Заявление А.А.Червен-Водали в Чрезвычайную следственную комиссию. 19 января 1920 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1920.01.19
Источник: 
Верховный правитель России: документы и материалы следственного дела адмирала Колчака М. 2003 С. 120-123
Архив: 
ЦА ФСБ России. Арх. № Н-501. Д. 7. Л. 34-37 об. Рукопись, подлинник.

 

В Чрезвычайную Следственную комиссию гражданина Александра Александровича Червен-Водали заявление.

В виду того, что я, как человек прибывший в Сибирь лишь в конце июля 1919 года, здесь, в Сибири, почти никому неизвестен, я обратился с просьбой к Чрезвычайной следственной комиссии предоставить мне право представить в распоряжение комиссии сведения из моей общественно­политической деятельности, которые характеризуют мои политические настроения. Ходатайство это было уважено комиссией и я, в связи с означенным постановлением комиссии, представляю настоящее свое заявление.

Окончив СП[етер]бургский университет по физико-математическому и юридическому факультетам и будучи оставлен при университете по кафедре физики, я, в течение около 3-х лет оставался в СЩетербурге], занимаясь научно-технической и научно-педагогической деятельностью. В то же время, я продолжал работу в студенческой столовой имени Ореста Миллера, которая была построена и оборудована при моем ближайшем участии, как казначея столов[ой] комиссии. В самом конце 1902 года я оставил СП[етер]бург и переехал в г. Тверь. Расставаясь со своими друзьями - студенчеством, я получил очень тепло написанный адрес, покрытый около тысячи подписей.

Поселившись в г. Твери и приняв должность нотариуса, я отдался общественной работе. В первые же выборы я попал в гласные городской думы, где я все время состоял лидером левой части думы. В период первой революции, когда в Тверском районе оставалось много безработных, лишившихся работы на фабриках и заводах Твери (Тверская мануфактура, Рождественская мануфактура, вагоностроительный завод Верхне- Валуйского [общества], механический завод, [мельница] пр.), мною был поднят вопрос и проведен в городской думе об организации городского комитета помощи безработным. Я был избран председателем комитета и провел большую работу, призвав в состав комитета выборных от безра­ботных, для чего были созваны несколько общих собраний, собиравших более тысячи человек зарегистрированных рабочих. Мною был сорганизован сбор средств с фабрик и заводов и организована об­щественная] работа. За это и последующее время мною было создано и поставлено на ноги около 12 артелей (маляров, кровельщиков, слесарей, кузнецов, каменщиков, переплетчиков и пр.). Из них три артели развились и укрепились настолько, что существовали до самого моего отъезда из

Твери, т.е. до 1917 года. В 1906-1907 год[ах] было организовано, под моим председательством, общество «Народный университет». И в течение 2-х сезонов, несмотря на всевозможные притеснения, которые чинились губернской администрацией, в «Народном университете» читались лекции по общеобразовательным и общественным наукам для приказчиков и рабочих, причем для последних ряд лекций читался в рабочих районах. В конце концов, просуществовав два года, «Народный университет» прекратил работу по требованию губернатора. В период последней войны я вел очень большую работу по Союзу городов в качестве председателя Тверского комитета и члена главного комитета в Москве, и, развив в Твери сначала работу по организации лазаретов, потом организовал юридический отдел для [подачи] юридической помощи населению, солдатам, раненым и беженцам и, наконец, отдел по оказанию помощи беженцам и русским военнопленным в Германии.

В этот же период, по моей инициативе, при моем ближайшем участии и, под моим председательствованием, был организован Тверской во­енно-промышленный комитет, использовавший все технические и механические средства губернии для работы на оборону. В состав комитета входили представители [от] рабочих, для чего, несмотря на чинимые препятствия со стороны губернской администрации, созывались съезды представителей рабочих от всех предприятий губернии. При комитете была организована примирительная камера, которая продолжала свою работу и после революции 17-го года. В этот же период, под моим председательствованием, был организован городской продовольственный комитет, который включил в свой состав представителей кооперации и торгово-промышленных групп; развил работу в области подвоза хлебных и других пищевых продуктов; колоссальной разработки лесных площадей для снабжения населения топливом, [я] также сорганизовал большое огородное хозяйство в пригородном городском имении, имея таким образом1 возможность регулировать цены и на огородные продукты.

Тверская губерния, благодаря своей исключительной близости к Петрограду, наличию в Твери до 30 тыс. рабочих и, благодаря, наличию до 30 тыс. гарнизона, встретила известие о революционном движении тотчас же по его возникновению в СП[етер]бурге и организовала револю­ционное движение в городе Твери 1-го марта. Для руководства этим движением и создания соответствующего аппарата власти был сорга­низован Революционный Исполнительный комитет, в составе предста­вителей городского населения, представителей рабочих (от Совета рабо­чих депутатов) и военных (от Совета военных депутатов), от крестьян представительствовали] сначала деятели партии социалистов-революционеров во главе с Владимиром Казимировичем Вольским2, впослед­ствии избранным члено[м] Учредительного собрания. Впоследствии дополнен был комитет представителями уездных городов. Председателем этого комитета был избран я и состоял таковым до конца мая месяца, когда оставил Тверь, будучи избран Московской городской думой в члены управы. При расставании моем с комитетом я удостоился благодарности, выраженной представителями всех без исключения фракций, удостоверявших полное соответствие моей работы с интересами общего дела и мою объективность в руководстве комитетом.

Не порывая с Тверью, где я вновь вошел в гласные Тверской городской думы по закону Керенского, я вел работу в Московской городской управе и в главном комитете Союза городов, где я оставался членом после последнего переизбрания, в котором участвовал представителем городской думы последнего созыва. В главном комитете Союза городов около 3/4 голосов принадлежало социалистическим фракциям. Несмотря на это я был послан в Киев в августе месяце 17-го года с очень ответ­ственным поручением сорганизовать вновь фронтовой комитет Союза городов Юго-Западного фронта т[а]к к[а]к в нем произошел полный раскол между группой старых работников комитета [и] вновь вошедшей группой из Исполнительного комитета служащих (социалистическая группа включающая все фракции, в том числе и большевиков). Я проработал в Киеве и на фронте (где пробыл более месяца и сделал больше 2000 верст) около 2-х месяцев и сорганизовал комитет, который сплоченно и дружно проработал до конца своего существования3, т.е. до занятия Украины гетманом4 и немцами.

Главный комитет Союза городов, собравшийся в Одессе под предсе­дательством председателя [комитета] Вадима Викторовича Руднева5 (московского городского головы последнего избрания, социалиста- революционера), при значительном социалистическом большинстве, постановив отправить в Сибирь делегацию, избрал меня председателем таковой. В Омске Союз городов [объявил] [свои] [действия] лишь сообщив Совету министров о своей организации, не ставя вопроса о своей легализации.

В Омске я принял предложение о зачислении меня в члены Госу­дарственного экономического совещания, причем, в своей работе и особенно в выступлениях в частных совещаниях, я неуклонно проводил мысль о необходимости полного изменения политики правительства, которую считал гибельной для России. От предложенной мне должности уполномоченного (IV класса), при председателе Совета министров, отказался. В Иркутске вошел в состав кабинета Пепеляева лишь при условии: 1) обновления состава правительства, 2) отказа от реакционного режима, 3) подчинения военных властей гражданским в области гражданского управления, 4) сотрудничества с городским и земским самоуправлениями, 5) созыва земского Сибирского собрания с законо­дательными функциями для образования Сибирского правительства. Вот главные этапы моей общественно-политической деятельности, которые в достаточной степени выясняют мои политические взгляды.

А.Червен-Водали

19  января 1920 года, [г.] Иркутск


 

1  Далее надписано «возможность».

2  Вольский Владимир Казимирович (1877-1937) - с 1903 г. член ПСР; в 1908-1911 гг. руководил местной организацией ПСР г. Вологды. В 1915-1917 гг. возглавлял Тверскую организацию ПСР; издатель газеты «Тверской листок». В Февральскую революцию организатор губернских Советов рабочих и крестьян­ских депутатов; товарищ председателя Совета. Председатель губернского комите­та ПСР. Октябрьский переворот не принял. Член Учредительного собрания. В 1918 г. командирован ЦК ПСР в Поволжье и Урал для организации восстания против советской влати. Член Всероссийского Учредительного собрания Самары (КОМУЧ), председатель президиума. В 1919 г. исключен из партии затребования поддержки большевиков. В 1922 г. арестован ОГПУ.

3  Далее надписано «т.е.».

4  Скоропадский Павел Петрович (1873-1945)-29 апреля 1918г. на хлебо­робском конгрессе провозглашен гетманом Украинской державы. 14 декабря отрекся от власти и эмигрировал в Германию.

5  Руднев Вадим Викторович (1874-1940) - член ПСР; депутат 1-го съезда ПСР от Москвы; в 1907 г. кооптирован в ЦК. В Февральскую революцию член городского комитета ПСР и редакции газеты «Труд». 11 июля избран Московским городским головою.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.