Из речи т. Саркисова. 28 февраля 1937 года

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1937.02.28
Метки: 
Источник: 
Вопросы истории, 1994, № 1, стр. 13-18

Андреев (председательствующий). Заседание открывается. Слово имеет т. Саркисов.

Саркисов.

Товарищи, тут и т. Молотов и т. Каганович в своих обстоятельных и замечательных докладах совершенно правильно, говоря об уроках вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистско-зиновьевских агентов и правых контрреволюционеров, подчеркнули то обстоятельство, что нельзя рассуждать так, что в одном случае виноваты хозяйственные органы, а в другом виноваты партийные органы, что партийные органы отвечают меньше, а хозяйственные больше или наоборот. Я должен прямо заявить пленуму Центрального Комитета партии, что за те вредительские акты, диверсионные акты, которые имели место в промышленности Донбасса, прямую ответственность наряду с хозяйственными органами, и в первую голову, несем мы, в данном случае Донецкий обком партии. Тов. Молотов в своем докладе мало остановился на вопросах вредительства в промышленности Донбасса. Я хочу в связи с этим несколько более подробно остановиться на тех фактах вредительства, которые уже теперь установлены со всей очевидностью в промышленности Донбасса. (Молотов. Вам это виднее.)

Вредительство в Донбассе было проведено немецко-троцкистскими агентами. Но сперва я хочу ответить на один вопрос. Мы прозевали вредительство, это факт. Наши партийные организации, Донецкий обком и я как секретарь обкома прозевали серьезное вредительство, которое было проведено и в угольной промышленности, и в особенности в химической промышленности Донбасса. Но что же мы заметили, что же нам было видно? Нам был виден саботаж. Тут т. Каганович очень правильно говорил о том, что, вскрывая и разоблачая предельчество, устанавливая факты саботажа, до конца не докопались и не обнаружили вредительство.

Вот мы, товарищи, в Донбассе, в особенности по угольной промышленности еще в начале 1936 г., после разворота стахановского движения, видели, что довольно солидная группа хозяйственников саботирует стахановские методы работы. Говорили об этом, обращались в наркомат, т. Орджоникидзе сразу же принял ряд мер, убрал ряд работников, которые теперь оказались вредителями-троцкистами, издал ряд приказов по угольной промышленности, как, например, приказ № 840, который устанавливает ясный порядок эксплуатации шахт, издал приказ № 1160, который устанавливает правильный план механизации подготовительных работ и откатки, план ведения горных работ и т. д. Но все это принималось как меры по борьбе с саботажниками. Мы, партийные руководители, которые должны за саботажем, за консерватизмом увидеть руку врага, вредителя,— мы это прозевали. Эта моя ошибка отягчается тем, что вредительством в угольной промышленности руководил двурушник-троцкист, как я уже говорил на прошлом пленуме ЦК, который заведовал угольным отделом обкома,— Шаев.

В чем конкретно выразилось вредительство в угольной промышленности? Прежде всего, троцкистскими вредителями довольно широко организован и проведен саботаж передовых стахановских методов угледобычи, тех методов, которые сразу увеличивают производительность труда, сразу открывают новые мощности механизмов, мощности шахт и т. д. Не так трудно расстроить работу стахановца. Достаточно уступы укоротить, достаточно укоротить лавы, где работают забойщики, достаточно вернуть забойщика от разделения труда к совмещению разных функций — и сразу падет производительность труда в 2–3 раза. Достаточно загнать в лаву вместо одной врубовки — две. Достаточно на одну врубовую машину посадить вместо одного машиниста-стахановца трех,— сразу падет производительность труда, сразу расстраивается вся работа.

Угольная промышленность во многом похожа на транспорт. Здесь действует тот же конвейер. И если срывается работа забойщика, то срывается работа и транспорта, срывается работа подъемной машины, всех других производственных процессов, которые связаны с обслуживанием работы забойщика. Спрашивается: о саботаже стахановских методов работы сигнализировали рабочие? Безусловно. Стахановцы говорили, что им не дают работать, расстраивают их работу, срывают и не подготовляют условия для наиболее производительной работы. Об этом многие говорили. Но мы не сумели за этими фактами саботажа поймать вредителей. Мы считали, что это просто саботаж новых методов работы, обычный донбассовский консерватизм, обычная отсталость некоторых донбассовских хозяйственников. И на этом наша борьба задержалась, дальше мы не пошли. А вредители, начав с этого, пошли дальше, и в первую очередь — к вредительству в подготовительных работах.

Есть установленный закон: если нет подготовки, то шахта работать не может. Об этом знает любой шахтер. Вредители довольно сильно концентрировали свою вредительскую работу на этом участке. Я хочу привести здесь показания инженера-троцкиста, присланного в Донбасс полтора года тому назад Шестовым через Главуголь. Вот что он говорит: «Для подготовительных работ не давалось оборудование и оно комплектовалось только для виду, старым износившимся оборудованием (я не помню ни одного случая, когда на подготовительные работы была бы дана новая машина); предусматривалось и утверждалось меньше рабочих, чем на самом деле было нужно; проходка уклонов не была обеспечена водоотливами, совершенно не уделялось внимание ремонту и приведению в порядок компрессорного хозяйства, от чего подготовительные работы целиком зависели; совершенно отсутствовал ремонт электросверл по породе и не обеспечивались запасные части к ним. Для подготовительных работ всегда не хватало кабелей. В лучшем случае отпускали старый кабель». Вот сумма вредительских мероприятий, которые в целом ряде шахт привели к подрыву подготовительной работы, к отсутствию линии забоя. А там, где нет подготовки, там нет и угледобычи.

Нарушение правил горных работ. Тов. Орджоникидзе издал прекраснейший приказ № 840, который устанавливает твердые правила ведения горных работ. Саботажники, немецко-троцкистские вредители сплошь и рядом нарушали порядок ведения горных работ. Отсюда искривление лав, отсюда отказ от передовых методов работы Епифанцева, инженера-коммуниста Карташева и др.

Нарушение техники безопасности. Много аварий и крушений на транспорте, но немало и в шахтах, даже по данным учета трестов мы сейчас еще теряем ежедневно 10–15 тыс. т угля на одних авариях механизмов, внутри шахтного транспорта и т. д. Если приплюсовать это количество к суточной добыче Донбасса, которую мы сейчас имеем, то получается выполнение плана. (Сталин. Большое достижение!) Я говорю о наших ошибках, о нашей плохой работе за этот промежуток времени, и я говорю об этом потому, что нужно пленуму рассказать то, что было. Нарушения техники безопасности обычно рассматриваются как неполадки, как головотяпство и расхлябанность, как простое невнимание к делу, а в шахте техника безопасности является очень важным вопросом. Троцкистские вредители сознательно нарушали условия безопасности, организовывая аварии и катастрофы с человеческими жертвами.

Дальше. Вопросы заработной платы. Вредители и здесь вели свою работу. Вот тут говорили о профсоюзах. Я считаю, что и здесь, безусловно, некоторая доля ответственности падает на профсоюзы. Декабрьский пленум ЦК ВКП(б) принял решение о прогрессивной оплате труда рабочих. Эта прогрессивная оплата труда распространяется и на инженерно-технических работников. Как теперь показывают вредители, они сразу заметили значение прогрессивки: прогрессивка поднимает рабочих, поднимает инженерно-технических работников, именно поэтому они свою вредительскую работу направили и по линии расстройства прогрессивки. Каким образом?

Во-первых, они знали, что инженерно-технические работники, оплачиваемые по прогрессивке, зарабатывают часто 1 1/2–2–3 оклада, они показатели зарплаты инженерно-технических работников извращали, преувеличивали. Например, если установлена Наркомтяжпромом себестоимость тонны угля в 20 руб., то троцкистские вредители снижали нарочно задание по себестоимости для того, чтобы сорвать заработок инженерно-технических работников. Во-вторых, они производили приписки тем работникам, которые плохо работают, и наоборот — широко практиковали обсчеты, довольно серьезные обсчеты, рабочих, обсчеты инженерно-технических работников, работающих превосходно, и с этого конца дезорганизовали дело. Это я говорю не на основании умозаключения, а на основании тех показаний, которые дают ряд арестованных троцкистов-вредителей (Олешко, Липов и др.).

Дальше. Свертывание нового шахтного строительства, снятие кредитов с новых шахт, хотя эти кредиты были даны. Дальше. Задержка прохождения новых горизонтов, или пуск новых горизонтов без окончательной подготовки на них водоотливов. Например, некоторые вредители прямо говорят, что они нарочно задерживали углубление стволов, прохождение новых горизонтов, или проходили новые горизонты в течение 4-х лет и более, в то время когда можно проходить и в значительно короткий срок. Стахановское движение ускоряет темп выемки угля, но у нас получался большой разрыв между вскрытием новых горизонтов и эксплуатацией уже действующих горизонтов, и в один прекрасный день на ряде шахт, особенно с крутопадающими пластами, где происходит более интенсивная эксплуатация, мы оказались перед фактом значительной задержки вскрытия новых горизонтов и получили серьезнейший урон угледобычи.

Дальше. Приписка добычи и подготовительных работ. И это тоже, как показывают вредители, ими практиковалось на целом ряде шахт. Тресты «Донбассугля», где сидели вредители (Антонцев, Зубков), показывали работу, которую они не проводили, и таким образом в сводках числилось, что шахта имеет такую-то резервную линию забоя, а на самом же деле этого резерва нет. А органы контроля, так называемые маркшейдерские бюро трестов и т. д., они не обращают на это внимания, они смотрят только на карты, и планы проверяют, находясь на поверхности шахты, но не проверяют, что делается в самой шахте, и штампуют: «шахта, мол, имеет резервную линию забоя».

Дальше. Ликвидация или закрытие мелких шахт. Я считаю, что, видимо, придется сделать так: каждую шахту, которая определяется к закрытию, чтобы это закрытие было бы санкционировано наркоматом или, еще лучше, самим наркомом. А у нас были такие случаи, когда отдельные мелкие шахты закрывались. Так, вредитель-троцкист Зубков закрыл пару мелких шахт, мелких в кавычках, которые, оказывается, могут дать 500— 600–700 т угля.

Наконец, расстройство внутришахтного и надшахтного транспорта. Тов. Каганович был у нас в Донбассе, он видел, в каком положении у нас находится так называемая погрузка на шахте, в каком положении находится шахтный транспорт. Это уж такое отставание от уровня развития механизации самого процесса угледобычи, даже прохождения подготовительных работ, которого нельзя себе и представить. Каждый кусок угля руками таскают, руками, как ребенка, несут, чтобы положить на платформу. И это на большом количестве шахт. Это, товарищи, само собою разумеется, поддерживалось немецко-троцкистскими вредителями. И это привело к большому разрыву между добычей и погрузкой, и поверхность таким образом дезорганизовала работу самой шахты.

Вредители концентрировали свою работу на крупнейших шахтах. Вот, примерно, в общих чертах то вредительство, которое теперь обнаружено рядом показаний троцкистско-вредительских элементов на шахтах Донбасса. Еще раз повторяю: мы, конечно, могли об этом сигнализировать Центральному Комитету партии, если бы были более прозорливыми и большевистски бдительными. Мы могли бы идти дальше и понять: то, что происходило на ряде шахт, это был не просто саботаж, а вредительство. Этого мы не сделали и в этом состоит наша большая политическая ошибка — результат притупления нашей партийной бдительности. Этого мы не смогли обнаружить еще и потому, что и партийный аппарат, как я уже говорил, угольный отдел обкома был засорен — им заведовал двурушник-троцкист вредитель Шаев.

Я хочу лишь очень кратко остановиться на отдельных фактах вредительства в коксохимической промышленности Донбасса. Вредители выбрали себе очень хитрую тактику. На совете Наркомтяжпрома, кажется, в июне месяце т. Орджоникидзе поставил очень резко вопрос перед двурушником-троцкистом Логиновым, тогдашним руководителем объединения «Кокс», о том, что с химией дело обстоит очень плохо. Что он делает? Мы недавно обнаружили один документ, адресованный народному комиссару тяжелой промышленности т. Орджоникидзе. Этот документ к нему так и не попал, потому что Логинов, возвратившись с совета Наркомтяжпрома, собрал четырех директоров (двое из них сидят, один исключен из партии как двурушник-троцкист), и составили документ, где сказано следующее:

«На новом Орджоникидзевском заводе в мае текущего года пущена одна батарея второй очереди печей, агрегаты второй очереди бензольного отделения не готовы. Ни на одном из коксовых заводов нет механизированных угольных складов... огромное количество угля приходится разгружать вручную. Совершенно неудовлетворительное качество строительных и монтажных работ. Мариупольский завод с количеством рабочих 1500 чел., инженеров и техников 120 чел. введен в эксплуатацию с 16-ю квартирами. Миллионы рублей, ассигнованные государством на культурно-бытовые нужды, из года в год не используются. Нецелесообразное использование капиталовложений, замораживание средств, как, например, на Запорожском и Ново-Орджоникидзевском заводах, уже около пяти лет лежит оборудование на миллионы рублей для ректификационных и смолоперегонных заводов, которые и сейчас еще не строятся».

Вот эти мерзавцы-троцкисты сами для страховки и маскировки сочинили такой документ после того, как т. Орджоникидзе их поймал. Мы спросили одного из подписавших это двурушническое письмо (которого мы исключили из партии): «Вы послали этот документ по адресу?» Он ответил, что заявление было послано через Гончарова. А этот Гончаров арестован как троцкист. Мы спросили его, а вы проверили, документ дошел до наркома или нет? Он ответил, что проверил через Уланова. А этот Уланов арестован как троцкист-вредитель. Так они застраховали себя.

Я хочу только сделать тут пару предложений. Я считаю неправильным, когда ряд хозяйственных объединений находится вне тех областей, где сосредоточены все предприятия этих объединений. В частности, я имею в виду «Кокс». Объединение сидит в Харькове. Конечно, Логинову выгодно было сидеть в Харькове, он был членом Украинского троцкистского центра. Сидел вдали от своих предприятий, несмотря на ряд указаний ЦК о том, что объединения должны находиться вблизи своих предприятий. И до сих пор это объединение не переведено в Донбасс. Возьмем дальше «Шахтстрой». Строят шахты в Донбассе, а само правление «Шахтстроя» находится в Харькове: харьковские организации не занимаются людьми, партийной работой среди сотрудников «Шахтстроя», а донбассовские организации оторваны от их работы. Они что-то пишут, вызывают к себе людей совершенно бесконтрольно. «Углесбыт», который очень много путает в деле организации перевозок угля, сидит также в Харькове или даже в Москве. (Сталин. Помещения есть для этого?) Тов. Сталин, безусловно, для такой организации, как «Углесбыт», помещение есть. Для такой организации, как «Кокс», т. Орджоникидзе в прошлом году ассигновал половину тех средств, которые нужны для того, чтобы объединение перешло к нам. Но, чтобы руководство перешло к нам, безусловно, условия были еще и в прошлом году.

И последнее замечание — это вопрос относительно порядка назначения людей. У нас был твердый порядок (несколько лет тому назад) назначения и снятия хозяйственных работников по так называемой номенклатуре ЦК ВКП(б), ЦК КП(б)У, обкомов и т. д. Я должен сказать, что в ЦК КП(б)У и в обкомах этот порядок хозорганами во многом ликвидирован. Часто назначаются люди, коммунисты в первую очередь, на ту или другую должность без какого бы то ни было не то что согласования, а по крайней мере без того, чтобы показать этих людей местной партийной организации. (Сталин. Кем назначаются?) Наркоматом, отделом кадров наркомата. И мы об этом часто узнаем после того, как есть приказ о его назначении. Немало было таких случаев, когда после приказа мы входили в ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У о том, что на того или другого работника есть компрометирующий материал, и приходилось отменять приказ. Я считаю, что должен быть такой порядок, чтобы местная партийная организация отвечала за назначение людей, наряду с наркоматом, тогда у нас будет, безусловно, меньше ошибок в назначении людей.

Тов. Каганович и т. Молотов совершенно правильно говорили, что именно путем решительной и беспощадной борьбы с вредителями, путем ликвидации вредительства и вредителей мы добьемся нового подъема стахановского движения. Мы примем все меры к тому, чтобы свои ошибки исправить, основательно улучшить партийно-политическую работу среди рабочих и командиров для того, чтобы на основе последовательного осуществления постановлений данного пленума ЦК ВКП(б) окончательно ликвидировать последствия вредительства и уничтожить все остатки японо-немецко-троцкистско-зиновьевских агентов и правых отщепенцев, которые нанесли немалый ущерб нашей растущей социалистической промышленности.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.