Спецсообщение № 6 секретно-политического отдела ОГПУ СССР «Об итогах выселения из Нижне-Волжского края кулацкого и контрреволюционного элемента, срывающего хлебозаготовки» по состоянию на 28 января 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.01.28
Метки: 
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2 М.: МФД 2012 С. 352-354
Архив: 
ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1310. Л. 36—39. Подлинник

 

Не ранее 28 января 1933 г.1

Совершенно секретно

Всего по НВК выселено 347 семей, 1443 чел., злостно саботировавших хлебозаготовки. Эшелон с выселяемыми был направлен на ст. Котлас Севкрая.

Выселение было произведено из следующих районов: из 8 сел Аркадакского р. 32 семьи, 123 чел.; 6 сел Малосердобинского р. 27 семей, 109 чел.; 5 сел Турковского р. 25 семей, 114 чел.; 6 сел Самойловского р. 37 семей, 158 чел.; 6 сел Клетского р. 51 семья, 198 чел.; 3 сел Котельниковского р. 44 семьи, 188 чел.; 5 сел Нижне-Чирского р. 46 семей, 198 чел.; 5 сел Урюпинского р. 33 семьи, 155 чел.; 5 сел Нехаевского р. 25 семей, 90 чел.; 3 сел Кумылженского р. 27 семей, 110 чел. Всего из 52 сел 347 семьи, 1443 чел.

Выселяемые были обеспечены следующим количеством продовольствия: печеным хлебом — 3722 кг, мукой — 14 114 кг, пшеном — 1911 кг, сухарями — 96 кг, зерном — 1496 кг, картофелем — 13 218 кг. Обеспеченность инструментами: топоров — 196 шт., пил — 153 шт., лопат — 100 шт., разных инструментов — 12 шт.

Во всех селах, из которых было произведено выселение, проводились общие собрания колхозников и единоличников, на которых разъяснялось значение выселения части единоличников, злостно саботирующих хлебозаготовки. На подавляющем большинстве этих собраний мероприятия по выселению основной массой колхозников и единоличников встречались положительно.

Отмечены многочисленные заявления колхозников: «Правительство правильно выселяет всех кратников2 и бездельников, они мешают работать колхозам, мы засеваем по 20 га на семью и выполняем планы хлебозаготовок, они ничего не делают, а кричат, что мы с голоду помираем». «Злостных несдатчиков хлеба и расхитителей правильно выселяют, довольно им сидеть на колхозной шее, они не сеют, не жнут, а кормятся лучше нас, они воровали хлеб, а колхозники за них отвечай».

По многим селам сразу же после выселения произошел значительный перелом в темпах сдачи хлеба единоличниками, а также в уплате ими различных задолженностей. В с. Добринка Урюпинского р. единоличниками до выселения сдавалось хлеба в день 6—9 ц, а после выселения сразу сдано 60 ц. По Красновскому и Луковскому сельсоветам Нехаевского р. после выселения планы хлебозаготовок сразу были перевыполнены, принимаются встречные планы. Многие единоличники подают заявления о вступлении в колхоз (аналогичные явления отмечены по Самойловскому, М. Сердобинскому, Турковскому и другим районам).

Однако в некоторых селах и хуторах массово-разъяснительная работа вокруг выселения была развернута недостаточно. Особенно слабо была развернута массовая работа вокруг выселения в тех селах, из коих выселение не производилось. Вследствие этого у отдельных групп колхозников по поводу выселения отмечается недопонимание и истолкование этого мероприятия как нового раскулачивания и выселения: «Власть неверно производит выселение, эти хозяйства ведь не кулацкие, а середняцкие и бедняцкие».

Слабо развернутая массовая разъяснительная работа используется антисоветскими элементами, начавшими после выселения распространять провокационные слухи о дополнительном массовом выселении единоличников и колхозников, этим самым создавая в отдельных селах панику среди единоличников и тенденции к бегству. В некоторых селах Самойловского р. ведется антисоветская агитация за уничтожение скота, птицы, продажи имущества и нелегальное бегство в города. В с. Самойловка 5 января единоличник Зюбин ходил по улице и открыто агитировал: «Всех единоличников будут выселять, мой совет — поступать, как я, порезать весь скот и бежать в город, чтобы спастись от выселения» (Зюбин арестован).

Некоторые единоличники, упорно не вступающие в колхоз, говорят, что «теперь единственным спасением от окончательного разорения и выселения является колхоз, ибо выхода никакого нет, единолично жить больше нельзя, конец пришел единоличнику». В ряде сел единоличники, не выполнившие планов хлебозаготовок, опасаясь выселения, убегают из сел, оставляя на дому нетрудоспособных детей. После произведенного выселения из хут. Поповский Урюпинского р. сразу же скрылись из села неизвестно куда 4 семьи единоличников, оставив на месте часть имущества.

Для значительных групп единоличников казачьих районов характерны следующие настроения в связи с выселением: «На нас, казаков, взгляд плохой, ведь мы дрались с Красной армией, а тут еще плохо работают колхозники, много хлеба погнило, вот за это все и наказывают всех». «На казаков злятся за то, что они воевали против советской власти, за это сажают и выселяют, к тому же боятся, как бы мы опять не стали воевать против коммунистов». «Выселяют не потому, что хлеб погноили, а потому, что казаков постепенно хотят уничтожить, они ведь все воевали против коммунистов, казаков разгоняют врозь».

Единоличники из зажиточных и родственников выселенных выражают недовольство мероприятиями по выселению. Местами эти недовольства носят ярко выраженный враждебный характер, с проявлением угроз расправиться с низовыми работниками. «Скоро вам настанет конец, и мы тогда будем мучить вас живыми, мы будем резать вас» (хут. Шашинский, единоличник Спицин, реэмигрант Горшков, оба арестованы).

В с. Криуше Самойловского р. в момент выселения единоличник Чапурин Н.И. зашел в сельсовет, набросился на секретаря партячейки ВКП(б) Курочкина и ударил его кулаком. Затем набросился на члена ВКП(б) Кол-басину и также избил ее. После этого выбежал на улицу и начал кричать: «Не я буду, если не зарежу хоть одного коммуниста» (Чапурин арестован, ведется следствие).

Начальник СПО ОГПУ Г. Молчанов

Помощник начальника СПО ОГПУ Люшков

____________________________________

1 Датируется по содержанию документа.

2 Кратирование — описывание и конфискация имущества раскулаченных хозяйств и хозяйств (кратников), не выполнявших гособязательств по налоговым сборам и заготовкам сельскохозяйственных культур, мяса, скота и т.п. Еще до принятия официальных законодательных мер 28 июня 1929 г. о применении штрафов за неисполнение заданий по хлебозаготовкам на местах широко применялось кратное обложение. Как правило, штрафы накладывались в виде повышения оклада самообложения, хотя собранные штрафные суммы не использовались на местные нужды. Самым распространенным было 5-кратное обложение, но в ЦЧО, например, применялись и 10-кратные штрафы. (ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 23. Л. 1-3).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.