Заявление в Совет Народных Комиссаров СССР от коммуны им. Льва Толстого г. Воскресенска Московской губернии. Не ранее 5 апреля 1929 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1929.04.05
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 1 май 1927 — ноябрь 1929. Москва РОССПЭН 1999. Стр. 600-602.
Архив: 
ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 55. Д. 2761. Л. 85—86. Подлинник.

 

№ 176

Уважаемые товарищи, наша коммуна организована в 1923 г. Из единомышленников Л.Н.Толстого и в течение шести лет своего существования она зарекомендовала себя как вполне крепкая, жизнеспособная организация.

Чтобы не быть голословными, мы приведем Вам две выдержки из отзывов о нашей коммуне по официальным данным: в сообщении УЗО от 16 февраля 1928 г. в МОЗО говорится, что «в хозяйственном отношении коммуна крепка», и в постановлении выставочного комитета Воскресенского УЗО от 10 ноября 1928 г. упоминают нашу коммуну как «имеющую значительные достижения в области сельского хозяйства».

И действительно, не будет преувеличением сказать, что за шесть лет своего существования наш коллектив достиг весьма многого:

1. Капитальный ремонт зданий ГЗИ (скотный двор, молотильный сарай, баня).

2. Возведение новых построек (теплица, изба).

3. Интенсивное огородничество (единственный колхоз, дающий огородные продукты на местный рынок, а также выращивающий рассаду ягод и овощей как для окружающих колхозов, так и для населения).

4. Ярославское стадо (молодняком от которого снабжаются местные крестьяне).

5. Правильная постановка молочного хозяйства (осенний и зимний отел).

6. Зерноочистительный пункт (машины колхоза включены в обоз Воскресенского кредитного товарищества для обслуживания волости).

7. Сортовое полеводство (колхоз зачислен как поле первого размножения. В этом году дал кредитному товариществу 2 тонны ржи «Ивановской» и 4 тонны «Австралийского» овса).

8. Хорошо поставленное счетоводство (по отзыву кустового бухгалтера).

9. Установление правильного восьмипольного севооборота (при наличии двух переделов в течение 6 лет).

10. Настойчивое стремление к поднятию урожайности (для чего кроме навоза от собственного стада и минеральных удобрений систематически используется навоз с близлежащей железнодорожной станции).

11. Аккуратная выплата денежных обязательств (страховки, налогов и пр.).

12. К текущей посевной кампании отсортирован и закуплен полный комплект как полевых, так и огородных семян. Засеян озимый клин и полностью произведена зяблевая вспашка.

И все это принимая во внимание, что весной 1923 г. мы пришли без копейки денег в полуразрушенное имение, сданное нам без рабочего и молочного скота, с истощенной почвой, давшей нам в первый год 40 пудов ржи с 5 десятин.

И вот, несмотря на все это, Президиум Московского Совета 5 апреля 1929 г. постановил нас ликвидировать «ввиду отказа с/х коммуны им. Льва Толстого от проведения реорганизации», как говорится в это постановлении.

В чем же причина такого постановления?

Нам было предложено расширить свой коллектив, приняв в члены коммуны крестьян прилегающих к нам деревень с наделами земли, мы же, будучи убежденными в том, что главной основой крепости коллективной жизни и успеха ее производительности является внутреннее единство членов, а не только одинаковость взглядов на хозяйство, считаем возможным принимать в свой коллектив новых членов лишь при условии единства взглядов на жизнь и согласия с внутренним укладом жизни нашего коллектива, так как при вхождении в коллектив людей с иным отношением к жизни создастся такое положение, которое в конечном итоге, как мы полагаем, поведет к внутреннему разладу, что в свою очередь неизбежно должно привести коммуну и к хозяйственному упадку. Во избежание этого мы и считаем более целесообразным воздерживаться от приема в коммуну новых членов, не разделяющих наши взгляды на жизнь.

Вместе с тем считаем необходимым добавить, что мы не против объединения с окружающими обществами и коллективами с целью приобретения сложных и нерентабельных для одного хозяйства с/х машин (трактор, сложная молотилка и пр.), а также принимаем участие и в общественной жизни, состоя членами объединения колхозов и местного кредитного товарищества.

Но то, что мы ведем агрикультурную работу с населением, помогаем ему с/х орудиями и машинами, вплоть до помощи личным трудом членов коммуны и непосредственной материальной помощи малоимущим и погорельцам, то, что у нас показательное хозяйство, что мы в коммунальном строительстве заслужили большое уважение у местных крестьян своим упорным трудом, честностью, трезвостью и внутренним единством коллектива, то, что мы со своего небольшого хозяйства выбрасываем на рынок до 5000 ведер молока в год, сотни пудов сортового зерна и до 1000 пудов овощей, кроме того, что кормим 40 едоков нашего коллектива, что напрягаем все силы для того, чтобы все больше и больше укреплять и культивировать хозяйство и вместе с тем совершенно не занимаемся идеологической пропагандой, — все это затушевывается, затирается и замалчивается, а на первый план выдвигается наш отказ от реорганизации, в которой нет никакой действительной потребности, т.к. до последнего момента ни в одной из четырех окружающих нас деревень нет ни одного человека, желающего вступить в наш коллектив, ввиду чего к нам хотят вселить пять семейств из селения Хмалино, земли которого к земле нашего коллектива не примыкают, а граничат с землей с/х артели «Зенькино», куда, по нашему мнению, и могли бы быть влиты эти 5 семейств, а поэтому, хотя с формальной стороны причиной ликвидации и служит наш отказ от реорганизации в виде расширения коммуны за счет местных крестьян, мы все же уверены, что не замкнутость служит действительной причиной нашей ликвидации, а наша вера и убеждения. Так как в устных заявлениях представителей власти, приезжавших с предложениями о реорганизации, несколько раз упоминалось о том, что если мы хотим остаться жить здесь, то нам необходимо будет «отказаться от своих убеждений», «отказаться от религиозного принципа в жизни коллектива».

Мы же, продолжая считать неотмененным пункт Конституции СССР о свободе вероисповедания, этот пункт все время продолжаем отстаивать, так как, отдавая все силы на помощь устройства новой жизни в мирной области сельского хозяйства, мы все же не можем допустить вмешательства в нашу внутреннюю жизнь, в нашу веру и убеждения.

В 1921 г. Наркомзем обратился к сектантам с воззванием, в котором говорит, что сектантов, издавна стремящихся к общинной, коммунистической жизни, «все правительства, все власти, все законы во всем мире, во все времена за это во всех странах, в том числе и в России, жгли на кострах, убивали, мучили, гноили в тюрьмах, разрывали их общины и рассылали в ссылки по разным углам земли и всячески преследовали... Наркомзем же, зорко присматриваясь к этим народным группировкам и внимательно прислушиваясь к голосу совести этих народных масс, нашел настоящее время наиболее подходящим для того, чтобы призвать к творческой работе сектантов». И вот мы откликнулись, пришли, честно и деятельно, в меру своих сил желая помочь устройству новой жизни. И вот в награду за это нас ликвидируют.

Считая это незаслуженным и несправедливым, мы просим Вас, товарищи, отменить постановление Президиума Моссовета от 5 апреля 1929 г. и предоставить нашему коллективу право и дальше развиваться, как это было и до сих пор, мы же и [в] дальнейшем будем прилагать все силы к тому, чтобы быть полезными в деле процветания и укрепления народного хозяйства, продолжая свою агрикультурную работу.

Председатель совета коммуны В.Шершенев.

Секретарь С.Алексеев.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.