Материалы ноябрьского пленума ЦК ВКП(б). 14 ноября 1929 г.

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1929.11.14
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 1 май 1927 — ноябрь 1929. Москва РОССПЭН 1999. Стр. 746-758.
Архив: 
РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 431. Л. 2—88. Стенограмма с авторской правкой.

 

№ 270

Доклад Г.Н.Каминского «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства»1*

Партия и рабочий класс вплотную подошли к разрешению одной из самых трудных и сложных проблем нашей революции — проблемы переделки мелкого крестьянского хозяйства на началах крупного социалистического производства. Колхозное строительство в настоящее время приняло такие размеры, перешло на такие темпы, которые в корне меняют весь характер развития сельского хозяйства, свидетельствуя о величайшем историческом переломе в развитии нашего земледелия. Какие бы вопросы работы в деревне (да и не только в деревне) мы ни взяли — будь то землеустройство, районирование или, например, финансирование сельского хозяйства, народное образование, здравоохранение и т.д. — ни один из них не может быть теперь правильно разрешен без учета состояния колхозного движения, его потребностей и нужд, вне связи с непосредственными перспективами коллективизации с/х производства.

Первое, что бросается в глаза при рассмотрении колхозного движения, — это прогрессивно нарастающий темп последнего. Этот темп, если судить о нем по росту посевных площадей в коллективах в течение 1927, 1928, 1929 и 1930 гг., грубо может быть выражен (принимая 1927 г. за единицу) так: 1, 2, 5, 17. По последним (предварительным) данным на 1 октября 1929 г. насчитывалось по всему Союзу: колхозов — 75 тыс., объединенных в колхозы хозяйств — 1900 тыс., посевной площади в них — больше 8 млн га. В пятилетием плане, как вы можете видеть по диаграмме (см. диаграмму № 1—2), запроектировано к концу 1932/33 г. 14,5 млн га обобществленных посевов; между тем, уже на 1929/30 г. посевная площадь колхозов намечается не меньше 15,3 млн га. Нет никакого сомнения, что и эта цифра будет далеко превзойдена.

Косиор: Правильно.

Каминский: Каков был ход движения? Вы знаете, что начало бурного роста колхозов относится к весне 1928 г., т.е. к первой после XV партсъезда весенней посевной кампании. Тогда движение развивалось главным образом по линии создания множества мелких колхозов, и в общей массе происходило мельчание средних размеров колхозов. 1929 г. уже характеризуется сдвигом в сторону укрупнения колхозов, увеличения среднего размера их и создания сотен подлинно крупных колхозов. В настоящее время насчитывается по Союзу уже около 600 крупных колхозов с посевной площадью более полутора миллионов га, что составляет около 20% всех колхозных посевов.

Косиор: А что ты называешь крупными колхозами?

Каминский: Крупными колхозами мы, как общее правило, считаем колхозы, имеющие посевную площадь не менее 2 тыс. га.

Голос: А 20% — что это, количество или посевная площадь?

Каминский: 20% — это удельный вес посевной площади крупных колхозов во всей посевной площади коллективов.

Если посмотреть на эту карту (см. карту коллективизации № 3), к сожалению, охватывающую только Европейскую часть Союза, то станет совершенно ясной география колхозного движения. Вы видите, что оно наиболее широко развернулось на юге, юго-востоке и тянется на восток и что слабее всего оно оказывается в Белоруссии, а также в Западной, Центральной, Северо-Западной, Северной, Московской, Ивановской и Нижегородской области. Таким образом, наибольшего развития колхозное движение достигло в районах интенсивного зернового хозяйства.

Плотность коллективизации по всему Союзу в настоящее время составляет в среднем 7,5%, значительно изменяясь по различным областям и районам. На Северном Кавказе число вошедших в коллективы хозяйств по отношению к индивидуальным составляет 25%, в Крыму — 25%, на Нижней Волге — 12%. В Белоруссии этот процент гораздо ниже — 5%, в Западной области — 2,6%, Ивановской — 3[%], т.е. значительно ниже среднего процента по Союзу.

Молотов: Это на какой период?

Каминский: По данным на 1 октября этого года.

Молотов: Запоздалые сведения.

Каминский: Я должен сказать, что эти цифры, несомненно, отстают от жизни. Ход движения сейчас таков, что каждый новый месяц вносит значительные изменения в общую картину роста колхозов. Если взять такие районы, как, например, Хоперский округ на Нижней Волге, то там в августе этого года процент коллективизации составлял 12,7%, а теперь мы имеем уже 63%. Вот вам одна из иллюстраций того темпа, каким развивается коллективизация. Такую же картину наблюдаем во многих районах и других областей. Льговский округ также поставил перед собой задачу сплошной коллективизации; в ЦЧО теперь имеются несколько районов, где проводится сплошная коллективизация.

Следует отметить, что строительство колхозов идет различными путями; с одной стороны, можно наблюдать развитие крупных колхозов на основе машинно-тракторных станций и тракторных колонн, а с другой — мы имеем образование крупных колхозов и вне связи с новой технической базой. Сплошная коллективизация в Краснополянском районе (на Урале) возникла, главным образом, на основе крестьянского инвентаря. Огромную роль сыграло наличие в этом районе большого количества старых, крепких коммун и артелей. Колхозное движение здесь вызвано не работой машинно-тракторных станций и тракторных колонн, а зародилось в форме множества мелких колхозов, потянувших за собой все основное крестьянское население; теперь плотность коллективизации по этому району составляет 62%. Сейчас Краснополянский район, образовавшийся из Байкаловского, Знаменского и Еланского районов, строится как одно крупное коллективное хозяйство, разбиваемое на отдельные производственные единицы — экономии (см. карту № 5). Такие же, например, районы сплошной коллективизации, — я беру на выборку, — как Таловский и Иловай-Дмитровский (ЦЧО), Минераловодский и Ейский (Северный Кавказ), Чапаевский и Кинельский (Средняя Волга), Самойловский, Балаковский (карта № 6) (Н.Волга), организовались на почве работы кооперативных машинно-тракторных станций и колонн, работы хлебной кооперации, проведения контрактации, кустования мелких колхозов и т.д.

Наряду с этим, осенью текущего года появились такие районы сплошной коллективизации, где строительство колхозов до того было крайне слабо развито. Минуя переходные формы, простейшие формы производственного кооперирования, крестьянство всей массой со своим инвентарем переходит непосредственно к общественной обработке земли, ликвидируя межи, производит общий посев. Отсюда видно, что в колхозном строительстве, в особенности в строительстве крупных колхозов, мы шли разнообразными путями: в одних районах оно было ближайшим образом связано с организацией кооперативных машинно-тракторных станций и тракторных колонн, в других — развивалось весьма усиленным темпом, несмотря на полное отсутствие или крайнюю слабость технической базы. Главным образом, однако, организация коллективных хозяйств происходила на крестьянском инвентаре, дополнявшемся сложными с/х машинами и лишь в некоторой доле механической тягловой силой. Это подтверждается всем опытом районов сплошной коллективизации, а их уже свыше 100.

Следует отметить, что, говоря о районах сплошной коллективизации, мы имеем дело с районами, где процент коллективизации особенно высок: например, в Краснополянском районе процент коллективизации равняется 62, в Армизонском районе — 71. Практика, живой опыт колхозного строительства показывает, что там, где коллективизацией охвачено, скажем, 50% крестьянских дворов, вопрос об остальных 50% разрешится в самые короткие сроки. Движение получает такой разгон, влияние колхозов при такой насыщенности ими целых районов и даже округов на индивидуальные хозяйства так возрастает, что переход на коллективные рельсы остальной массы крестьян явится вопросом месяцев, а не лет.

Если до совсем недавнего времени сплошная коллективизация охватывала преимущественно районы зернового хозяйства, то теперь уже начался процесс сплошной коллективизации районов с преобладанием специальных отраслей сельского хозяйства — льноводства, свеклосеяния, хлопководства, а также и животноводства. В Вотской области образован Глазовский район сплошной коллективизации, имеющий площадь пашни 103 142 га, из которых под льном находится 14 735 га. В южной части района коллективизировано 1109 хозяйств, или 42%. К концу 1930 г. будет коллективизировано 6064 хозяйств, т.е. все население, кроме кулаков.

Шатровский район (Уральская область), по характеру хозяйства животноводческий, коллективизирован на 68%. Общая земельная площадь его — 84 055 га. Район имеет мельницы, маслобойный, маслодельный заводы, кож-завод и т.д. С. Шатрово электрифицировано, причем освещены не только крестьянские избы, но и скотные дворы. В коммуне «Труд» все постройки, даже свинарники, электрифицированы. Основным ядром сплошной коллективизации Шатровского района являются старые, организованные в годы гражданской войны с/х коммуны.

Большое и интересное движение происходит в Северной Осетии. На 25 сентября 1929 г. Северная Осетия имела 306 колхозов, которые объединяли 10 715 хозяйств с 57 860 едоками. В настоящее время средний процент коллективизации Северной Осетии равен 45%. Таким образом, в порядок дня ставится вопрос о сплошной коллективизации всего сельского хозяйства Северо-Осетинской области.

Голос: А есть районы, коллективизированные на 100%?

Каминский: На наших глазах характер колхозного движения резко меняется: наметился и происходит переход от мелких колхозов к крупным, совершаются крупнейшие сдвиги от коллективизации отдельных групп дворов к коллективизации целых селений, от целых селений и групп селений — к районам, округам и даже областям сплошной коллективизации. Я думаю, что все вы получили интересные материалы т. Шеболдаева и Махарадзе о ходе коллективизации в Хоперском округе. Подобные материалы, являющиеся яркой иллюстрацией охарактеризованного процесса, поступают и из других областей.

Движение, следовательно, получает совершенно новые масштабы, которые полтора года назад мы даже и предвидеть не могли, — оно стало подлинно массовым. Основное — и это следует со всей силой подчеркнуть — заключается в том, что в колхозы, наряду с бедняком, пошел и середняк. Колхозное движение стало массовым бедняцко-середняцким движением. Это факт чрезвычайной политической важности. Борясь за социалистическое земледелие, решительно преодолевая сопротивление капиталистических элементов деревни, пролетариат, опираясь на бедноту, укрепляет свой союз с середняком на новой производственной основе, в новых производственных формах. Вот вывод, который мы должны сделать, подводя итоги колхозного движения и характеризуя происходящий в развитии нашего сельского хозяйства величайший перелом.

Осень этого года выявила как массовое явление переход целых деревень на общественную запашку земли под зябь. Целые деревни, не имея никакой серьезной машинной базы, ликвидируют межи, объединяют свой труд и землю с целью сплошной общественной запашки. Это мы наблюдаем и [в] ЦЧО, и на Северном Кавказе, и на Урале, и в других местах. Массовый переход на общественную обработку земли на основе одного только своего крестьянского инвентаря принимает стихийный характер.

Мне приходилось слышать разговоры, что этот переход к коллективизации в отдельных случаях связан с административным нажимом. В частности, некоторые товарищи утверждают, что административное понуждение было и в Хопре. Возможно, конечно, что кое-где это и применялось, но это имеет минимальное значение. Основное заключается не в этом. Вовлечь такую огромную массу людей в колхозное движение, вызвать такой размах коллективизации административными мерами невозможно. Те огромные сдвиги в колхозном движении, которые происходят на наших глазах, стали возможны на основе роста материальных и культурных ресурсов пролетарского государства, на основе последовательного проведения генеральной линии партии, в результате всей политики партии, в результате всей нашей работы в деревне, в частности, работы по кооперированию многомиллионного крестьянства и общего повышения политической активности бедняцко-середняцкой массы деревни под руководством рабочего класса.

Если мы подведем под колхозное движение серьезную машинную базу, как это намечено ЦК, принявшим решение о форсированном строительстве тракторных заводов, заводов комбайнов и т.п., то, основываясь на уже имеющемся опыте, мы можем заявить, что в основных зерновых и сырьевых районах в течение полутора—двух лет подавляющая часть бедняков и середняков будет охвачена коллективизацией. Ближайшая весна должна иметь решающее значение в этом отношении, и на подготовке к ней должно быть сосредоточено внимание всей партии и рабочего класса.

Приходится иногда слышать от товарищей, побывавших в некоторых районах сплошной коллективизации, такие, например, отзывы о колхозах: «Приехал я в такой-то район сплошной коллективизации и ...2* никакого социализма там не нашел». Так говорили некоторые товарищи, посетившие Чапаевский район. Я думаю, что эти товарищи не заметили или не поняли главного. Нельзя думать, что стоит только добиться сплошной коллективизации района, и деревня уже сразу становится социалистической. В действительности все складывается много сложнее, как усвоить, что нынешние колхозы даже в их простейших формах (в форме товариществ по совместной обработке земли), с невысоким уровнем обобществления с/х инвентаря, скота, представляют собой гигантский шаг по пути социалистического переустройства деревни. Но, конечно, это еще не социализм. Колхозам предстоит еще пройти большой путь развития, и нужно еще очень много поработать, чтобы колхозы действительно стали крупным социалистическим производством. Некоторые же товарищи, очевидно, разочаровавшись в том, что социализма нельзя получить одним только переходом к колхозам, видя, что в колхозах, особенно в их наиболее массовой форме — ТОЗах, — сохраняется еще много от старой деревни, с ее социальными противоречиями, начинают рассуждать так: а нельзя ли попридержать это движение (Голос: Лимиты установить), установив здесь некие «лимиты». Такой взгляд явно несостоятелен. Речь идет о таком переломе, о таких сдвигах в настроениях бедняцко-середняцких масс, в их отношении к коллективному способу хозяйствования, о такой массовости коллективного движения, которые свидетельствуют о наличии условий для дальнейшего усиленного роста колхозов, о связанности количественного роста колхозного движения с его качественными изменениями.

Кржижановский: Бытие определяет сознание.

Каминский: Весной 1928 г. рост колхозного движения происходил в форме мелких и мельчайших коллективных хозяйств. Но если посмотрите на картину колхозного движения всего только год спустя, то вы без труда заметите сдвиги в отношении укрупнения колхозов, повышения «социалистического качества» их, улучшения организации хозяйствования, появления первых ростков новой культуры в колхозах.

Как мы пришли к укрупнению колхозов? Это не было намечено только сверху. Лозунг «вперед к крупным колхозам» был поддержан самими колхозниками. Движение не может остановиться на мелких колхозах, сама жизнь толкает на то, чтобы объединяться, группироваться вокруг более крепких коллективов и идти дальше — через кустовые объединения к крупному производству.

Если всмотреться в социалистическое содержание современного коллективного движения в той части, в какой оно связано с уровнем обобществления орудий и средств производства, то здесь мы заметим следующее. Как общее правило надо отметить совершенно недостаточный уровень обобществления орудий и средств производства, в особенности, в колхозах простейших форм. Однако в течение 1929 г. тут наметились резкие изменения в сторону улучшения. Сравнивая 1929 г. с 1928 г., мы получаем такой процесс обобществления посевов в колхозах: по Украине процент обобществления поднялся с 42% до 63%, в Крыму — с 47% до 65%, в ЦЧО — с 27% до 50%. Эти цифры, полученные на основании весенних данных 1929 г., верно показывают динамику развития от прошлого к нынешнему году, но они не точно отражают действительное положение теперь, так как лето и осень текущего года принесли с собою новое массовое обобществление посевов, которое еще не нашло статистического отражения. Это средние цифры, которыми приходится пользоваться только по нужде, так как нет иных более поздних, сколько-нибудь обобщающих данных.

Приведу цифры обобществления лошадей: на Украине процент обобществления лошадей в колхозах повысился с 28 (в 1928 г.) до 35 (в 1929 г.), в ЦЧО — с 14 до 25, в Крыму — с 14 до 37. Эти цифры нуждаются в той же оговорке, что и вышеприведенные данные по обобществлению посевов. И в этом случае осень текущего года показывает увеличение доли обобществленных лошадей. К общественной обработке земли крестьяне в основном теперь приходят, обобществляя лошадей и оставляя только некоторую часть их в индивидуальном пользовании; последнее в значительной степени объясняется отсутствием общественных конюшен, скотных дворов и т.п. Надо отметить, однако, что наряду с обобществлением в некоторых районах имеет место распродажа скота крестьянами, идущими в коллективы. Здесь многое зависит от нашей политической работы, от нашей практики, от нашего умения на деле бороться с этим опаснейшим явлением. Там, где есть хорошие организаторы, они находят целесообразные способы предотвращения распродажи лошадей и включают их в обобществленный фонд колхозного движения. Там, где этого нет, происходит распродажа лошадей крестьянами — в ожидании будущих благ от трактора. Но при всем этом, мы с несомненностью можем констатировать тенденцию к росту обобществления средств производства, в том числе и лошадей, чего не замечалось в прошлые годы, когда процессы обобществления в товариществах по совместной обработке земли почти совершенно не охватывали рабочего скота.

За последнее время наблюдается массовый переход простейших форм коллективов в более высокие (артели, коммуны). Более того, и среди вновь организующихся колхозов значительная часть, минуя простейшую форму, непосредственно строятся как артели и даже коммуны.

Среди качественных показателей в области производства в колхозах надо отметить и подчеркнуть прогрессивные сдвиги агрикультурного порядка. Как общее правило, колхозы, в особенности старые, имеют многопольный севооборот.

При организации колхозов первой, наиболее распространенной агрикультурной мерой является установление многопольных севооборотов. Далее в производстве колхозов замечается повышение удельного веса высокоценных культур (технических и т.п.). Я уже не говорю о лучшем, чем в индивидуальных хозяйствах, агрономическом обслуживании. Старые колхозы, — под «старыми» я разумею колхозы, существующие хотя бы один — два года, — переходят в массе к чистосортным посевам. Из урожая 1930 г. колхозы дадут 75 млн пудов товарных сортовых семян, т.е. цифру, предусмотренную декретом о повышении урожайности к концу пятилетия для всего сельского хозяйства. В большинстве случаев колхозы являются рассадниками племенного и селекционного дела и пр. Несмотря на трудности начального периода развития колхозов, несмотря на недостаток машин и т.п., колхозы уже сейчас являются носителями агротехнического прогресса в сельском хозяйстве. Данные за 1928 г. показывают, что в среднем урожайность колхоза превышает урожайность крестьянских хозяйств на 20 — 25%...

Обращаясь к товарности коллективных хозяйств, необходимо сказать, что она превышает товарность индивидуальных крестьянских хозяйств в 2 — 2,5 раза. Я подчеркиваю, что в 1929 г. товарная зерновая продукция колхозов, занимавших всего 4% посевной площади по Союзу, составляет 12% хлебозаготовительного плана. Я обращаю ваше внимание на то обстоятельство, что не только безлошадное, но и однолошадное единоличное хозяйство является в основном хозяйством потребительским. Входя в колхоз, оно становится производителем товарной продукции.

100 млн пудов колхозного хлеба, которые, вы помните, не так давно на одном из пленумов ЦК вызывали сомнения у многих товарищей, оказались той цифрой, которая будет колхозами в этом году выполнена. Уже теперь колхозами сдано 90 млн пудов хлеба при общем плане в 100 млн пудов. Хлебозаготовки явились для колхозов серьезным экзаменом: мы обнаружили много дутых «колхозов», которые нами отсеивались и отсеиваются. Но общие итоги самым убедительным образом свидетельствуют, что в колхозах, особенно в тех, которые стали уже крупными, даже на нынешней стадии колхозного движения, со всеми его болезнями и недостатками, мы нашли пути решения важнейшей проблемы сельского хозяйства — проблемы его товарности, над которой мы бились в индивидуальных хозяйствах без особенно больших успехов.

...Вы знаете, товарищи, что к XV съезду партии коллективные хозяйства занимали, приблизительно, всего лишь один процент во всей посевной площади и столько же в товарной продукции сельского хозяйства. В тот момент, когда т. Сталиным был во весь рост поставлен вопрос об ускорении развития сельского хозяйства на путях его коллективизации, когда в докладе т. Молотова был дан лозунг — вперед к крупному коллективному земледелию, — именно в этот момент многим казалось, что — при наличии в колхозах всего лишь 1% посевных площадей — нельзя так остро и широко ставить этот вопрос. Тогда многим ставка на такое развитие коллективного хозяйства в земледелии казалась практически нереальной.

Оказалось, что в очень короткий срок (после XV партийного съезда не прошло и двух лет) именно на путях коллективизации мы нашли действительно правильное решение вопросов подъема сельского хозяйства, развития его товарности и выполнения практических боевых заданий в области продовольственного снабжения городов.

...Теперь, подводя итоги пройденному этапу, надо со всей категоричностью заявить, что мы имеем крупнейшие успехи в деле социалистической реконструкции деревни благодаря последовательному проведению генеральной линии партии. Партия проводила эту работу вопреки правым, против них, в борьбе с ними, и только неуклонное, твердое проведение линии партии сможет гарантировать нам и в дальнейшем новые успехи. Партия поведет дальше еще более энергично работу по коллективизации сельскохозяйственного производства, исходя из быстрых темпов и крупных масштабов колхозного движения, стремясь к достижению еще больших успехов. Новые же масштабы и темпы движения ставят со всей остротой ряд очередных вопросов, требующих для своего разрешения самого пристального и неослабного внимания со стороны всей партии.

В числе этих вопросов важнейшее место занимает вопрос о создании передовой технической базы для крупного сельскохозяйственного производства. Мы должны теперешние колхозы, отличающиеся многими противоречиями и недостатками, перевести на рельсы крупного машинного производства. Как обстоит дело с техникой в настоящее время? Не приходится скрывать, что состояние технического вооружения колхозов оставляет желать много лучшего. В связи с большим размахом колхозного движения у нас образуются ножницы между объемом коллективизации и ее технической базой. Но при все большем повышении абсолютного количества машин и тракторов в колхозах, процент тракторной обработки ко всей пахоте резко падает. Этот процесс наглядно иллюстрируется следующей диаграммой (см. диаграмму № 7).

Вы видите, что если в 1926/27 г. тракторами было обработано 51% пахотной земли, то этот процент снижается: в 1927/28 г. — до 48, в 1928/29 — до 30, в 1929/30 — до 14.

Косиор:  Это все непоказательно.

Каминский: Таким образом, отставание технического вооружения колхозов от роста колхозного строительства налицо.

Косиор: Скоро, должно быть, руками будем ковырять,

Каминский: Вовсе нет. Механизация производства в колхозах неуклонно повышается, снабжение колхозов с/х машинами, тракторами и проч. возрастает из года в год; мы будем добиваться еще большего увеличения трактороснабжения (и за счет внутреннего производства, и за счет импорта). Но все же рост технической базы резко отстает от роста колхозного движения. Я думаю, что только при возможно скорейшем сжатии указанных «ножниц» мы сможем закрепить трактором результаты, достигнутые на основе тягловой силы.

Косиор: Это пустяки.

Каминский: Помимо того, что мы имеем падение удельного веса тракторной тяги (при абсолютном росте ее), я должен указать также, что пахотная площадь, которая намечена [в] 1929/30 г., не обеспечена в достаточной степени не только тракторами, но и лошадьми.

Мы имеем теперь и высоко механизированные крупные колхозы, и крупные колхозы, растущие в основном на живой тягловой силе с низкой технической базой, типа, например, Краснополянского гиганта. Ясно, однако, что решение вопроса о настоящем крупном коллективном хозяйстве предполагает организацию крупного машинизированного производства, поставленного по последнему слову агро- и зоотехники. Вопрос о выборе типа механического оборудования колхозов в основном решается так же, как и в отношении крупных совхозов. И там, и здесь мы должны ориентироваться на высокую технику. Колхозам как крупным хозяйствам нужны в такой же степени, как и в совхозах, те же сложные с/х машины, той же мощности трактора и комбайны. Если раньше, когда преобладали мелкие колхозы, могли быть по этому вопросу сомнения, то сейчас, в связи с ростом колхозного движения и его укрупнения, все эти сомнения отпадают.

Косиор: Здесь сильные трактора нужны.

Каминский: Нам нужны будут те же трактора, которые требуются для самого крупного советского хозяйства, потому что колхозное движение развивается именно в этом направлении. Здесь не может быть никакого спора. Конечно, колхозники не могут отказываться и от фордзоновских тракторов, потому что тракторов не хватает вообще.

...Развертывание кооперативных и государственных машинно-тракторных станций и колонн является одним из лучших способов массового использования существующего машинного оборудования. Уже сейчас работают свыше ста кооперативно-колхозных машинно-тракторных станций и колонн и две государственных МТС. В текущем году-будут организованы 102 государственных МТС с посевной площадью в 1,5 — 2 млн га. Что касается кооперативноколхозных станций и колонн, то их общее количество достигнет в текущем году трехсот с охватом 4,5 — 5 млн га посевной площади.

В связи с этим я хочу затронуть вопрос о том, какой при теперешнем росте колхозного движения должна быть наша политика машиноснабжения в деревне. Было бы неправильно вести дело так, чтобы в одних районах коллективизация производилась при 100%-ной механизации и в то же время были бы совершенно забыты другие районы, где колхозное движение поднимается на крестьянском инвентаре. Мы обязаны в этих районах дополнять обобществленный крестьянский инвентарь новой машинной техникой. Неправильной была бы такая политика, которая создавала бы на 100% механизированные гнезда и допускала бы образование пустынь в этом отношении на остальной территории, оставляла бы отдельные районы сплошной коллективизации и целые деревни, идущие в колхозы, на примитивной технике. Мы должны вести сейчас такую политику, при которой 100%-ная механизация проводится главным образом в качестве образцов, в целях опытно-показательных, а остальные усилия направляются на то, чтобы в дополнение к обобществленному крестьянскому инвентарю прибавить механические двигатели и сложные с/х машины, цементируя тем самым производственную базу этих колхозов. На данной стадии надо держать курс на то, чтобы использовать наличные трактора в комбинации с живой тяговой силой. Наряду с развертыванием новых государственных и кооперативных МТС, надо усиленно развивать конно-машинные станции и колонны в виде комбинации сложных машин с конной и смешанной (конной и тракторной) обработкой земли.

...Я должен прямо сказать, что с организацией труда в колхозах теперь обстоит дело из рук вон плохо. В колхозах нет еще должной трудовой дисциплины, нет правильного и полного использования рабочей силы, слаба производительность труда и т.д. Во многом еще здесь довлеют навыки индивидуального хозяйства, мелкособственнические интересы, во многом дают себя знать уравнительные и потребительские тенденции. Организация труда в колхозах — это то, на что мы должны сделать особое ударение во всей нашей работе по коллективизации.

Из чего мы должны исходить в этой области? В беседе со мной о направлении, которое мы должны взять в разрешении вопросов организации труда, т. Молотов сказал так: «Вы должны иметь всегда перед глазами фабрику». Это значит, что следует иметь в виду такую организацию труда, которая учитывает все преимущества фабричных методов производства. Конечно, надо учитывать, что организация труда в колхозах является делом гораздо более сложным, чем, например, в совхозах, где нанимается столько рабочей силы, сколько требуется. В колхозах же приходится использовать труд всех крестьян, вошедших в колхоз и еще не целиком порвавших ту пуповину, которой они привязаны к частнохозяйственному укладу. Но курс мы должны держать на организацию труда по промышленному типу. Тут могут потребоваться различные переходные формы и стадии, но в основном мы должны иметь в виду именно тот тип, о котором говорил т. Молотов. Понятно, что всяческим уравнительным и потребительским тенденциям мы должны противопоставить задачу повышения производительности труда и подъема товарности. Именно в этих целях надо идти на развитие сдельщины.

...С вопросом организации труда и рационального ведения хозяйства тесно связан вопрос о кадрах. Не касаясь подробно вопросов подготовки кадров специалистов и техников (о чем сказано в проекте резолюции), я хочу лишь указать на те кадры, которые нужно иметь немедленно. Речь идет, прежде всего, о выделении определенного количества рабочих для колхозного строительства. 25 тысяч рабочих — организаторов колхозов209 — вот задача, которую мы должны перед собой поставить. Конечно, при этом должны быть использованы и старые кадры колхозников в качестве организаторов и инициаторов, имеющих опыт по организации обобществленных хозяйств. Ускоренная подготовка кадров массовых работников должна идти и по линии Красной армии, и по линии подготовки практиков-организаторов крупного хозяйства в совхозах и колхозах на работе со сложными машинами и т.п.

...Быстрый рост колхозного движения ставит по-новому вопрос о средствах. Здесь мы должны коренным образом переменить все представления, которые были до сих пор, особенно у самих колхозников. Мы должны добиться решительного перелома в деле привлечения средств населения. Разве можно осуществить колхозное строительство в масштабах миллионов крестьянских хозяйств только за счет государства. Нашим колхозникам должно быть ясно, что без мобилизации средств самого населения колхозное движение не встанет на прочную почву, что строительство колхозов должно опираться на материальные ресурсы, идущие снизу. Нельзя закрывать глаза на то, что этот вопрос на деле мы решаем плохо. В настоящее время уровень обобществления низок; накопление неделимых фондов крайне недостаточно; есть и факты перекачки средств из обобществленного сектора в индивидуальный, неправильного использования кредитов и т.д.

...Кроме того, могут и должны быть нащупаны новые пути и способы мобилизации средств. Возьмите, например, сбор предварительных заказов на тракторы будущего производства, с внесением аванса. Как вы знаете, согласно решению ЦК, 20% стоимости трактора должно быть получено от колхозов в виде аванса за полгода вперед. Потом, может быть, мы изменим положение в сторону удлинения сроков. Во всяком случае сбор предварительных заказов на трактора будущего производства, с внесением аванса не менее 20% стоимости трактора за полгода или за год вперед, сокращение сроков кредита (вместо 4-х до 2-х лет) — все это является началом новой работы по мобилизации средств населения.

...Наиболее актуальным из всей совокупности организационных вопросов является в настоящее время вопрос о взаимоотношениях между с/х кооперативной системой и колхозной. В проекте резолюции мы намечаем такое решение вопроса: надо создать автономные секции по строительству колхозов в каждой специальной системе с/х кооперации. Другого решения на данной стадии развития мы дать не можем. (Голоса: Правильно.) Это единственно правильное решение (Голоса: Правильно) заключается в том, что все системы с/х кооперации занимаются колхозным движением, что в такой форме осуществляется постепенный переход всей с/х кооперации на работу по коллективизации. Поэтому автономные секции являются той формой, через которую специальные системы с/х кооперации будут постепенно перерастать и полностью перейдут в формы колхозной кооперации. ...Колхозы — наиболее яркий, наиболее законченный вид производственной кооперации, коллективизация — неотъемлемая часть ленинского кооперативного плана.

...Современный размах колхозного движения остро ставит перед нами вопрос о классовой борьбе, развертывающейся вокруг колхозного строительства, и о перенесении в колхозы тех социальных противоречий, которые имеются в самой деревне. Эти классовые противоречия нынешней деревни особенно дают себя знать на низших ступенях коллективизации. На практике мы иногда встречаемся с элементами социальных противоречий и в более высоких типах колхозов. Так как многие колхозы очень слабо механизированы, недостаточно организованы, уровень обобществления в них низок, то нередко в этих колхозах наблюдаются элементы неравенства, классовых противоречий и классовой борьбы.

Колхозы создаются, живут и развиваются в обстановке обостренной классовой борьбы, представляя собой определенную силу в этой борьбе. Политика кулачества в отношении колхозного движения достаточно всем известна, исчерпывающе освещена в печати, и поэтому я на ней останавливаться подробно здесь не стану. Я скажу только о двух тактиках кулаков. Кулак наступает на колхозы двояким образом: в форме прямой борьбы против колхозов, доходящей до убийств, поджогов и пр., и в противоположной форме — в форме «взрывания» колхозов изнутри. Стоя перед фактом сплошной коллективизации, кулак стремится «переориентироваться», добиваясь приема в колхоз. Известны многочисленные случаи, когда кулаки шли на всякие уловки, лишь бы попасть в колхоз для подрыва его изнутри. При такой обстановке ясно, что на данном этапе обострения классовой борьбы в деревне наша политика должна заключаться в недопущении кулака в колхоз, в усилении законодательных мер и судебной репрессии против кулака, в очищении существующих колхозов от кулака.

Долгое время сложным считался вопрос о том, куда девать кулака при сплошной коллективизации. Вот смотрите, куда он девался на практике (указывает на карту № 8). Вот они где. В этом участке пятипольный севооборот, и кулаки оттеснены в самые концы (участки 35, 130, 140, 94). Для чего? Для того, чтобы они в куче не были. (Голос: Они окружают, это тоже опасно.) Ну, знаете, таким путем пусть «окружают». Загоняем на конец севооборота, на худые участки земли и т.д. Таким образом они скоро «обеднячатся».

Любимов: Каминский, а какой стаж нужен для обеднячивания?

Каминский: Вот как практически решается вопрос о кулаках при коллективизации. Я думаю, что по этому вопросу нам спорить не придется.

Особенно серьезно стоит вопрос о батрачестве и о бедноте в колхозном движении. Одна треть безлошадных и безинвентарных крестьянских хозяйств — это один из существенных факторов ускорения и укрепления колхозного движения. Наша задача — обеспечить руководящую роль в колхозе бедняцко-батрацкой части. Но для того, чтобы эту руководящую роль за нею обеспечить, нужно усилить работу с беднотой, нужно упрочить положение бедноты в колхозах. Эти вопросы должны быть поставлены отчетливо. Необходимо глубже, систематичней поставить работу по вовлечению и организации групп бедноты и батрачества в колхозах, как это со всей силой подчеркнуто в тезисах.

Как обстоит дело с батрачеством. Процент батрачества в колхозах следующий: в ТОЗах — 2,8, в артелях — 4,7, в коммунах — 8,6. В среднем по всем типам колхозов — 4,8. Сейчас количество ищущих работы батраков в деревне, в связи с нашим наступлением на кулацкие элементы, должно увеличиваться. Поэтому совершенно необходимо заострить внимание на большем вовлечении батраков в колхозы, чем до сих пор. Мы на ближайший год поставили задачу вовлечь в колхозы около трехсот тысяч батрацких семей. Тут нужно изменить практику паевого накопления, нужно усилить специальные фонды по коллективизации батрачества и бедноты и т.д. Это трудная задача, но ее необходимо разрешить в кратчайший срок, улучшив тем самым условия для еще большего вовлечения пролетарских, полупролетарских и бедняцких элементов в колхозное движение.

...Нет никаких сомнений, что социальные противоречия существуют и внутри колхозов. Эти явления особенно заметны в первых, низших стадиях колхозного движения, остаются они иногда и на более высоких стадиях. Этих явлений наблюдается тем больше, чем менее оказываются в том или другом колхозе обобществленными средства производства, чем слабее техника, чем хуже организован труд, чем хуже ведется политическая работа среди колхозников и т.д.

Но от этого далеко до утверждения, которое кое-где в последнее время фигурирует, а именно — что и высшие формы колхозов (например, коммуны) становятся ареной развертывания классовой борьбы. Конечно, справедливо утверждение, что и там сохраняются еще иногда на первое время элементы классовой борьбы. Но сказать, что колхозы представляют собой арену развертывающейся классовой борьбы, — это значит ничего не понимать в сложном процессе коллективизации деревни. Разумеется, прямым оппортунизмом была бы недооценка наличия классовых отношений, элементов противоречий и возможности классовой борьбы в колхозах. ...Возможность капиталистического перерождения колхозов не исключена. Наша задача заключается в том, чтобы повести беспощадную борьбу со всякими явлениями капиталистического перерождения колхозов, с капиталистическими методами ведения дела в колхозах, со всяческими разновидностями лжеколхозов, систематически и упорно преодолевая мелко-собственнические тенденции в колхозах, держа курс на настоящее крупное обобществленное хозяйство. Надо вести решительную борьбу и с теми колхозами, которые не выполняют взятых на себя обязательств перед государством, предпочитая продавать хлеб на сторону.

Перед партийным руководством, партийными организациями на местах и, в частности, в деревне то новое, что сейчас имеется в колхозном движении, выдвигает ряд новых задач. Прежде всего, мы должны будем, в связи с коллективизацией, усилить партруководство на местах. На Хопре на руководство колхозами ставят самых крупных работников. Например, руководитель окружного земотдела поставлен председателем крупной коммуны. И это потом сторицей окупается. Такие крупные колхозы, которые мы сейчас имеем, могут быть правильно поставлены только в том случае, если мы дадим туда серьезнейших, крупных работников. В крупных колхозах нужно организовать партийные ячейки, что также требует квалифицированного партийного руководства. Поэтому мобилизация кадров и руководство этими кадрами, концентрация внимания партии на задачах колхозного движения являются насущно необходимыми.

Огромную роль в деле коллективизации должен сыграть комсомол, важнейшей революционной обязанностью которого является работа по коллективизации.

В области советской работы также нет сомнений, что коллективизация, особенно в районах сплошной коллективизации, ставит многие вопросы по-новому. В корне неправильно думать, что в районах сплошной коллективизации должны исчезнуть сельсоветы. Никакой речи об этом сейчас не может быть. Но содержание работы сельсоветов в этих районах, несомненно, меняется. Колхозы должны в своей работе чувствовать систематическое руководство со стороны советов как органов государственной власти, должны отчитываться перед ними. Советы должны стать действительными руководителями и организаторами деревни, перестраивающейся на новой производственной базе. Опираясь на крупные производственные единицы, на новое обобществленное земледелие, сельсоветы должны приспособить свою работу к потребностям и нуждам момента, обслуживая в первую очередь колхозное население.

С особой силой я хотел бы здесь отметить исключительный интерес и исключительную активность, проявляющиеся у рабочих в отношении коллективизации. В Москве «Амовцы» и рабочие ряда других предприятий (Динамо, Электропередачи и проч.) с величайшим интересом относятся к колхозам и практически ставят вопрос о том, как помочь, как содействовать этому движению. Здесь устанавливается новая форма общения рабочего класса с крестьянством на основе коллективизации деревни. Эти новые формы общения говорят о желании, о воле пролетариата руководить колхозным движением. Основная задача профсоюзов заключается в том, чтобы максимально использовать этот повышенный интерес рабочих масс к колхозному строительству, правильно организовать руководство рабочего класса как всем колхозным движением, так и отдельными колхозами. При растущем с каждым днем размахе коллективизации, при наличии больших трудностей и противоречий в этом деле необходимо прежде всего усилить непосредственно руководящую роль пролетарских кадров, усилить пролетарское руководство всем движением. Вместе с тем, надо повысить руководящее значение таких органов, как Наркомзем. Союзный Наркомзем должен собрать, сгруппировать все силы, руководящие колхозным движением, помочь кооперации на новом этапе ее развития. Тогда дело развития сельского хозяйства, его социалистической реконструкции будет действительно обеспечено.

1* Доклад публикуется с некоторыми сокращениями: сняты диаграммы, карты и повторы, связанные с чрезмерной детализацией изложения.

2* Отточие документа.

209 Рабочие-двадцатипятитысячники сыграли важную роль в ходе коллективизации. Всего по СССР изъявили желание поехать в деревню 70 тыс. рабочих-добровольцев, фактически было послано 27519 рабочих. Основная масса двадцатипятитысячников была послана на руководящую работу в колхозы и кустовые объединения (История советского крестьянства. М., 1986. Т. 2. С. 151-152).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.