Глава десятая. Ликвидация эксплуататорских классов и пути уничтожения классовых различий в СССР

 

Маркс и Энгельс научно обосновали историческую необходимость уничтожения классов и показали, что основным средством осуществления этой задачи является диктатура пролетариата. Однако вопрос об уничтожении классов ставился Марксом и Энгельсом еще в общей форме, что вполне понятно, так как они не располагали опытом победоносной социалистической революции.

Ленин и Сталин на основе обобщения опыта Великой Октябрьской социалистической революции в СССР развили теорию марксизма. Они указали конкретные пути уничтожения классов, всесторонне разработали вопрос о формах и способах успешного строительства социализма в СССР.

 

1. Классы и классовая борьба в СССР в период перехода от капитализма к социализму

 

Опыт Великой Октябрьской социалистической революции подтвердил, что классы нельзя ни «отменить», ни уничтожить сразу. Социалистическая революция не может разрешить свои задачи одним ударом. Она начинается с захвата рабочим классом власти, которая затем используется им как средство, как рычаг для коренного переворота в экономическом базисе общества.

В течение всего переходного периода от капитализма к социализму экономика общества остается многоукладной, состоящей из нескольких укладов хозяйства. Ленин, говоря об экономическом строе СССР после победы Октябрьской революции, отмечал пять хозяйственных укладов, в том числе три основные формы, или уклада, хозяйства: социализм, мелкое товарное производство, частнохозяйственный капитализм. Этим трём укладам хозяйства соответствовали в переходный от капитализма к социализму период три класса: пролетариат, мелкая буржуазия (главным образом крестьянство) и буржуазия, оттеснённая на второстепенные позиции. В соответствии с этим уничтожение классов в нашей стране сводилось к решению двух разнородных, хотя и тесно связанных между собой, задач: 1) ликвидации эксплуататорских классов и 2) социалистической переделке мелкобуржуазных слоёв трудящихся.

Чтобы ликвидировать эксплуататорские классы, нужно было прежде всего лишить их политической власти, что и сделала в октябре 1917 г. Великая Октябрьская социалистическая революция Нужно было, далее, уничтожить их экономическую базу, экспроприировать частнокапиталистическую собственность на средства производства. Нужно было, наконец, не только ликвидировать капиталистические элементы, но и уничтожить те причины, которые их порождали, вырвать их корни в экономике страны. А эту последнюю задачу нельзя было решить, не проведя перестройки всего народного хозяйства на социалистических началах.

Ленин и Сталин указывали, что корни капитализма находятся в мелком товарном производстве. Мелкотоварное производство рождает капиталистические элементы постоянно, стихийно, в массовом масштабе. Поэтому, для того чтобы вырвать корни капитализма и ликвидировать причины, порождающие классы, нужно было перейти от мелкого товарного хозяйства к крупному обобществлённому хозяйству, перевести всё хозяйство страны, в том числе и земледелие, на новую техническую базу крупного социалистического производства, т.е. уничтожить основные различия между рабочим классом и крестьянством.

Но эта последняя задача по необходимости должна была решаться иными средствами, чем ликвидация эксплуататорских классов, - не путём насильственного ниспровержения, а путём социалистической переделки крестьянского хозяйства, путём терпеливого перевоспитания масс крестьянства.

«Чтобы уничтожить классы, - писал Ленин в 1919 г., - надо, во-первых, свергнуть помещиков и капиталистов. Эту часть задачи мы выполнили, но это только часть и притом не самая трудная. Чтобы уничтожить классы, надо, во-вторых, уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, сделать всех – работниками. Этого нельзя сделать сразу. Это задача несравненно более трудная и, в силу необходимости, длительная. Это – задача, которую нельзя решить свержением какого бы то ни было класса. Её можно решить только организационной перестройкой всего общественного хозяйства, переходом от единичного, обособленного, мелкого товарного хозяйства к обобществлённому крупному хозяйству». (В.И.Ленин, Соч., т. 24, изд. 3, стр. 511.). Следовательно, задача уничтожения классов не могла быть исчерпана мерами насильственного подавления эксплуататоров, а предполагала создание таких экономических условий, которые делали бы невозможными эксплуатацию человека человеком и возникновение классовых различий.

 

Победа Великой Октябрьской социалистической революции и ликвидация классов помещиков и крупных капиталистов

 

Победа Великой Октябрьской ческой революции нанесла решительный удар эксплуататорским классам и положила начало процессу уничтожения классов в нашей стране.

До революции эксплуататорскими в России являлись помещики и буржуазия. Буржуазия включала в себя несколько важнейших отрядов: капиталистов – в промышленности, купцов и спекулянтов – в области торговли, кулаков – в сельском хозяйстве. Общая численность эксплуататорских классов достигала в 1913 г. 22 100 тыс. человек (вместе с членами семей), что составляло 15,9% населения страны.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции навсегда уничтожила политическое господство помещиков и капиталистов в нашей стране. Свержение буржуазного империалистического Временного правительства и слом старой государственной машины, разрушение остатков сословного режима и национального гнета, ликвидация контрреволюционной печати и контрреволюционных организаций, наконец, роспуск буржуазного Учредительного собрания — всем этим было обеспечено полное отстранение эксплуататорских классов от политической власти. Первые же конституционные документы Советской республики юридически закрепили достигнутое, открыто провозгласив лишение эксплуататоров политических прав.

Экономическая мощь помещиков и капиталистов была подорвана в результате насильственной экспроприации этих классов. Уже в первый день победы Октябрьской социалистической  революции был принят декрет о земле, по которому частная собственность на землю отменялась навсегда, помещичьи, удельные и монастырские земли отбирались без всякого выкупа и передавались в безвозмездное пользование трудящихся. По этому декрету крестьянство получило более 150 млн. десятин помещичьей земли. Таким образом, в первые месяцы Великой Октябрьской социалистической революции была осуществлена ликвидация помещичьего землевладения. Полностью ликвидация помещиков как класса по всей стране (если учесть попытки реставрировать помещичье землевладение в районах, попадавших под власть белогвардейцев и иностранных интервентов) была завершена к концу гражданской войны (1920 г.).

Насильственной экспроприации подверглись в ходе социалистической революции и крупные капиталисты. В течение ноября - декабря 1917 г. и первой половины 1918 г. была национализирована крупная промышленность. Были национализированы банки, представляющие основной нерв хозяйственной жизни. Перешли полностью в руки государства железные дороги, внешняя торговля, торговый флот и т. д. Национализация промышленности и банков нанесла удар не только российской, но и зарубежной буржуазии. Характерной особенностью российской буржуазии являлась ее зависимость от иностранного капитала. В 1914 г. доля иностранных капиталов в общей сумме акционерных капиталов России составляла 43%. Такие решающие отрасли народного хозяйства, как каменноугольная, нефтяная промышленность, больше чем наполовину находились в руках иностранного капитала. Экспроприировав капиталистов, Великая Октябрьская социалистическая революция разорвала цепи зависимости России от международного капитала.

В первые годы Великой Октябрьской социалистической революции был также нанесен серьезный удар капиталистическим  элементам деревни — кулачеству. Численность кулаков до революции (в 1913 г.) достигала (вместе с членами семей) 17 100 тыс. — это был наиболее многочисленный эксплуататорский класс. Летом и осенью 1918 г. в деревне развернулась ожесточённая борьба с кулачеством, принявшая форму раскулачивания. Органом этой борьбы явились комитеты бедноты, созданные декретом советской власти от 11 июня 1918 г. Комбеды отбирали у кулаков излишки хлеба, излишнюю землю и излишний инвентарь, оставляя норму земли, одинаковую со всеми крестьянами. Комбеды сыграли серьезную роль в борьбе с кулачеством, а также в обеспечении городов, рабочих центров и Красной Армии продовольствием. Они подорвали мощь сельской буржуазии, осуществив частичную экспроприацию кулачества. Из 80 млн. гектаров земли, принадлежавшей кулакам до революции, было отобрано 50 млн.

Следует отметить различия в масштабах и способах экспроприации капиталистических классов в городе и деревне. Во-первых, в отличие от города, где крупная буржуазия подверглась полной экспроприации, в деревне экспроприация кулачества комитетами бедноты не означала еще полной его ликвидации. Раскулачивание означало в то время частичную конфискацию имущества кулаков, ограничение их деятельности как эксплуататоров, ростовщиков, скупщиков и т. д. Во-вторых, экспроприированные у кулаков средства производства обращались не в общенародную, государственную собственность, как это делалось со средствами производства крупной буржуазии в промышленности, а распределялись между бедняками. Только часть этих средств (например, молотилки, мельницы, маслобойки и т.д.) использовалась для общих нужд крестьянских хозяйств или для организовавшихся сельскохозяйственных артелей и коммун, большая же часть становилась достоянием бедняцких единоличных хозяйств. Это было неизбежно, так как в деревне еще не имелось условий, необходимых для широкой организации общественного социалистического хозяйства.

В результате глубоких политических и экономических преобразований, осуществленных в первые годы Великой Октябрьской социалистической революции, основные отряды эксплуататоров — помещики и крупные капиталисты – были ликвидированы. Эксплуататорские элементы потеряли решающие позиции в экономике страны и были оттеснены на позиции второстепенного, неосновного класса.

Однако социалистическая революция не могла сразу ликвидировать все капиталистические классы и уничтожить эксплуатацию во всех отраслях народного хозяйства. Различные  отрасли народного хозяйства страны находились на разных ступенях развития, и не во всех отраслях имелись эконмические предпосылки, необходимые для ликвидации эксплуататорских классов. Высокое развитие капитализма в промышленности сочеталось в России с крайне отсталым земледелием, опутанным сетью докапиталистических отношений. В связи с этим после победы революции можно было «одним ударом» ликвидировать капиталистов в крупной промышленности, а в сельском хозяйстве этого сразу сделать было нельзя. Если классы помещиков и крупной буржуазии могли быть ликвидированы в первые годы революции, то ликвидация кулачества как класса потребовала длительной подготовки.

 

Пролетариат и крестьянство – основные классы советского общества в переходный период

 

Основными классами советского общества в период перехода от капитализма к социализму являлись пролетариат и трудящееся крестьянство, не эксплуатирующее чужого труда.

Пролетариат был при капитализме угнетённым классом, лишенным собственности на средства производства. После победы революции пролетариат превратился в господствующий класс, стал в лице своего государства хозяином всех крупных заводов, фабрик, транспорта, банков, земли и пр. Это — класс, который установил свою революционную диктатуру и направил развитие общества к социализму.

Вторым основным классом переходного периода, наряду с рабочим классом, являлся класс трудящихся крестьян, не эксплуатировавших чужого труда. Крестьянство, представлявшее в России громадное большинство населения, занимало и в эпоху диктатуры пролетариата среднее, промежуточное положение. Хозяйство крестьян основывается на частной собственности и мелкотоварном производстве. Вследствие этого крестьянство отличается двойственностью: с одной стороны, крестьянин является тружеником, он не эксплуатирует чужого труда, и это сближает его с рабочим; с другой стороны, он является частным собственником, и это роднит его с буржуазией. Отсюда неизбежные колебания крестьянства между рабочим классом и буржуазией. Эти колебания не прекратились и в эпоху диктатуры пролетариата.

Чем же объяснить, что крестьянство, которое при капитализме не являлось основным классом, стало после победы Октябрьской революции одним из основных классов советского общества? Это объясняется тем, что после свержения эксплуататорских классов коренным образом изменилось соотношение классовых сил в стране, изменилось и положение крестьянства. В течение  первых лет Октябрьской социалистической революции советская деревня осереднячилась. До революции в деревне 65% крестьянских дворов составляла беднота, 20% — среднее крестьянство и 15 %:—кулачество. В 1918 г. в период комбедов  часть кулаков была экспроприирована и опустилась до середняков, много бедняков, получивших землю и средства производства, поднялось до положения середняков. Вследствие этого удельный вес бедняков сократился примерно до 30% общего числа крестьянских дворов, а удельный вес середняков значительно вырос, достигнув примерно 60—65%. Середняк стал центральной фигурой земледелия. От взаимоотношений рабочего класса с трудящимся крестьянством, прежде всего со средним крестьянством, зависела судьба социализма, все будущее Советской страны. В этом смысле Ленин говорил, что союз рабочего класса с крестьянством — это альфа и омега Советской власти, необходимое и достаточное условие её прочности.

Руководящая роль в этом союзе принадлежала и принадлежит рабочему классу. Ленин и Сталин неоднократно подчеркивали руководящую роль пролетариата как единственного класса, способного привести к победе социализма и осуществить задачу уничтожения классов.

«Только тот из угнетенных классов,— учил Ленин,— способен своей диктатурой уничтожить классы, который обучен, объединен, воспитан, закален десятилетиями стачечной и политической борьбы с капиталом, — только тот класс, который усвоил себе всю городскую, промышленную, крупно-капиталистическую культуру, имеет решимость и способность отстоять её, сохранить и развить дальше все ее завоевания, сделать их доступными всему народу, всем трудящимся,— только тот класс, который сумеет вынести все тяжести, испытания, невзгоды, великие жертвы, неизбежно возлагаемые историей на того, кто рвёт с прошлым и смело пробивает себе дорогу к новому будущему, — только тот класс, в котором лучшие люди полны ненависти и презрения ко всему мещанскому и филистёрскому, к этим качествам, которые так процветают в мелкой буржуазии, у мелких служащих, у «интеллигенции»,— только тот класс, который «проделал закаляющую школу труда» и умеет внушать уважение к своей трудоспособности всякому трудящемуся, всякому честному человеку». (В.И.Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 360.)               .

 

Новые формы классовой борьбы в эпоху диктатуры пролетариата

 

С установлением диктатуры пролетариата классовая борьба не прекратилась, она  только изменила свои формы. Пролетариат в этот период приобрел новые орудия классовой борьбы. Важнейшим из этих орудий является новый государственный аппарат. «Государство, при диктатуре пролетариата, есть лишь новое орудие его классовой борьбы»,— указывал Ленин. («Ленинский сборник» III, стр. 498.)

Основное изменение в условиях классовой борьбы пролетариата в переходный период от капитализма к социализму стоит в том, что он ведет теперь борьбу в качестве господствующего класса, используя против своих врагов все средства, какие имеются в руках господствующего класса, все орудия государственной власти: армию, суд, тюрьмы, разведку и т. д.

В набросках брошюры «О диктатуре пролетариата» (1919—начало 1920 г.) Ленин охарактеризовал новые формы и задачи классовой борьбы пролетариата. Ленин отметил пять новых форм классовой борьбы в эпоху пролетарской диктатуры:

1)Подавление сопротивления эксплуататоров. О подавлении сопротивления эксплуататоров Ленин говорил как о задаче и содержании целой эпохи, всего переходного периода. Победивший пролетариат подавляет сопротивление свергнутых классов при помощи различных средств: прямыми военными мерами ликвидирует контрреволюционные заговоры, саботаж, вредительство, лишает эксплуататоров политических прав, принимает меры экономического воздействия и т. д.

В ходе классовой борьбы выявилась теснейшая связь между внутренними и внешними врагами пролетариата. Социалистическая революция одержала победу первоначально лишь в одной стране, окруженной капиталистическими государствами. Поэтому у нее оказался не только внутренний, но и внешний фронт классовой борьбы. Капиталистическое окружение поддерживало все враждебные советской власти классовые силы внутри страны.

2)Гражданская война. Гражданская война есть крайняя форма обострения классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией, это открытая борьба между классами с opужием в руках. В силу многообразных международных связей капитализма гражданская война победившего пролетариата против национальной буржуазии перерастает в войну с буржуазией окружающих империалистических государств. Так и получилось в 1918-1920 гг., когда Советской Республике пришлось отбивать объединённый натиск иностранных интервентов и белогвардейской контрреволюции.        

3)Нейтрализация мелкой буржуазии. Это своеобразная форма классовой борьбы, которая вытекает из двойственного положения мелкой буржуазии. Задача пролетариата по отношению к мелкой буржуазии состоит в том, чтобы пресекать ее колебания в сторону буржуазии и вести за собой. «Нейтрализация складывается из убеждения, примера, обучения опытом, пресечения уклонений насилием и т. п.»,— отмечал Ленин. («Ленинский сборник» III, стр. 495.) Формулировка этой задачи, данная Лениным в его наброске о формах классовой борьбы в эпоху диктатуры пролетариата, соответствовала первому периоду революции, когда партия проводила политику нейтрализации среднего крестьянства. В дальнейшем после упрочения советской власти, с конца 1918— начала 1919г., партия большевиков перешла к политике прочного союза с середняком. Она руководствовалась лозунгом Ленина: «Уметь достигать соглашения с средним крестьянином – ни на минуту не отказываясь от борьбы с кулаком и прочно опираясь только на бедноту». (В.И.Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 171.) При этом сохранила своё значение та основная задача, на которую указывал Ленин, говоря об этой форме классовой борьбы,— государственное руководство пролетариата в отношении непролетарских трудящихся масс.

4) «Использование» буржуазии. Указывая на эту форму классовой борьбы, Ленин имел в виду то, что пролетариат ставит себе на службу буржуазных специалистов, использует их опыт в организации производства. Пролетариат берет власть, не располагая еще достаточным опытом и знаниями, необходимыми для управления, руководства хозяйством. Этим он, между прочим, отличается от всех прежде господствовавших классов, которые имели возможность еще в недрах старого строя создавать свою культуру, овладевать знаниями и навыками, необходимыми для управления. Напротив, пролетариат получает такую возможность только после свержения старого строя, сбросив с себя ярмо капиталистической эксплуатации. Отсюда для победившего пролетариата вытекает необходимость поставить себе на службу буржуазных специалистов, использовать их опыт и знания, чтобы научиться искусству управления и хозяйничанья. Использование буржуазных специалистов принимает характер классовой борьбы, потому что победившему пролетариату приходится пре-одолевать их сопротивление, пресекать силой попытки саботажа, вредительства и т. д.

5) Воспитание новой дисциплины. Перед рабочим классом стоит задача — воспитать всех трудящихся в духе новой, сознательной, социалистической дисциплины труда. Воспитание социалистической дисциплины — это своеобразная форма классовой борьбы, при помощи которой пролетариату приходится преодолевать сопротивление отсталых групп и слоев трудящихся, зараженных навыками капитализма. «Разве классовая борьба в эпоху перехода от капитализма к социализму,— писал Ленин,— не состоит в том, чтобы охранять интересы рабочего класса от тех горсток, групп, слоев рабочих, которые упорно держатся традиций (привычек) капитализма и продолжают смотреть на Советское государство по прежнему: дать «ему» поменьше и похуже,— содрать с «него» денег побольше». (В.И.Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 79.).

В воспитании новой дисциплины главную роль играют методы убеждения. Но, как и всякая иная форма классовой оно предполагает также и применение методов принуждения. Меры принуждения должны быть направлены против лодырей, тунеядцев, против тех, кто сопротивляется созданию дисциплины. Ленин требовал, «чтобы ни один жулик (в том числе и отлынивающий от работы) не гулял на свободе, а сидел в тюрьме или отбывал наказание на принудительных работах тягчайшего вида». (В.И.Ленин, Соч., т. 26, изд. 4, стр. 374.)             .

Победившему пролетариату приходится подавлять сопротивление эксплуататоров не только в области политики и экономики, но и в области идеологии. В идеологической области сопротивление оказывается даже наиболее упорным, длительным, глубоким, продолжаясь и после того, как сломлено вооружённое сопротивление враждебных пролетариату классов. Поэтому борьба против идейного сопротивления старого общества,  против пережитков капитализма в сознании трудящихся является одной из важнейших задач классовой борьбы пролетариата. Без разрешения этой задачи он не может укрепить свое политическое господство.

И в условиях пролетарской диктатуры пролетариат ведёт политическую, экономическую и идеологическую классовую борьбу. При этом политическая борьба по-прежнему остаётся главной формой классовой борьбы. Ленин и Сталин подчёркивали, что ко всем вопросам социалистического строительства -  и экономическим и идеологическим — необходимо подходить прежде всего с политической точки зрения, оценивать их политически. Решающим условием успешного преодоления враждебных сил старого общества и построения социалистического общества явилась правильная политика большевистской партии, которая прозорливо и мудро указала пути, ведущие к уничтожению классов.

 

Социалистическое преобразование экономики СССР и ликвидация капиталистических элементов

 

В октябре 1917 г. пролетариат победил капитализм, буржуазию политически. В ходе гражданской войны 1918—1920 гг. были отбиты попытки буржуазии и помещиков восстановить при помощи интервентов свое политическое господство, а поддерживавшие их мелкие партии — эсеры, меньшевики, анархисты, националисты — пошли ко дну. Однако в области экономики вопрос «кто — кого» еще не был решен. Капитализм сохранил свои корни в экономике страны: мелкое товарное хозяйство постоянно выделяло из своей среды капиталистические элементы. Поэтому рабочему классу, социализму предстояла решающая борьба с капитализмом: нужно было одержать победу над капиталистическими элементами, чтобы добить капитализм экономически.

Успешное решение вопроса «кто—кого», вопроса о победе социалистических элементов народного хозяйства над капиталистическими, зависело прежде всего от установления правильных экономических взаимоотношений между городом и деревней, от укрепления на новой, экономической, основе союза рабочих и крестьян. В годы гражданской войны этот союз носил военно-политический характер и поддерживался общей заинтересованностью рабочего класса и крестьянства в разгроме интервентов и белогвардейцев. Крестьяне на своем опыте убедились в том, что только власть рабочего класса могла закрепить за ними землю, отобранную у помещиков. С переходом к мирному хозяйственному строительству партия большевиков добилась укрепления союза рабочего класса с трудящимся крестьянством на новой, хозяйственной основе. И рабочий класс и крестьянство были заинтересованы в том, чтобы развитие сельского хозяйства пошло по социалистическому пути, а не по капиталистическому. Капиталистический путь развития мог принести большинству крестьян только разорение, ибо он предполагал обнищание большинства крестьянства во имя обогащения верхних слоев городской и сельской буржуазии. Поэтому крестьянство не могло быть заинтересовано в развитии по капиталистическому пути, чем и обусловливалась общность его коренных интересов с интересами рабочего класса.

В то же время внутри союза рабочего класса и крестьянства были неизбежны и некоторые противоречия. Рабочий класс и крестьянство представляли классы не только различные по своему экономическому положению, но и отличавшиеся разными  тенденциями. Для рабочего класса была характерна социалистическая тенденция, а для крестьянства как класса частных собственников — товарно-капиталистическая тенденция. В связи с этим Ленин называл крестьянство «последним капиталистическим классом». Разъясняя приведенные слова Ленина, товарищ Сталин указывал: «Это значит, во-первых, что индивидуальное крестьянство является особым классом, строящим хозяйство на основе частной собственности на орудия и средства производства и отличающимся, ввиду этого, от класса пролетариев, строящих хозяйство на основе коллективной собственности на средства производства.

Это значит, во-вторых, что индивидуальное крестьянство является таким классом, который выделяет из своей среды, порождает и питает капиталистов, кулаков и вообще разного рода эксплуататоров». (И.В.Сталин, соч., т. 11, стр. 96.).

В этих условиях пролетарское руководство в отношении крестьянства имело решающее значение: пролетариат должен был вовлечь трудящееся крестьянство в русло социалистического строительства.

Пути осуществления этой задачи были определены Лениным в его статьях и выступлениях о новой экономической политике и в особенности в его последних статьях, относящихся к январю — марту 1923 г.: « О кооперации», «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Лучше меньше, да лучше». Ленин указывал, что в Советской Республике социальный строй основан на сотрудничестве двух классов: рабочих и крестьян. Несмотря на известные противоречия между этими классами, в нашем социальном строе не были заложены с необходимостью основания для раскола между ними. В связи с этим Ленин ставил перед партией задачу «внимательно следить за обстоятельствами, из которых может вытечь раскол, и предупреждать их, ибо в последнем  счете судьба нашей республики будет зависеть от того, пойдёт ли крестьянская масса с рабочим классом, сохраняя верность союзу с ним, или она даст «нэпманам», т.-е. новой буржуазии разъединить себя с рабочими, расколоть себя с ними». (В.И. Ленин, Соч., т. 27, изд. 3, стр. 405.).

В зависимости от этого должен был решиться и вопрос «кто - кого», поставленный Лениным при переходе к нэпу, вопрос о том, кто победит — социалистические или капиталистические элементы. Ленин не раз подчеркивал, что исход этой борьбы зависит прежде всего от правильности политики партии и Советского государства. «Политика есть отношение между классами — это решает судьбу республики». (В.И. Ленин, Соч., т. 26, изд. 3, стр. 248.)  При правильной политике партия большевиков и советская власть имели возможность сохранить и укрепить союз рабочего класса с крестьянством под руководством рабочего класса и одержать победу над буржуазией.

Перевести все хозяйство страны, в том числе и земледелие, на новую техническую базу, на базу современного крупного производства — таков путь к социализму, указанный Лениным. В создании крупной индустрии, прежде всего тяжелой, Ленин видел ключ к перестройке сельского хозяйства на коллективных началах. Только на базе новой техники, на базе коллективного труда, учил Ленин, можно вывести крестьянство из нищеты и переработать психологию крестьянина — мелкого собственника – в духе социализма.

Удержав в своих руках политическую власть и основные командные высоты народного хозяйства: банки, крупную промышленность, железные дороги, внешнюю торговлю и пр., рабочий класс располагал необходимыми рычагами, для того чтобы победить капитализм экономически и построить социализм. После кратковременного отступления, продолжавшегося в течение первого года нэпа, советская власть закрепила свои позиции в экономике и перешла вновь в наступление на капиталистические элементы.

Раньше всего наступление на частный капитал развернулось в области торговли. Если в 1925/26 г. в руках частных торговцев было больше 42% розничного оборота, то в 1927/28 г. Удельный вес частного капитала упал до 24,8% розничного оборота. Начиная с 1927 г. оборот частной торговли начал сокращаться не только в процентном отношении, но и абсолютно. В результате  развития социалистической промышленности, государственной и кооперативной торговли тысячи средних и мелких капиталистов были вытеснены и пошли ко дну.             

Естественно, что наступление на капиталистические элементы города вызывало со стороны последних ожесточенное сопротивление. Одной из форм сопротивления классового врага было злостное  вредительство верхушки буржуазной интеллигенции в различных отраслях народного хозяйства СССР. По указке иностранных империалистических разведок, при финансовой и иной поддержке бывших владельцев предприятий, находившихся за границей, возник ряд вредительских организаций, пытавшихся сорвать социалистическую индустриализацию страны, разрушить народное хозяйство, подготовить интервенцию против СССР, восстановить в СССР капиталистическое рабство.

Сопротивление эксплуататорских элементов нашло свое отражение и в партии, где рупором разорявшейся городской буржуазии явились в 1925—1927 гг. троцкисты и зиновьевцы. «По существу троцкисты пытались создать в СССР политическую организацию новой буржуазии, другую партию — партию капиталистической реставрации». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 266.). В своей борьбе против партии большевиков эти презренные изменники рабочего класса объединились вместе с остатками других разбитых оппозиционных групп в антипартийный блок, воплощавший дух пораженчества и капитулянтства перед капитализмом и стремившийся в угоду империалистам разложить большевистскую партию и повернуть страну на путь реставрации капитализма. Потерпев поражение, будучи идеологически и политически разбит партией, троцкизм перестал быть политическим течением, троцкисты превратились в банду политических двурушников, готовых на любые средства борьбы против народа.

Характерной чертой троцкизма являлось неверие в силы пролетарской революции, отрицание возможности союза рабочих и крестьян, отрицание возможности построения социализма в СССР. Троцкисты проповедывали неизбежность «неразрешимых конфликтов» между рабочим классом и крестьянством, рассматривали крестьянство как силу, враждебную рабочему классу, и отвергали возможность вовлечения крестьянства в  русло социалистического строительства. Они провокационно утверждали, будто развитие промышленности в СССР может происходить лишь за счет разорения крестьянства, путём его  экспроприации и пролетаризации. Эти антиленинские установки могли привести только к развалу союза рабочего класса и  крестьянства, к подрыву социалистической индустриализации. Это была капитулянтская программа, рассчитанная на реставрацию капитализма в Советской стране.

Под руководством товарища Сталина партия разгромила троцкизм, идейно похоронила его. Развивая ленинскую идею гегемонии рабочего класса, товарищ Сталин доказал, что рабочий класс может и должен быть гегемоном в отношении основной массы крестьянства в области экономической, в деле строительства социализма, так же как он был в октябре 1917 г. гегемоном крестьянства в области политической, в деле свержения власти буржуазии и установления диктатуры пролетариата. Это значит, что рабочий класс, будучи руководителем крестьянства должен использовать свою государственную власть, для того чтобы вовлечь трудящееся крестьянство в русло социалистического строительства, переделать его хозяйство на началах социализма.

Товарищ Сталин показал, что социалистическая индустриализация страны играет ведущую роль в осуществлении этой задачи. Разработанная товарищем Сталиным и принятая XIV съездом ВКП(б) программа социалистической индустриализации предусматривала укрепление союза рабочего класса с трудящимся крестьянством и развертывание наступления на капиталистические элементы. Осуществление этой программы вело к неуклонному росту удельного веса и усилению командующей роли социалистических форм хозяйства за счет капиталистических форм. Уже к концу 1927 г., когда определились значительные достижения политики социалистической индустриализации, товарищ Сталин констатировал серьезные успехи в решении вопроса «кто — кого».  На XV съезде ВКП(б) товарищ Сталин говорил:

«Этот вопрос был поставлен Лениным в 1921 году, после введения новой экономической политики. Сумеем ли мы связать нашу социализированную индустрию с крестьянским хозяйством, оттеснив частного торговца, частного капиталиста и научившись торговать, или частный капитал одолеет нас, учинив раскол между пролетариатом и крестьянством,— вот как стоял тогда вопрос. Теперь мы можем сказать, что в основном в этой области мы имеем уже решающие успехи…

Но теперь вопрос «кто — кого» приобретает уже другой характер. Теперь этот вопрос переносится из области торговли в область производства, в область производства кустарного, в область производства сельскохозяйственного, где частный капитал имеет свой известный удельный вес и откуда его нужно систематически выживать». (И.В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 298-299.).

В крупной промышленности роль частного капитала была уже и тогда ничтожной. Но в мелкой и кустарной промышленности частный капитал занимал еще некоторое место. В последующие годы развитие социалистической промышленности и кооперирование кустарного производства привели к вытеснению частного капитала и из области мелкой промышленности. На XVI съезде ВКП(б) в 1930 г. товарищ Сталин отметил, что вопрос «кто — кого» уже решен в основном в пользу социалистических форм  промышленности, решен окончательно и бесповоротно.

Вслед за наступлением на капиталистические элементы в торговле и промышленности партия и Советское государство начали наступление на капиталистические элементы и в сельском хозяйстве. Успешно решить вопрос «кто — кого» в сельском хозяйстве, сломить кулака значило вместе с тем покончить с капиталистическими классами в нашей стране, ибо кулачество было последним и наиболее многочисленным эксплуататорским классом в СССР. (В 1928 г. эксплуататорские элементы в СССР насчитывали 6 801 тыс. человек, что составляло 4,5% общего числа населения, в том числе кулаков было 5 618 тыс. человек, или 3,7% населения.)

Успешное наступление на капиталистические элементы деревни было  бы невозможно без разгрома бухаринско-рыковской оппозиции, развернувшей в 1928—1929 гг. ожесточенную борьбу против партии и пытавшейся повернуть страну на путь реставрации капитализма. Защитники и идеологи кулачества — бухаринцы развернули правооппортунистическую, буржуазно-реставраторскую программу, краеугольным камнем которой была проповедь мирного врастания кулачества в социализм. Эти реставраторы капитализма утверждали, что через кооперацию и банки «кулацкие кооперативные гнезда» будут постепенно врастать в систему социалистического хозяйства. По их утверждениям, должны были врастать в социалистическую систему и концессионные предприятия. Эта вредительская «теория» имела своим прямым назначением — доказать желательность свободного развития капиталистических элементов и ненужность их ликвидации. Свою «теорию» бухаринцы дополняли вражеским выводом о затухании классовой борьбы в переходный период, о постепенном угасании классовой борьбы по мере продвижения к социализму.

Разоблачая эту буржуазно-реставраторскую «теорию», товарищ Сталин показал, что единственным путем к уничтожению классов является путь ожесточенной классовой борьбы пролетариата, что уничтожение классов достигается не в результате затухания классовой борьбы, а в результате её  обострения.

«Не бывало еще в истории таких случаев, — говорил товарищ Сталин, — чтобы умирающие классы добровольно  уходили со сцены. Не бывало еще в истории таких случаев, чтобы умирающая буржуазия не испробовала всех остатков  своих сил для того, чтобы отстоять своё существование… наше продвижение вперёд, наше наступление будет сокращать капиталистические элементы и вытеснять их, а они, умирающие классы, будут сопротивляться, несмотря ни на что.   

Вот в чём основа обострения классовой борьбы в нашей стране». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 37-38.)

Товарищ Сталин указывал при этом, что капиталистические элементы, вытесняемые ростом социализма, теряющие почву под ногами, не прекращают своего сопротивления, а, наоборот, переходят к наиболее острым средствам и формам сопротивления. Эти указания товарища Сталина имели неоценимое значение для мобилизации сил рабочего класса и трудящегося крестьянства против их классовых врагов.

Чем ближе была гибель эксплуататорских классов, тем ожесточеннее становилось их сопротивление. Враги применяли самые зверские методы борьбы: организовывали саботаж, диверсии, убийства советских работников, шпионаж в пользу иностранных разведок и т. д. Они делали ставку на интервенцию иностранных держав для свержения советской власти, готовы были распродать родину иностранным империалистам. В борьбе против социализма объединились все враги народа - от бывших белогвардейцев и кулаков до презренных троцкистско-зиновьевских и бухаринских изменников. Но все их вылазки были отбиты советской властью.

Решительно подавляя сопротивление врагов, партия и советская власть подготовили условия для ликвидации кулачества как класса и развернули наступление социализма по всему фронту.

Покончить с кулачеством как классом можно было только на основе массовой коллективизации сельского хозяйства, ибо корни капитализма были в мелком индивидуальном крестьянском хозяйстве. Выполнение таких великих исторических задач, как перевод крестьян на путь коллективного хозяйства и ликвидация кулачества как класса, требовало самой тщательной подготовки, которая «по глубине и размаху может быть смело поставлена в один ряд с подготовкой Великой Октябрьской социалистической революции». («Иосиф Виссарионович Сталин, Краткая биография», изд. 2, М. 1950, стр. 115.).  Под руководством товарища Сталина - гениального стратега пролетарской революции — партия большевиков провела эту подготовку и осуществила исторический поворот в развитии деревни.

Во второй половине 1929 г. в деревне развернулось массовое колхозное движение, подготовленное всей предшествующей политикой партии, ростом социалистической индустрии, развитием сельскохозяйственной кооперации, опытом первых колхозов и совхозов, а также решительной борьбой с кулачеством во время хлебозаготовительных кампаний 1928 и 1929 гг.

Проведение сплошной коллективизации означало новый этап в развитии классовой борьбы в деревне. Переход к сплошной коллективизации, как указывает товарищ Сталин, совершался не в порядке простого и мирного вступления крестьян в колхозы, а в порядке массовой борьбы крестьян против кулачества. Сплошная коллективизация сразу приняла характер мощной антикулацкой лавины. Сплошная коллективизация означала переход всех земель в районе села в руки колхоза, а так как часть земель находилась в руках кулаков, то проведение сплошной коллективизации обязательно предполагало ликвидацию кулачества.

Решительное наступление на кулачество было предпринято партией большевиков и советской властью после длительной работы по укреплению союза рабочего класса и крестьянства под руководством рабочего класса, по развитию социалистической индустрии и коллективизации сельского хозяйства. От политики ограничения эксплуататорских элементов партия и Советское государство перешли к политике ликвидации кулачества как класса. Ликвидация кулачества как класса была проверена на основе сплошной коллективизации.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции положила начало ликвидации эксплуататорских классов, победа колхозного строя обеспечила завершение этой исторической задачи. «Если конфискация земли у помещиков была первым шагом Октябрьской революции в деревне,— говорилось в решениях XVI съезда ВКП(б) ,— то переход к колхозам является вторым и притом решающим шагом, который определяет важнейший этап в деле построения фундамента социалистического общества в СССР». («ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. 2, изд. 6, 1941, стр. 428.).

Революционный переворот, начавшийся в 1929 г. в нашей деревне, имел своеобразные особенности, отличавшие его от всех прошлых революций. Когда в прошлом назревали глубокие революционные перевороты, то их материальные предпосылки подготовлялись стихийным экономическим развитием, не зависевшим от воли и сознательной деятельности людей. Своеобразие революционного переворота в развитии нашей деревни, начавшегося в 1929 г., заключалось в том, что его материальные предпосылки создавались партией большевиков и Советским государством сознательно. В то время как в прошлом революционные перевороты осуществлялись в результате напора передовых классов снизу, опрокидывавшего устои отжившего порядка, этот переворот был осуществлен «сверху, по инициативе государственной власти, при прямой поддержке снизу со стороны миллионных масс крестьян, боровшихся против кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 291-292.). Поэтому, как указывает товарищ Сталин в работе «Относительно марксизма в языкознании», этот переворот был осуществлён не в порядке взрыва, а в порядке постепенного перехода от старого, буржуазного индивидуально-крестьянского строя к новому, социалистическому, колхозному строю.      

Именно это соединение планомерного воздействия государственной власти с могучим творческим подъемом самих масс, обеспечило успех социалистического преобразования в деревне. Оно дало возможность разрешить труднейшую после завоевания пролетариатом власти задачу социалистической революции задачу перевода на путь социализма десятков миллионов мелких единоличных крестьянских хозяйств, задачу ликвидации кулачества как самого многочисленного эксплуататорского класса.

В результате осуществления этого революционного переворота кулачество было экспроприировано, подобно тому, как в1918 г. были экспроприированы капиталисты в промышленности, с той, однако, разницей, что на этот раз средства производства, отобранные у эксплуататоров, перешли не в руки государства, а в руки объединенных крестьян, в руки колхозов.

Товарищ Сталин указал, что этот переворот был равнозначен по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 г. Эта революция разрешила одним ударом три коренных вопроса социалистического строительства:

«а) Она ликвидировала самый многочисленный эксплуататорский класс в нашей стране, класс кулаков, оплот реставрации капитализма;

б) Она перевела с пути единоличного хозяйства, рождающего капитализм, на путь общественного, колхозного, социалистического хозяйства самый многочисленный трудящийся класс в нашей стране, класс крестьян;

в) Она дала Советской власти социалистическую базу в самой обширной  и жизненно необходимой, но и в самой отсталой области народного хозяйства — в сельском хозяйстве». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 292.).

С ликвидацией кулачества как класса был уничтожен последний эксплуататорский класс в СССР. Однако ликвидация эксплуататорских классов не означала прекращения классовой борьбы. Враждебное Советской стране капиталистическое окружение использовало остатки эксплуататорских классов, осколки разбитых партией антипартийных групп и течений для организации вредительства, диверсий, шпионажа, для подготовки новой интервенции против СССР. В лице троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, националистов иностранные разведки нашли готовые кадры для своей шпионской и подрывной работы. В 1934—1938 гг. советская власть разгромила ряд шпионско-вредительских организаций, созданных троцкистско-бухаринскими изменниками и предателями. В связи с этим товарищ Сталин с особой силой, подчеркивал необходимость революционной бдительности. Он неоднократно предупреждал большевиков, что враги народа, доживая последние дни, не оставляют своей борьбы против советской власти, а, наоборот, хватаются за самые отчаянные средства борьбы.

«Надо иметь в виду,— говорил товарищ Сталин в 1937 г.,— что остатки разбитых классов в СССР не одиноки. Они имеют прямую поддержку со стороны наших врагов за пределами СССР.  Ошибочно было бы думать, что сфера классовой борьбы ограничена пределами СССР. Если один конец классовой борьбы имеет своё действие в рамках СССР, то другой ее конец протягивается в пределы окружающих нас буржуазных государств. Об этом не могут не знать остатки разбитых классов. И именно потому, что они об этом знают, они будут и впредь продолжать свои отчаянные вылазки.

Так учит нас история. Так учит нас ленинизм». (И.В. Сталин, О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, Госполитиздат, 1938, стр. 18.).

Руководствуясь этими указаниями товарища Сталина, партия большевиков и советская власть разгромили шпионов и покончили с троцкистско-бухаринскими наемниками капитала.

 

Международное значение опыта классовой борьбы трудящихся СССР.

 

Опыт Советского Союза, где уже ликвидированы все эксплуататорские классы, служит и будет служить руководством для трудящихся других стран. Разработанные Лениным и Сталиным пути ликвидации эксплуататорских  классов, формы и методы социалистического строительства, основы экономической политики пролетариата в переходный период от капитализма к социализму, опыт классовой борьбы в СССР имеют всемирно-историческое значение.

Ныне при поддержке Советского Союза начали свое движение по пути социализма европейские страны народной демократии (Чехословакия, Польша, Болгария, Румыния, Венгрия, Албания). Эти страны уже вступили в переходный период от капитализма к социализму.

Мощная поддержка Советского Союза обусловила некоторое своеобразие в путях развития и формах классовой борьбы в странах народной демократии. Если в Советской России в 1918—1920 гг. победившим рабочим и крестьянам пришлось вести гражданскую войну против внутренней контрреволюции и защищать свою страну от иностранной военной интервенции, то в странах народной демократии, поскольку они движутся к социализму не в одиночестве, а при поддержке Советского Союза, трудящиеся оказались избавленными от иностранной военной интервенции и гражданской войны.

Однако это вовсе не означало возможности продвижения этих стран к социализму мирным путем, без классовой борьбы, без ее обострения, как это утверждали правооппортунистические и националистические предатели, проникшие в pяды коммунистических и рабочих партий. Развитие стран народной демократии вновь подтвердило, что классовая борьба в переходный период от капитализма к социализму не затухает, а обостряется.

Основные уроки пройденного трудящимися СССР пути и в особенности выводы о неизбежности обострения классовой борьбы в переходный период, о руководящей роли рабочего класса и его партии в строительстве социализма, о решающем значении но-вой государственной власти для подавления свергнутых эксплуататоров и для обеспечения победы социализма, об огромной роли разведки для борьбы со шпионами, диверсантами, вредителями, агентами капитала — все эти выводы имеют  решающее значение и для развития стран народной демократии. Политические и экономические преобразования, уже осуществленные в этих странах, например ликвидация помещичьего землевладения, национализация крупной промышленности и банков, могли быть проведены лишь благодаря руководству партии рабочего класса. Известно, например, что в Чехословакии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Польше сначала была национализирована лишь часть крупных предприятий, прежде всего предприятия, принадлежавшие немцам и изменникам народа; затем были приняты законы о дальнейшем расширении круга национализируемых предприятий. Принятие этих законов проходило в борьбе против сил реакции, при сопротивлении колеблющихся элементов. Без руководства партий рабочего класса было бы невозможно обеспечить дальнейшее углубление социалистических преобразований в этих странах.

В ходе ожесточенной классовой борьбы были разгромлены реакционные партии, стремившиеся к реставрации капитализма и империалистического гнета. Вокруг коммунистических партий сплотились все революционные силы, стремящиеся вести развитие своих стран к социализму. В результате этого осуществлено объединение левого крыла социал-демократических партий с коммунистическими партиями на базе марксизма - ленинизма в Румынии, Венгрии, Чехословакии, Болгарии, Польше. Создание единых партий рабочего класса, осуществленное на базе марксизма-ленинизма, способствовало усилению руководящей роли рабочего класса во всей общественной и государственной жизни стран народной демократии.

Успешное продвижение стран народной демократии по пути к социализму закономерно вызывает усиление сопротивления классово враждебных сил как внутри этих стран, так и за их пределами. Империалистический лагерь, возглавляемый правящими кругами США и Англии, отнюдь не желает мириться с тем, что народы Центральной и Юго-Восточной Европы сбросили с себя оковы империализма. Стремясь реставрировать капиталистические порядки и сорвать дело социалистического строительства в этих странах, повернуть их против Советского Союза, империалистическая реакция применяет самые гнусные и коварные приемы: организует шпионаж, заговоры, диверсии, убийства, подготовляет интервенцию. Ее штурмовым отрядом служит презренная троцкистско-фашистская клика Тито, пробравшаяся обманным путем к власти в Югославии. Как было установлено на процессах Райка и его сообщников в Венгрии и Трайчо Костова в Болгарии, главарь югославской фашистской  банды Тито и его ближайшие сообщники уже давно завербованы  и взяты на шпионскую службу англо-американскими империалистами.

Деятельность фашистско-шпионской банды Тито наглядно показывает, с какой злобой и ожесточением борются силы империалистической реакции против демократии и социализма, какие коварные средства применяют эксплуататорские классы и их агентура в борьбе против трудового народа. Опыт трудящихся Советского Союза, разгромивших под руководством партии Ленина - Сталина все происки внешних и внутренних врагов и добившихся победы социализма в СССР, учит трудящихся стран народной демократии революционной бдительности и непримиримости к врагам народа.

 

2. Победа социализма в СССР и изменение классовой структуры советского общества.

 

Классовый состав населения СССР.

 

В своем докладе «О проекте Конституции Союза ССР» И. В. Сталин показал, что в результате победы социализма коренным образом изменился экономический базис, а сообразно с этим изменилась и классовая структура советского общества. C победой социализма были ликвидированы все эксплуататорские классы. Не стало класса капиталистов в области промышленности. Не стало класса кулаков в области сельского хозяйства. Не стало купцов и спекулянтов в области товарооборота.

По данным переписи 1939 г., социальный состав населения СССР (без новых республик и западных областей Украины и  Белоруссии) был следующим: рабочие и служащие города и села составляли 49,7% населения, колхозники и кооперированные  кустари — 46,9, крестьяне-единоличники и некооперированные кустари — 2,6, нетрудящиеся — 0,04%.

Таким образом, ныне все население нашей страны (за ничтожным исключением) состоит уже из трудящихся, и, следовательно, мы прошли главный и решающий этап по пути уничтожения классов. Уничтожена эксплуатация человека человеком, представляющая основную характерную черту классового общества.

В 1920 г. в речи на III съезде РКСМ В. И. Ленин, отвечая на вопрос, что такое классы, сказал: «Это то, что позволяет одной части общества присваивать себе труд другой». (В.И. Ленин, Соч., т. 30, изд. 3, стр. 411.). Таких общественных групп, из которых одна могла бы присваивать труд другой, в СССР уже не стало. В этом смысле наше общество уже нельзя назвать классовым. Но, как мы знаем, ликвидацией эксплуататорских классов еще не исчерпывается задача уничтожения классов. Еще остается некоторая, хотя и не коренная разница между рабочим классом и крестьянством. Следовательно, в нашем социалистическом обществе еще существуют классы, но только трудящиеся классы.

 

Изменение социальной природы рабочего класса, крестьянства, интеллигенции.

 

Ныне советское общество состоит, как указывал товарищ Сталин, из двух классов — рабочего класса и класса крестьян. Кроме этих классов у нас существует как особая общественная прослойка интеллигенция. Облик этих социальных групп за годы социалистического строительства в корне изменился.

Рабочий класс СССР не только вырос количественно, но и претерпел глубокое качественное изменение. В его составе нет больше рабочих, занятых на частнокапиталистических предприятиях, ибо таких предприятий в СССР уже не существует; нет сельскохозяйственных пролетариев-батраков, эксплуатируемых кулаками. Все наши рабочие заняты теперь на социалистических предприятиях, рабочий класс полностью освобожден от эксплуатации. «Можно ли после этого назвать наш рабочий класс пролетариатом? Ясно, что нельзя, — указывал товарищ Сталин, — … пролетариат СССР превратился в совершенно новый класс, в рабочий класс СССР, уничтоживший капиталистическую систему хозяйства, утвердивший социалистическую собственность на орудия и средства производства и направляющий советское общество на пути коммунизма». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 511.).

Изменилось и крестьянство СССР. Оно освобождено не только от помещичьей кабалы, но и от эксплуатации кулаками, купцами, ростовщиками, спекулянтами. Советское крестьянство уже не представляет собой класса мелких производителей, члены которого разобщены, распылены, работают в одиночку в своих мелких хозяйствах с их отсталой техникой и рабски привязаны к своей частной собственности. Напротив, наше советское крестьянство в своём подавляющем большинстве состоит из колхозников, т.е. оно «базирует свою работу и свое достояние не на единоличном труде и отсталой технике, а на коллективном труде и современной технике». (Там же, стр. 511-512.).

Благодаря коллективизации крестьянского хозяйства сделан решающий шаг по пути уничтожения разницы между рабочим классом и крестьянством. Что разделяло раньше рабочего и крестьянина? Прежде всего то, что крестьянин вел свое хозяйство на основе частной собственности на средства производства. Что порождало раньше неизбежные колебания середняка между пролетариатом и буржуазией? То, что середняк был мелким товаропроизводителем, отличался двойственной природой. Но с переходом крестьян на путь колхозов основой их существования стала не частная, а коллективная собственность. Крестьянство порвало с мелкособственническим хозяйством и, объединившись в колхозы, встало в ряды непосредственных строителей социализма.          

Уменьшилось также расстояние, отделяющее от рабочих и крестьян интеллигенцию. За годы социалистического строительства сложилась новая, советская интеллигенция, всеми своими корнями связанная с народом, с рабочим классом и крестьянством. Изменился прежде всего состав интеллигенции. Как указывал товарищ Сталин, 80—90% нашей интеллигенции составляют выходцы из рабочего класса, крестьянства и других слоев трудящихся. Изменился и самый характер деятельности интеллигенции. Если до революции основная часть интеллигенции была привязана к колеснице капитала и обслуживала интересы имущих классов, то теперь интеллигенция служит народу. Новая, трудовая интеллигенция вместе с рабочими и крестьянами строит социалистическое общество.

Все эти изменения в социальной структуре советского  общества, в облике рабочего класса, крестьянства, интеллигенции нашли свое яркое выражение в морально-политическом единстве советского общества.

 

Морально-политическое единство советского общества

 

«Особенность советского общества нынешнего времени, в отличие от любого капиталистического общества, — говорил товарищ Сталин, - состоит в том, что в нем нет больше антагонистических, враждебных классов, эксплоататорские классы ликвидированы, а рабочие, крестьяне и интеллигенция, составляющие советское общество, живут и работают на началах дружественного сотрудничества». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 589.).

Материальной основой морально-политического единства советского общества является социалистическая система хозяйства. Вместо прежней многоукладной экономики в СССР создана монолитная социалистическая экономика. На этой материальной  основе сложилось невиданное в прошлом политическое и духовное единство народа. Наше общество свободно от классовых столкновений и, несмотря на существующие еще в нём классовые различия, сплочено воедино общими экономическими  интересами, общими политическими стремлениями, общей моралью, общей идеологией. Если во всех прежних общественных формациях движущей силой исторического развития являлась ожесточенная классовая борьба, то социалистическое общество, напротив, развивается на началах дружественного сотрудничества всех составляющих его социальных групп.

Морально-политическое единство советского общества ещё более окрепло в годы Великой Отечественной войны. Война показала всю тщетность надежд наших врагов вызвать раскол, разлад между рабочими и крестьянами, найти трещины в нашем социальном строе. Перед лицом общего врага еще теснее сплотились все советские люди, еще прочнее стал союз рабочего класса и крестьян, подкрепляемый союзом этих классов и нашей трудовой интеллигенции. Во время войны 1941—1945 гг. товарищ Сталин многократно отмечал великий вклад в дело разгрома врага, сделанный рабочим классом, колхозным крестьянством, интеллигенцией. Развитие сотрудничества между этими социальными группами привело к дальнейшему укреплению морально-политического единства советского общества.

Годы войны ярко показали, каким великим преимуществом Советской страны является ее социальное единство — то, что в советском обществе нет враждующих, антагонистических классов. Советский общественный строй обеспечил единство народа на всем протяжении войны. Отечественная война Советского Союза явила зрелище, невиданное в истории, когда весь народ, как один человек, мужественно стал на защиту своей Родины. И если раньше, до победы социализма в СССР, можно было только  теоретически обосновывать, какие преимущества даёт обществу преодоление классовых антагонизмов, то теперь эти преимущества доказаны практически нашей великой победой над врагом.

 

Партия большевиков – передовой отряд трудящихся СССР.

 

Высшим выражением морально-политического единства советского общества является то, что в Советском Союзе весь народ объединен вокруг одной партии — партии большевиков. Буржуазные политики, журналисты, писатели не хотят, да и не могут, понять закономерности этого факта. Они изощряются в поисках «доказательств» необходимости существования других партий в СССР, без удержу клевещут на партию большевиков, оценивая ее монопольное положение как  результат каких-то ухищрений и махинаций.

В действительности положение большевистской партии как единственной партии в СССР, руководительницы и передового отряда всех трудящихся, есть закономерное выражение всего пройденного народными массами пути политического развития. Уже в период Великой Октябрьской социалистической революции партия большевиков как вождь социалистического переворота сплотила вокруг себя подавляющее большинство трудящихся и эксплуатируемых, вырвав их из-под влияния буржуазных и мелкобуржуазных партий. В результате победы революции и установления диктатуры рабочего класса партия большевиков стала правящей партией.

Буржуазные партии, явившиеся организаторами контрреволюции, заговоров и восстаний против социалистического Советского государства, были разгромлены и быстро пошли ко дну. Та же судьба постигла и соглашательские партии эсеров, меньшевиков, анархистов, националистов, имевшие до Октябрьской революции некоторое влияние в рабочем классе и крестьянстве. Эти партии еще накануне Октября завершили свое развитие, превратившись в буржуазные партии, отстаивающие всеми силами целость и сохранность капиталистического строя. После победы социалистической революции эти партии помогали белогвардейским генералам и интервентам в их вооруженной борьбе против Советской Республики, организовывали контрреволюционные заговоры и восстания, террор против советских деятелей. Своей антисоветской деятельностью эти партии окончательно разоблачили себя в глазах народных масс как контрреволюционные партии. «Период гражданской войны и интервенции явился периодом политической гибели этих партий и окончательного торжества коммунистической партии в Советской стране. («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 236.).

По мере того как теряли опору в массах эсеры, меньшевики и другие подобные им партии, рос и укреплялся авторитет коммунистической партии. Массы убеждались на своем собственном опыте, что только коммунистическая партия способна защитить интересы народа, что только она выражает интересы трудящихся.

Таким образом, весь ход социалистической революции привел к тому, что коммунистическая партия оказалась единственной политической партией в СССР. Товарищ Сталин отмечал, что «положение нашей партии, как единственно легальной партии в стране (монополия компартии), не есть нечто искусственное и нарочито выдуманное. Такое положение не может быть создано искусственно, путём административных махинаций и т.д. Монополия нашей партии выросла из жизни, сложилась исторически, как результат того, что партии эсеров и меньшевиков окончательно обанкротились и сошли со сцены в условиях нашей действительности». (И.В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 114.).

Пока в нашей стране существовали эксплуататорские классы — частные торговцы и промышленники в городе, кулаки деревне, — неизбежны были с их стороны попытки создать другие партии — партии капиталистической реставрации. Стеснённые условиями пролетарской диктатуры, которая не давала возможности легального оформления этих партий, враги социализма возлагали надежды на то, что им удастся расколоть коммунистическую партию. Им помогали троцкисты, зиновьевцы, бухаринцы и прочие изменники, стремившиеся взорвать единство партии большевиков, чтобы создать в СССР другую партию - партию капиталистической реставрации.

Большевистская партия под руководством товарища Сталина разгромила все попытки врагов расколоть ее ряды. Она свято следовала ленинскому завету о необходимости хранить, как зеницу ока, единство своих рядов. «Нам, в нашей обстановке капиталистического окружения, — говорил товарищ Сталин в 1924 г., — нужна даже не только единая, не только сколоченная, но настоящая стальная партия, способная вы-держать натиск врагов пролетариата, способная повести рабочих на решительный бой». (И.В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 23.).

Победа социалистического строя в нашей стране опрокинула надежды врагов на раскол партии. Опасность раскола, которая одно время была реальной, устранена, ибо с победой социализма в городе и деревне уничтожена возможность раскола между рабочим классом и крестьянством, ликвидированы эксплуататорские классы, сопротивление которых питало и порождало всякого рода оппортунистические уклоны в партии. В неизмеримой  степени возросла сплоченность партии, окрепли ее идейное и организационное единство, ее связи с массами. Партия успешно разбила и до конца разоблачила в глазах трудящихся всех противников. Противники генеральной линии партии стали врагами народа, превратились в банду вредителей, диверсантов, шпионов и убийц на службе иностранных разведок и были разгромлены.

Победа социализма в СССР окончательно закрепила положение коммунистической партии как единой и единственной партии и полностью уничтожила всякую почву для существования других партий в стране. «Партия есть часть класса, его передовая часть, - указывал товарищ Сталин. — Несколько партий, а значит и свобода партий может существовать лишь в таком обществе, где имеются антагонистические классы, интересы которых враждебны и непримиримы, где имеются, скажем, капиталисты и рабочие, помещики и крестьяне, кулаки и беднота и т. д. Но в СССР нет уже больше таких классов, как капиталисты, помещики, кулаки и т. п. В СССР имеются только два класса, рабочие и крестьяне, интересы которых не враждебны, а наоборот — дружественны. Стало быть, в СССР нет почвы для существования нескольких партий, а значит и для свободы этих партий. В СССР имеется почва только для одной партии, Коммунистической партии. В СССР может существовать лишь одна партия – партия коммунистов, смело и до конца защищающая интересы рабочих и крестьян. А что она не плохо защищает интересы этих классов, в этом едва ли может быть какое-либо сомнение. (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 523-524.).

Вокруг коммунистической партии сплочен весь народ. И рабочие, и крестьяне, и советские интеллигенты видят в коммунистической партии свою родную партию, своего признанного вождя и руководителя. Руководящая роль коммунистической партии законодательно закреплена в Конституции СССР, принятой в 1936 г. Партия большевиков является, как сказано в статье 126 Конституции СССР, «передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя».

 

Стирание граней между рабочим классом, крестьянством и интеллигенцией

 

На основе победы социализма в СССР открыт путь к постепенному стиранию классовых граней, оставшихся в советском обществе. Товарищ Сталин впервые в марксистской литературе показал особенности этого процесса. Охарактеризовав глубокие изменения, происшедшие за годы социалистического строительства в классовой структуре советского общества, товарищ Сталин сказал:

«О чём говорят эти изменения?

Они говорят, во-первых, о том, что грани между рабочим классом и  крестьянством, равно как между этими классами и интеллигенцией — стираются, а старая классовая исключительность — исчезает. Это значит, что расстояние между этими социальными группами все более и более сокращается.

Они говорят, во-вторых, о том, что экономические противоречия между этими социальными группами падают, стираются.

Они говорят, наконец, о том, что падают и стираются также политические противоречия между ними». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 512.).

После того как революционным путем были ликвидированы эксплуататорские классы, после того как основная масса крестьянства вступила на путь социализма, в стране остались  только трудящиеся классы, основные различия между которыми уничтожены, а оставшиеся некоренные, неосновные различия постепенно стираются.

Экономические предпосылки полного стирания классовых граней в СССР складываются в ходе завершения строительства социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму. Они сводятся прежде всего к преодолению противоположности между городом и деревней, между умственным  и физическим трудом.

Ленин писал в брошюре «Великий почин»:

«Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить  как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда. Это  - дело очень долгое». (В.И. Ленин. Соч., т. 29, изд. 4, стр. 388.).

Построив социалистическое общество в СССР, мы  выполнили первую часть задачи, о которой говорил Ленин: отменили частную собственность на средства производства. Но мы ещё не успели уничтожить полностью разницу между городом и деревней, между людьми умственного и физического труда, хотя и в этом направлении достигнуты решающие успехи.

Еще Маркс и Энгельс гениально предвидели и научно обосновали необходимость уничтожения противоположности между городом и деревней. Но в то время было невозможно предуказать форму разрешения этой противоположности. Конкретные пути и формы уничтожения противоположности между городом и деревней были определены Лениным и Сталиным на основе  теоретического обобщения опыта социалистического строительства в СССР. Товарищ Сталин в речи «К вопросам аграрной политики в СССР», произнесенной в 1929 г., указал, что в связи с социалистической переделкой сельского хозяйства, в связи с коллективизацией крестьянского хозяйства «вопрос об отношениях между городом и деревней становится на новую почву, что противоположность между городом и деревней будет размываться ускоренным темпом». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 160.).

Предвидение товарища Сталина полностью оправдалось. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства позволила преодолеть отставание сельского хозяйства от промышленности. Сельское хозяйство и промышленность развиваются в СССР на однотипной социалистической основе. Сельскохозяйственный труд в СССР становится разновидностью индустриального труда.

Вследствие этого былая противоположность между городом и деревней уже в корне подорвана в СССР. Но у нас еще остается различие между городом и деревней, выражающееся и в существовании двух форм общественной социалистической собственности: государственной (общенародной) и кооперативно-колхозной.

Различие между двумя формами социалистической собственности лежит в основе классовых различий между рабочими и крестьянами. Хотя коренное различие между рабочим классом и крестьянством уничтожено, все же рабочий класс и крестьянство в СССР еще отличаются друг от друга по своему отношению к средствам производства, по своей роли в общественной организации труда, по способам получения общественного дохода.

Различия между рабочими и крестьянами по их отношению к средствам производства связаны с тем, что в СССР заводы, совхозы, MТC и вообще государственные предприятия представляют собой всенародное достояние, а общественные предприятия в колхозах — достояние отдельных колхозов. Это значит, что имеется различие по степени экономической зрелости социалистических отношений между колхозами и государственными предприятиями: государственные предприятия представляют более высокую ступень обобществления средств производства и  являются предприятиями последовательно социалистического типа. Кроме того, на государственных предприятиях обобществлены все средства производства, тогда как в колхозах — лишь главные и решающие средства производства. Согласно уставу сельскохозяйственной артели некоторая небольшая часть средств производства (подсобное хозяйство на приусадебном участке, скот, птица, мелкий сельскохозяйственный инвентарь и т.д.) остается в личной собственности колхозника. Ввиду этого колхозники в отличие от рабочих имеют свой личный двор, своё личное хозяйство.

Остаются известные различия между рабочими и крестьянами  и по их роли в общественной организации труда. Государственные предприятия представляют собой более высокую форму организации общественного труда, и рабочий класс является носителем «...коммунистически объединенного, — в едином масштабе громадного государства, — труда». (В.И. Ленин, Соч., т. 30, изд. 4, стр. 88.). Колхозы представляют обобществление труда в более узких рамках.

На государственных предприятиях директоры, начальники цехов назначаются государственными органами, а в колхозах организацией труда занимается правление, которое избирается членами данного колхоза.

Рабочий класс как носитель более высокой формы социалистических производственных отношений играет ведущую роль в организации общественного труда в целом, в том числе и труда крестьян. Это находит свое выражение в руководстве Советского государства всей экономической жизнью страны, включая сельское хозяйство. Важнейшим рычагом государственного руководства сельским хозяйством являются машинно-тракторные станции, представляющие олицетворение ведущей роли coциалистической индустрии в отношении колхозной деревни.

Различия между рабочими и крестьянами проявляются и в способах получения дохода. Рабочие получают доход в виде денежной заработной платы из общенародного фонда потребления колхозники — определенную часть денежного и натурального дохода своего колхоза по трудодням. В отличие от рабочих колхозники получают свой доход не целиком из общественного хозяйства, а частично и из личного подсобного хозяйства. Наконец, колхозники в отличие от рабочих выступают как продавцы на рынке, где они реализуют часть продуктов, полученных от колхоза и от личного хозяйства.

Все это свидетельствует о том, что крестьяне еще остаются особым классом, отличным от рабочего класса. Товарищ Сталин указывал, что «если большинство крестьян стало вести колхозное хозяйство, то это еще не значит, что оно перестало быть крестьянством, что у него нет больше своего личного хозяйства, своего личного двора и т. д.». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 527.).

Окончательное преодоление различий между рабочим классом и крестьянством будет достигнуто на основе дальнейшего всестороннего развития производительных сил социалистического общества и уничтожения пережитков капитализма в экономике и сознании людей. Это развитие постепенно приведет к полному уничтожению противоположности между городом и деревней, к сближению двух форм социалистической собственности и их слиянию в единую коммунистическую собственность. Предпосылкой этого слияния будет всестороннее развитие и укрепления, как государственной, так и кооперативно-колхозной собственности. При этом ведущую роль играет развитие и укрепление государственной формы собственности, в особенности МТС, при помощи которых обеспечивается развитие и укрепление сельскохозяйственной артели. Так в процессе постепенного перехода от  социализма к коммунизму создаются условия для постепенного стирания граней между рабочим классом и крестьянством. Эти грани отпадут полностью с переходом к высшей фазе коммунизма, «когда классов уже не будет и когда рабочие и крестьяне превратятся в тружеников единого коммунистического общества». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 527.).

Что же касается граней между этими классами и интеллигенцией, то они постепенно сотрутся на основе уничтожения противоположности между умственным и физическим трудом.

Развивая теорию марксизма-ленинизма, товарищ Сталин указал конкретные пути преодоления противоположности между трудом умственным и трудом физическим. Он наголову разбил мелкобуржуазных болтунов, которые утверждали, будто противоположность между трудом умственным и физическим можно изжить, понизив культурно-технический уровень работников умственного труда до уровня средне-квалифицированных рабочих. Товарищ Сталин показал, что уничтожения этой противоположности можно добиться лишь на базе подъема культурно-технического уровня рабочего класса до уровня работников инженерно-технического труда. В стахановском движении товарищ Сталин открыл начатки культурно-технического подъёма рабочего класса, необходимого для того, чтобы подорвать основы противоположности между умственным и физическим трудом, обеспечить высокую производительность труда и изобилие предметов потребления.

Одним из важнейших результатов культурной революции, происшедшей в Советском Союзе, является создание новой, советской интеллигенции, вышедшей из рядов рабочего класса, крестьянства, советских служащих. За период с 1926 по 1939 г. Население СССР в целом увеличилось на 16%, численность же интеллигенции выросла гораздо больше: количество инженеров увеличилось на 670%, агрономов — на 400, научных работников - на 610, учителей — на 250, врачей — на 130%.

Вместе с ростом интеллигенции как особой прослойки советского общества растет и культурный уровень всей массы рабочих и крестьян. Это ведет к тому, что в будущем все трудящиеся СССР поднимутся до того образовательного уровня, который ныне характерен для людей умственного труда. «Мы хотим сделать всех рабочих  и всех крестьян культурными и образованными, и мы сделаем это со временем»,— сказал товарищ Сталин на XVIII съезде ВКП(б). Когда эта задача будет решена, когда будет уничтожена противоположность между умственным и физическим трудом, тогда отпадут и грани, различия между интеллигенцией и рабочими и крестьянами.      

Таким образом, стирание классовых граней в СССР имеет своей предпосылкой преодоление противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом.

Мы видели в главе 6, что исторически возникновение классов было связано с развитием общественного разделения труда, выразившегося в развитии противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом. Мы видим теперь, что окончательное уничтожение классов связано с преодолением этих форм разделения труда благодаря высочайшему развитию производительных сил.

Преодоление классовых различий в СССР требует не только создания экономических предпосылок, но и громадной воспитательной работы, переделки быта и идеологии людей, переделки пережитков капитализма в их сознании.

 

Борьба с пережитками капитализма в сознании людей

 

Постепенность стирания классовых различий в СССР совсем не означает того, что этот процесс совершится сам собой, без всякой борьбы. Напротив, потребуется приложить много усилий, понадобится долгая и упорная борьба не только для того, чтобы создать необходимую материальную базу перехода от социализма к коммунизму, но и для того, чтобы преодолеть все пережитки и следы классового общества.              Советское общество в настоящее время, как указывал товарищ Сталин, «свободно от классовых столкновений» (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 598.). После того, как ликвидированы эксплуататорские классы и достигнуто морально-политическое единство советского общества, отпало большинство тех форм классовой борьбы, о которых говорил Ленин в начале Октябрьской революции. Отпала необходимость в подавлении эксплуататоров, ибо эксплуататорских классов в СССР больше нет. Полностью устранена возможность Гражданской войны, ибо внутри страны нет антагонистических, враждебных классов, которые могли бы выступить с оружием друг против друга. Отпала и такая форма классовой борьбы, как использование буржуазных специалистов, ибо уже создана новая, народная интеллигенция, а остатки старой интеллигенции растворились в недрах новой.

Соответственно изменившейся обстановке иной характер обрело руководство крестьянством со стороны рабочего класса, которое в свое время Ленин характеризовал как своеобразную задачу классовой борьбы пролетариата. Раньше рабочему классу приходилось вести классовую борьбу с буржуазией за влияние на крестьянство, а двойственное положение крестьянина как мелкого товаропроизводителя порождало у него постоянные колебания между рабочим классом и буржуазией. Теперь крестьянство бесповоротно стало под красное знамя социализма, а его колебания принадлежат уже прошлому. Из этого, однако, отнюдь не следует, что уже исчезла необходимость  государственного руководства крестьянством со стороны рабочего класса.

У отсталой части крестьян еще дают себя знать остатки частнособственнических тенденций. Они проявляются не только в сфере рыночных отношений, где колхозник выступает как продавец, но и внутри колхозов. Это остаток той товарнокапиталистической тенденции, которая была раньше свойственна крестьянству и противостояла социалистической тенденции рабочего класса. Но теперь коммунистическая партия и Советское государство в борьбе против частнособственнических тенденций отсталых крестьян имеют возможность опереться на поддержку большинства крестьян, честно и добросовестно трудящихся в колхозах. Это—борьба за преодоление пережитков капитализма внутри колхозов, за укрепление и развитие общественного хозяйства колхозов.

По-новому ставится теперь и задача воспитания новой дисциплины, которую Ленин рассматривал как своеобразную форму классовой борьбы, где авангарду рабочего класса приходится преодолевать сопротивление отсталых групп и прослоек трудящихся, зараженных навыками и традициями капитализма. Раньше эти навыки и традиции поддерживались в среде трудящихся эксплуататорскими классами. Ныне, с ликвидацией эксплуататорских классов, подрублен важнейший корень, питавший буржуазные и мелкобуржуазные предрассудки в среде трудящихся. За годы социалистического строительства произошло глубокое изменение взглядов, нравов, обычаев людей, укоренилось в массах социалистическое сознание. Но пережитки капитализма в сознании советских людей еще продолжают существовать. Они сохраняются, во-первых, в силу отставания сознания людей от их бытия, а во-вторых, в силу того, что «все еще существует капиталистическое окружение, которое старается оживлять и поддерживать пережитки капитализма в экономике и сознании людей в СССР и против которого мы, большевики, должны всё время держать порох сухим». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 466.).

Есть ещё люди, зараженные частнособственнической психологией, продолжающие по старинке относиться к общественному труду и коллективному достоянию, нарушающие трудовую дисциплину и правила социалистического общежития. Есть еще люди, заражённые низкопоклонством перед буржуазным Западом. Ввиду этого необходима систематическая борьба за воспитание социалистического сознания, за укрепление социалистического отношения к труду и общественному долгу. Эта борьба против антиобщественных и антипатриотических проступков отдельных людей и есть борьба против навыков и традиций, оставшихся в наследство от капитализма. Ее ведут совместными усилиями рабочие, крестьяне, интеллигенция СССР, спаянные морально-политическим единством.

После того как разгромлены и ликвидированы остатки эксплуататорских классов в СССР, международная буржуазия потеряла всякую классовую опору внутри Советского Союза. Тем более настойчиво она пытается использовать пережитки капитализма в сознании наших людей: остатки частнособственнической психологии, пережитки буржуазной морали, преклонение отдельных отсталых людей перед буржуазной культурой Запада, проявления космополитизма, национализма и т. д.

После второй мировой войны изменилась расстановка сил на международной арене, изменились средства и формы борьбы между силами социализма и силами империалистической реакции, но сама эта борьба не только не прекратилась, но приобрела еще большую остроту. Усилились и поползновения международной буржуазии оказать давление на сознание советских людей.

Вот почему в послевоенные годы, когда особое значение приобрело коммунистическое воспитание, идеологическая работа, партия большевиков и Советское государство поставили наиболее  широко задачи борьбы с тлетворным влиянием буржуазной идеологии. 

Советский народ успешно решил в пользу социализма вопрос «кто—кого» внутри страны, но тем острее встает этот вопрос в отношениях между СССР и империалистическими государствами. «Поскольку в СССР ликвидированы антагонистические классы и достигнуто морально-политическое единство советского общества, вся острота классовой борьбы для СССР передвинулась теперь на международную арену». (Доклад Г.М. Маленкова о деятельности ЦК ВКП(б), «Информационное совещание представителей некоторых компартий в Польше в конце сентября 1947 года», Госполитиздат, 1948, стр. 154.). Борьба против враждебных нам сил капиталистического окружения ведется не только на рубежах Советского Союза. Это также борьба против агентуры иностранных разведок, засылаемой ими внутрь СССР, против тлетворной буржуазной идеологии, которую наши враги пытаются экспортировать в СССР.

Классовая борьба, которую ведут трудящиеся СССР, строящие коммунизм, повернута ныне своим острием против внешних врагов и их агентуры внутри страны. Главным орудием защиты социализма является Советское социалистическое государство, в функциях которого находит свое выражение классовая борьба советского народа.

За годы социалистического строительства в СССР в корне преобразилась классовая структура общества. Ликвидировав старый, капиталистический базис общества и построив новый социалистический базис, трудящиеся Советского Союза, опираясь на Советское социалистическое государство, под руководством партии большевиков осуществили ликвидацию всех эксплуататорских классов и добились преодоления важнейших различий между рабочим классом и крестьянством. Тем самым достигнуты коренные успехи в решении программной задачи научного коммунизма — задачи уничтожения классов. На основе морально-политического единства советского общества идет процесс постепенного стирания граней между рабочим классом, крестьянством, интеллигенцией. С переходом к коммунизму полностью исчезнут классовые различия в СССР.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.