Обзор Военной прокуратуры Верховного суда СССР «Об изъятии классово-чуждого элемента из рядов РККА». 29 января 1929 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1929.01.29
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 1 май 1927 — ноябрь 1929. Москва РОССПЭН 1999. Стр. 518-525.
Архив: 
РГВА. Ф. 9. Оп. 28. Д. 76. Л. 104—109. Заверенная копия.

№ 155

Обзор Военной прокуратуры Верховного суда СССР «Об изъятии классово-чуждого элемента из рядов РККА»1*

Совершенно секретно

№ 00920810

Предварительный обзор по сведениям военных прокуратур

Рост «крестьянских» настроений, усилившихся в связи с хлебозаготовительными, хлебными затруднениями и с общим наступлением на частно-капиталистические элементы в стране, и, наконец, анализ дисциплинарных проступков и преступлений с определенностью подтвердили, что в армию просачивается враждебный Советской власти и морально разложившийся элемент.

Одним из важнейших и ответственных мероприятий по укреплению боеспособности РККА явилось потому произведенное на основании июньского

решения РВСовета Союза149 изъятие социально-опасного и классово-чуждого элемента из РККА.

Директивой РВСовета от 16 июля 1928 г. указывалось, что единовременное изъятие должно касаться: а) социально-чуждых по происхождению и отрицательно зарекомендовавших себя по службе лиц; б) явно кулацкого элемента и причисляемого к зажиточным, но активно и сознательно проводящего кулацкое влияние; в) уголовников и разложившихся военнослужащих150.

Одновременно РВСоветом была издана специальная директива об улучшении подготовительной работы по призыву и предлагающая ряд мер, которые бы затруднили возможность дальнейшего проникновения в армию столь вредного элемента.

Центральная Военная прокуратура располагает к данному времени еще не полными данными о проделанной работе (последняя еще не везде закончена), но все же дающими возможность подвести некоторые ее итоги.

Всего на 15 января 1929 г. изъято 4029 чел.2*. По округам они распределяются:

Округа

Абсолютное число

На 10 000 чел. рядового и младшего начсостава

МВО

336

46,6

ЛВО

630

110,7

БВО

601

83,5

УВО

7093*

68,3

СКВО

350

109,9

ПриВО

185

78,7

ККА

1144*

32,4

СибВО

6045*

125,6

САВО

87

30,8

МС БМ

293

164,1

МС ЧМ

120

111,0

Итого

4029

80,5

Относительно численности наибольшее число изъятых приходится на МС БМ, СибВО, ЛВО.

Внутри отдельных округов число изъятых в различных частях подвержено резким колебаниям: в ЛВО первое место занимает 4 кавдивизия 97 чел., второе 10 тер дивизия 58 чел., третье 2 артбригада 53 чел.

В Балтийском флоте: 1) береговая оборона 70 чел., 2) дивизия линкоров 54 чел., 3) Ленвоенпорт 42 чел., наименьшее 4) военно-воздушные силы 9 чел.

В СКВО, где в общем по округу изъято 2,9% старослужащих, в отдельных частях и учреждениях % этот значительно выше.

Краснодарский военный госпиталь

12,5% состава

Военно-курортная станция

11,5% "

Нац[иональный] кавполк

11,7% "

Склад № 21

10,2% "

42 мест[ная] стрелковая рота

9,0% "

8 полк связи

7,2% "

9 стрелковая дивизия

5,1% "

28 дивизия

3,5% "

13 стрелковая дивизия

1,5% "

74 стрелковая дивизия

0,9% "

Приведенные данные по СКВО приводят к выводу, что армейские учреждения (тылового характера) нуждались в столь же основательной чистке, как и все советские учреждения, и что в них именно оседает социально-чуждый элемент.

В строевых частях его значительно меньше (относительно численности). Подавляющее большинство изъятых составляют рядовые (в УВО 97,5%; ЛВО 91,1%; СКВО 91,8%; СибВО 88,1%; писарей 2,6% и 1,5% курсантов ВУЗов).

Социальное положение изъятых мы видим из следующих данных по некоторым округам.

 

Рабочих

Крестьян

Прочих

ЛВО

18,1%

59,6%

22,3% (из 518 чел.)

УВО

2,8%

91,2%

16,0% (из 600 чел.)

СибВО

4,0%

63,5%

32,5%

МС БМ

55,3%

29,3%

15,4%

МС ЧМ

26,6%

53,3%

20,1%

Мы видим, что в некоторых округах чистка армии от классово-чуждого элемента неожиданно дала большой процент рабочих, удаленных из армии. При этом % изъятых рабочих превышает даже в МС БМ и % насыщенности частей рабочим составом (рабочие — 44,8%, в ЛВО 22,2%).

Явление это требует немедленного и самого тщательного изучения. Однако первичные материалы, которыми мы располагаем, уже убеждают нас в следующем:

1. Под рубрикой "рабочих" часто скрывались лица, никакого отношения к таковым не имеющие и, наоборот, тесно связанные с враждебным нам классом. Так, в ЛВО в числе рабочих оказались сыновья кулаков, лишенные избирательных прав, бывший торговец с Александровского рынка. В СибВО красноармеец 61 полка сын торговца, курсант 76 полка сын попа, курсант 12 артполка сын торговца, цензовик 2 артполка сын торговца, сосланного в Соловки, цензовик 4 стрелкового полка, член ВЛКСМ, сын бывшего полковника. В МС БМ красноармеец Щипаев числится рабочим, а сын кулака, красноармеец Гноевой из казаков, отец служил в личной охране Николая II, был у белых, дядя эмигрант. Красноармеец Попов сын бывшего владельца трех типографий в Ленинграде. Красноармеец Нифашев извозчик, одиночка. Красноармеец Богданов бывший махновец. Все они числятся рабочими.

2. Отдельные рабочие морально разложились, представляют из себя деклассированный элемент, вели антисоветскую агитацию, являлись инициаторами коллективных выступлений, имели много судимостей (ряд ярких примеров имеем по Балтфлоту, СибВО, Чернфлоту и другим округам).

3. Большой процент рабочих падает на те округа, в которых значительно расширили рамки директивы Реввоенсовета в смысле распространения ее на недисциплинированный элемент. Наличие в директиве указания о возможности изъятия осужденных на 6 месяцев и более лишения свободы и отсутствие разъяснения о том, что это не может касаться осужденных за обычные воинские преступления, как бы узаконивало эти действия. Это безусловно отразилось на числе изъятых из армии рабочих. Надлежит иметь в виду, что % осужденных рабочих вообще выше % насыщенности армии рабочим составом. Прокурор ЛВО сообщает, что около 50% изъятых прошло через штрафчасти и находилось под судом. Исключено много алкоголиков, дебоширов, дезертиров. Такое же положение в Балтфлоте. Там происходило массовое изъятие осужденных (а по флоту большой % осужденных имеет 2 и более судимости).

Прокурором непосредственно был представлен список на 98 осужденных, кои и были признаны подлежащими досрочному увольнению.

Это и дало огромный рост рабочего состава среди уволенных из рядов РККА.

Среди изъятых крестьян больше всего кулаков и зажиточных. Так, в округах:

 

УВО

СибВО

МС  ЧМ

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Кулаков

224

49,6

251

68,7

53

82,9

Зажиточных

140

28,5

62

16,9

Середняков

57

11,6

36

9,8

4

6,2

Бедняков

7

1,4

6

1.6

7

10,9.

Батраков

2

0,4

10

2,7

Без указания

42

8,5

Объединяя отдельные мотивы изъятия и разбивая таковые на 2 группы:

а) политические (представители враждебных классов, антисоветские элементы), б) уголовное прошлое и моральное разложение, мы убеждаемся, что все же большинство изъято по мотивам политического характера.

Мотивы:

 

Политические

Уголовные

Примечание

МВО

83%

17%

из 187

ЛВО

65,8%

34,2% (20% угол.)

 

УВО

82,4%

17,6%

из 646

СибВО

85,9%

14,1%

 

СКВО

82,2%

17,8%

 

МС БМ

24,6%

75,4%

 

Только части морских сил Балтийского флота дают совершенно обратную картину. Проведенная работа в Балтийском флоте требует к себе особого внимания.

Среди уволенных по политическим соображениям большое место занимают чуждые по социальному происхождению. Много детей служителей культа (в МВО — 51, СибВО — 51, УВО — 31), полицейских и жандармов (в УВО — 11, СКВО — 8), торговцев и крупных собственников (СибВО — 93), бывших белых (СибВО — 13). В МВО обнаружено лицо, до призыва посвященное митрополитом Сергеем в сан ипподиакона, в ЛВО сын кулака, укрывавший штаб Деникина, бывший псаломщик, занимавшийся «служением богу».

Следует также отметить, что ЛВО представлены были к изъятию 1 кандидат в члены ВКП(б) и 1 член ВЛКСМ. Уволено 10 бывших членов ВКП(б) и 20 бывших членов ВЛКСМ (2 оппозиционера и 4 анархиста). К сожалению, мы не имеем таких данных по другим округам.

Переходя к качественной оценке проделанной в округах работы следует отметить: в общем и целом к работе этой подошли достаточно вдумчиво и серьезно. Наряду с этим установлен ряд дефектов:

1. Многие части решили воспользоваться этим изъятием, дабы освободиться не только от классово-чуждого и социально-опасного элемента, но и от трудно поддающихся воспитанию, недисциплинированных и т.п. Окружные комиссии и РВС выпрямляли эту линию. Этим и объясняется большой процент неутвержденных из представленных частями к увольнению151. Так: в ЛВО из 766 оставлено в армии 86, или 11,2%6*, в УВО из 1039 затребованы дополнительные данные на 330 человек, в СКВО из 542 оставлено в армии 35%.

Прокурор СКВО отмечает, что окружной комиссией было в отношении оставленных в армии 35% предложено разработать и преподать местам практические указания по их воспитанию. Было отмечено, что отдельные части представляли к увольнению выступавших с критикой, пьянствующих и т.д.

По отдельным частям % оставленных в армии еще более показателен:

 

Оставлено в армии

По УВО

в 1 кавдивизии

из 56

25% (14)

 

в 15 дивизии

из 39

38,5% (15)

 

в 44 дивизии

из 74

38% (28)

По БВО

в 5 корпусе

из 181

27% (49)

По ПриВО

в 1 дивизии

из 72

44,4% (32)

По СибВО

в 9 кавбригаде

40%

 

в 12 дивизии

38,5%

 

в 5 кавбригаде

25%

 

в 1 дивизии

24%

 

в 2 дивизии

20 %

Приведем еще отдельные характерные примеры допускавшихся частями ошибок.

В МВО комиссией при школе ВЦИКа уволен курсант, якобы бывший в банде и садившийся за убийство. При проверке это не подтвердилось. Без ведома окружной комиссии был уволен отд[еленный] командир автомотобатальона Терехов только за то, что когда-то судился. Был он вполне дисциплинированным и ни в чем дурном замечен не был.

В БВО уволен был курсант школы младшего комсостава отд[ельной] сапроты 29 дивизии Шуманов как классово-чуждый элемент. Оказался он политически выдержанным, активным деревенским общественником, подвергавшимся покушению от враждебных Советской власти элементов (ранен выстрелом из револьвера). Отв[етственный] орг[анизатор] ВЛКСМ и комроты дают о нем хорошие отзывы. Последний заявляет, что он был против увольнения.

В САВО уволен был как чуждый элемент отд[еленный] командир сверхсрочной службы 1 Туркестанского артполка Алексеев, член ВКП(б), бывший отв[етственный] секр[етарь] ячейки, выдержанный, устойчивый товарищ (мотивы прокурор не приводит).

2. Недостаточная подготовленность этой работы в некоторых частях. Так, в САВО из 200 человек, значившихся по спискам политорганов, и большого списка ОО совпадали только 2 фамилии.

3. Увольнение без утверждения РВСовета округа (МВО, ПриВО) самими частями.

4. Неправильное понимание пункта об увольнении осужденных (см. выше данные о МС БМ).

5. Зачисление увольняемых непосредственно частями в тыловое ополчение (МВО, СибВО, УВО, Чернфлот и др.). Несмотря на указанные директивы о том, что по увольнении части направляют в соответствующие адмотделы сведения на предмет лишения избирательных прав уволенных, при наличии к тому законных оснований, части сами отмечали в документах «зачисленный в тылополчение». Этим присваивали себе функции исполкомов, вызывали недовольство лиц, не подлежащих зачислению в «тыловики».

Роль прокуратуры не во всех округах была одинаковой в этой большой и ответственной работе. Многие прокуроры не проявили к ней достаточного внимания. Участие в работе комиссий принимали прокуроры МВО, СибВО, Балтфлота, ПриВО, СКВО (округ и отдел 11 и 5 кавдивизий), в УВО прокуроры 14 корпуса, пом. прокуроров при 15 дивизии и 8 корпусе.

Использование своих материалов для представления в комиссии данных о подлежащих изъятию из армии лиц было в единичных случаях (в[оенные] прок[уратуры] МС ЧМ — б чел., МС БМ — 9 чел., ККА — 22 чел.). Остальные ограничились рассмотрением поступивших в прокуратуры жалоб. Число таковых было крайне незначительно, и большинство из них оказалось неосновательными. В ЛВО — 1 основательна, в БВО из 14 — 1 основательна. В СКВО 1 жалоба и та неосновательна, в СибВО из 7 — 4 неосновательны и 3 не закончены еще рассмотрением. В МВО — единичны. В УВО, САВО несколько жалоб основательных по формальным мотивам (неправильное зачисление частями в тыловое ополчение).

Мероприятия по изъятию социально-чуждого элемента из РККА дадут положительные результаты только тогда, когда в деятельности призывных комиссий будут созданы условия, делающие почти невозможным его дальнейшее проникновение в армию. Некоторые данные о прошедшем призыве родившихся в 1906 г., находящиеся в нашем распоряжении, говорят о том, что отсев в текущем году был более серьезным, но все же оказался неполным. Работа призывных комиссий вряд ли обеспечила полноту отсева чуждого элемента.

Многие прокуроры отмечают, что связь призывных комиссий с соответствующими административными отделами исполкомов не была налажена. Последние недостаточно внимания уделяют вопросу составления списков лишенных избирательных прав, и призывным комиссиям приходится самим устанавливать социальную физиономию призывников. Прокурор УВО приводит ряд примеров небрежности окружных адмотделов.

Каменецкому ОИКу предлагалось представить списки лишенцев за 1 месяц до призыва. Он не представил таковых даже по городу. Работу проделал ОВК и призывные комиссии. В связи с этим 18 тылополченцев было выявлено в процессе самого призыва.

В Кременчугский ОВК давались указания по вопросу о состоянии списков 2, 13, 16, 28 июня, 2, 5 июля, 6 сентября. Все же списки по девяти районам поступили в период от 17—25 сентября (призыв был назначен на 25 сентября). Списки составлялись небрежно. Так, в списки попал комсомолец с рабочим стажем.

Волынский адмотдел вместо 1 августа представил списки 24 августа. Списки были неполны. Вместе с тем туда попали члены ВКП, ВЛКСМ, профсоюзов.

Белоцерковским ОВК представлен список в 322 лишенца, созданная комиссия выявила таковых 976.

Такое же положение и в других округах. Уже сейчас выявлен в ряде округов социально-чуждый элемент, проникший при последнем призыве. Так, в 45 дивизии — 14 кулаков, в 3 кавдивизии — 19 лишенцев, в 5 корпусе — 37 лишенцев, в Балтфлоте — 40 лишенцев. Отдельные лица выявлены и в ряде других частей (7 кавдивизия, 33 кавполк, СКВО, ПриВО и др.).

Однако все прокуроры отмечают, что в отчетном периоде работа ОВК и административных отделов исполкомов была поставлена значительно лучше. В некоторых районах % отсева при призыве столь велик, что позволяет сделать выводы о некотором перегибе в другую сторону.

Так:

в Георгиевском участке

до 30 %

(предложено, сократили до 8,6 %)

в Прикумском

до 16,0 %

 

в Криворожском (УССР)

до 6,0 %

 

в терупр[авлении] Крыма

до 4,0 %

в прошлом году 2,4 %

в Кременчугском

до 3,6 %

в прошлом году 2,2 %

Постановление о военном налоге проводится слабо. Так, по БВО из всех зачисленных в тылополчение за 3 года 99 человек (в Витебском округе) налог взыскивался лишь с 35 чел. — 35,3 %, и с них взыскан еще не полностью. Так, в отношении 9 чел. недоимки составляют 25,6 %. Причины сего: нерозыскано — 19 чел., за необнаружением имущества — 7 чел., налог сложен — 12, признаны негодными к службе вообще по здоровью — 11 (в 1925 г.), неплатежеспособных — 7. Примеры:

Священник в 1925 г. обложен налогом в 50 р. в год — налог не взыскивался все время, а 26 ноября 1928 г. составлен акт о его бедности и освобождении от налога. Пораженный в правах в 1925 г. уехал в Вологду и поступил там в 10 артполк 10 дивизии. Налоготдел немедленно освободил его от налога, но не уведомил соответствующие органы о том, что он неправильно принят в армию.

Сумма недоимок по Витебскому округу составляет 1429 руб. 14 к. — 50% общей суммы. По Смоленскому уезду в 1927/28 г. начислено 7323 р., а реализовано 2797 р. 55 к. По г.Смоленску из 1834 р. 60 к. реализовано 858 р. 27 к. Не лучшее положение со взысканием налога отмечает и ряд других прокуроров округов.

Выводы:

1. Директивы Реввоенсовета Союза об изъятии социально-чуждого элемента из рядов РККА были весьма своевременны. Реализованы они были, в общем и целом, достаточно внимательно во всех округах, где очистили армию от вредного, разлагающего элемента.

2. Работа эта не может считаться целиком законченной. Надлежит создать условия, которые обеспечили [бы] ее продолжение в дальнейшем152.

3. Многие части стремились воспользоваться указанной директивой для удаления из частей недостаточно дисциплинированных военнослужащих. Надлежит решительно воспрепятствовать этой тенденции.

4. В отдельных округах (главным образом в МС БМ) изъят огромный процент рабочих. Явление это требует тщательного изучения. Надлежит также немедленно указать местам на искривление в этих случаях директивы РВСовета Союза.

5. В соответствии с изложенным необходимо уточнение пункта директивы, говорящего об изъятии осужденных за уголовные преступления к лишению свободы на сроки в 6 месяцев и выше. Необходимо указание, что этот пункт относится лишь к рецидивистам «уголовникам», но не к совершившим воинские правонарушения.

6. При проведении очередного призыва частично вновь попали в армию классово-чуждые элементы. Работа административных отделов исполкомов по составлению списков лишенцев во многих местах недостаточно удовлетворительна.

Необходимо указание ЦИКов союзных республик о большем внимании к этому вопросу, принятие решительных мер к упорядочению работы адмотделов и к привлечению к ответственности лиц, халатно относящихся к выявлению лиц, подлежащих лишению избирательных прав.

Учитывая, что социально-чуждый элемент прибегает к ряду ухищрений в целях вступления в ряды РККА (устройство на временных работах, перемена местожительства), надлежит выработать ряд мероприятий, как препятствующих этому проникновению, так и позволяющих правильно определять социальное положение призывников. Необходимо привлечение к уголовной ответственности лиц, укрывающих свое прошлое, свою социальную физиономию в целях проникновения в РККА (прокурорами СибВО и МВО уже меры приняты).

7. Работа налогового аппарата в части взыскания военного налога с лишенцев во многих местах неудовлетворительна. Надлежит выработать твердые нормы военного налога и требовать реального взыскания.

8. Надлежит категорически воспретить воинским частям зачислять увольняемых в тыловое ополчение, минуя заинтересованные исполкомы, и привлекать виновных в сем к дисциплинарной ответственности.

9. Большинство прокуроров не приняло активного участия в работе по изъятию социально-чуждого элемента. Некоторым прокурорам не понятна роль их в этом деле.

Пом. прокурора Верхсуда СССР по Военной прокуратуре Розовский.

1* Заголовок документа.

2* Данные прокуратуры с данными ГУ РККА не сходятся. По отдельным округам в единицах. По ЛВО ГУ РККА фиксирует 335. (Прим. док.).

3* По сведениям В[оенной] Прокуратуры] УВО, помимо сего, после проверки дополнительных материалов было изъято еще 330 чел. (Прим. док.).

4* Сведения по ККА взяты с Каспийским флотом, из коего изъято 10 чел. (Прим. док.).

5* Из них 288 лиц [изъято] еще до реализации директив РВС Союза. (Прим. док.);

6* На остальных затребованы дополнительные данные. (Прим. док.).

149 Революционный Военный Совет СССР (РВС СССР) — коллегиальный орган высшей военной власти, был создан в августе 1923 г. вместо РВС Республики (образованного в сентябре 1918 г.), разрабатывал и через систему центральных военных органов осуществлял мероприятия по обороне страны, строительству Вооруженных сил, поддержанию их в боевой готовности. Упразднен в 1934 г. В военных округах с аналогичными функциями действовали РВС военных округов в составе командующего войсками округа, начальника политуправления округа и представителя местной власти.

27 июня 1928 г. РВС СССР было принято постановление о политико-моральном состоянии РККА. Проект этого постановления был обсужден на расширенном заседании РВС СССР от 22 июня 1928 г. (РГВА Ф. 4. Оп. 1. Д. 759. Л. 52).

Постановление обобщало достигнутые результаты с начала военной реформы 1924 г., в нем указывалось, что «на строительстве и состоянии Красной Армии отражаются не только рост и укрепление социализма в стране, но трудности и противоречия, этот рост неизбежно сопровождающие». К таким трудностям были отнесены хлебозаготовительные затруднения и активность кулацкой части крестьянства. Отдельный пункт постановления указывал на рост «крестьянских настроений» в армии. При этом отмечалось, что «нынешние "крестьянские настроения" в казарме характеризуются не только своей остротой, но и тем, что они будут иметь более или менее длительный характер, ибо в настоящее время мы вступили в такой период, который характеризуется усилением нашего наступления на частнокапиталистические элементы в деревне, еще более решительным вытеснением их из экономики страны и связанным с этим повышением активности враждебных пролетарской диктатуре классов и групп населения в обстановке неизбежных затруднений текущего периода» (РГВА. Ф. 4. Оп. 1. Д. 726. Л. 218 — 222. Частично опубликовано в сборнике «Красная Армия и коллективизация в СССР...». С. 120 — 126).

150 Секретная директива РВС СССР от 16 июля 1928 г. (№ О65652/сс) предписывала произвести изъятие из армии классово-чуждых и социально-опасных элементов, приурочив это изъятие ко времени общего призыва и увольнения. Изъятию подлежали лица («элементы») по следующим признакам: 1) социально-чуждые по происхождению (дети попов, бывших жандармов, полицейских), зарекомендовавшие себя с резко отрицательной стороны по службе и по влиянию на окружающих, а также лица, находившиеся ранее от 6 и более месяцев в местах заключения за уголовные преступления; 2) явно кулацкие, родители которых лишены избирательных прав; 3) из числа зажиточных, которые в течение последнего времени проявили себя активными и сознательными проводниками классово-чуждых влияний и совершенно не поддающимися перевоспитанию.

Списки увольняемых должны были утверждаться распоряжением РВС округов и направляться далее в соответствующие губернские или окружные (по месту жительства) исполкомы с ходатайством о зачислении в тыловое ополчение. Вся работа по отбору к изъятию должна была проводиться в строго секретном порядке. Однако директива предписывала не допускать массового увольнения и избегать в этом деле методов «кампании» и «ударности» (РГВА. Ф. 4. Оп. 1. Д. 726. Л. 153 — 154; Красная Армия и коллективизация... С. 128—130).

151 В мае 1929 г. ПУ РККА также подводило итоги степени выполнения постановления РВС СССР от 27 июня 1928 г. о политико-моральном состоянии Красной Армии. В рабочем материале давались итоговые цифры об изъятии социально-чуждых элементов из армии на 1 января 1929 г. (по данным штабов округов). Эти цифры несколько отличаются от тех, что приводятся в обзоре Военной прокуратуры (РГВА. Ф. 9. Оп. 28. Д. 108. Л. 145 — 146).

152 «Изъятие» продолжалось и в последующем. Так, в справке ПУ РККА, подготовленной в ноябре 1929 г., приводились цифры изъятых по некоторым округам: ЛВО — за январь —май 1929 г. — 412 чел., по БВО — с 15 ноября 1928 г. по 1 июня 1929 г. — 1329 чел., по САВО — с 1 июня 1928 г. по 1 мая 1929 г. — 177 чел. (РГВА. Ф. 9. Оп. 28. Д. 109. Л. 109).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.