Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину о "Польской организации войсковой" с приложением протокола допроса Т.Ф. Домбаля. 16 января 1937 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.01.16
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937—1938. — М.: МФД, 2004, стр. 41-44
Архив: 
АП РФ. Ф. 3 Оп. 58. Д. 250. Л. 17—20, 43—47. Подлинник. Машинопись.

16 января 1937 г.

№ 55331

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ[1]

   В конце 1936 года агентурным путем была установлена связь бывшего депутата польского сейма ДОМБАЛЯ Томаша Францевича с состоящим в запасе Рабоче-Крестьянской Красной Армии в должности командира полка поляком ПУГАЧЕВСКИМ С.М.

   Домбаль прибыл в СССР в 1923 году в порядке обмена политическими заключенными, был переведен в ВКП(б) со стажем с 1920 года, являлся политическим секретарем «Крестинтерна», вице-президентом Белорусской академии наук, членом ЦК КП(б) Белоруссии и ЦИК БССР до 1935 года, после этого — академик Белорусской академии наук.

   ПУГАЧЕВСКИЙ С.М. находился под особым наблюдением, как имевший конспиративные встречи с сотрудницей польского посольства в Москве, являвшейся агентом 2-го отдела польского главного штаба — Анной ХРЖОНЩЕВСКОЙ (ныне уехала обратно в Польшу).

   В декабре 1936 года ПУГАЧЕВСКИЙ был арестован и на следствии показал, что он занимался шпионажем в пользу Польши, являясь агентом 2-го отдела польского главного штаба, что он входил в состав так называемой «Польской организации войсковой» (ПОВ), в которую был вовлечен вышеуказанным ДОМБАЛЕМ, и по поручению ДОМБАЛЯ входил в состав террористической группы, готовившей покушение на товарища СТАЛИНА и товарища ВОРОШИЛОВА.

   На основании этих данных, а также имея в виду подозрение в принадлежности ДОМБАЛЯ к «Польской организации войсковой», основанное на показаниях обвиняемых по ликвидированным польским организациям в 1934 году СКАРБЕКА и других, 29-го декабря 1936 года ДОМБАЛЬ был арестован.

   Как известно «Польская организация войсковая» была создана ПИЛСУДСКИМ еще в годы империалистической войны и возглавлялась им лично,

РЫДЗ-СМИГЛЫ и СЛАВЕКОМ.

   После образования Польши ПИЛСУДСКИЙ продолжал всячески укреплять эту организацию, заполняя участниками ее основные руководящие посты в государственном аппарате и армии, и сосредоточил в руках этой организации всю разведывательную и контрразведывательную деятельность польского правительства.

   После майского переворота 1926 года «Польская организация войсковая» стала идеологическим и организационным центром польского фашизма, его главной руководящей организацией.

   Особую активность эта организация проявляет в вопросах создания на территории Советского Союза разведывательных, диверсионных, террористических резидентур, причем с давних пор внедряет здесь крупную политическую агентуру, главным образом, используя кадры, которые ей удается влить в коммунистическую партию Польши.

   На следствии 14-го января 1937 года арестованный ДОМБАЛЬ показал, что он является активным участником «Польской организации войсковой», что сотрудничество и личная связь его с ПИЛСУДСКИМ начались в 1912 году, что вся его деятельность с этого момента в Польше направлялась непосредственно либо ПИЛСУДСКИМ, либо его ближайшими помощниками, что по прямому поручению ПИЛСУДСКОГО он вошел в коммунистическую партию Польши и добился в ней руководящего положения, что, наконец, по инициативе руководителей ПОВ в 1923 году был осуществлен обмен ДОМБАЛЯ как политзаключенного и переброска его в СССР со специальными заданиями разведывательного и политического характера.

   ДОМБАЛЬ признал, что с 1934 года после частичных провалов организации на Украине и в Белоруссии он получил директиву 2-го отдела польского главного штаба принять на себя руководство ПОВ на территории СССР.

   Эту директиву в конце 1934 года ему передал польский консул в Минске ЯНКОВСКИЙ, с которым ДОМБАЛЬ, работая в Минске в качестве вице-президента Белорусской академии наук, находился в конспиративной связи с 1932 года.

   В начале 1935 года после возвращения ДОМБАЛЯ в Москву с ним связался помощник польского военного атташе ХАРЛЯНД, подтвердивший указания ЯНКОВСКОГО и передавший ДОМБАЛЮ директиву 2-го отдела польского главного штаба приступить к созданию диверсионных групп и подготовке террористических актов против руководителей ВКП(б).

   Летом 1936 года ДОМБАЛЬ посылал в Варшаву для связи со 2-м отделом польского главного штаба члена организации польского подданного ШИМКЕВИЧА, который привез ему директиву о необходимости ускорить подготовку террористических актов.

   В течение 1935—1936 г.г. ДОМБАЛЬ создал в Москве ряд террористических и диверсионных групп. Кроме того, ДОМБАЛЬ дал также показания о руководителях и участниках организации на Украине и в Белоруссии.

   Несомненно, ДОМБАЛЬ очень многое пытается скрыть от следствия, главным образом стараясь не называть всех участников организации для того, чтобы сохранить кадры польских шпионов, диверсантов и террористов на нашей территории.

   Все названные им в показаниях участники организации арестовываются.

   *Считаю, что с арестом ДОМБАЛЯ, ПУГАЧЕВСКОГО и лиц, фигурирующих в показаниях ДОМБАЛЯ, мы приступаем к разгрому крупнейшей в Союзе польской диверсионно-террористической и шпионской резидентуры*[2].

   Прилагаются показания обвиняемого ДОМБАЛЯ Т.Ф. от 14 января 1937 года и справка о выявленных участниках организации.

Народный комиссар внутренних дел СССР ЕЖОВ

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА[3]

Домбаля Томаша Францевича

от 14 января 1937 года

   1890 года рождения, уроженец Польши, поляк, был офицером австрийской армии, прибыл в СССР в порядке обмена политическими заключенными в 1923 году, член ВКП(б) с 1920 года, академик Белорусской академии наук, гр-н СССР.

Вопрос: В СССР Вы приехали непосредственно из польской тюрьмы. Какое отношение к вашему выезду в СССР имели пилсудчики?

Ответ: В конце 1922 г., когда пост министра юстиции занимал ЦАР, от его имени со мной в тюрьме связался работавший у ЦАРА в качестве следователя пилсудчик, фамилию которого я теперь не помню. **От имени ЦАРА он сообщил мне, что вскоре должен произойти обмен политзаключенными с Советским Союзом и что ЦАР от имени ПИЛСУДСКОГО предлагает мне согласиться на обмен и выехать в СССР для работы**[4]. Я ответил согласием. Только через полгода стало официально известно об обмене и в марте 1923 года я по обмену приехал в СССР.

Вопрос: Кто и когда впервые восстановил с Вами связь из Польши после Вашего приезда в СССР?

Ответ: **В 1924 году я имел первую конспиративную встречу с приехавшим из Варшавы офицером 2-го отдела, фамилии которого я не помню**[5].

Вопрос: Как он Вас нашел?

Ответ: Он связался со мной по телефону, найдя номер его в телефонной книжке, сказав, что меня хочет видеть приехавший из Польши знакомый. Мы условились с ним встретиться в ресторане Филиппова, где эта встреча и состоялась.

Вопрос: Как Вы узнали друг друга в ресторане?

Ответ: В общем разговоре по телефону он дал мне понять, что у него в петлице будет цветок цикламен.

Вопрос: Почему Вы сочли возможным разговаривать с ним на конспиративные темы?

Ответ: Капитан начал разговор со мной передачей привета от ЦАРА, а этого для меня было более чем достаточно.

Вопрос: Какие указания он Вам передал?

Ответ: Капитан сообщил мне, что целью этого свидания является установление связи со мной, получение личной информации о моем положении, что же касается указаний, то они будут мне переданы в следующую встречу.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах эта следующая встреча произошла и какие указания Вам были даны?

Ответ: Следующую встречу я имел с упомянутым выше видным пилсудчиком Георгом КУНЦЕВИЧ. Я его знал еще по Польше. Он позвонил мне по телефону, назвался своим псевдонимом по «ПОВ» «Ежик». Мы встретились с ним в существовавшем тогда литературном кафе на ул. Горького, помещавшемся в том доме, находящемся против того места, где позднее был построен телеграф. **КУНЦЕВИЧ сообщил мне, что всей организационной работой «ПОВ» в СССР руководит СКАРБЕК, и предложил мне установить и в дальнейшем поддерживать связь со СКАРБЕКОМ. Мне лично КУНЦЕВИЧ поручил развернуть в Москве работу по сбору важных политических, экономических и военных сведений об СССР. Вскоре после свидания с КУНЦЕВИЧЕМ в Москву приехал СКАРБЕК. Я связался с ним и до его ареста передавал ему для дальнейшей отправки все собиравшиеся мною материалы**[6].

Вопрос: Как Вы осуществляли связь после ареста СКАРБЕКА?

Ответ: В связи с провалом «ПОВ» на Украине в 1933 г., арестом СКАРБЕКА, я связь с Польшей потерял и прекратил работу.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вы вели работу против СССР до самого последнего времени и скрыть ее Вам не удастся. Как Вы осуществляли связь с Польшей после ареста СКАРБЕКА?

Ответ: Вы правы. Я вел работу, но только разведывательную, и после ареста СКАРБЕКА. Еще во время моего нахождения в Минске, куда я поехал в 1932 г., еще до ареста СКАРБЕКА я наладил связь с польским консулом в Минске ЯНКОВСКИМ. Лично с ЯНКОВСКИМ я имел ряд встреч: четыре встречи в стенах Белорусской академии Наук; одну, заранее обусловленную, встречу — на Койдановском шоссе; для шестой встречи с ЯНКОВСКИМ был использован официальный прием в консульстве; на одну условленную с ЯНКОВСКИМ встречу он прислал своего консульского сотрудника, с которым я встретился в районе Ленинской улицы поздно вечером. ***Во время всех этих встреч я передавал заранее подготовленные мною разведывательные материалы***[7].

Вопрос: С кем вы были связаны после вашего возвращения из Минска в Москву?

Ответ: Вскоре после того, как я в начале 1935 года переселился обратно в Москву, меня по телефону вызвал на свидание помощник польского военного атташе ХАРЛЯНД, с которым я лично познакомился еще в Минске на официальном приеме в консульстве. ХАРЛЯНД передо мной как руководителем всей организации поставил задачу создать ряд террористических и диверсионных групп для подготовки и осуществления террористических актов против руководителей ВКП(б) и в первую очередь против Сталина и Ворошилова.

 


[1] На первом листе имеются рукописные пометы Сталина: «NB о Домбале»; «Читал. К. Ворошилов».

[2] *—* отчеркнуто на полях одной чертой.

[3] Протокол публикуется частично.

[4] **—** подчеркнуто карандашом.

[5] **—** подчеркнуто карандашом.

[6] **—** подчеркнуто карандашом.

[7] ***—*** подчеркнуто карандашом и на полях зачеркнута помета: «От кого Д. получал эти «материалы»?

 

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.