Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину с приложением протокола допроса И.Д. Турока. 19 января 1937 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.01.19
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937—1938. — М.: МФД, 2004, стр. 46-51
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 273. Л. 8—35. Подлинник. Машинопись.

19 января 1937 г.

№ 55372

Совершенно секретно

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ

Направляю Вам протоколы допросов арестованного ТУРОК И.Д. от 14 и 16 января с.г.

ТУРОК показал о том, что на железной дороге им. т. КАГАНОВИЧА, он (ТУРОК) по заданиям троцкистской организации и японской разведки вел активную диверсионную, вредительскую работу. Работа дороги была в значительной степени дезорганизована, вследствие чего происходили частые крушения поездов и срывались перевозки важнейших грузов.

Ряд крушений был подготовлен непосредственно участниками организации.

ТУРОК передал следующие шпионские сведения агентам японской разведки: 1) в сентябре 1934 г. — о количестве проследовавших воинских поездов на Дальний Восток, 2) в 1935 г. — о пропускной способности Пермской дороги, о воинских эшелонах и технической способности вооруженности дороги, 3) в том же 1935 г. ведомости о размерах товарного движения, запроектированного на первые дни войны и 4) данные о составе паровозного парка дороги.

За свою шпионскую работу ТУРОК получал денежное вознаграждение.

Все названные в показаниях ТУРОК участники диверсионной и вредительской работы арестованы; японского агента по имени «Георгий Иванович» устанавливаем.

Народный комиссар

 внутренних дел Союза ССР ЕЖОВ

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА[1]

Турока Иосифа Дмитриевича

от 14 января 1937 года

ТУРОК И.Д., 1900 года рождения, член ВКП(б) с января 1918 года. До ареста — занимал должность заместителя начальника дороги им. Л.М. Кагановича.

Вопрос: В протоколе от 3/1—1937 года вы показали, что по заданиям троцкистской организации вы вели вредительскую работу на транспорте.

Расскажите подробно от кого и какие именно вы получали задания по подрывной вредительской деятельности?

Ответ: Установки по подрывной разрушительной деятельности на транспорте я получал от МАРЬЯСИНА.

*В 1934 г. и при встречах в 1935 г. МАРЬЯСИН давал мне указания о необходимости развернуть широкую подрывную работу на транспорте, в частности: дезорганизовать работу дороги до такой степени, чтобы вызвать массовые крушения поездов, и срывать перевозку важнейших грузов промышленности*[2].

В сентябре месяце 1935 года аналогичные установки я получил от члена организации ЛИВШИЦА. Подтвердив установки МАРЬЯСИНА, ЛИВШИЦ дал задание мне сорвать выполнение приказов Наркома путей сообщения Л.М. Кагановича о графике движения поездов.

Исходя из этих установок, я развернул широкую разрушительную работу на дороге, которую проводил по следующим основным направлениям:

расстройство путевого хозяйства,
срыв капитального и среднего ремонта пути и приведение пути в аварийное состояние,
развал вагонного хозяйства дороги,
срыв безотцепочного и отцепочного ремонта вагонов, вывод из строя вагонного парка,
дезорганизация движения и организация массовых крушений поездов на дороге.

Вопрос: Какая разрушительная работа практически была проделана участниками вашей организации в службе пути?

Ответ: Нам удалось на ряде важнейших дистанций дороги привести путь в аварийное состояние и организовать ряд серьезных крушений.

Я учитывал, что в путевом хозяйстве в деле оздоровления и повседневного содержания железнодорожного полотна решающую роль играет наличие твердого и квалифицированного контингента рабочих, знающих ремонтно-путевое дело, и особенно состояние пути на дистанции.

Исходя из этого я поручил АЛЕКСИНУ умышленно производить переброску людей, начиная с ремонтных рабочих и дорожных мастеров с дистанции на дистанцию. Выполняя это задание, АЛЕКСИН добился ослабления кадрового штата на ряде дистанций. С важнейших дистанций срывали знающих путевое дело людей, вместо них наспех набирали новых — незнакомых с работой. Из тех дистанций, куда посылали новых людей, создавались кадры, незнающие местных условий содержания пути.

Наряду с этим мы использовали то, что оздоровление и реконструкция пути велись разбросано, почти по всем дистанциям основных направлений дороги на большом протяжении.

Это приводило к тому, что затрачивались большие средства и ни одна дистанция не была приведена полностью в безаварийное состояние.

Вредительская работа по расстройству пути осуществлялась умышленно неудовлетворительным содержанием пути или прямой умышленной порчей.

Расставив на ряде важнейших дистанций пути своих людей - членов организации, мы имели полную возможность проводить большую разрушительную работу в хозяйстве пути и наносить тяжелые удары по транспорту организацией крушений и аварий поездов.

Вопрос: Назовите следствию конкретные случаи крушений, совершенных участниками вашей организации в службе пути?

Ответ: *Всего на дистанциях пути, где работали члены организации, за период с 1934 по 1936 г. имело место более 40 тяжелых крушений и аварий поездов с большим количеством разбитых вагонов, порчи пути и человеческими жертвами. Из них я помню следующие крушения: в июле мес. 1935 года членом организации БОНДАРЕНКО было организовано крупное крушение товарного поезда на перегоне Сарга-Исеть, на участке Свердловск-Гороблагодатская. Во время этого крушения свалилось под откос 3 хоппера, несколько вагонов сошло с рельс, движение поездов было прервано на 8 часов*[3].

Вопрос: Кто являлся непосредственным организатором этого крушения?

Ответ: АЛЕКСИН, а позднее и сам БОНДАРЕНКО мне говорили, что это крушение было совершено членом организации бригадиром пути ПОРТНОВЫМ по заданию БОНДАРЕНКО.

Вопрос: Каким образом БОНДАРЕНКО и ПОРТНОВ организовали это крушение?

Ответ: АЛЕКСИН и БОНДАРЕНКО говорили мне, что бригадир ПОРТНОВ, ремонтируя путь, производил исправление толчков, имея задание от БОНДАРЕНКО на организацию крушения. ПОРТНОВ умышленно растянул фронт работ по подбивке шпал на большое расстояние. Никаких сигналов о производстве работ на большом протяжении ПОРТНОВ не выставил. При пропуске поездов на участке работ ПОРТНОВ умышленно производил слабую подштопку поднятых концов шпал, что и повлекло за собой крушение.

Вопрос: Каким образом вам удалось скрыть следы этого преступления?

Ответ: Следы участия организации в этом крушении были заметены следующим образом: по договоренности с БОНДАРЕНКО АЛЕКСИН дал заключение, что крушение произошло вследствие неисправности хопперов, имевших якобы зазоры между скользунами сверх допускаемого. В отношении состояния пути и виновности ПОРТНОВА в этом крушении в акте все дело было сведено к недосмотру, проявленному со стороны ПОРТНОВА, и тут же было дано заключение, что ПОРТНОВ не заслуживает привлечения к ответственности.

Вопрос: Какая разрушительная работа проводилась вами в вагонной службе дороги?

Ответ: Подрывная вредительская деятельность в вагонной службе шла по линии расстройства вагонного хозяйства дороги и вывода из строя вагонного парка.

Эта работа проводилась путем дезорганизации ремонта вагонов и развала буксосмазочного хозяйства.

Наряду с этим члены организации, действовавшие в вагонной службе дороги, производили массовые крушения поездов.

Подрывная вредительская работа в вагонной службе дороги проводилась членами организации: б. зам. нач. вагонной службы БУРЛАКОВЫМ, вовлеченным в организацию лично мною в середине 1934 г., и нач. вагонной службы ИНЮТИНЫМ, вовлеченным в организацию БУРЛАКОВЫМ.

В результате подрывной вредительской деятельности членов организации, действовавших в вагонной службе, вагонное хозяйство дороги было доведено до состояния развала. Количество отцепок вагонов по неисправности за 1935 г. ежемесячно превышало 4000.

**3а 1935 г. произошло более 600 крушений и аварий вследствие неисправности вагонов. В том числе более 150 случаев по причинам излома осей и лопанья шеек осей.

Вследствие умышленной дезорганизации ремонта вагонов и заведомо недоброкачественного ремонта дорога на протяжении 1936 г. систематически недополучала под погрузку в среднем в сутки до 300 вагонов**[4].

Вопрос: Назовите конкретные факты подрывной вредительской работы участников организации в вагонной службе?

Ответ: Мне известно, что в вагонном участке Егоршино группа членов организации, действовавшая под руководством нач. вагонной службы дороги ИНЮТИНА, систематически умышленно разбивала кувалдой вагонные оси и шейки осей с целью вывода их из строя и подкатки в негодном виде под вагоны с тем, чтобы вызвать крушения. За февраль и март 1936 г. участниками организации в Егоршино таким путем было выведено из строя более 20 колесных пар.

Членом организации БУРЛАКОВЫМ за 8 месяцев 1936 г. было пропущено в поездах с целью вызова крушений около 300 больных вагонов. В том числе более 60 вагонов с трещинами в осях и с негодными упряжными приборами.

Вопрос: Назовите следствию конкретные случаи крушений, произведенных участниками Вашей организации?

Ответ: Всех случаев крушений, совершенных участниками нашей организации, я привести не смогу, так как не помню. Мне хорошо известны следующие факты крушений.

В июне месяце 1936 г. членом организации ЧЕРНУШКИНЫМ было совершено крушение поезда № 1025 на перегоне Верхне-Ивинск—Рудянка. При крушении было разбито 27 вагонов, убит 1 и ранено 3 человека. *Убытки от крушения составляют около 200 000 рублей*[5].

Вопрос: Какие еще крушения, произведенные членами вашей организации, вам известны?

Ответ: В ноябре 1935 г. членом организации БУРЛАКОВЫМ было подготовлено крушение поезда № 701, в результате которого было разбито и повреждено несколько вагонов и испорчено 900 метров пути и 900 штук шпал

В сентябре месяце 1936 года, будучи в Москве, я имел встречу с членом организации ЛИВШИЦ. Я уже показал, что при этой встрече ЛИВШИЦ дал мне подробное указание по вредительской деятельности на транспорте.

Вопрос: Какие именно задания дал вам ЛИВШИЦ?

Ответ: ЛИВШИЦ дал мне следующие задания: дезорганизация работы железной дороги. Необходимость срыва графика движения поездов ЛИВШИЦ мотивировал тем, что КАГАНОВИЧ выдвигает график как железный закон в работе дороги. «Именно поэтому, — говорил ЛИВШИЦ, — нами должен быть нанесен самый решительный удар по графику».

Вопрос: Какая вредительская работа и кем именно проводилась в службе движения?

Ответ: Подрывная вредительская работа в службе движения проводилась вовлеченными мною в организацию: начальником службы движения, б. начальником Тагильского отделения эксплуатации ЛАВРЕНТЬЕВЫМ, начальником Свердловского отделения движения МАКАРОВЫМ, начальником технической части службы движения ДЫКМАНОМ.

Перед ЛАВРЕНТЬЕВЫМ и МАКАРОВЫМ я поставил задачу сорвать график движения поездов по Тагильскому и Свердловскому отделениям. Это задание ими было выполнено полностью.

По Свердловскому отделению процент проследования поездов по расписанию составлял в зимние месяцы примерно 37%, а уже в мае мес. 1936 г. 17%, в июне 20%. По Тагильскому отделению тоже в мае 1936 г. процент проследования поездов по расписанию упал до 28%. Одновременно с этим опоздания пассажирских поездов составляли на 100 поездо-километров по Тагильскому отделению в январе 16 минут, а уже в апреле 1936 г. — 37 минут и в мае 32 мин. По Свердловскому отделению в июне мес. 1936 г. — 23 минуты, в то время как в феврале 1936 г. только 16 минут. Оборот паровозов по Свердловскому отделению составлял всегда очень завышенные размеры и доходил: в июле 1936 г. 22 час. при норме 13 часов (Свердловск—Сортировочная), что при коротких плечах резко понижало заработок паровозных бригад, вызывало сверхурочные работы и резкое недовольство паровозников. Такое же положение было и в Тагильском отделении...

**3а полугодие 1934 года на дороге имело место около 2 000 крушений и аварий, во время которых повреждено более 150 паровозов и разбито и повреждено около 1 500 вагонов. Убито и ранено во время этих крушений более 100 человек. В 1935 году на дороге имело место до 3 000 крушений и аварий, во время которых было разбито и повреждено более 100 паровозов и 2 000 вагонов. Убито и ранено при крушениях более 100 человек.

В 1936 году за 10 месяцев зарегистрировано около 300 крушений, повреждено 10 паровозов, разбито и повреждено около 1 000 вагонов. Убито и ранено при крушениях более 50 человек. Большая часть этих крушений и аварий являлась следствием подрывной вредительской деятельности нашей организации**[6].

Вопрос: Какая вредительская работа и кем именно проводилась в службе электрификации дороги?

Ответ: В службе электрификации подрывную работу вели вовлеченные мною в организацию: б. нач. отдела электрификации АЛЬБАЦ и его заместитель МЕЕРСОН.

На б. Пермской дороге велись крупные работы по электрификации участка Свердловск—Гороблагодатская, которые по постановлению правительства должны были быть закончены к 1 января 1934 г. МАРЬЯСИН мне сказал, что ему известно, что оборудование, которое изготовляется на отечественных заводах для этого участка, будет задержано заводами-поставщиками, а мне необходимо также принять меры и со своей стороны.

Вопрос: В протоколе от 3/I—37 г. вы показали, что КНЯЗЕВА вы не вербовали в организацию, а установили с ним связь в 1934 г., после того, как он открылся вам в том, что уже является участником троцкистской организации, поддерживает связь с ЛИВШИЦЕМ и ведет по ее заданиям к.р. работу.

КНЯЗЕВ категорически отрицает, что он до встречи с вами в начале 1934 г. являлся участником организации. Настаиваете ли вы на своих показаниях о КНЯЗЕВЕ?

Ответ: Я должен сказать, что я об обстоятельствах установления связи с КНЯЗЕВЫМ при допросе 3/I—37 г. показал неточно. Я с КНЯЗЕВЫМ знаком с 1931 г. по совместной работе на б. Казанской железной дороге. В неоднократных разговорах со мной КНЯЗЕВ высказывал контрреволюционные троцкистские взгляды по основным вопросам политики партии и проявлял резко враждебное отношение к руководству ВКП(б).

В 1934 г., когда я был вовлечен в организацию МАРЬЯСИНЫМ, я рекомендовал ему для вовлечения в организацию как надежного человека, враждебно настроенного к ВКП(б), КНЯЗЕВА и получил от МАРЬЯСИНА задание втянуть КНЯЗЕВА в организацию.

В начале 1934 г., при встречах с КНЯЗЕВЫМ во время его неоднократных приездов в управление б. Пермской дороги по вопросам раздела дорог, я сделал КНЯЗЕВУ практическое предложение вступить в организацию, на что КНЯЗЕВ после некоторых колебаний ответил согласием.

Вопрос: Обвиняемый КНЯЗЕВ показывает, что при вербовке его в организацию, вы напомнили ему об имевших место его переговорах с японским инженером ХИРОСИМО по вопросу о работе КНЯЗЕВА в пользу японской разведки. Подтверждаете ли вы это.

Ответ: Да, подтверждаю.

Вопрос: Откуда вам было известно, что японский инженер ХИРОСИМО вел переговоры с КНЯЗЕВЫМ о его работе в пользу японской разведки?

Ответ: Об этом мне сообщил сам ХИРОСИМО перед отъездом из Советского Союза.

Вопрос: В связи с чем ХИРОСИМО вам мог сообщить о своем разговоре с КНЯЗЕВЫМ?

Ответ: Он просил иметь в виду КНЯЗЕВА, с которым у него были особенно хорошие отношения.

Протокол записан с моих слов верно и мною прочитан. ТУРОК

Допросил:

Пом. нач. УНКВД СССР по Свердловской области

капитан госуд. безопасности ЧИСТОВ



[1] Протокол публикуется частично.

[2] *—* Подчеркнуто карандашом.

[3] *—* Подчеркнуто карандашом.

[4] **—** Отчеркнуто на полях двумя чертами.

[5] *—* Подчеркнуто карандашом.

[6] **—** Отчеркнуто на полях двумя чертами.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.