Из доклада комиссии Барабинского окружкома ВКП(б) о восстании крестьян в Муромцевском районе Сибири. 28 апреля 1930 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.04.28
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 2. ноябрь 1929 — декабрь 1930. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 400-404.
Архив: 
ГАНО. Ф. 2-П. Оп. 2. Д. 4224. Л. 50—57. Заверенная копия.

 

№ 160

Из доклада комиссии Барабинского окружкома ВКП(б) о восстании крестьян в Муромцевском районе Сибири1*

Совершенно секретно.

II. Возникновение и характер восстания в восточной части района129

Перед восстанием, 23 февраля 1930 г., в д. Тармаклинская по инициативе лесника Шаварнаева Ивана созывается собрание кулацкой группы до 15 чел., в среде которой видное место занимал кулак Кондаков Иван и Шапочников Леонтий, на которое приглашается насколько человек бедноты и решается вопрос об организации 1 марта освобождения выселяемых кулаков, сосредоточившихся в д. Кондратьевой. Присутствовавшей бедноте обещается помощь в весеннюю посевную кампанию, и вместе с тем запугиваются тем, что после выселения кулаков Советская власть будет выселять середняков, а потом бедняков. Каждому участнику собрания предложено было к утру подготовиться для выступления. Одновременно было решено послать нарочных в с. Кондратьевское для предупреждения кулаков и местной кулацкой группировки о предстоящих активных действиях, куда поехали Шаварнаев Алексей и Шапочкин Дмитрий. Получив сведения о подготовке освобождения кулаков в д. Тармаклинской, кулацкая группа во главе Мельникова Петра, Сергиенко Михаила и Белокурова Захара, посоветовавшись между активными элементами кулачества, решила также подготовиться, для этой цели член кулацкой группировки Белокуров Захар размещает прибывших в с. Кондратьевское выселяемых кулаков по кулацким квартирам и сам становится сельисполнителем.

Через несколько часов после совещания, на рассвете 1 марта, в Тармакле собравшаяся толпа человек в 35 — 40, во главе Кондакова Ивана и Петренко Сергея, прибыла в с. Кондратьевское, где при активной поддержке местной кулацкой группировки и сагитированной некоторой части середняков и бедняков освободила кулаков и после неудавшейся попытки разоружения и ареста начальника Муромцевского райадмотдела и уполномоченного рика двинулась в с. Тармаклинское, где их сосредоточилось до 150 чел. из названных сел.

Прибывшая в д. Тармаклу толпа под руководством Белокурова Захара, Кондакова Ивана, Мельникова Петра и др. произвела обыск, аресты и избиения местного советского актива и колхозников, разграбила в колхозе имущество и изъяла оружие, а затем по требованию главарей организовала отряд, во главе которого встал Белокуров Захар, и двинулись в с. Кондратьевское (что в 4 км от с. Тармаклинское), где также произвели обыски, избиение и арест колхозников, разгромили сельсовет и изъяли оружие.

Не ограничиваясь освобождением кулаков, отряд бандитов во главе Белокурова Захара повел наступление на д. Бакмаска2*, захватив которую, произвел разгром правления колхоза, уничтожив его дела, захватив деньги, арестовав и избив колхозников, с присоединившимися к нему до 40 чел. сделал налет на д. Ляпуново, где также арестовал и избил совактив и колхозников, разгромив сельсовет, забрав с собой его дела и отобранное оружие, с присоединившимися к нему членами кулацкой группировки возвратились в с. Кондратьевское. Часть бандотряда в 15 чел. во главе Сергиенко Михаила и др. направилась на д. Карбыза и Ключевая Мало-Красноярского района и 15 чел. на д. Луговая, где также произвела восстание, избиение актива и вербовку в банду. Аналогичные налеты с целью поднять восстание и захвата оружия были произведены и на ряд других селений, не только из указанного пункта, но и другие, где было поднято восстание.

В ночь с 1 на 2 марта бандиты сформировали отряд до 20 чел. во главе Петренко Сергея (бывшего милиционера) и его помощника Кондакова Ивана (кулак), повели наступление на районный центр Муромцево.

По пути следования в д. Мельничная банда изъяла оружие у местного населения и, дойдя до д. Петропавловской (что в 4 км от с. Муромцево), вернулась обратно, так как получила сведения, что в с. Муромцево расположен отряд по борьбе с бандитизмом.

2 марта, организовав изготовление патронов, бандиты направили 6 человек во главе Шленского (кулак) в д. Тамачную3* с целью поднять там восстание, однако эта попытка им не удалась, так как местный советский актив при поддержке бедноты и середнячества оказал вооруженное сопротивление, а при вторичном налете бандитский отряд во главе Мельникова Петра (кулак), численностью до 150 чел., был отбит.

3 марта при небольшой перестрелке с нашими отрядами сосредоточившиеся в с. Кондратьевском бандиты, потеряв 7 чел. убитыми, самоликвидировались, частью, побросав оружие, разошлись по домам, а некоторые скрылись в лесу, но были впоследствии задержаны. То же последовало и в остальных населенных пунктах восточной части Муромцевского района и северо-западной Мало-Красноярского района при появлении наших отрядов.

Возникновение и характеристика восстания в западной и северной части Муромцевского района

Подняв восстание в д. Тармаклинской, Шаварнаев Иван вместе с Бутузовым (кулак — убит) ушел на кордон Сатанинский за оружием, предупредив через жену лесника Смирнова рязанскую кулацкую группировку о восстании в д. Тармаклинской. Кроме того, выслал туда Бутузова, имевшего ранее связи в с. Рязанском, с целью поднять там восстание.

1 марта, получив сведения о восстании в д. Тармаклинской, Кондратьевской и др., контрреволюционная кулацкая группировка во главе Синаевского Поликарпа (за день до этого возвратившегося из Каинска в Рязаны4*, после своего освобождения из-под стражи), в составе Барнашова, Сидорова Кирилла (убит) и др., устроила совещание о выступлении, после которого приступила к активным действиям: начала производить обыски, аресты, избиение актива. Одновременно выслав в д. Вятская-1 членов группировки Каменева Александра, Барнашова и Каменева Степана, связалась с инициатором создания контрреволюционной организации кулаков — Соломатовым Илларионом, который при активном участии местной кулацкой группы, также поднял там восстание, охватившее д. Вятская-1, Вятская-2 и В.-Вятская, а затем со сформированной группой соединился с бандой в с. Рязанском.

Для поднятия восстания в ближайших населенных пунктах были посланы сформированные группы по 2 —4 чел. каждая, которые агитировали за восстание и с призывами «помощи рязанцам» вербовали в банду.

Местные кулацкие группировки в д. Поречье, Александровской, Инцис, Коршуновой и др., «воспрявшие духом», арестовывали и избивали актив, отбирали оружие и вместе с арестованными стягивались в д. Рязанскую, которая и служила организующим центром банды.

Таким образом, ко 2 марта восстанием было охвачено 17 населенных пунктов, оказавшихся во власти банд, чинивших безобразия аналогично тем, которые отмечены и по бандодвижению в восточной части Муромцевского района.

Сосредоточившись в с. Рязанском до 500 чел., главари банды создали повстанческий штаб, куда вошли: Синаевский Поликарп, Соломатов Илларион и Гуппельц Эрнест (бывший член РСДРП меньшевиков, сосланный на поселение в Сибирь в 1905 г. — бывший красный партизан).

Соломатов Илларион и Гуппельц руководили организацией боевых операций, а Синаевский Поликарп ведал учетом людей, арестованными и хозяйственными делами: выдавал бандитам из магазина потребкооперации захваченные деньги, табак, папиросы и проч. Кроме того, Гуппельц должен был выполнять роль и политического организатора.

На совещании штаба, где присутствовал и ряд других главарей от восставших и присоединившихся к банде населенных пунктов, состоявшемся в ночь на 3 марта, решили, что, учитывая невозможность с имеющимися силами свергнуть Советскую власть, организовать поход банды на районный центр с. Муромцево и по пути соединиться с восставшими тармаклинцами, а частью направиться на с. Поречье, Евгащино и Большеречинский район Омского окр.

с целью поднять там восстание, прервать связь Омска с Тарой и преградить путь следования кулаков на север и освободить их. Для этой цели провели подготовку: организовали изготовление патронов из захваченного ими в потребкооперации 50 кг пороху и нескольких пудов дроби и начали сформировывать 7 взводов по военному типу.

Кроме того, Синаевский Антон посылал своего сына в направлении Евгащино с заданием порвать телефонно-телеграфную линию, связывающую Омск с Тарой.

Осуществить же план бандитам не удалось в связи с их окружением отрядами по борьбе с бандитизмом и последовавшим 5 марта полным разгромом в д. Рязанской, где банды при оказании вооруженного сопротивления потеряли 16 чел. убитыми, а за все время операции бандитизма убито 25 чел. и 4 чел. ранено.

Потери действовавших по борьбе с бандитизмом отрядов и убытки, причиненные бандитизмом

За время оперирования бандитами убито 6 чел. (в том числе член окрисполкома т. Пугач) и избито свыше 70 чел. представителей Советской власти и партии, а также совактива и колхозников.

Материальные же убытки, причиненные бандитизмом, выражаются в сумме более 4200 руб. (по минимальному подсчету), и помимо этого сорвано проведение ряда очередных хозяйственно-политических мероприятий в деревне.

Вооружение банд

Вооружение банд состояло, главным образом, из охотничьего оружия: дробовиков, берданок и сибирских малокалиберных охотничьих винтовок, количеством до 350 шт., огнеприпасов к ним: пороха около 4,5 пуд. и нескольких пудов свинца, захваченного бандитами в магазинах потребительской и охотничьей кооперации.

Кроме того, 7 шт. винтовок «Витерли», 7 трехлинейных винтовок русского образца, 3 обреза трехлинейных винтовок, 2 учебные винтовки и револьверов: «Смитвиссон»5* — 3 шт. и «Наган» — 3 шт., а также «Винчестер» — 1 шт. и патронов к ним до 100 шт. захвачены бандитами на лесных кордонах, [у] членов ВКП(б) и совактива.

Размеры банддвижения

Бандитским движением было охвачено 28 населенных пунктов с общим количеством населения 20 500 чел., из коих принимало участие в выступлениях до 1500 чел.130

Политическая окраска банддвижения

Выступление, а также и дальнейшее движение восставших проходило под основным лозунгом: «За освобождение кулаков от высылки», «Долой колхозы», «Долой деревенский актив», «Долой коммунистов из советов». Вместо разгоняемых сельских советов устанавливали институт старост. Так, в д. Тармаклинской и Бакмаске были в первой избраны собранием, а во второй — назначены сельские старосты.

Как реагировала парторганизация на выступление кулачества

Кулацкое контрреволюционное выступление для Муромцевской партийной организации не явилось неожиданным, так как предыдущие две недели перед восстанием с достаточной яркостью характеризовали политическое настроение деревни. Проводимые собрания по коллективизации в районе восстания срывались. Настроение середняков и бедноты и даже части батрачества под усиленной агитацией кулачества было враждебно к Советской власти и партии и к проводимым мероприятия. Об этом было райкому своевременно сигнализировано уполномоченными, работающими в деревне. На эти предупреждения райком и райисполком не обращали никакого внимания, не позаботились своевременно проверить и проанализировать серьезность сложившейся политической обстановки в районе и принять соответствующие меры.

В момент возникновения восстания, когда кулачество, спровоцировав середняка и бедноту на вооруженное восстание — начали избиваться уполномоченные, коммунисты, беспартийный актив, учительство, — бюро райкома и президиум райисполкома растерялись, не смогли организовать вокруг себя партийную организацию и беспартийный актив для борьбы с кулацким выступлением. Вместо того, чтобы организовать партийную организацию и поставить ее в известность о случившемся кулацком выступлении, привлечь батрацко-бедняцкий актив для борьбы с выступлением, бюро райкома и президиум райисполкома пришли в панику — решили оставить районный центр и со своими семьями уехать за 25 верст от районного центра. Находясь в панике, не зная действительной обстановки и характера повстанческого движения, дали неверную информацию окружному о характере и действии повстанцев. В информации говорится: «Противник в количестве 1000 чел., вооруженный винтовками, дробовыми ружьями, с флагами, знаменами наступает на районный центр». Тогда как повстанцы на Муромцево не наступали, а часть их (разведка) дошла до с. Петропавловского, узнав о том, что там (в Муромцево) имеется вооруженный отряд, вернулась обратно. Такая преувеличенная информация повлекла за собой посылку лишних вооруженных отрядов. Оставление районного центра подняло дух повстанцев, так как кулачество вело усиленную провокационную агитацию о том, что восстание охватило все районы не только Барабинского, но и Омского окр. Крестьянство соседних сел узнало, что районные власти сбежали, оставили районный центр, стало больше верить кулацким агитаторам, в результате чего еще ряд деревень примкнул к повстанческому движению.

Такое паническое отступление партийного комитета и райисполкома можно объяснить лишь тем, что они не знали, на кого опереться, не знали беспартийного батрацко-бедняцкого актива, который мог бы рядом с партийной организацией активно бороться против кулацкого выступления.

Партийные ячейки немедленно после восстания присоединились к отрядам по борьбе с повстанчеством, за исключением одного члена партии д. Ляпуново Полещука, который активно участвовал в банде, впоследствии захвачен нашими отрядами.

Председатель Шишурин

Комиссия: члены Фриш

Фиськов

1* Опущен раздел I. «Характеристика района».

2* Так в тексте, следует — Бакмакская.

3* Так в тексте, в другом месте упоминается как Тамочная.

4* Имеется в виду д. Рязанская.

5* Так в тексте.

129 Занимавшиеся расследованием причин, вызвавших «повстанческое движение в Муромцевском районе» партийно-советские органы Барабинского округа Сибири вынуждены были констатировать в ряду причин главными из них те, которые указывали на крайне низкий авторитет и влияние официальных партийных и советских организаций в деревне, господство формализма в их работе, допущение «грубейших извращений политики партии». Насаждение колхозов угрозами и массовая высылка крестьянства «за болота» повлекли, по мнению барабинского окружного руководства то, что подобная деятельность «вконец подорвала авторитет районных работников и вызвала открытое возмущение и ненависть населения не только к работникам, но и к Советской власти» (ГАНО. Ф. П-2. Оп. 2. Д. 4152. Л. 2).

Муромцевский район являлся относительно небольшим административно-территориальным образованием: около 2 тыс. кв. км, 63 населенных пункта, где насчитывалось около 6 тыс. хозяйств (31413 чел.), среди которых преобладали русские (4 тыс, хозяйств) и белорусы (1340 хозяйств). Во время хлебозаготовительной кампании осенью 1929 г. были даны твердые задания 284 хозяйствам (4,8% к общему числу дворов в районе (ГАНО. Ф. П-2. Оп. 2. Д. 4224. Л. 23). Директивные цифры, установленные Сибкрайкомом ВКП(б), определяли вдвое больше хозяйств, подлежавших индивидуальному обложению.

В начале февраля 1930 г. районные власти приняли решение о необходимости завершить коллективизацию в районе к 1 марта. Для обеспечения необходимых темпов широко использовались методы принуждения и запугивания крестьян. Комиссия Барабинского окружкома приводила типичный пример: в пос. Бергамак «к моменту выселки кулаков было в колхозе 17% хозяйств, а потом коллективизация в течение двух недель доходит до 90%..., а в части деревень колхозов совсем не было...» (Там же. Д. 4224. Л. 10).

О жестокости производимых в районе репрессий в ходе массовой коллективизации говорят следующие факты. В первую волну раскулачивания попали практически все «кулацкие» хозяйства, среди которых удельный вес высланных по первой категории (семьи арестованных) был почти втрое выше, чем высланных по второй категории. Комиссия окружкома отмечала, что «фактически число экспроприированных хозяйств много выше», но точного учета этого не велось, как не оказалось позднее никаких данных об экспроприации имущества высланных хозяйств, «хотя сельсоветы таковую производили самостоятельно, прихватывая по пути и имущество ряда середняков» (там же. Л. 31).

Накануне восстания в ряде деревень и сел района Барабинским окротделом ОГПУ были произведены аресты «членов кулацких контрреволюционных группировок» в с. Кондратьевское, Бакмакское и Ляпуновка (24 чел.), что также не могло не повлиять на крестьянские настроения. Поводом для выступления крестьян стало выселение раскулаченных на Север. Один из руководителей восстания И.Соломатов заявлял на допросе, что они строили свою агитацию «в духе того, что выселение кулаков дело неправильное... и что выселение кулаков зависит исключительно от бедноты и середнячества, но не от Советской власти в целом» (там же. Л. 49).

Представители властей фактически должны были признать, что «контрреволюционный актив» пользовался большим авторитетом в крестьянской среде, а в действиях восставших прослеживалась тенденция самозащиты от произвола и мародерства агентов власти в деревне. На это, в частности, указывали лозунги восстания («Долой коммунистов из советов!», «Долой деревенский актив!», «За возвращение кулаков из ссылки!» и др.), а также направленность ряда действий восставших («Все лозунги, плакаты, портреты вождей, дела партячеек и колхозов уничтожили. Сельский и районный актив, районных и окружных уполномоченных, которые находились в повстанческих селах, избивали, сажали под арест») (там же. Л. 62 об.).

130 Согласно исследованию, проведенному омским историком В.М.Самосудовым, общее число погибших крестьян в ходе подавления властями восстания так и не было до конца установлено. О масштабах последовавших вслед за этим репрессий можно судить по сообщению Барабинского окружкома ВКП(б) в ПП ОГПУ по Сибкраю 7 апреля 1930 г., т.е. месяц спустя: «[По] Муромцевскому делу арестовано тысяча десять человек, освобождены на месте пятьсот шестьдесят восемь человек, из них: бедняков 128 человек, середняков 395 человек, батраков 3, прочих 43, [в] число прочих включены члены кулацких семей и несовершеннолетние. Привлечено 442 человека, из них: батраков 8, бедняков 58, середняков 283, кулаков 90, прочих 3».

13 апреля 1930 г. Особая тройка при ПП ОГПУ по Сибкраю вынесла приговор 441 арестованному и привлеченному к ответственности крестьянину за участие в Муромцевском восстании. 61 человек был приговорен к расстрелу с исполнением приговора. 43 чел., приговоренным к расстрелу, высшая мера наказания была заменена заключением в лагерь сроком на 10 лет. Оставшиеся были приговорены к различным срокам пребывания в лагере, в том числе около 100 чел. — «условно» (Самосудов В. Муромцевское восстание 1930 года // Омская старина: Историко-краеведческий альманах. Вып. 3. Омск, 1995. С. 141 — 145).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.