из других районов, и опоздание опять будем иметь дней на 10, а во время войны надо считать, что с первого же дня начнутся бои и на Ю-й день мы должны уже будем давать пополнение. Мы эти пополнения будем подавать без всякой подготовки. Поэтому вопрос о развертывании запасных частей в приграничных округах имеет исключительное значение — с момента получения телеграммы о мобилизации, сейчас же развертывать запасные части и учет этого контингента должны вести сейчас же, а не потом.

Вопрос о строительстве. Дело не в том, что мы будем сокращать в целом ряде районов военные комиссариаты, нам придется открывать целый ряд новых комиссариатов.

Ворошилов. Области должны помочь.

Дыбенко. Тогда придется внести поправку в закон правительства, который был издан на этот счет в 1936 г. о том, что ни одна гражданская организация не должна давать на это ни одной копейки.

Ворошилов. Ни копейки, а помещение.

Дыбенко. Тогда это нужно обеспечить законом, ибо когда сейчас обращаешься в гражданские организации, то они говорят — вот закон. Хорошо, что в Ленинградском округе у нас т. Жданов, и у него и Балтфлот получил 1000 комнат, и Ленинградский военный округ 60—70 домов получил, правда, дачных, но все же получил. В других местах это не выходит. Вот все, что я хотел доложить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 449-451.

Федько. Реорганизация органов местного военного управления на сегодняшний день в связи с общим административным делением назрела, и ее необходимо как можно скорее реализовать. Предложения, которые сделал т. Симонов, отвечают взглядам Военного совета Киевского военного округа и Военный совет согласен с его конкретными предложениями.

Я, товарищ народный комиссар, хотел бы поднять два важных принципиальных вопроса.

Первый вопрос. Необходимо после реорганизации органов местного военного управления произвести переучет всех военнообязанных. Почему это необходимо сделать? Потому что в итоге вредительской работы в течение ряда лет очень многие специалисты, которые отрабатывались в армии[3], не брались на учет.

Егоров. Что же делает штаб округа с точки зрения проверки этого положения?

Федько. Товарищ маршал, как только вступил Военный совет в руководство Киевским военным округом, немедленно поставил об этом вопрос перед Генеральным штабом и получил разрешение этого

вопроса. В этом году целый ряд специальностей начал учитывать не только Киевский военный округ, но и другие округа.

Белов. Ты же в трех округах до этого был.

Федько. Я этим вопросом мало занимался.

Егоров. Так и нужно сказать, что не занимались.

Федько. В свое время я ставил этот вопрос, но положительно этот вопрос разрешить не удалось. Получилось так, что ручные пулеметчики, морские специалисты, радисты, артиллеристы-вычислители не учитывались. Существовало до последнего времени 65 учетных специальностей. Последнее время Генеральный штаб добавил 22 учетные специальности, а армия готовит 134 специальности. В Киевском военном округе нам не хватает большого количества специальностей, несмотря на то, что мы каждый год отрабатываем довольно большое количество этих специальностей, но учет настолько был плохо поставлен, что фактически много специальностей не учитывалось и отсюда мы никак не можем укомплектовать наши части необходимыми специальностями. Совершенно необходимо в зимний период провести общий переучет военнообязанных.

Второй вопрос. Я считаю, что Генеральный штаб должен иметь пятилетку накопления запаса соответствующих специальностей, потребных для мобилизационного развертывания частей.

И последний вопрос — о средствах передвижения для военкоматов. Как будто на первый взгляд это мелочной вопрос, но я считаю, что если представится возможность, то в ближайший период времени снабдить наиболее крупные военкоматы средствами передвижения. Для чего это необходимо? Военный комиссар является не только административной, но и политической фигурой. Он должен проводить определенную работу среди допризывников, проверять конский состав, обоз, автомашины, он должен своими глазами посмотреть, в каком состоянии находятся мобилизационные ресурсы. Учитывая, что он будет обслуживать три района, которые раньше обслуживал один райвоенкомат, надо дать ему автомашину По-моему, это мероприятие следовало бы провести в будущем 1938 г.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 452-453.

Юнг. Вопрос, который докладывал т. Симонов, сейчас приобрел очень большую политическую остроту в практике работы. Он ставится жизнью буквально каждый день. И дело тут не только в том, как докладывал тов. Симонов, что структура несовершенна или произошло новое районирование всей территории Советского Союза. Не только в этом дело. А дело заключается в том, что наше районное местное военное управление находится в очень ослабленном состоянии. Ослаблено оно, во-первых, большой засоренностью вражескими элементами. На практике нашего Сибирского военного округа существовала такая линия: все, что негодно в войсках, все ссыпалось туда.

Голос с места. Вы не расчистились.

Юнг. Не до конца еще. Поэтому эта реорганизация, видимо, выходит значительно за рамки пустого организационного изменения штатов. Мне представляется это большим военно-организационным и политическим мероприятием, которое надо проводить, перебросив туда кадры, поработав над ними, взяться по-настоящему Мы сейчас отобрали 40 человек командиров, пропускаем их через сбор и пошлем в РККА на работу.

Но я хотел доложить, что дело не только в структуре районного военного комиссариата. Вот, скажем, первичный учет военнообязанных. На сегодняшний день этот учет ведется военно-учетными столами и отделениями, которых насчитываются тысячи на округ. В сельсоветах секретари сельсоветов совмещают эту работу. Состояние этого самого первичного воинского учета представляется в совершенно разрушенном виде, т. Симонов. Работники, которые там работают, во-первых, это случайные люди, во-вторых, текучесть большая, в-третьих, они получают 75—80 рублей, и их никак не удержишь на этой работе. Они находятся не в ведении райвоенкомата, ими распоряжается кто угодно, совместительство очень широко развито, поэтому немудрено, когда приезжаешь проверять, все ли военнообязанные на учете, то выходит громадный процент неучтенных.

Далее. Я считаю, товарищи, что учет военнообязанных нам нужно вести не по месту работы, а по месту жительства, т.е. при паспортных столах милиции. Это сократит текучесть, улучшит учет, потому что каждый человек прописывается в милиции. Что получается. Он живет на одной квартире, но несколько раз сменил работу — снимался и принимался на учет, — это вносит путаницу в количество военнообязанных. Далее, мне представляется, что совершенно необходимо перейти на систему призыва по месту приписки.

Одной из причин невыполнения нарядов на призыв в этом году явилось то обстоятельство, что в каждой области, округе было по несколько тысяч неизученных людей.

Егоров. Дикие.

Юнг. Да, дикие. Эти люди приехали буквально в последние месяцы. В таком виде их взять в армию нельзя. Почему это происходит? Потому, что призыв производится там, где хочет призывник, где живет, там и призывается. Мы не можем потребовать, чтобы призыв происходил по месту рождения, но по месту прописки с РВК мы можем требовать, потому что он приписывается за год до призыва.

По начальствующему составу я должен доложить цифры. В Омском округе имеется запас начальствующего состава — несколько тысяч, из них многие не служили в армии.

Егоров. Это колчаковцы.

Юнг. Есть и колчаковцы, но подавляющая часть — люди честные, но они не служили в армии. Из этих не служивших в армии имеется в комсоставе 51%, которые ни разу не проходили сбор, в хозяйственном составе 80%, которые ни разу не проходили сбор. В командном составе там лучше, там больше половины прошли хоть один раз сбор. Я боюсь делать ответственное заявление, но, по-моему очень много там липового комсостава, который в военном деле ничего не понимает. Он когда-то получил звание на том основании, что окончил высшее учебное заведение, в армии не служил, на сборах ни разу не был. Этот вопрос является острым, над которым нужно задуматься. И подъем на учебу, сбор дивизии что показывает? То, что начсостав, даже проверенный политически, но он ничего не понимает в военном деле. Мне кажется, что мы должны более серьезно поставить вопрос о переподготовке. В Сибирском военном округе мы имеем наряды по подготовке 100 человек в год, но это мизерная цифра, это ничего не обеспечит. Если готовить к войне комсостав, то надо делать по-настоящему, с большими затратами.

Теперь, товарищ народный комиссар, о приписке конского состава как основном методе комплектования частей. Позвольте возразить против такой приписки конского состава к второочередным дивизиям. Что получилось на оргмероприятиях? Это лошадь, на которой работали, ее приписали в прошлом году или этой весной. Но после этого прошла весенняя посевная кампания, да вредители на ней поездили, прошла безкормица, и получилось, что приписана не лошадь, а калека. Но она приписана к полку, и ее по мобилизации тащат в полк. Опыт проверки приписки конского состава показал, что это липовое дело, дорогостоящее. Приписка конского состава по второочередным дивизиям по Сибирскому военному округу стоила несколько сот тысяч рублей.

Но, товарищи, из нее никакого толка не получилось, потому что на 80% приписные лошади не были взяты, и пришлось пользоваться сгонными пунктами. Приписка ко вторым очередям только затрудняет положение, и только зря тратим деньги.

В штабе округа очень плохо обстоит дело с организационной структурой по руководству органами местного управления.

Кто руководит этим делом? 4-й отдел. Но 4-й отдел руководит всем. В штабе округа требуется иметь специальный орган, отдел, что ли, это нужно сформулировать конкретно, который бы занимался вопросом подготовки населения, командного запаса к войне.

Затем, нигде мы не учим райвоенкомовских работников. Мы их только ругаем, но послушать их надо и понять положение работников райвоенкоматов. Взять, к примеру, хотя бы аппараты райвоенкоматов у нас, где-нибудь в Туре или в Нарыме. Сидит райвоенкомовский аппарат годами, не был ни на каких занятиях, не читает, сросся с местной мещанской средой, завел курочек, поросеночка, некоторые из них торгуют молоком от своей коровки. Уверяю, это факт. И трудно их учить каждый месяц регулярно: они разбросаны.

Мне представляется, что нужно собирать их в три месяца раз. Так делает сейчас Сибирский военный округ: собирает их в три месяца раз на 10 дней. На это требуются деньги, которые никем не отпускаются.

Политсекретариаты.

На сегодня положение такое, что коммунисты, работающие в системе местных органов военного управления, никем не руководятся. Они состоят на учете местной партийной организации, некоторые даже по несколько месяцев на собраниях не бывают.

Политотдел, который создается, должен быть полноценным политотделом с аппаратом для партучета и для обеспечения мобилизационной работы. Иначе это невозможно.

И, наконец, последний вопрос, товарищ народный комиссар, который возник на опыте сборов: отмобилизование второочередных дивизий. Оно заключается, — может быть, это явление наше, окружное, — оно построено на таком расчете.

В райвоенкомате лежат приказы, где сказано: объявлена война, такие-то возраста поднимаются, приходят в свои казармы. Но мне не представляется такой случай, чтобы война была объявлена.

Видимо, потребуется скрытое отмобилизование. Мы сейчас заводим у себя кустарным способом так называемую систему большого учебного сбора по повесткам. Трудно предположить, чтобы нам представилась возможность вывешивать приказы. Это не выдерживает никакой критики.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 454-458.

Грибов. Вопрос об органах местного военного управления — это вопрос учета мобилизационных ресурсов, и схема эта будет не закончена, если говорить только о местном военном управлении и не говорить об учете в гражданских учреждениях, о их правах, обязанностях и квалификации работников учетных воинских столов и военных инспекторов РИКов. Необходимо особое постановление правительства, чтобы учетные данные о мобресурсах района или сельсовета, в котором находится данный военный комиссариат, получались своевременно и чтобы они были точны. Если одновременно с реорганизацией органов местного военного управления не будет сделано укрепление учетных военных столов и военных инспекторов РИКов, то и рассматриваемая организация будет неточна. Поэтому необходимо наряду с органом местного военного управления говорить и о специальных военных работниках по гражданской линии. Также необходимо продолжать наше руководство органами местного военного управления в округе, для чего усилить 4-й отдел штаба округа.

Я присоединяюсь к тому, что сказал здесь командарм тов. Федько об установлении военного учета специалистов, которых мы отрабатываем и которых на учете нет. Необходимо ввести военно-учетные специальности новых родов войск и служб. И, кроме того, необходимо как можно скорее провести переучет младшего командного состава запаса. Опыт показал, что в составе младшего командного состава запаса имеются военнослужащие, которые никогда командирами не были, в особенности в артиллерии. Я натолкнулся на такой факт, что бывший повар за то, что он хорошо готовил пищу, был произведен в младшие командиры. Также фуражир числится младшим командиром артиллерии, и они потеряли свою специальность. И дальше вина войсковых частей в том, что увольняют в запас бойца как специалиста лишь потому, что он служил в этом полку — в пехоте, в коннице, в артиллерии. Фактически по роду своей службы он не является специалистом. Например, человек был два года резчиком хлеба, никогда пушки не видел, и он числится артиллеристом (18-й артполк). Это грозит нам большими неприятностями в период мобилизации.

При переподготовке младшего командного состава запаса нужно особо обращать внимание на переподготовку новых специальностей — танкистов, артиллеристов, особенно радистов. Поскольку на вооружение связи поступает новая аппаратура — телеграфистов всех видов у нас некомплект, и это обстоятельство заставляет заняться их переподготовкой.

В отношении призыва. Директива АМУ была спущена поздно — в конце июля месяца, и развернуть настоящую подготовку округа были не в состоянии, и те указания, которые дал округ, шли вразрез с той директивой, которая была спущена АМУ РККА. В результате в СКВО отсеяно 25 тысяч человек, что составляет 25%. Если разобраться, то имеются люди, которые на производстве являются лучшими стахановцами, передовиками в колхозе. Вряд ли нужно отсеивать. Военный совет округа обратил внимание на это и изучает состав отсеянных — результат. Мы доложим Вам, товарищ народный комиссар, как поступить с таким количеством молодежи, которое отсеивается из года в год десятками тысяч человек, а сейчас на территории СКВО накопилось свыше 100 тысяч. Это большая цифра молодых людей, часть которых является ударниками, но только потому что их родственники по своему классовому положению не подходят к призыву в ряды Рабоче-крестьянской красной армии, их отсеяли, и вопрос об использовании отсеянных по призыву в период мобилизации требует уточнения. Для того чтобы заострить мобилизационную работу как войсковых частей, так органов местного военного управления и гражданских организаций, необходимо проведение опытных мобилизаций, причем без предупреждения. Нужно провести в каком-либо районе или области опытную мобилизацию и в зависимости от результатов этой мобилизации делать соответствующие выводы, а тех лиц, у которых отлично поставлена мобработа, необходимо отметить в союзном масштабе, потому за эту работу ругаем много, а награждаем специально за моб-работу мало.

Егоров. Вы привлекаете к общим или каким-либо другим занятиям военных комиссаров?

Грибов. Привлекаю в войсковых частях.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 459-461.

Белов. Предлагаемые организационные изменения в структуре органов местных военных управлений возражения, по-моему вызывать не могут, потому что жизнь требует этих изменений.

Административное деление нашего советского государства значительно изменилось за последние годы, а в связи с этим и с тем, что здесь уже докладывал т. Симонов, эти организационные изменения внести следует.

Но мне кажется, что вместе с постановкой этого вопроса в той плоскости, в какой он поставлен докладчиком, следует поставить вопрос несколько шире в том смысле, чтобы дать краткий, но более или менее верный анализ, почему органы местных военных управлении в течение целого ряда лет работают у нас неудовлетворительно. По-моему, не правы те товарищи, которые говорят, что никто ничего не делает. Это сплошное охаивание уподобляет нас унтер-офицер-ской вдове.

Егоров. В порядке самокритики.

Белов. Самокритика должна улучшать дело, а не запутывать. Считаю необходимым доложить следующее: отвечаю, конечно, лично за себя и за своих непосредственных подчиненных. На протяжении целого ряда лет мы этим делом занимались, и занимались серьезно, а также занимался этим делом и Генеральный штаб. В частности, сидящий здесь Маршал Советского Союза, заместитель наркома обороны т. Егоров неоднократно проверял нашу работу Были ведь у нас ежегодные проверочные и опытные мобилизации в каждом округе. Я бы не сказал, что все проверки говорили о катастрофическом положении. Были и тяжелые положения при проверке, но были и удовлетворительные. Всякое бывало. Но надо говорить правду, что органы местных военных управлений работали и работают плохо, и какие бы мы организационные изменения ни внесли, если мы не поставим на работу лучших людей, толку не будет.

Что характерно в мобилизационной работе? Она сложна и ответственна тем, что в мирное время почти не дает себя чувствовать. Она опасна своими тяжелыми последствиями. В мирное время, как бы плохо ни вели мобилизационную работу, она не сказывается на успехах боевой подготовки, за которую мы ежегодно отчитываемся. По-настоящему мобилизационную подготовку проверяет война, а до войны — опытные мобилизации, проверочные мобилизации. Опыт у нас в этой работе большой, надо его лучше использовать.

Качество людей, работающих в органах местного военного управления. Люди в отношении политической благонадежности формально не хуже других категорий военнослужащих. Если мы здесь проанализируем проценты отчисления из различных родов войск, из штабов, из политорганов и из органов местного военного управления, то процент будет небольшой. Так ли это? Надо еще уточнять и выяснять. Мы, как правило, в местные органы управления суем то, что не годится для работы в штабе, политотделе, что не годится для работы в войсковой части. Это одно из очень серьезных обстоятельств, и могут быть в органах местного управления любые происшествия. Там наверняка есть засидевшиеся люди — враги, которых мы не обнаружили до сего времени, потому что наблюдение за этими людьми и изучение этих людей меньшее, а враг к моборганам имеет любовь большую, и в каком-нибудь заштатном городишке, скажем в Муроме, к этому мобработнику подбирается, через этого работника могут незаметно, за недорогую цену доставить очень ценные сведения. Все это, несомненно, может быть. Надо очень серьезно проверить людей и дать хороших проверенных новых работников.

Мы должны ставить серьезно вопрос и о подготовке людей. Если правдиво говорить, то мобилизационной подготовки наш командир не получает, по сути дела, нигде. Окончившие академии мобилизационной работы не знают. Возьмите любого командира, окончившего Академию им. Фрунзе, проэкзаменуйте его по мобилизационной подготовке, и вы увидите, что человек ничего не знает, и он не виноват — его не учили. Дальше, положения о работе мобилизационных органов нет, т.е. оно есть, но устарело и многое в нем требует изменений.

Надо на специальной комиссии проработать целый ряд конкретных мероприятий по улучшению организации органов местного управления, проверке кадров, их подбору, подготовке и лучшему материальному обеспечению.

Не надо забывать, что многие боевые качества наших частей будут зависеть от работы органов местною военного управления.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 462-464.

Душенов. Я думаю, что моряки будут всячески приветствовать организацию военных комиссариатов, и она, безусловно, правильна. Мы приветствуем эту организацию, потому что раньше корпусные дивизионные округа всегда, непосредственно заинтересованный командир корпуса и командир дивизии, не давали нам тех кадров, которые нам требовались. Когда я в течение 4 лет был начальником штаба, я на своем горьком опыте убедился, что если мы не посылаем в соответствующие приписные округа своих людей, то нам присылают совсем не то, что мы готовили в свое время по линии морской допризывной подготовки. В приписных округах есть какие-то культурные силы — физкультурники и т.д., так они себе их отбирают, а нам не дают.

Сейчас же, когда будут организованы военные комиссариаты, они будут более активно подходить к этим делам и будут лучше выполнять директиву наркома в отношении отбора кадров и комплектования флотов.

Тов. Исаков рассказывает, что к нему из Татарии прислали совершенно неграмотных и не умеющих разговаривать по-русски людей из татарского населения. У нас сейчас на допризывных морских пунктах проходит допризывную подготовку около 40 000 человек. Нужно сказать, что мы этим делом занимались чрезвычайно плохо, а это дело очень важное и интересное. Мы призываем только половину того, даже меньше половины, что мы имеем на морской допризывной подготовке, причем, казалось бы, что если мы готовим 40 000, а 20 000 только призываем, то все эти 20 000 должны были пройти морскую допризывную подготовку. А у нас получается такое положение, что мы и 50% не получаем во флот прошедших допризывную подготовку. Куда девается остальной народ? Либо это дело ненормальное, либо мы зря готовим этих людей в пунктах морской допризывной подготовки. Поэтому я настаиваю, чтобы в тех областях, где находятся допризывные пункты морской подготовки, комплектовать флот за счет подготовленных людей, а при укомплектовании допризывной морской подготовки нужно посмотреть и производить надлежащий отбор, потому что отбор идет безграмотными людьми и готовятся не те специальности, которые нужны.

Теперь насчет учета. Мы обнаружили, например, такие вещи, что в военном комиссариате чрезвычайно много специальностей, но нет учета морских людей. Обязательно нужно посадить морских специалистов хотя бы в нескольких округах или областях, чтобы они установили эту классификацию и вели грамотно учет.

Голос. Во все области и районы посылать.

Душенов. Мы будем просить т. Симонова, чтобы сделать приписку флотов к областям и краям применительно к климатическим условиям. Например, мы получаем для Севера людей по климатическим условиям не подходящих, а северных моряков, настоящих моряков, берут в армию, а они приходят и жалуются. В этом деле у нас имеется большая путаница.

Относительно резервов и запаса. Мы сейчас отрабатываем много людей. Опыт империалистической войны показал, что флот отработал огромное количество моряков, флот не поглотил всех матросов запаса, и тогда сформировали матросские батальоны, которые были посланы на Рижский фронт, и они были неправильно использованы. Они в виде протеста устроили дебош, начали пить, потом из них комплектовали дисциплинарные батальоны, а остальных на фронте убили, потому что они не были обучены сухопутному бою. Не знаю, будет ли сейчас такой резерв, но есть основание полагать, что будет. Тогда надо их наметить на приморские направления, нужно будет их направить в приморские округа, там, на воде, они не будут бояться и будут выполнять хорошо работу. Мы наблюдаем сейчас, что когда высаживаем десант и когда в этом десанте участвуют краснофлотцы, то во время посадки, высадки они воды не бояться и незаменимы. Я думаю, что если будут такие резервы, то обязательно нужно их использовать на морских и речных преградах. Это будет совершенно правильно. А так как это будет иметь большое значение во время войны, то надо заранее предусмотреть.

Во время империалистической войны была допущена такая ошибка, что моряков отправляли на сухопутный фронт, а когда начали вступать в строй корабли — необходимых резервов не было. Я думаю, что надо создать запас, с которым проводить подготовку, потому что потом на новые корабли, вступающие в строй, надо брать тех людей, которые уже плавали.

Наконец, еще один вопрос — это относительно подъема запаса. Мы, товарищ народный комиссар, ни разу не поднимали запаса. С начальствующим составом у нас хаос, и мы не знаем, какое количество начальствующего состава мы будем иметь во время войны, и товарищ Симонов не знает, и Управление Военно-морских сил не знает. Поэтому я настаиваю на том, чтобы в ближайшее время в это дало внести ясность, и сделать подъем некоторых возрастов и некоторых специальностей на одном из морей или на округах приписки. Надо посмотреть на этих людей — чем они живут, чем дышат.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 465-467.

Антонов. Вопрос о пересмотре системы местного военного управления поставлен вполне своевременно, и необходимо его решить в кратчайшее время, поскольку изменилось у нас и все административное деление нашей территории.

Здесь я хочу остановиться на следующих основных вопросах. Вопрос учета. Я считаю, что учет — это самое больное место, как в системе органов местного военного управления, так и в наших территориальных частях. Особенно плохо обстоит дело с учетом и комплектованием личным составом тыловых органов армейского управления. Это нам показали последние учения Московского военного округа, причем формирование этих органов армейского тыла происходило с большими затруднениями. Сплошь и рядом военкоматы давали специальности, совершенно не соответствующие тому предназначению, которое должны были выполнять эти военнообязанные в тех тыловых учреждениях, куда они были намечены.

Здесь поставлен вопрос о том, что в основе комплектования должна быть приписка. Я это считаю совершенно правильным. Только при такой системе мы сможем добиться наиболее лучшего и соответствующего комплектования частей армии.

За правильность приписки должны нести ответственность не только органы местного управления, но и командиры частей. Последние должны отвечать за правильность приписки в качественном отношении.

Вполне правильно также поставлен здесь вопрос об усилении аппарата районных военкоматов. При существующем штате эти районные военные комиссариаты со своей задачей справляются с большим трудом. А в основном вся тяжесть работы лежит на районных военных комиссариатах. Поэтому необходимо усиление этих аппаратов, и намеченное мероприятие, конечно, даст положительные результаты в работе районных военкоматов.

Здесь же отмечали вопрос о кадрах. Необходимо в ближайшее время проверить и очистить кадры военкоматов, потому что они до сего времени остаются засоренными.

Затем я хочу остановиться на вопросе подготовки командного состава запаса. У нас подготовка командного состава запаса проводится на курсах подготовки командного состава запаса в порядке 2-месяч-ных сборов и в порядке высшей вневойсковой подготовки. До настоящего времени результаты работы как курсов, так и подготовки командного состава запаса в стенах высших учебных заведений очень низкие. На курсах командного состава подготовка проводится в течение 2-месячных сборов, причем курсы эти готовят командный состав по специальностям всех родов войск — пехота, артиллерия, инженеры, связисты и т.д. Материально курсы обеспечены неудовлетворительно, руководители тоже недостаточно квалифицированные. В результате качество подготовки командного состава на этих курсах очень низкое. Необходимо пересмотреть эту систему и, я считаю, было бы целесообразным перестроить подготовку командного состава на этих курсах по родам войск. Вместо курсов с многочисленными специальностями создать курсы с однородными специальностями — пехота, артиллерия, инженеры. Программы, существующие на этих курсах, устарели, необходимо их пересмотреть. Они очень большие по объему и не соответствуют времени, которое предоставляется для обучения. Поэтому получается скольжение без углубленной отработки задач.

Подготовка командного состава в системе высших гражданских учебных заведений также неудовлетворительна. Если подсчитать количество времени, которое отводится на подготовку студентов по военным дисциплинам, то получается около 10 месяцев в течение всего учебного курса, причем это время распыляется по частям. Например, в шестидневку отводится несколько часов на это дело. Понятно, что студент заинтересован больше в отработке предметов, которые являются в данном институте основными, и поэтому вопросы военного дела проходят у него вскользь. Я считаю, было бы значительно выгоднее все это время, которое отведено на военную подготовку в вузах, свести в один период и проводить его или в конце курса учебного заведения, — допустим курс 4-летний, — 3 года он занимается по своей специальности, а 4-й год отвести специально для военной подготовки. Или же перенести подготовку студентов в войсковые части, проводя ее в порядке подготовки одногодичников, в течение года. Это даст большие результаты, чем та подготовка, которая проводится у нас сейчас в высших учебных заведениях.

Егоров. Поступило предложение ограничиться и закончить этот вопрос, передав его в комиссию.

Состав комиссии предлагается следующий: т. Шапошников — председатель комиссии, т. Симонов — Административно-мобилиза-ционное управление, т. Дыбенко — командующий Ленинградским военным округом (зачитывает список)[4].

Нет возражений? Передаем этот вопрос на обсуждение комиссии.

Объявляю перерыв на 10 минут[5].

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 54. Л. 468-470.


[1] Сталинская Конституция — так официальная пропаганда назвала новую Конституцию, утвержденную VIII съездом Советов 5 декабря 1936 г., взамен утратившей силу Конституции, принятой в 1924 г. Специальная конституционная комиссия под председательством И.В. Сталина выработала проект новой Конституции, который подвергся всенародному обсуждению, длившемуся пять с половиной месяцев. В новой Конституции были отражены изменения в жизни страны, решающие успехи в ее экономике, сняты классовые ограничения в несении воинской службы. Защита социалистического Отечества была объявлена священным долгом каждого советского гражданина. На основе этой Конституции 12 декабря 1937 г. состоялись выборы в Верховный Совет СССР.

[2] Отсутствует.

[3] Так в тексте. Очевидно — изучались в армии.

[4] В стенограмме полный список комиссии отсутствует.

[5] После перерыва, как и намечалось (см. с. 266) ранее на узком закрытом совещании, на котором присутствовали только члены Военного совета при НКО СССР, было заслушано сообщение начальника Генерального штаба и короткий вопрос о кадрах. Однако материалов этого закрытого совещания в фондах РГВА обнаружить не удалось.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.