I. Общее описание района

I. Общее описание района

Уральский район, обнимая собой Вятскую, Пермскую, Уфимскую, Оренбургскую губернии и Уральскую область[1] (войсковая территория), занимает собой площадь 3 906 792 кв. версты с населением, по данным 1916 и 1917 гг., в 13 723 937 человек, крайне неравномерно распределенным по району, причем по губерниям плотность населения на 1 кв. версту общей площади такова: Пермская губерния — 13 человек, Вятская — 29, Уфимская — 31, Оренбургская — 14, Уральская область — 5. Плотность населения, отнесенная к площади удобной земли, для Пермской губернии — 31, Вятской — 64,Уфимской — 61, Оренбургской — 20. Колебания в плотности населения внутри каждой губернии, по уездам, еще более значительны. Для Пермской губернии мы имеем на 1 кв. версту всей площади плотность населения в 2 человека (Чердынский уезд) и 28 человек (Шадринский уезд). В Уфимской губернии — Златоустовский уезд с плотностью 17 человек и Мензелинский — 40 человек и т. п.

За 20 лет — 1897‑1917 — прирост населения шел с значительным преобладанием в сторону городского населения, хотя при большем развитии поселков полугородского типа при заводах рост городского населения не дает еще полной картины движения населения. Для Пермской губернии при общем приросте населения в 30,7% городское население увеличилось на 68%, для Вятской губернии имеем 27,9 и 141,7, для Уфимской — 50,6 и 119,5%.

Эти немногие цифры движения и распределения населения отражают собой как природные, так и исторические условия жизни района.

Характер Уральского хребта, являющегося основной артерией района, дает колоссальное разнообразие климатических, почвенных и других условий, благодаря которым мы имеем пункты в местах разработки естественных богатств края или в местах, благоприятных для земледельческих культур, с большим скоплением промышленного или сельского населения наряду с пустынными районами, где климатические условия или отсутствие путей сообщения не дают пока почвы для привлечения населения. Главнейшим богатством района, определяющим роль района в народнохозяйственной жизни России, являются его ископаемые, по своему разнообразию и мощности представляющие исключительное явление; на втором месте должны быть поставлены лесные богатства Урала.

Посмотрим теперь, что же фактически удавалось получать из этого богатейшего района в условиях, существовавших до сих пор. Отдаленность Уральского района от центральных областей, отсутствие достаточного населения в связи с недостатком путей сообщения как внутри района, так и связывающих район с центром, — все это создало своеобразный уклад промышленной и вообще хозяйственной жизни района, дававший возможность развить промышленность еще во время крепостного права и неразвитого капиталистического хозяйства, но который оказался в несоответствии с более развитым капиталистическим хозяйством. В результате Уральский район, игравший доминирующую роль в первой половине XIX столетия в горнопромышленной России, должен был уступить первое место Донецкому району. Развитие железных дорог в связи с вовлечением Сибири в хозяйственный оборот России разрушило примитивные формы хозяйства Урала, началась ликвидация казенного и полуказенного горнозаводского строя, проникновение частного акционерного капитала и оживление Урала. Интересы всего народного хозяйства, регулируемого по определенному государственному плану, выдвигают Урал на первый план, так как положение Урала на границе Европейской России и Сибири с ее необъятными перспективами развития повелительно диктует возможно полное использование его богатств.

Развитие промышленности на Урале в связи с его колонизацией происходило применительно к обнаруженным, более доступным для разработки естественным богатствам и наличию двигательной силы и топлива, принимая во внимание и климатические условия места. Так как хозяйственная жизнь зарождалась исходя из горнозаводского центра, то при пустынности края чисто горнозаводская работа связывалась со всем комплексом хозяйственных операций, необходимых для жизни края, — отсюда тесная связь уральской промышленности с сельским хозяйством, полупролетарский, полукрестьянский характер заводского населения.

Наибольший отпечаток на уклад промышленной жизни Урала накладывают условия топливоснабжения. Недостаток каменных углей, необходимых для металлургических целей, заставляет базировать уральскую промышленность на древесном угле и вообще на древесном топливе, для чего имелись все данные при том масштабе промышленности, какой был в довоенное время, но и тогда необходимость подвоза громоздкого топлива издалека, пользуясь зимним путем для подвоза дров и леса к водным путям, углежжение, доставка дров и угля к заводам — все это удлиняло период хозяйственного оборота нередко до 2‑3 лет и не давало возможности быстрого развития промышленности и приспособления ее к потребностям рынка.

В хозяйственной жизни страны различные отрасли промышленности Урала играют неодинаковую роль: одни из них имеют только местное значение, другие — областное, общегосударственное и даже международное (платина, лес). В общем преобладает горнозаводская и лесная промышленность.

На первом плане стоит добыча и переработка железных руд. Имеются многочисленные руды гнездового, тонкопластового характера и мощные пластовые и штокообразные месторождения. Месторождения первого рода разбросаны по всему Уралу, легко доступны, дают руду хорошего качества и послужили основой железоделательной промышленности. Вырабатывались руды, лежащие вблизи заводов, при малейших затруднениях выработки бросались и переносились на новые места. Получалась дешевая руда в количестве, достаточном для прежнего масштаба промышленности. Подобная же картина получалась и с топливом. Ближайшие леса вырубались, и затем нередко из-за недостатка дров или угля сокращалось производство. Только механизация лесных разработок, механизация транспорта лесных материалов и дров в связи с механизацией горного дела может дать возможность развития железоделательной промышленности Урала. Вместо получавшихся 40‑50 млн. пуд. чугуна можно рассчитывать для ближайшего периода добычи до 150 млн. пуд. чугуна при надлежащем оборудовании заводов и надлежащей механизации или электрификации горного и лесного дела, при получении коксующихся углей для части производства.

Наиболее мощные месторождения железной руды расположены в районе Богословского округа на Северном Урале, горы Благодать и Высокой на Среднем Урале и, наконец, мощные залежи Южного Урала (Бокальские месторождения, Комаровско-Загазинские и гора Магнитная). Высокие качества руд в связи с плавкой на древесном угле дают металл высокого качества и создают все условия для развития на Урале промышленности по переработке железа в законченный продукт, будь то земледельческие машины-двигатели, машины-орудия, электротехнические машины и т. п. Вся эта отрасль промышленности только что стала освобождаться от полукустарных форм хозяйства, и вся ее судьба связана с вопросами механизации и электрификации. Сохранение и развитие древесноугольной плавки связаны с развитием самой широкой электрификации и механизации лесных разработок, углежжения, транспорта. Для ближайшего периода можно ожидать получения древесноугольного металла в количестве около 75 млн. пуд.; более широкое развитие связано с доставкой кузнецкого угля или кузнецких коксующихся углей к местам мощных залежей железных руд (Богословский округ, Высокогорский, гора Магнитная). Для ближайшего периода можно ожидать получения еще 75 млн. пуд. чугуна на коксе. Запасы железных руд на Урале могут дать основу и для более широкого развития железоделательной промышленности, но это — дело более далекого будущего.

Второе место после железа занимает медь, добывавшаяся в количестве около 1 млн. пуд. из общего количества добывавшейся в России меди около 2 млн. Но на Урале имеются все возможности расширить добычу до 2 млн. пуд., применяя широкую механизацию и электрификацию как для самой добычи руды, так и для процессов извлечения меди из руд, причем явится возможность эксплуатировать и более бедные руды.

Совершенно особо стоит по своему значению добыча платины и золота. По добыче платины Россия является мировым монополистом, давая до войны 95% мировой добычи. По добыче золота Урал занимает второе место в России после Восточной Сибири, давая ⅙ всей добычи в России. При недостатке рабочих рук только электрификация добычи и переработки даст возможность не только поддержать добычу, но и развить ее.

В связи с добычей меди при наличии огромных залежей серных колчеданов, поваренной соли и других материалов на Урале все данные для самого широкого развития химической промышленности, находящейся здесь только в зародыше.

После горных богатств Урала первое место занимает лесное дело. Лес занимает в Пермской губернии 70% всей площади, в Вятской — 55, Уфимской — 46, Оренбургской — около 16%, давая в общем по этим четырем губерниям 30 млн. десятин. Указанное выше полное отсутствие коксующихся углей ставило все горнозаводское дело Урала в зависимость от древесного топлива. Для одних доменных заводов Урала расходовалось до 60 млн. пуд. древесных углей, или 1 млн. куб. сажен дров. С одной стороны, мы видим на Урале колоссальные запасы древесины, а с другой — промышленность страдает от недостатка древесного топлива. Только самое широкое строительство лесовозных, углевозных, подвесных канатных дорог, электрификация и механизация лесных разработок могут расширить лесные разработки и обеспечить не только горнозаводскую промышленность, но и дать древесину для деревообделочной промышленности, для древесномассной, писчебумажной и других отраслей промышленности, базирующихся на древесине. Роль древесного топлива для горнозаводского дела сохранится еще на долгое время, необходимо только рационализировать разработку леса, утилизируя для углежжения по возможности отбросы лесной промышленности. Роль древесного топлива в заводском деле будет уменьшаться только по мере развития применения белого угля, торфа, торфяного кокса и привозного кокса.

Помимо горнозаводской и лесной промышленности условия прежнего существования Урала дали возможность широкого развития кустарных промыслов по переработке ископаемых (драгоценные камни, металлы), леса и т. п. Дальнейшее развитие промышленности даст еще больший толчок кустарной промышленности, и роль электричества в этом деле понятна сама собой.

Отмеченный выше своеобразный уклад хозяйственной жизни Урала, делавший каждый заводский округ самостоятельным целым, создал пеструю картину жизни округов. Округа занимались не только непосредственно горнозаводским делом, но и развивали фабрично-заводскую деятельность как для подсобных промыслов, так и для дальнейшей переработки продукта. Частновладельческие интересы создавали большую пестроту в этом отношении, давая рядом округа с широким циклом доменных, железоделательных, машиностроительных, химических и других заводов и округа с устарелыми ограниченными производствами. Рационализация размещения отраслей промышленности, концентрация их при помощи широкой механизации и электрификации — насущные задачи дня.

Наряду с промышленной жизнью Урала нельзя не поставить сельское хозяйство Уральского района с промышленностью по переработке продуктов сельского хозяйства, животноводства и т. п., которым предстоит большое будущее. Роль электричества во всем этом развитии огромна. Очерченные экономические возможности Урала при огромных запросах как развивающейся Сибири, так и прилегающих районов Европейской России и при возможности давать целый ряд продуктов не только для ближайших районов, а и для всей России (лес, золото, медь, химические продукты), но и для заграницы (платина, лес) ставят перед Уралом колоссальные задачи, которые могут быть решены только при помощи электрификации и механизации. На Урале нет вопроса о потребителях электрического тока, есть лишь вопрос о возможности произвести достаточное количество электрической энергии.

Примечание:

[1] Административные деления взяты старые, считаясь с существующим статистическим материалом. (прим документа)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.