Спецсообщение секретно-политического отдела ОГПУ СССР об «антисоветских настроениях» работников милиции Уральской области. Июнь 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.06
Метки: 
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2 М.: МФД 2012 С. 579-581
Архив: 
ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 11. Д. 47. Л. 104—106. Подлинник.

 

Июнь 1933 г.1

За январь и апрель из органов милиции уволено 195 работников, из них 123 отданы под суд; кроме того, административным взысканиям подвергнуто свыше 200 чел.

Отдельные работники служили ряд лет в органах милиции, скрывая свое происхождение и контрреволюционное прошлое. Следствием установлено, что старший уполномоченный Сарапульского межрайсектора милиции Рюмин служил в колчаковской армии. Попав в плен к красным, он был причислен к одной из воинских частей, из которой вскоре дезертировал, за что был осужден ревтрибуналом. В 1925—1926 гг., работая в должности врид начальника угрозыска Верхне-Камского окружного адмотдела, Рюмин совершил ряд преступлений и был осужден по 110 ст.260 на 1 год. В 1927 г. снова проник в органы милиции и, работая начальником Каракулинского РУМа, был осужден за превышение власти на 6 мес. принудработ. Рюмин за все время работы в органах милиции скрывал свои судимости и дезертирство из Красной армии.

В процессе следствия по делу пом. уполномоченного ОО Ишимского РУМа Тимошенко было выявлено, что последний — быв. белобандит, участник петлюровского движения на Украине. Вместе с рядом петлюровских бандитов перешел в Польшу, где установил связь с польской дефензивой, которой в 1921 г. был нелегально переброшен на территорию СССР для террористической и диверсионной работы. Дело следствием закончено.

В Свердловском ведомственном дивизионе милиции с 1929 г. работал милиционером Галичин, скрывший свое кулацкое прошлое. Отец и братья Галичина в 1929 г. были высланы на Север.

За указанный период времени со стороны классово-чуждого элемента, проникшего на работу в органы милиции, зарегистрировано 155 антисоветских проявлений, из них по вопросам продзатруднений — 85, колхозного строительства — 30; выступлений пораженческого характера — 22.

В ряде случаев отмечены открытые антисоветские выступления. На занятиях политкружка при проработке решений январского пленума милиционер Нестеров выступил в прениях со следующим заявлением: «На политзанятиях говорится очень много о нашем росте, об улучшении положения рабочего класса и крестьянства, но факты, наблюдателями которых мы являемся, говорят иное — крестьянство, как единоличники, так и колхозники, голодает, рабочему также плохо живется».

Милиционер Федоров заявил: «В период первой пятилетки положение рабочих в бытовых вопросах нисколько не улучшилось, так будет во второй пятилетке, не видно никаких перспектив на улучшение. Правда, нам на политзанятиях много болтают об улучшении положения рабочих и крестьян, но это только слова. На деле мы видим совершенно другое».

Милиционеры Кропачев и Кожевников в своем выступлении заявили: «В настоящее время положение крестьян в России чрезвычайно тяжелое, у них отбирают все, этим самым мешают развитию сельского хозяйства, и крестьянин вынужден резать последнюю свою корову. Совершенно другое положение было в период свободного развития сельского хозяйства в 1926— 1927 гг., у крестьян всего было вдоволь. А раз нет хлеба у крестьянина, не будет его и у рабочих, а поэтому голодают все. Нам везде и всюду говорят, что рабочий класс других стран голодает — это далеко не так, взять хотя бы Америку, там люди мясо кушают, а нас вместе мяса кормят обещаниями по радио, думают, что этим мы будем сыты».

Милиционер Братцев в группе милиционеров говорил: «Если положение рабочего класса в ближайшее время не будет улучшено, то летом надо обязательно ожидать среди рабочих масс волнение. Положение нашего рабочего никуда не годится, хлеба дают мало, квартирные условия также плохие. Я вот живу в бараках и наблюдаю, как там рабочие живут — придет с работы холодный, голодный и обогреться нечем — нет дров. Положение крестьян также не лучше, в колхозах мрут от голода».

Отмечен ряд фактов пьянства и злоупотреблений со стороны работников милиции, в т.ч. и членов партии. Работники Подовинного РУМа Скрыль, Дейненко, Гуржий, Сафронов — все члены ВКП(б) — систематически устраивают пьянки, занимаются присвоением вещественных доказательств. В Магнитогорске инспектор по кадрам Чарочкин, член ВКП(б), систематически пьянствует с кулаками, часто не выходит на работу, скрыл свою судимость. Милиционеры Клименко и Брагин пьянствовали вместе с группой заключенных ИТК. Во время пьянки у Клименко похищен наган. Чарочкин и Клименко отданы под суд. Секретарь партячейки Ишимского районного управления милиции Михалицин систематически пьянствует.

Среди части милицейских работников отмечаются демобилизационные настроения. Милиционер Сатюков (Тюмень) говорил: «Работая в милиции, сдохнешь с голоду. Нам дают муки на декаду только 3 кг, да и то плохого качества. Наши правители едят все, что хотят, но на улучшение бытового положения рядового состава не обращают внимание. Надо удирать из милиции на другую работу». Аналогичные высказывания зарегистрированы среди ряда работников Сухоложского, Тагильского, Челябинского и других районов.

Начальник 6 отд. СПО ОГПУ Коркин

__________

1 Датируется по смежным документам дела.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.