Письмо М.И.Фрумкина в Политбюро ЦК ВКП(б). 15 июня 1928 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1928.06.15
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 1 май 1927 — ноябрь 1929. Москва РОССПЭН 1999. Стр. 290-295.
Архив: 
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 736. Л. 43—50. Заверенная копия. Машинописный текст.

 

№ 110

Сов. секретно.

Всем членам и кандидатам Политбюро и т. Бауману

Тов. И. В. Сталину

Переживаемые нами трудности кризисного характера резко уже сказались и нарастают как во внутреннем, так и внешнем нашем положении. Нет никаких сомнений в том, что резкое ухудшение нашего внешнего положения менее всего связано с деятельностью Коминтерна. Усилившиеся обвинения нас в «пропаганде» являются лишь благодарным материалом для западноевропейской буржуазии. Основным и решающим фактором наступления капиталистического мира на СССР является политическое и экономическое ослабление наших сил.

Ухудшение нашего внутреннего положения связано прежде всего с деревней, с положением сельского хозяйства. Мы не должны закрывать глаза на то, что деревня, за исключением небольшой части бедноты, настроена против нас, что эти настроения начинают уже переливаться в рабочие и городские центры. Выступающим на рабочих и красноармейских собраниях хорошо известно, как недовольство деревни сильно отражается на настроениях и выступлениях рабочих и красноармейцев. Дальнейшее нарастание недовольства деревни угрожает нам через безработных, через рабочих, связанных с деревней, через красноармейцев осложнениями и в городе. Придавая исключительное значение роли деревни в переживаемых кризисных процессах, я считаю своим долгом обратить внимание Политбюро на те моменты, которые заострены во внимании сотен и тысяч членов партии, о которых (моментах) говорят при каждой встрече.

Едва ли есть необходимость доказывать, что переживаемые нами трудности вытекают не только и не столько из наших ошибок в планировании хозяйства, верно и то, что эти трудности в значительной мере определяются пореволюционной структурой сельского хозяйства, но несомненно то, что ухудшение нашего экономического положения заострилось благодаря новой после XV съезда политической установке по отношению к деревне, установке, мало связанной с решениями съезда.

XV съезд дал директиву поставить в центре внимания коллективизацию сельского хозяйства и вести «дальнейшее наступление на кулака». Весь дух доклада т. Молотова и резолюция съезда далеки от раскулачивания, от сведения на нет зажиточных хозяйств как производственных единиц. Основная мысль резолюции съезда та, что «наступление должно в дальнейшем осуществиться на основе новой экономической политики, путем увеличения налогового обложения кулака, ограничения его эксплуататорских стремлений, путем кооперирования и коллективизации бедноты и середняцких хозяйств» («Правда» № 89, из резолюции Ленинградского актива по докладу т. Бухарина)90.

Во всяком случае не возникало никаких сомнений в том, что союз с средним крестьянством составляет основу ленинской политики вообще и в деревне в особенности. Отрицание этой политики привело, по верному замечанию тт. Сталина и Молотова, оппозицию к гибели.

Установка, взятая после съезда по отношению к деревне, расходится с приведенным выше пониманием постановлений съезда. На съезде т. Молотов говорил: «Идеология оппозиции, враждебная середняку, враждебная союзу с средним крестьянством, именно эта идеология приводит ее к предложению о принудительном крестьянском займе.

Между тем, это предложение о «займе» — прямой срыв всей политики партии, всей политики нэпа. Поэтому тот, кто теперь предлагает нам эту политику принудительного займа, принудительного изъятия 150 — 200 млн пудов хлеба, хотя бы у 10% крестьянских хозяйств, т.е. не только у кулацкого, но и у части середняцкого слоя деревни, тот, каким бы добрым желанием ни было это предложение проникнуто, — тот враг рабочих и крестьян, враг союза рабочих и крестьян (Сталин: Правильно!), тот ведет линию на разрушение советского государства; «кто сам допускает разъединение середняка и бедняка, — тот превращается в настоящего врага рабочих и крестьян, тот враг Октябрьской революции, враг пролетарской революции вообще»1*.

Через 10 дней после съезда автор этих энергичных слов проявил максимальную инициативу не в направлении развитой им линии. Был проведен принудительный заем, было проведено принудительное изъятие хлеба и по отношению к середняку. Можно спорить об оценке проведенной кампании в деревне в январе — марте, но при положительной оценке2* следует установить, что в процессе проведения кампании сложилась новая идеология, расходящаяся со всей нашей политикой в деревне.

На заседании Уральского обкома в присутствии 30 — 40 товарищей т. Молотов формулировал отношение к деревне так: «Надо ударить по кулаку так, чтобы перед нами вытянулся середняк». Эта фраза не была случайной. В своем отчетном докладе по поездкам на хлебозаготовки он всех, не согласных с этой линией, обвиняет в потворстве кулакам.

Из речи т. Кучмина на пленуме Сибкрайкома мы узнаем про характерную директиву последнего, данную в циркулярном письме: «Мы связывали со 107 статьей свой план много меньше, чем это было указано в директиве краевого комитета партии, где говорится: "107 статья рассчитана только на кулаков. Это неправильно, и этим смазывается основной смысл 107 статьи — на шкуре кулака дать показательный урок середняку". Я спрашиваю, связывает ли эта формулировка 107 статью с заготовительным планом Сибири или нет? (т. Сырцов: "Отчасти — да".) Может быть, несколько больше даже, чем другие организации связывали свой план со 107 Ст. Помимо всего эта формулировка скользкая. Если ее не развить дальше, то она смазывает нашу разъяснительную работу, где мы говорим: "Делаем упор, что 107 Ст. тебя — середняка — не коснется", (т. Сырцов: "Такой упор? Неправильно")».

«Показательный урок» дал определенный результат: «союзник»-середняк повернулся к нам спиной.

На пленуме Сибирского крайкома т. Нусинов подводит под эту идеологию «теоретическую базу»: «Тов. Кучмин исходит из того положения, что середняцкое хозяйство не является эксплуататорским. Совершенно верно, в процессе производства середняк действительно не является эксплуататором. Однако при известной рыночной ситуации некоторые середняки могут проявить "эксплуататорские черты" в сфере обращения, задерживая большие массы товарного хлеба и пытаясь спекулировать на повышении цен.

Это теоретически. А практически? Не приносит ли вред нам такой середняк, который хочет дезорганизовать рынок и повысить цены? Конечно приносит вред, так как срывает хлебозаготовительную кампанию. И смысл применения 107 Статьи заключается как раз в том, чтобы ударить по кулаку и на кулацкой спине показать основному держателю хлеба, середняку, что срывать свои хозяйственные планы, сопротивляться нашему регулированию пролетарское государство и партия позволить не могут».

По Нусинову выходит, что середняк обязан жертвовать своими интересами во имя признания и одобрения всех регулирующих мероприятий Наркомторга, с восторгом принимать установленные хлебные цены.

На заседании комиссии по финансированию сельского хозяйства (в начале марта) т. Молотов говорил следующее: «Питание кредитами середняка может привести к перерастанию его в кулака».

На сессии ЦИКа3* т. Кубяк выдвинул следующую программу:

«Перед нами сейчас стоит серьезная проблема, которую мы должны разрешить, — это организация своих государственных зерновых больших фабрик, и к этому мы и НКЗем, с помощью правительства, приступаем и думаем, что мы, несомненно, с этой задачей при общей поддержке справимся. Без разрешения этой проблемы строительства новых советских крупных товарных зерновых хозяйств, конечно, мы будем часто попадать в такое тяжелое положение, когда хлеб будет лежать в амбарах, его будут поедать мыши (как это я видел в Казахстане — скирды, съеденные мышами), и мы будем стоять перед перспективой ввоза хлеба из-за границы».

Программа строительства совхозов в интерпретации т. Кубяка имеет один только смысл. Безнадежно думать, что нам удастся установить такие взаимоотношения с крестьянством, при которых мы могли бы рассчитывать на получение от него хлеба4*. От этой точки зрения веет совершенно определенно троцкизмом.

По всей партии взята новая линия по отношению к середняку. По инерции продолжают говорить о союзе с середняком, а на деле мы отбрасываем середняка от себя. Беда превратилась в добродетель, сложилась новая оценка наших взаимоотношений с крестьянством.

Апрельский пленум Центрального Комитета предостерегает от таких мероприятий, которые «грозят ослаблением союза рабочего класса и основных масс середняцкого крестьянства»91. Слова определенные и обязывающие, но благодаря половинчатости и двойственности всей резолюции пленума по хлебозаготовкам перелома в настроении партийной периферии не наступило. Вместе с уменьшившимся количеством хлеба уменьшились и искривления (только уменьшились), которые клеймились пленумом, как антипартийные, но установка, идеология осталась. Партийная периферия уделяет свое внимание и заботы только бедноте, которой выдавались во время хлебозаготовок векселя; необходимость «прочного союза с середняком» отошла на задний план. Мы не видим в деревне никаких мер, которые бы вели к преодолению если не враждебных, то во всяком случае неблагоприятных по отношению к партии и власти настроений середнячества.

Установка, взятая в последнее время, привела основные массы середнячества к беспросветности, бесперспективности. Всякий стимул улучшения хозяйства, увеличения живого и мертвого инвентаря, продуктивного скота парализуется опасением быть зачисленным в кулаки. В деревне царит подавленность, которая не может не отразиться на развитии хозяйства. Недаром мы наблюдаем небывалое затишье в реализации с/х машин. Господствующие настроения в деревне, помимо их непосредственного политического значения, ведут к деградации крестьянского хозяйства и к систематическим нехваткам хлеба вне деревни. Мы должны это сказать.

Для выхода из создавшегося критического положения необходим крутой перелом не только в настроениях крестьянства, необходимо прежде всего дать другую ориентировку своим собственным партийным рядам. Основное: надо вернуться к XIV и XV съездам; последний уточняет постановления XIV съезда лишь в заострении внимания к коллективизации. Мы слишком поторопились отойти от позиции XIV съезда. Эти позиции еще нуждались в закреплении.

Что делать в ближайшее время:

1. Установить революционную законность. Объявление кулака вне закона привело к беззакониям по отношению ко всему крестьянству. Недопустимо, чтобы на 11-м году Советской власти гражданин на селе не знал грани между законным и беззаконным, чтобы власти издавали такие постановления, которые формально являются законами, а по существу являются издевательством над законностью. (Например, штрафы в 100 — 200 р. за долгоносик, за содержание собак не на привязи.)

2. Роль товарности, рост продукции сельского хозяйства должны сохранить все свое значение, которое мы им придавали во время XIV съезда и XIV конференции. Вся партийная периферия должна дать себе ясный отчет, что каждый миллион пудов хлеба, от какой группы он ни поступал бы, укрепляет диктатуру пролетариата, индустриализацию, каждый потерянный миллион пудов хлеба ослабляет нас.

3. Отсюда. Мы должны бороться с кулаком путем снижения его накоплений, путем увеличения налогов, путем высвобождения из-под его экономического влияния (отсюда и политического) середняков и бедноты, мы не должны поддерживать его нашими скудными кредитами, но не должны «раскулачивать», доколачивать его хозяйство, его производство, в течение ряда лет еще нужное нам.

4. Отсюда. Внимание и помощь в первую очередь (а не в третью) единоличным хозяйствам середняков, которые могут дать нам хлеб не через 5—10 лет, а в этом и следующем году.

5. Максимальная помощь бедноте, идущей в коллективы, через укрепление этих коллективов втянуть и середняков в действительно (а не лже-) обобществленное ХОЗЯЙСТВО.

6. Не вести расширения совхозов в ударном и сверхударном порядке. Этот ударный порядок работы дорого обойдется. Наши скудные средства дадут лучшие результаты при затрате их на проведение пока первичных форм коллективизации и на укрепление бедняцких и середняцких хозяйств.

7. Восстановить, вернее открыть, хлебный рынок, что связано с изменением всей практики Наркомторга.

8. Повысить цены на хлеб на 15 — 20 к., одновременно снижая цены на другие продукты сельского хозяйства в таких размерах, чтобы удержать общий с/х индекс на нынешнем уровне. Вести линию на снижение расценок по лесозаготовкам, извозу и т.п.

9. Усилить борьбу с самогоноварением, на которое тратится большое количество хлеба.

10. Поставить в центре внимания Наркомземов развитие полеводства, в особенности зернового хозяйства, на что до сих пор обращалось мало внимания.

11. Дать возможность приобретать машины и единоличным хозяйствам, а не только коллективам (так ведется в некоторых округах Северного Кавказа).

Я отдаю себе ясный отчет в том, что проведение этих мероприятий потребует ослабления нашего нажима на частника, на мелкую промышленность в деревне. Я об этом не говорю, ибо я хотел остановиться только на центральном вопросе.

Я просил бы учесть, что основные мысли, весьма схематически изложенные в этом письме, присущи не только мне. О них говорят сотни и тысячи товарищей, которые не были в оппозиции, но которые не причислялись до сих пор к лагерю правых, которые полностью разделяют линию партии, но считают взятый темп осуществления линии гибельным.

М. Фрумкин.

1* См.: XV съезд ВКП(б). 2 декабря —19 декабря 1927 г.: Стенографический отчет. М., 1935. Ч. 2. С. 1057.

2* В момент решения вопроса — начале января — трудно было выбирать и решить, какие пути гарантируют безусловное получение хлеба, без которого мы имели бы еще худшие последствия. Пришлось пойти на крайние меры. Признавая неизбежность в тот момент этих мер, не следует теперь отказываться от анализа достигнутых материальных результатов. Заготовки четырех необходимых культур: пшеницы, ржи, ячменя и овса шли за последние три года в следующих количествах (в млн пуд.):

 

I квартал

II квартал

III квартал

1925/26 г.

137,9

120,2

117,7

1926/27 г.

142,9

255,6

136

1927/28 г.

153,2

117,6

227,6

В сравнении с 1926/27 г. заготовлено в III квартале (январь —март) по официальным данным на 91 млн пуд. [больше], в сравнении с предыдущим годом, фактически последнюю цифру следует снизить на 15 — 20 млн пуд., т.к. записывались на приход такие заготовки, которые никогда раньше не шли по линии основных заготовителей, таких заготовителей, которые раньше кормились за счет своих заготовок и в этом году заготовленный хлеб съели, что отразилось на реальности запасов Наркомторга. При нажиме лишь в порядке экономических, вполне законных мероприятий мы заготовили бы 150—160 млн пуд., на 50 — 60 пуд. меньше, зато мы не имели бы на своем иждивении все мелкие города и местные потребности производящих районов, которые съели не меньше этих 50 —60 млн пуд. (Прим. док.).

3* Полный текст выступления Кубяка см.: 3 сессия ЦИК 4 созыва. Бюллетень № 17. М., 1928. С. 14-21.

4*  В VII «Ленинском сборнике» помещена работа Варги, читанная Владимиром Ильичом. Приведем следующую цитату из книги Варги: «После тяжелых опытов с крестьянами в первые два года существования диктатуры, в России тоже пришли к мысли перенести центр тяжести в вопросе о снабжении городов прродуктами продовольствия на вновь образованные крупные имения гос[ударственных], кооперативных и сельских коммун». Подчеркнуто Влад.Ильичом и написано им на полях: «Вздор». (См.: «Ленинский сборник». Т. VII. С. 369). (Прим. док.).

90 Имеется в виду доклад Бухарина «Уроки хлебозаготовок, шахтинского дела и задачи партии (К итогам апрельского пленума ЦК и ЦКК ВКП(б)». В докладе подробно анализировалась резолюция Объединенного пленума, в которой подчеркивалось, что в результате своевременно принятых мер (маневрирование промтоварами, нажим на кулака, мобилизация партийных организаций) удалось предотвратить кризис; подчеркивалась необходимость борьбы с перегибами и извращениями партийной линии». Значительное место в докладе занимал раздел «Развернутый анализ хлебозаготовительной кампании на будущий год». Как одна из задач партии указывалась необходимость шире направлять на партийную работу «выдвиженцев» и произвести «орабочение» партийного аппарата. Также декларировалось, что «члены Президиума ЦИК, члены ЦК, наркомы и их заместители, члены Президиума ВЦСПС и ЦК союзов» не меньше чем 1,5 — 2 месяца в году должны проводить на местной работе (Правда. 1928. 14 апреля; Бухарин Н.И. Путь к социализму. Новосибирск, 1990. С. 261—294).

91 К мероприятиям, которые «грозят ослаблением союза рабочего класса и основных масс середняцкого крестьянства», в резолюции Апрельского пленума ЦК ВКП(б) были отнесены следующие: «конфискация хлебных излишков (без всякого судебного применения 107 ст.); запрещение внутридеревенской купли-продажи хлеба или запрещение "вольного" хлебного рынка вообще; обыски в целях "выявления" излишков; заградительные отряды; принудительное распределение облигаций крестьянского займа при расчетах за хлеб и при продаже дефицитных товаров крестьянству; денежные выдачи по почтовым переводам, когда часть посылок выдается облигациями займа или другими бумагами; административный нажим по отношению к середняку; введение прямого продуктообмена и т.д. и т.п.» (см.: КПСС в резолюциях... М., 1984. Т. 4. С. 319).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.