Из информационного письма заместителя начальника политического управления Северо-Кавказского военного округа Битте «О ходе сева в крае и политико-моральном состоянии частей округа». 11 мая 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.05.11
Метки: 
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2 М.: МФД 2012 С. 439-441
Архив: 
РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 488. Л. 13—15. Подлинник.

 

11 мая 1933 г.

Секретно

...Доминирующее место (в отношении отрицательных настроений) занимают настроения о том, что «мы голодаем», «мрем от голода», «не можем работать» и т.д. Подобные настроения в некоторых случаях имеют действительно неоспоримое основание.

Есть случаи опуханий и смерти переменников от недоедания и истощения. Только в одной 12-й кавдивизии за период январь-апрель умерло 52 перемен-ника. Причем 30 из них умерло непосредственно в результате истощения, остальные вследствие болезни, обострившейся в результате недоеданий. Значительная часть из них — люди, имевшие большое количество трудодней.

По каждому факту смерти переменников органами ОГПУ ведется следствие. В большинстве случаев в ряде мест виноваты местные органы, голово-тяпствующие, зараженные насквозь самым злостным бюрократизмом. По вине также и командования частей, которое, зная установки краевых организаций о преимущественном представлении продпомощи переменнику, не проверяли, как это осуществляется на местах. Принимали решительные меры лишь тогда, когда выявлялся случай смерти.

Но несомненно также и то, что в некоторых случаях подобные разговоры (о голодовке и т.д.) имеют в своей основе кулацкую агитацию, а то и прямо контрреволюционную демонстрацию.

Например, переменник стан. Ново-Леушковской Черный, единоличник, получивший помощь в размере 10 кг муки, заявил: «Меня за 10 кг муки не купишь, лучше сдохну, а работать не буду».

Другой случай. Курсант Полтавской ВПШ им. Фрунзе т. Кисель написал письмо о том, что его семья голодает («пухнет»). Когда же это письмо было проверено (семья живет в Мясниковском р. СКК), то оказалось, что все разговоры о «голоде», «пухнем» — результат необоснованной паники, а то и просто кулацкая апелляция к Красной армии, направленная через руки отца т. Кисель. При проверке оказалось, что старики т. Кисель имеют за три месяца более 140 трудодней, получают муку, имеют свою корову, жена т. Кисель работает в больнице, где и кормится, имеет хороший цветущий вид, не говорящий о голоде.

Хуже живется брату т. Кисель, у которого большая семья, но опять-таки никто из них не «пухнет», не голодают. Когда спросили старика, почему он пишет такие письма сыну, то он ответил: «Когда чувствую, что становится туговато, то вот и пишу сыну, чтобы он нам помог».

Но, наряду с этим, сообщаю следующий факт: у младшего командира 22-го а.п. т. Босенко И.Я., беспартийный, член с.х. коммуны с 1928 г. с. Ра-дыковки Медвеженского р. (до вступления в коммуну — бедняк, сам т. Босенко примерный во всех отношениях младший командир и хорошо работает также в коммуне) умерли от голода 5 человек членов его семьи. Суть дела в следующем: т. Босенко в марте подал докладную командованию полка об оказании продовольственной помощи его семье. Командованием немедленно была послана на место просьба об оказании помощи семье т. Босенко.

В конце марта Босенко получил письмо о том, что его мать с детьми исключена из коммуны якобы за пособничество осужденному отцу Босенко, с которым мать Босенко не жила 6 лет, а затем в 1933 г. вновь сошлась. Отец Босенко в коммуне не состоял.

14 апреля был послан запрос председателю коммуны о причине исключения из коммуны матери Босенко и с просьбой оказать помощь жене Босенко. 27 апреля вторично был послан запрос председателю сельсовета. Ни на одно отношение полк ответа не получил. Только из писем, полученных Босенко, было видно, что жена его получила от сельсовета в марте месяце 1 пуд муки.

28 апреля Босенко получил письмо, в котором было вложено 5 справок Радыковского медпункта о смерти от истощения членов его семьи, за исключением жены его и ребенка.

Секретарь партячейки, младший командир управления учебного дивизиона т. Борозинец, хорошо знающий Босенко (одного с ним места), получил письмо из дома, в котором сообщалось, что в январе отец Босенко подговорил своего сына, брата Босенко, украсть корову в другой деревне. Якобы брат Босенко это не сделал, но по следам корову якобы нашли. Отца Босенко за это осудили на 3 года, а брата на 5 лет. В апреле как отец, так и брат Босенко были выпущены. Отец умер в дороге от истощения, а брат — придя

в коммуну (где его не приняли), затем умерли мать и двое других младших братьев Босенко.

На место послан политрук батареи разобраться в этом деле. Ведется следствие и по линии ОГПУ. Командованием дивизии приняты все меры, чтобы остальные члены семьи Босенко (Босенко остается на сверхсрочной службе при условии, если ничего порочащего его не будет найдено) были обеспечены. Дети его будут устроены в детсад, а жена — в прилагерное хозяйство ЗВК. Приняты меры к оказанию продовольственной помощи семье Босенко сейчас же на месте (документы по этому делу прилагаю)1.

Зам. начальника ГТУ СКВО Битте

__________________

1 Приложения не публикуются.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.