Утреннее заседание 16 октября 1936 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1936.10.16
Метки: 
Источник: 
Военный совет при народном комиссаре обороны СССР.Октябрь 1936 г.: Документы и материалы. М., 2009. С. 325-411

Председательствует Ворошилов.

Ворошилов. Заседание Военного совета объявляю открытым.

Сегодня мы должны заслушать целых четыре доклада. Доклад т. Осепяна, который мы будем обсуждать, информационное сообщение об аварийности, доклады тт. Алксниса и Бокиса. Не знаю, удастся ли обсудить эти вопросы, может быть, обсуждение придется перенести в комиссии.

Затем стоит доклад т. Егорова по организационным вопросам, но он просит перенести заслушание его на завтрашнее утро и заменить его доклад заслушанием доклада тт. Халепского и Косича по сбережению и эксплуатации материальной части оружия в войсках.

Как видно, предполагается заслушать довольно большое количество докладов. Правда, один из них мы должны обязательно обсудить. Кроме того, мы приняли решение работать сегодня без перерыва до 18 часов с тем, чтобы не устраивать вечернее заседание.

Какие будут предложения?

Уборевич. Я бы предложил сегодня вечером заниматься с тем, чтобы обсудить вопрос об аварийности, так как это будет трудно провести во время работы комиссий, а всякие театральные дела отложить на завтрашний день или на выходной день с тем, чтобы 19 утром заслушать ваше заключительное слово и вечером 19 разъехаться.

Тухачевский. Мне казалась бы, что правильнее было бы вопросы аварийности обсудить в комиссии, потому что и в докладе Алксниса, и в докладе т. Осепяна эти вопросы занимают большое место, а потому мы их обсудим, а практические мероприятия выработаем в комиссии. Я думал бы так, что до 16 часов мы откроем прения по докладу т. Осепяна, а остающиеся два часа посвятим докладам тт. Халепского и Косича.

Утреннее заседание 17 мы уложим в регламент, вечером — комиссии.

Ворошилов. Какие настроения насчет того, чтобы устраивать или не устраивать сегодня вечернего заседания?

Кто за вечернее заседание, прошу поднять руки (Меньшинство).

Давайте начнем доклад т. Осепяна, а потом посмотрим. Бесспорно, что доклады т. Алксниса и Бокиса мы должны заслушать, а доклад т. Егорова отнесем на завтрашнее утро. Слово имеет для доклада т. Осепян.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 547-548.

Осепян.

Политико-моральное состояние

Товарищи! За истекший год политико-моральное состояние Красной армии еще более укрепилось; бойцы, командиры, весь начальствующий состав еще крепче, еще теснее сплотились вокруг нашей партии, вокруг вождя партии т. Сталина. Проект Сталинской конституции был встречен всем личным составом армии с энтузиазмом. Красноармейцы, командиры, члены семей командного и начальствующего состава единодушно выражают свое огромное удовлетворение успехами социализма и свою безграничную любовь и преданность нашей партии и гениальному творцу новой Конституции т. Сталину.

Вся наша армия с негодованием и возмущением узнала о гнусных делах подлых троцкистско-зиновьевских террористов и вместе со всей страной потребовала самого сурового наказания этих отъявленных врагов народа[1]. Красноармейцы, командиры, начальствующий состав с огромным удовлетворением встретили приговор суда над троцкистско-зиновьевской шайкой фашистских наемников и повседневной напряженной работой и учебой выражают свою глубочайшую любовь к учителю и вождю народов т. Сталину.

За истекший год интерес бойцов и командиров к вопросам международного положения Советского Союза был огромен. Весь личный состав РККА полностью одобряет политику мира советского правительства и отдает себе отчет в том, что вернейшей гарантией нашей мирной политики является несокрушимая оборонная мощь СССР. Бойцы и командиры правильно оценивают возросшую угрозу войны и внимательно следят за происками фашистских поджигателей войны.

Рост политической активности и сознательности Красной армии нашел свое исключительное выражение в боевой интернациональной солидарности с бойцами народного фронта в Испании, в поголовном участии всего личного состава армии, а также семей начсостава в продовольственной помощи детям и женщинам испанских трудящихся, борющихся с фашизмом.

Крепкое политико-моральное состояние армии в истекшем году нашло свое выражение в прекрасных учебных настроениях красноармейцев и командиров, в их напряженной боевой и политической учебе, в широком размахе социалистического соревнования и движения отличничества в боевой и политической подготовке. Результаты всего этого сказались в образцовой самоотверженной работе бойцов и командиров, а также многих частей и соединений на осенних маневрах и учениях.

Огромную роль в укреплении политико-морального состояния командного и начальствующего состава сыграло присвоение военных званий[2]. Командный и начальствующий состав, полностью одобривший это мероприятие правительства, почувствовал больше уверенности в своих силах, твердость своего положения, большую ясность перспектив своего дальнейшего роста.

Товарищи! Проверка и обмен партдокументов еще раз показали, что наша армейская парторганизация является крепким отрядом нашей партии, тесно сплоченным вокруг ЦК ВКП(б) и вождя партии т. Сталина. Партийные организации армии, очистившись от случайных и враждебных элементов, организационно и идейно еще более окрепли и при помощи растущего армейского комсомола подняли на еще более высокий уровень революционную бдительность всего личного состава и его настороженность к малейшим проявлениям чуждых и враждебных нам влияний. Было бы, конечно, непростительной политической близорукостью считать, что в этой области уже все сделано и что на этом можно успокоиться. Этого нельзя допускать ни в коем случае. Надо еще упорней и настойчивей воспитывать непримиримую ненависть к врагам социализма и их агентам повседневной политической работой в массах, научить каждого распознавать и разоблачать врагов, какой бы маской они ни прикрывались. Конечно, надо предупреждать и исправлять имеющиеся, к сожалению, отдельные случаи показной бдительности, когда без достаточных оснований, без тщательной проверки, случайные нечеткие формулировки близких нам людей квалифицируются как враждебное выступление, влекущее за собой исключение из партии и изъятие из армии.

Товарищи! Политико-моральное состояние Красной армии в целом крепкое и устойчивое. Народ у нас, как не раз говорил народный комиссар — Маршал Советского Союза т. Ворошилов К.Е., чудесный. Но тем более нетерпимы отрицательные явления в полити-ко-моральном состоянии, которые мы имели за истекший год.

Дисциплина за этот год несомненно несколько улучшилась. Однако уровень ее признать высоким нельзя. Еще много дисциплинарных проступков: неисполнение приказаний, самовольных отлучек, нарушения караульной службы, небрежного отношения к оружию, появление в пьяном виде, хулиганства. За первые четыре месяца 1936 г. 19,2% личного состава армии совершили проступки, а среди младшего начсостава этот процент достигает 22,2.

Основной причиной недостаточно удовлетворительного уровня дисциплины необходимо признать слабость воспитательной работы, совершенно недостаточное внимание старших и высших командиров и политработников к дисциплинарной практике, особенно молодых командиров и, что особенно важно, плохая организация боевой и политической учебы, внутреннего распорядка, всей жизни и быта в ряде частей.

Обращает на себя внимание большое количество коллективных пьянок, сопровождающихся в большинстве случаев дебошами и драками. Многие пьянки имели своими последствиями убийства и ранения военнослужащих и граждан. В результате пьянства мы имели ряд несчастных случаев (катастрофы, аварии). Материалы обследования частей показывают, что значительное количество пьянок происходит там, где вообще плохо с дисциплиной и организованностью. Позорящие Красную армию факты пьянок не только не уменьшаются, но имеют кое-где тенденцию к росту.

Результаты нашей борьбы с самоубийствами в этом году оказались неудовлетворительными. Первое полугодие 1936 г. дало значительное увеличение числа самоубийств и покушений в сравнении с 1-м полугодием 1935 г. (на 20,5%).

Следует отметить наличие в некоторых частях вопиющих фактов издевательства, рукоприкладства и бездушного отношения к подчиненным, являющихся в некоторых случаях причиной дезертирства, самоубийства и других отрицательных явлений.

В чем причина этих позорных явлений в политико-моральном состоянии армии? Изучение материалов показывает, что отрицательные явления имеют место там, где плохо выполняется приказ народного комиссара № 0103, где плохо поставлено воспитание людей, где отсутствует внимательное и чуткое отношение к живому человеку, где нет настоящей большевистской организованности и дисциплины. Этими же причинами объясняется огромное количество несчастных случаев в армии за истекший год. Вопиющие цифры несчастных случаев требуют к себе самого пристального внимания. С 1 января по 1 сентября 1936 г. убито 696 чел., ранено 1892 чел. — итого 2588 чел.

Из изученных 464 несчастных случаев с человеческими жертвами — 279 являются результатом явно преступного отношения к организации занятий или работ со стороны командного и начальствующего состава. 70 чел. утонули главным образом потому, что безобразно было организовано купание. С этими явлениями необходимо повести самую решительную борьбу.

Товарищи! Несчастные случаи вовсе не обязательны. Мы можем и должны если и не покончить с ними, то, по крайней мере, довести их до такого ничтожного минимума, чтобы они были действительно случайными явлениями совершенно исключительного порядка.

Обращенные к комсомолу слова Климентия Ефремовича Ворошилова о том, что организованность и дисциплина нам нужны как воздух, сохраняющие свою актуальность и теперь, должны стать на деле практическим повседневным руководством в работе каждого командира, политработника, коммуниста, комсомольца и непартийного большевика.

Товарищи! Бойцы и командиры Красной армии под водительством своего железного наркома доказали не раз свою беззаветную преданность нашей партии, готовность отдать жизнь свою за дело

Ленина—Сталина, за процветание нашей великой Родины. Но нам еше кое-где не хватает умения организовать людей, руководить их работой, воспитывать их, насаждать подлинно революционную воинскую дисциплину, чутко и внимательно относиться к человеку, к его запросам и нуждам, и тем самым создать в частях такие условия, которые исключали бы возможность отрицательных явлений в по-литико-моральном состоянии и обеспечили бы высокий уровень боевой подготовки — без жертв и крови наших прекрасных бойцов.

Политическое обеспечение боевой подготовки

Товарищи! За отчетный период политаппарат и партийные организации проделали значительную работу по обеспечению боевой подготовки. Партийные организации и политработники сумели мобилизовать командиров и красноармейцев на выполнение приказа народного комиссара № 0103, поднять активность командного состава, повысить авангардную роль коммунистов и комсомольцев в боевой подготовке. Партийные организации и политаппараты за этот период более конкретно обеспечивали боевую подготовку. Они нацеливали свое внимание на отдельные конкретные разделы учебы и оказывали командованию действенную реальную помощь. Огромную роль в деле повышения боевой подготовки сыграли подъем социалистического соревнования, широко развернувшееся движение отличничества, горячий отклик в частях на стахановское движение в стране.

Историческая речь т. Сталина, речь т. Ворошилова на 1-м Всесоюзном совещании рабочих и работниц-стахановцев[3] послужили могучим толчком к развертыванию массового движения за отличные показатели в боевой и политической подготовке РККА. Речи товарищей Сталина и Ворошилова были глубоко изучены всем личным составом.

Пример торпедистов Черноморского флота т. Ионова и Муратова, добившихся крупных успехов в приготовлении торпед к выстрелу, пример танкиста т. Дудко[4], факты перекрытия в полтора-два раза проектных норм автономного плавания подводных лодок на ТОФ и Черноморском флоте, блестящая работа многих тысяч летчиков, танкистов, парашютистов и других — все это говорит о том, что тысячи красноармейцев и командиров безусловно стали мастерами своего дела.

Однако надо признать, что политическое обеспечение не во всех частях и не по всем элементам боевой учебы было поставлено удовлетворительно. Отдельные политработники и партийные организации плохо занимались вопросами огневой подготовки, массовой физкультурной работы, плохо обеспечивали в этих областях авангардную роль коммунистов и комсомольцев. Следует также подчеркнуть неудовлетворительную работу по политическому обеспечению во многих частях ВВС и мотомехвойсках, особенно службы парков, сбережения и эксплуатации материальной части — самолетов и танков, неудовлетворительность в этих частях борьбы с аварийностью, которая в ВВС не уменьшается, а в мотомехчастях даже дает значительный рост. (В мотомехвойсках за 1-е полугодие 1935 г. было 633 аварии, а за 1-е полугодие 1936 г. — 1063 аварии.) В последние месяцы незаметно снижения аварийности.

Необходимо также отметить, что в результате плохого руководства соцсоревнованием со стороны командования и политорганов некоторых частей имели место недопустимые извращения, резко отрицательно влиявшие на боевую подготовку, на состояние материальной части и даже на организацию быта бойцов. Достаточно привести некоторые примеры, чтобы стала ясна необходимость самого острого внимания со стороны командиров и политработников к вопросам руководства соцсоревнованием.

В 6-й мотомехбригаде ЗабВО погоня за большими скоростями для Т-26 и стремление соревноваться с БТ привела к тому, что в соединении стали злоупотреблять оборотами двигателя. Несмотря на то, что нормальными оборотами являются 1600—2100, а предельными 2400, танки часто водили на оборотах до 2600. Это привело к авариям и преждевременному износу двигателя. Все аварии и поломки батальона т. Морева связаны с указанным злоупотреблением оборотами мотора.

В некоторых частях Ташкентского гарнизона, в 19-й горно-кав-дивизии САВО, проводя стахановские дни, стремились уплотнить рабочий день красноармейца за счет более быстрого подъема и сокращения времени, отводимого на завтрак, с 20 минут до 8—10. В результате красноармейцы не прожевывали пищу, не успевали умыться как следует и т.д.

Правда, эти факты были отмечены в начале учебного года и быстро исправлены, но успехи в соцсоревновании были бы значительно больше, если бы везде и всюду было бы обеспечено надлежащее, со знанием дела, конкретное руководство командиров и политработников всех степеней и если бы энергия, активность, энтузиазм бойцов и командиров направлялись бы в правильное русло.

Следует признать, что техническая учеба передовиков техники во многих случаях плохо обеспечена, им мало помогают совершенствоваться. Недостаточна борьба партийных организаций за сбережение оружия. Приказ наркома по этому вопросу выполняется неудовлетворительно. Политаппараты и партийные организации еще не везде сумели воспитать у всех бойцов и командиров бдительное, любовное, бережное отношение к своему оружию, потребность повседневно держать его в образцовом состоянии.

В чем коренятся причины недостатков в политическом обеспечении боевой подготовки? Прежде всего в ослаблении руководства ряда политорганов частями. Начальники политотделов были заняты в истекшем году огромной важности работой по проверке и обмену партийных документов, которая сама по себе имела большое значение для мобилизации всего личного состава вокруг задач боевой подготовки. Но не все начальники политотделов сумели организовать работу своего аппарата таким образом, чтобы части постоянно чувствовали помощь и конкретное руководство, чтобы обеспечить подтягивание отстающих частей, исправлять ошибки в организации учебы. Необходимо также отметить, что численность партийных организаций уменьшилась больше, чем вдвое в сравнении с 1933 г. Следующие цифры ярко характеризуют это положение: если непосредственно после прекращения приема в партию — на 1 января [19]33 г. — партийная прослойка по РККА равнялась 36,6%, то на 1 января [19]36 г. она снизилась до 15,6%. Правда, партпрослойка среди командного состава снизилась лишь на несколько процентов, но она резко снизилась среди младших командиров — с 46,7% до 13,8% и особенно среди красноармейцев — с 14,5% до 0,93% на 1 января [ 19]36 г. и 0,76% на 1 июля [19]36 г. В этих условиях политорганы и политаппараты обязаны были резко улучшить всю организационную работу и руководство низовыми партийными организациями и комсомолом для того, чтобы не только не ослабить, но еще больше усилить воспитание и мобилизацию красноармейских масс на отличное выполнение задач боевой подготовки. С этой задачей не все политорганы удовлетворительно справились.

Необходимо также подчеркнуть, что за последние годы, особенно в связи с оргмероприятиями, значительно омолодился средний политсостав — кадры политруков. Многие политруки в военном отношении слабо подготовлены. В истекшем году политорганы не справились с задачей поднятия военной подготовки этих кадров, работа которых в деле политического обеспечения имеет исключительное значение.

Политорганы должны в предстоящем учебном году коренным образом улучшить свое руководство политическим обеспечением боевой подготовки и прежде всего — командирской учебы. Распределение времени на различные области командирской учебы, установленное в 1936 г. для основной массы командиров (от комвзвода до комполка исключительно), нам кажется приемлемым и в новом году:

на специальную подготовку

— 410 час.

- 62,1%

на общеобразовательную подготовку

- 160

- 24,2%

на марксо-ленинскую[5] подготовку

- 90

- 13,6%

 

660 час

 

Нужно только, чтобы политорганы, политаппараты и парторганизации энергично боролись за правильное использование каждого часа командирской учебы и особенно времени, отводимого на специальную подготовку. Необходимо добиться повышения военно-политической подготовки политработников, знания ими уставов, наставлений, инструкций по боевой подготовке, а молодыми политработниками — сдачи испытаний за ВПШ. Надо правильно организовать силы коммунистов части, мобилизовать комсомол на повседневную конкретную борьбу за образцовое выполнение задач боевой подготовки.

О караульной службе

Необходимо особо остановиться на вопросах караульной службы.

Товарищи! В этой области еще так много вопиющих недочетов, что я не считаю нужным хоть сколько-нибудь останавливаться на ее положительных сторонах. Проверка состояния караульной службы показывает, что уроки 1934 г., постановление ЦК ВКП(б) от 22.ѴІІІ.34 г. «О состоянии охраны казарм Московского гарнизона», приказ народного комиссара о караульной службе — забыты многими политработниками и командирами. Немало говорят о караульной службе, о бдительности, но очень мало или вовсе ничего не делают, чтобы по-настоящему, по-большевистски обеспечить караульную службу, организовать неусыпную бдительность бойцов, воспитывать в каждом из них величайшую ответственность за охрану, как зеницы ока, нашего боевого имущества.

Ярким примером безобразного, безответственного отношения к выполнению требований наркома по вопросам караульной службы является обследованная совершенно недавно 17-я стр. дивизия МВО. Внутренний распорядок в частях дивизии организован неудовлетворительно. Дневальные и дежурные не знают своих обязанностей. В подразделениях, на кухне и в столовой беспорядок. Учет и охрана оружия поставлены неудовлетворительно. В 17-м ап дежурные и дневальные не знают, сколько им сдано на хранение винтовок и патронов. В саперном батальоне из-за неорганизованности службы суточного наряда 27.ѴІІ1.1936 г. пропали два револьвера системы «Наган» из пирамиды. Делопроизводители фактически распоряжаются строевыми подразделениями (ротами), назначают их в караул, отменяют распоряжения штабов полков и т.д.

На зимних квартирах в г. Горьком (49-м, 50-м сп, 17-м ап и отд. батальон связи) обнаружен полнейший беспорядок. Доступ в казармы совершенно открыт, дневальные и дежурные не проверяют пропусков, в казармах грязно. В батальоне связи в момент посещения казарм окна в первом этаже были открыты, оружие, находящееся в казарме, никем не окарауливалось, дневальных и дежурных в казарме не было.

В своем докладе Михаил Николаевич Тухачевский справедливо отметил несомненные успехи 17-й сд в области тактической подготовки в этом году. Но нельзя не напомнить, что в этом же 1936 г. в

17-й сд были три случая самоубийства и 2 покушения на самоубийство, 4 несчастных случая, из них 3 — со смертельным исходом, случай членовредительства и целый ряд других отрицательных явлений. Неясно ли, что успехи дивизии в боевой подготовке были бы значительно выше и устойчивее, если бы командование, политаппарат, партийные и комсомольские организации 17-й сд лучше работали со своим прекрасным личным составом, внимательно относились к его запросам и нуждам, воспитывая его в духе высокой организованности и дисциплины.

Материалы обследования других частей выявили ряд таких недостатков, для устранения которых нужны совершенно небольшие усилия: в состав караулов назначаются люди неподготовленные, не умеющие обращаться с оружием и никогда не стрелявшие, вооружают караулы неисправным оружием, негодными патронами; отсутствует оборудование и ограждение территории охраняемых объектов; никудышно поставлена сигнальная служба; не выполняется требование устава о приеме и сдаче постов; к денежным ящикам и хранилищам допускаются лица, не имеющие на то разрешения; назначают в наряд явно больных; не соблюдается двухчасовой отдых бойцов перед заступлением в наряд; недостаточна требовательность и отсутствует проверка готовности караулов со стороны старшего и среднего начсостава; нередко такая проверка возлагается на младших командиров.

Понятно, что в обстановке такой вопиющей неорганизованности в части дисциплина в караулах не может быть удовлетворительной. Достаточно сказать, что за 1-е полугодие 1936 г. было 8982 случая самовольного ухода с поста и сна на посту.

Разве не ясно, что кое-где командиры, политработники и партийные организации забыли, мягко говоря, о приказе наркома, о постановлении ЦК ВКП(б). По-видимому, не все еще понимают, что карслужба есть органическая часть боевой подготовки и деловую организацию бдительности и охраны нашего боевого имущества, охрану наших частей заменяют болтовней о бдительности.

Партийные организации, политаппараты частей и политорганы должны принять конкретные меры к тому, чтобы в 1937 г. образцово поставить караульную службу.

О работе политорганов и парторганизаций по выполнению постановления ЦК ВКП(б) и приказа наркома о складском и войсковом хозяйстве

Товарищи! Истекший год прошел под знаком серьезного поворота внимания партийных организаций и политорганов к вопросам войскового и складского хозяйства. В этой области мы имеем безусловные достижения. Политработники много сделали для ликвидации того хаоса, неразберихи в войсковом хозяйстве, которые были констатированы в постановлении ЦК ВКП(б) и приказе наркома в 1935 г.[6] Проведена большая работа по воспитанию, мобилизации начсостава, красноармейцев и вольнонаемных рабочих на образцовое выполнение приказов наркома по укреплению авангардной роли коммунистов и комсомольцев в организации войскового хозяйства. Политработники стали больше вникать в детали хозяйства, больше заниматься складом, мастерской, цехом, следить за учетом и отчетностью. Значительная часть политработников добросовестно, изо дня в день занимается вопросами питания красноармейцев, проверяет состояние кухонь и столовых, следит за качеством приготовляемой пищи.

С участием политаппарата проделана большая работа по подбору, обучению и воспитанию хозяйственных кадров; выдвинуто на хозяйственную работу много проверенных коммунистов, комсомольцев и беспартийных бойцов и командиров. Значительно окреп политаппарат складов. В 14 крупнейших складах РККА созданы политотделы.

Однако было бы неправильно считать работу, проделанную политорганами и партийными организациями, достаточной. Сделаны лишь первые шаги в борьбе за приведение войскового и складского хозяйства в образцовое состояние. Не все еще политработники выполняют требование вождя партии т. Сталина и народного комиссара т. Ворошилова о том, что политработники должны заниматься не кампанейски, а упорно, систематически, изо дня в день войсковым хозяйством. Еще мало обучены, мало воспитаны хозяйственные кадры; плохо поставлена политико-воспитательная работа среди рабочих складов, еще немало случаев засылки негодного имущества, еще не перевелись факты отравления пищей, коллективных отказов красноармейцев от никуда негодно приготовленной пищи. Еще имеются факты запущенности учета и отчетности в ряде частей и складов, нередки хищения и злоупотребления.

В предстоящем году политорганы и парторганизации должны обеспечить все условия для того, чтобы войсковое и складское хозяйство на деле работали, как хороший часовой механизм.

Общеобразовательная подготовка

Позвольте, товарищи, перейти к вопросам общеобразовательной работы.

Как показала проверка, уровень общеобразовательной подготовки значительной части командного и начальствующего состава (от сверхсрочников и выше) нетерпимо низок. 10% старшего, 30% среднего и 70% младшего командного и начальствующего состава имели подготовку в объеме начальной школы. Остальная масса старшего начсостава, по данным ЛВО и КВО, типичным для всей армии имела подготовку в объеме 5—6 классов, а среднего начсостава — 4— 5 классов. Совершенно недостаточен уровень знания русского языка у значительной части командиров и начальников. Чрезвычайно показательны данные проверки знаний по математике. 14,6% высшего и старшего начсостава не знали совершенно алгебры, 4,2% — геометрии. Из среднего начсостава не знали совершенно алгебры 23,8%, геометрии — 7,8%, географии — около 1%, т.е. свыше тысячи людей. Среди младшего комсостава — сверхсрочников — не знали совершенно алгебры — 60,0%, геометрии — 35,6%, географии — 2,7%.

Значительная часть старшего и среднего командного и начсостава имеет лишь чрезвычайно отрывочные знания по математике.

Совершенно ясно, что такое положение больше не может быть терпимо, ибо низкий уровень общеобразовательной подготовки, особенно командного и начальствующего состава, бьет по боевой подготовке, тормозит дело борьбы за овладение в совершенстве сложной боевой техникой, ее управлением войсками, мешает работе по насаждению в части культурности, организованности и высокой дисциплины.

Приказ народного комиссара № 112[7] требует в течение 3 лет подготовить основную массу среднего начсостава за 2—3 класса, младшего начсостава сверхсрочной службы за 3—4 класса, а старшего командного и начсостава за 4—5 классов. Это вполне выполнимое требование, если хорошо организовать занятия, если каждая минута отводимого на это дело времени будет использована по-настоящему (а времени отведено в обрез — 160 учебных часов в год), если будет обеспечена упорная самостоятельная работа каждого командира.

Истекший год был первым годом серьезного разворота общеобразовательной подготовки в армии. Проделана большая организационная работа: в политорганах создан аппарат, специально занимающийся вопросами общеобразовательной подготовки. 130 человек, утвержденных инструкторами политотделов, в основном отвечают требованиям, предъявляемым к ним. Подобрано полковых учителей 1061 чел., из них с высшим образованием 475 чел., со средним 586 чел. Подобрано для преподавательской работы в группах командного и начальствующего состава 9371 чел. (из них 4119 военнослужащих и 5252 чел. вольнонаемных).

Общеобразовательной подготовкой, по неполным данным, к 1 мая с.г. было охвачено 500 000 красноармейцев и младших командиров и 150 000 командного и начальствующего состава (в том числе сверхсрочники).

Товарищи! Положительные результаты общеобразовательной работы за истекший год вселяют в нас уверенность в том, что приказ народного комиссара о завершении программы общеобразовательной подготовки командного и начальствующего состава в 1937 г. будет выполнен. Важным фактом, укрепляющим уверенность в успешном выполнении приказа наркома, является массовое движение среди командиров за досрочную сдачу экстернами за среднюю школу. По предварительным данным 9 округов в конце 1936 г. будут сдавать экзамены за среднюю школу (главным образом по русскому языку, математике и географии) около 4000 командиров. Надо полагать, что количество экстер-ников по всей РККА будет не меньше 6000 человек. Этот факт сам по себе показывает прекрасные учебные настроения командного и начальствующего состава, страстное его желание как можно скорее покончить с низким уровнем своего общего образования.

Положительные итоги общеобразовательной работы можно было бы проиллюстрировать многочисленными примерами. Достаточно привести пару фактов, чтобы показать, что мы провели первый год учебы не напрасно.

Командир Приходько (Кар[ельский] УР) на первой диктовке в начале года из 100 слов делал 33 ошибки, а через 3 месяца из 170 слов — 5 ошибок. Лейтенант Тюпаев (1-я Казанская сд) осенью 1935 г. при проверочной работе по русскому языку сделал 33 ошибки, а в апреле с.г. — одну. В этой же дивизии командиры Максимов, Козлов, Чайкин, Бабушкин имели подготовку за начальную школу, а за зиму сдали по 2 основным предметам за 6-й класс и по одному за 5-й класс.

Большое значение имело то внимательное отношение, которое проявили к общеобразовательной подготовке командование и штабы многих частей. В ЗО-й сд, 11-й авиабригаде и ряде других соединений сумели за счет зимнего времени выделить на общеобразовательную подготовку до 200 часов. В ЛВО приказом командующего установлены для всего командного и начальствующего состава в течение октября-ноября ежедневные 4-часовые занятия в целях прочного закрепления прохождения годовых программ.

Товарищи! Успехи общеобразовательной подготовки несомненны. Но они будут значительно больше, если мы устраним имеющиеся недостатки. А недостатков этих немало. Необходимо ликвидировать недооценку общеобразовательной подготовки со стороны командования и штабов ряда частей, все еще считающих общеобразовательную подготовку второстепенной отраслью учебы, не обеспечивающих бесперебойный ход занятий и допускающих даже противодействие общеобразовательной подготовке. Примером такого грубейшего отношения может служить бывший начштаба 167-го сп 56-й сд Сергеев, который в апреле месяце отменил общеобразовательные занятия, а чтобы средний начсостав не ходил в клуб на занятия, поставил там часового. Совершенно понятно, что работа по общеобразовательной подготовке в такой части успехов иметь не будет. Надо ликвидировать плохое планирование и срывы занятий во многих частях.

Неблагополучно с посещаемостью занятий в группах командного и начальствующего состава. Например, посещаемость по трем округам, типичная для всех округов, выражалась, по МВО — 60-85%, КВО - 65-75%, ЛВО - 50-30%.

Следует отметить еще неудовлетворительную работу большинства командиров и начальников на дому по выполнению заданий и дополнительной проработке программы.

Товарищи! Важность общеобразовательной подготовки, ее огромное значение понято подавляющим большинством командиров и начальников. Командир не желает быть отсталым, не хочет оставаться вечным учеником, он энергично взялся за учебу и дерется за овладение объемом среднего образования и хочет этого добиться в установленные наркомом сроки. Мы обязаны всеми мерами ему помочь, тем более что чем дальше, тем больше нашему командному и начальствующему составу придется работать с высококультурным и грамотным бойцом, руководить молодыми лейтенантами, имеющими среднее образование. Результаты комплектования наших военных школ в нынешнем году, доложенные здесь начальником УВУЗ, с особой силой подчеркивают непозволительность отставания общеобразовательной подготовки старых кадров командного и начальствующего состава. Только всесторонне образованный командный и начальствующий состав сможет руководить работой молодых лейтенантов в частях, выращивать из них новые кадры военных специалистов РККА.

Марксистско-ленинская подготовка, политзанятия и политагитация

Истекший год характеризуется серьезной учебой всего командного и начальствующего состава в системе марксистско-ленинской подготовки. Командный и начальствующий состав изучал послеоктябрьскую историю нашей партии, вопросы текущей политики — преимущественно важнейшие решения партии, правительства и Коминтерна. Часть начсостава была привлечена для руководства кружками партийного просвещения, а почти весь состав командиров взводов привлекался, как и в прежние годы, к руководству политическими занятиями с красноармейцами.

Недостатками в марксистско-ленинской подготовке этого года надо признать все еще продолжающиеся срывы занятий, случаи массовых пропусков занятий, явка на занятия неподготовленными. Особенно необходимо подчеркнуть имевшие место случаи безответственного отношения к делу партийно-теоретической подготовки, равно как партийно-пропагандистской работе в целом. В 14-й мех-бригаде корпуса им. Калиновского за полтора года с командирами

2-го батальона не успели начать изучение истории партии, в 4-м батальоне проработали только одну тему. Не лучше обстоит дело в других частях корпуса, за исключением 50-й бригады. Летом 1936 г. марксистско-ленинская подготовка в корпусе была прекращена распоряжением командира корпуса т. Ракитина.

Товарищи! Надо самым энергичным образом бороться с непониманием и недооценкой важности марксистско-ленинской подготовки и потребовать от каждого командира и политработника неуклонного выполнения приказа народного комиссара о политической подготовке командного и начальствующего состава. Задача в области марксистско-ленинской подготовки в новом учебном году заключается в том, чтобы организационно и программно перестроить занятия в соответствии с уровнем подготовки, возможностями и запросами каждого командира, установить действительный контроль над качеством теоретической марксистско-ленинской учебы начсостава, решительно борясь с неорганизованностью, срывами и непосещаемостью занятий.

Политико-воспитательную работу с бойцами в текущем году мы завершаем с определенными положительными результатами. Итоги политзанятий свидетельствуют о росте политической подготовки бойцов и младших командиров. Однако результатами политических занятий ни в коем случае удовлетвориться нельзя. Выборочная проверка политзанятий в ряде соединений показала, что политорганы и партийные организации недостаточно внимания уделяли качеству политзанятий, не подтягивали отстающие группы и отдельных красноармейцев. Только этим можно объяснить недостаточно удовлетворяющие нас данные выборочных проверок. Из 1100 человек, проверенных в июле-августе в 94-й сд пуокром СибВО и подивом, показали успеваемость в баллах.

отлично

- 145 чел, (13%),

хорошо

- 499 « (45,5%),

посредственно

- 439 « (40%),

плохо

- 17 « (1,5%).

Из 1700 человек 65-й сд, проверенных осенью пуокром УрВО и подивом, показали успеваемость.

отлично

- 236 чел, (14%),

хорошо

- 572 « (33,5%),

посредственно

- 790 « (46,5%),

плохо

— 102 « (6,0%),

Такой же результат мы имеем по выборочным проверкам ряда других частей.

Как видно из приведенных данных, около 50% красноармейцев получили посредственные оценки и есть такие бойцы, которые слабо усвоили программу политзанятий.

При наличии огромной тяги бойцов к политучебе, при общем культурном росте бойцов политорганы имеют все возможности, чтобы, решительно улучшив политзанятия, добиться в предстоящем учебном году более высоких результатов, коренного изменения соотношения оценок, доводя количество посредственных оценок успеваемости до ничтожного минимума. Одной из действительных мер поднятия качества политзанятий явится всемерное расширение положительного опыта проведения политзанятий силами политруков.

Двинулась вперед массовая политическая агитация. Народный комиссар в своем приказе № 0103 требовал от политорганов, полит-аппарата частей научить ка.ждого красноармейца самостоятельно читать газету, привить ка.ждому красноармейцу и командиру потребность и вкус к ежедневному чтению газеты, добиться того, чтобы не было ни одного бойца и командира, не читающего ежедневно газету. Организация и руководство чтением газет стали, наряду с политинформацией и политическими беседами, важнейшей формой мобилизации масс бойцов и командиров вокруг основных вопросов международного положения и политики советского правительства и нашей партии. Подавляющая масса командиров и красноармейцев регулярно читает газеты. Работа с газетой крепко вошла в быт частей. Задача заключается в том, чтобы усилить руководство этим делом, вовлечь в читку газет имеющиеся еще отсталые группы красноармейцев и тем самым полностью осуществить требование народного комиссара в этой области.

Культурно-массовая работа

Культурно-массовая работа в РККА заметно двинулась вперед. 228 домов Красной армии, 1014 клубов становятся подлинными очагами культуры в РККА. Они поднимают культурно-политический и общеобразовательный уровень, организуют различные формы художественной самодеятельности бойцов, командиров, жен командного и начальствующего состава. Клубами и ДКА проведено десятки тысяч различных вечеров, культурно организованных дней отдыха, художественных постановок, лекций по различным научным и об-щекультурным вопросам (89 ООО докладов). Клубами проведено за первую половину 1936 г. около 100 ООО киносеансов.

Свыше 80% личного состава армии являются читателями библиотек. Резко возрос интерес к художественной литературе — на 50— 75%, что нужно объяснить в значительной море разворотом общеобразовательной подготовки. Недостаточно используется фонд военной литературы в библиотеках. Это объясняется, с одной стороны, наличием у командного и начальствующего состава личной военной литературы, а с другой — плохой популяризацией военной книги со стороны политорганов и штабов.

Особо следует остановиться на красноармейской художественной самодеятельности. В этой области мы имеем дальнейший количественный и качественный рост. Шире стал размах самодеятельности. В нынешнем году развернулась серьезная работа в гарнизонах, частях и соединениях, которые отставали в 1935 г. (военные академии Москвы, Оренбургская, Ульяновская и Казанская школы, ОБВШ и др.). Организованы коллективы в гарнизонах, отдаленных от крупных культурных центров. Большое развитие получила во всех округах полковая и ротная самодеятельность, которая во многих случаях успешно соревнуется со школами и объединенными коллективами соединений.

Исключительный размах получила детская и женская самодеятельность. В значительной части соединений имеются отличные женские хоры, детские оркестры, детские танцевальные коллективы. Поднялась на большую высоту культура и художественный уровень самодеятельности. Песни народов СССР в 1936 г. стали основой для хоров и вокальных ансамблей.

Во всех округах созданы ансамбли национальных инструментов. Создано большое количество коллективов национальных плясок.

Возможности дальнейшего роста художественной самодеятельности в армии огромны. Необходимо усилить конкретное руководство политуправлений округов, политотделов соединений работой каждого коллектива, что бы выше поднять художественный уровень самодеятельности всей армии.

Особо следует отметить рост количества и качества военно-учебных фильмов. Дело создания военно-учебных фильмов очень сложное и ответственное. Для лучшей организации их производства следовало бы создать специализированную военную кинофабрику.

Работа с женами начсостава

За последний год мы имеем несомненный рост движения жен начсостава, значительное вовлечение их в постоянную или общественно-политическую и культурную работу и учебу. Политической учебой охвачено 52 тысячи жен командиров. Жены командиров серьезно занимаются своей общеобразовательной подготовкой. За последние 3 года 20 тысяч жен командиров закончило начальную, неполную и полную среднюю школу, 9 тысяч — ликвидировало свою неграмотность.

Значителен успех жен командиров в овладении специальной квалификацией. 1500 женщин стали машинистками, 2000 — библиотекарями, 400 — химиками-лаборантками, 3000 — детскими работницами, 5000 — швейницами, 5000 — работниками прилавка, 3000 получили другие специальности.

В 1936 г. библиотеки Красной армии насчитывали 107 тысяч читательниц — жен командиров, из них 25 тысяч человек прочло полностью рекомендованный ПУРККА литературный минимум.

Огромно участие жен в общественной работе. 11 тысяч жен работают преподавателями, учителями и инструкторами общеобразовательной подготовки в частях. 1000 жен принимают участие в библиотечной работе ДКА и клубов.

Во многих частях жены начсостава работают в столовых и магазинах военторга. По 10 округам 380 культурно-бытовых учреждений возглавляют и полностью обслуживают жены командиров.

14 000 женщин принимают участие в художественной самодеятельности. Как правило, все детские самодеятельные коллективы ведут жены командиров.

Большое участие принимают жены в обслуживании детей командного и начальствующего состава. 60% заведующих детскими учреждениями — жены командиров. 3 тысячи жен работают в качестве детских работников и работают неплохо. В целом ряде частей и соединений детские учреждения, возглавляемые женами командиров, работают образцово (Спасск, Красная Речка, Ворошилов, Новоград-Волынск, Харьков, Ленинград и др.).

Товарищи! Подготовка к Всеармейскому совещанию значительно оживила всю работу с женами начсостава. Несомненно, что на совещании лучшие представительницы жен командного и начальствующего состава сами расскажут об огромной работе, которая проводится в армии. Командование, политорганы и парторганизации должны закрепить достижения этого года и еще шире развернуть работу среди жен командиров в будущем году.

Товарищи! Я затронул самые важные вопросы политической работы. Из всего сказанного видно, что достижения наши в политработе далеко не равномерны. Больше того, наряду с неплохими образцами, мы имеем явно неудовлетворительное состояние некоторых важных участков политработы. Политаппараты и партийные организации ряда частей плохо еще борются с пьянством и самоубийствами, с аварийностью и несчастными случаями, с недостатками караульной службы, несколько ослабили за истекший год массовую политико-воспитательную работу среди беспартийных красноармейцев и начсостава.

Где надо искать причины этих недостатков в политработе?

Я думаю, что основная причина коренится в недостаточно конкретном руководстве частями со стороны ряда политорганов, в недоучете ими значительных изменений, которые произошли за последние 1,5—2 года в составе кадров политработников, особенно в связи с оргмероприятиями. За истекший год на должности высшего политсостава выдвинуто 145 человек, старшего — 695, среднего политсостава по 12 округам — 3329 человек, из них 1672 человека призвано из запаса, 1656 человек выдвинуто из мл. командиров и красноармейцев. Эти молодые кадры политсостава не имеют достаточного опыта в работе и требуют хорошего руководства, обучения военного и политического. Не менее остро стоит вопрос об общеобразовательной подготовке политсостава. Об этом ярко свидетельствуют следующие данные, низшее общее образование имеют 62,1% помполитов корпусов, 24,9% помполитов академий, 75,3% начполит отделов, 72,8% помполитов полков, 68,1% помполитов эскадрилий, 61,9% помполитов кораблей, 31,2% преподавателей. Далеко недостаточна также военно-политическая подготовка этой группы политработников. Имеют подготовку в объеме КУСПС и ВПАТ помполи-ты корпусов — 20,6%, помполиты академий — (только КУСПС) — 41,5%. нач. политорганов — 51,9%, помполиты полков — 29,7%, помполиты эскадрилий — 28,2%, помполиты кораблей — 46,6%, преподаватели — 39,2%. Не лучше, а, пожалуй, хуже, обстоит дело со средним политсоставом.

Ясно, что дальнейшее повышение политико-воспитательной работы, усиление руководства во всех звеньях политического аппарата в значительной мере зависит от качественного роста политсостава. Военная, политическая и общеобразовательная учеба политсостава должна быть в центре внимания политорганов в предстоящем учебном году.

Следует также отметить, что отставание политико-воспита-тельной работы в некоторых частях и подразделениях объясняется некомплектом политсостава, доходящим по всей армии до 5322 чел. (из них среднего политсостава — 3022 чел., старшего и высшего — 2300), что составляет 17,7% всего политсостава армии.

В связи с проведенными оргмероприятиями со всей остротой встал вопрос о расширении нормального пополнения кадров политсостава. Имеющиеся две ВПШ, ежегодно выпускающие вместе 700 политруков, не удовлетворяют уже возросших потребностей армии в политсоставе. Считаю необходимым, товарищ народный комиссар, поставить перед вами вопрос о создании новой, третьей, ВПШ, с ежегодным выпуском в 300 человек.

Товарищи! Политико-моральное состояние Красной армии крепко и устойчиво, как никогда. Бойцы, командиры и политработники, партийные и комсомольские организации единой и дружной семьей работают над укреплением боевой мощи РККА. Попытки троцкист-ско-зиновьевской террористической банды найти в Красной армии поле для своей подлой контрреволюционной деятельности обречены на полный провал. Личный состав Красной армии, крепко сплоченный вокруг нашей партии и великого Сталина, вокруг вождя нашей армии т. Ворошилова, резко повысил свою политическую бдительность и в буднях боевой учебы отдает все свои силы и энергию на выполнение приказов народного комиссара, показывая образцы отваги, героизма и преданности нашей социалистической родине.

Задачи боевой и политической подготовки на предстоящий год потребуют еще больших усилий от всей армии. И для того чтобы всю без остатка энергию бойцов, командного и начальствующего состава направить на дело укрепления боеспособности армии, надо еще выше поднять нашу бдительность, научить каждого вовремя и метко разоблачать действительного врага, зорко следить за каждым участком нашей работы, оружием большевистской самокритики своевременно вскрывать и немедленно устранять недостатки, которых еще не мало.

Не может быть ни малейшего сомнения в том, что задачи, которые поставит народный комиссар на новый учебный год, бойцы, командиры, политработники, партийные и комсомольские организации будут выполнять с большевистской энергией и настойчивостью и еще выше поднимут боевую и политическую подготовку Рабоче-крестьянской Красной армии.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 549-578.

Городовиков. Товарищи, мы знаем, что наша армия быстро растет, имея хорошее политическое обеспечение. Я хочу остановиться на отдельных моментах, в частности на вопросе воспитания красноармейцев,

Тов. Осепян в своем докладе коснулся многих вопросов — и вопросов ухода за танками, и вопросов авиации, сохранения оружия и др., но он не сказал о том, в каком состоянии находится наш конский состав, не сказал об уходе за ним. Постольку-поскольку конский состав имеется в нашей армии, следует о нем напомнить.

Многие командиры жаловались на слабость конского состава в нашей стране, на трудности обеспечения конским составом во время маневров и на трудности, которые встанут во время мобилизации. Я должен сказать, что еще мало внимания обращают наши политорганы на вопросы конского состава. Этот вопрос следовало бы разобрать не только в масштабе РККА, но и в масштабе всей страны, У нас имеются так называемые ремонтеры — люди, которые закупают лошадей. Так вот, в отношении этих людей со стороны политорганов нет соответствующего внимания. Их только без конца ругают. А ведь надо сказать, что ремонтеры покупают конский состав в трудных условиях. Оплата конского состава очень низкая — военвед платит за лошадь по твердой цене 300—350 руб. Достаточно сказать, что баран на базаре стоит 300 руб. На местах партийные организации, ответственные работники, даже секретари парткомов стараются сделать все, чтобы не сдать в армию лошадей, как-нибудь их скрыть, а для этого иногда слегка калечат лошадей. Люди, хотя и сознательные, но стараются себя прежде всего обеспечить.

Следующий вопрос — вопрос о чутком и бережном отношении к человеку, к нашему бойцу. У нас есть такие примеры…[8] Приведу ряд примеров, в кавалерийских частях выдаются сапоги с подметками; сверх подметки набиваются гвозди. Принимая во внимание наши горные условия, нужно от таких подметок отказаться, т.к. были несчастные случаи, даже смертельные. Кавалеристы, взбираясь на гору, скользят, благодаря этой неудачной подметке с гвоздями. Необходимо чуткое отношение к людям. Если бы со стороны политических органов было предусмотрено удаление причин, не было бы несчастных случаев. Нужно устранить причины несчастных случаев, одним сочувствием тут не спасешь.

Следующий пример, красноармейцы воспитываются у нас слишком в казенном духе в том смысле, что ничего своего им иметь не нужно, ничего не придется покупать, все им дадут готовое. Маневры и тактические учения обычно обеспечиваются парикмахерскими, но в военное время едва ли удастся устроить парикмахерские; поэтому нужно воспитывать красноармейца в том духе, чтобы он имел при себе всегда бритву и мог побриться. Наши младшие командиры, получающие до 15 руб. жалованья, могут в складчину (2—3 человека) купить бритву, стоящую 8 руб. Не приучать стоять в затылок, а быстро справлялся сам над собою и отдохнул[9].

Есть суровый приказ народного комиссара об улучшении караульной службы; за выполнение этого приказа мы очень боремся. Во время караула красноармейца или младшего командира отделения ежедневно пропадают всякие мелкие вещи, инвентарь и канцелярские принадлежности из караульного помещения. Каждый раз покупать новые вещи мы не можем, а удержать из жалования красноармейца или младшего командира отделения не имеем права. Я считаю, что все же такие удержания за каждую пропавшую вещь из жалования караульного следует производить и ввести это в практику с тем, чтобы он чувствовал себя ответственным за пропажу вещей. Нельзя же по поводу всякой мелочи заводить бумажную переписку и дергать командиров частей за мелочи, когда может сделать старшина.

Освобождение командира взвода от политической и общественной нагрузки: приведу пример. Во время тактических занятий в горных условиях, когда взводу пришлось брать крутизны и командир взвода быстро не реагировал показать пример и отстает, я как-то подошел к командиру взвода, вижу у него висит походная сумка, набитая какими-то вещами. Я немедленно приказал ему пройти вперед, выбросив все ненужное из сумки. Он мне ответил: «Я — групповод, у меня в сумке находятся разные постановления правительства, выбросить их не имею права».

Я полагаю, что приблизительно до 4—5 кг весит эта сумка (смех). По-моему мнению, конечно, командир взвода особенно в горных условиях должен как можно больше облегчить себя, так мы в своем округе ведем, в смысле лишних вещей и проч. Огромнейшее значение имеет хотя бы лишние полкилограмма вещей в горных условиях, когда приходится взбираться по скалам. Кроме того, у них психическое состояние выражается в том, что я — групповод, занят другим делом, и не обязательно мне вперед показывать пример в этих случаях, а скорее всего я покажу свой пример во время групповых занятий. Таково психическое состояние, я так понял и много таких примеров есть, но я на них не буду останавливаться, а я понимаю, что по докладу т. Тухачевского видно, что во чтобы то ни стало командир взвода отвечает и заставить его прямой своей работой заниматься, я полагаю, что на этом нужно будет нам остановиться. Я считаю, что командиры обязаны и должны знать твердо и проходить марксистско-ленинскую учебу, а остальное время они должны заниматься своей прямой обязанностью и с них мы должны требовать.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 579-582.

Дыбенко. Огромнейшая, исключительной важности работа, проделанная политаппаратами по проверке и обмену партийных документов, неизбежно известное количество политработников отвлекла от непосредственной практической массово-политической работы с красноармейцами и даже командным составом. Если мы имели положительные результаты, исключительно положительные результаты по индивидуальному воспитанию коммунистов, повышению их политического уровня, то вся массовая работа легла целиком и полностью на политруков, и особенно в территориальных частях, где в этом году призвано примерно около 50% из запаса недостаточно политически грамотных в военном отношении людей, совершенно безграмотных, и поэтому дополнительно встал вопрос о трудностях в работе, что этих политруков нужно было созвать по крайней мере на 3—4 месяца на переподготовку для того, чтобы в какой-либо степени подготовить их для этой работы. Поэтому если даже и было в некоторой степени ослабление политической работы в первые месяцы учебного года, то этого, конечно, нельзя сказать уже в летний период.

Я считаю, что у нас имеется целый ряд безобразнейших явлений использования политруков со стороны и самого командного состава, заставляют их быть там, где они могут и не присутствовать. Вот, например, когда проходит индивидуальная подготовка обучения бойца выстрелу, политрук, как правило, ходит здесь себе на стрельбище абсолютно, что называется, без дела, а его иногда заставляют присутствовать. Мне кажется, такое явление неправильно, когда политрук может здесь не присутствовать, когда можно обойтись без него, когда нет никакого основания таскать его на все без исключения занятия. Поэтому требуется, чтобы сами помощники командиров полков по политической части на основе составляемого декадного плана точно указали, на каких занятиях должен присутствовать политрук и на каких занятиях не должен совершенно присутствовать.

Я не согласен с т. Осепяном, что политсостав плохо обеспечивал огневую подготовку, Я беру пример с Приволжского военного округа, где проверка по огневой подготовке всего политического состава дала высокие результаты, и что политсостав на сегодняшний день практически подошел к обеспечению боевой и огневой подготовки.

Раньше, как чуть что, так вывешивали на черную доску или вывешивали аншлаг, а то просто передавали по радио на стрельбище крикливые результаты, что вносило дезорганизацию на стрельбище. Теперь политработник практически работает, зная стрелковое дело, показывает бойцам, как надо готовиться к стрельбе, какой нужен подход к огневой позиции, все это делается без вывешивания аншлагов, без криков, а практическим показом. Оценка т. Осепяна, что по огневой подготовке политсостав имеет недостаточную подготовку, совершенно неверна.

Тов. Осепян не остановился на бытовой стороне командного состава. Бытовая сторона командного состава имеет тоже очень большое значение для всей его работы. Надо сказать, что огромное количество командного и начальствующего состава не имеет квартир, нет оборудования для квартир. Живет командир с женой, детьми на 4— 5 метрах. Отсутствие квартир или скверная квартира лишает начальствующий состав возможности подготовиться, снижает его работоспособность, и отсюда, ясно, понижение настроения. Если командир, проработавши 14-16 часов, приходит домой, то он не имеет возможности заняться часа 2, подготовиться, т.к. у него какая-нибудь паршивая холодная комната, в ней жена, дети кричат, орут. Бытовые условия начальствующего и политсостава во многих случая тяжелые, а это отражается на подготовке начальствующего и политсостава, на всей его работе.

Я считаю, что в текущем году нужно не огульно давать на постройку домов для начальствующего состава, а здесь должна быть произведена выборка. По целому ряду гарнизонов просто невыносимые условия. Некоторые командиры просто доведены до отчаянного состояния, они по 2—3 года не получают квартир. То же самое и в отношении оборудования квартир. Стандарты разработаны. Каждый год идет заготовка оборудования для квартир начальствующего состава, но фактически они ничего не имеют. Вот, например, если молодой лейтенант приезжает из военной школы, а надо сказать, что в школе он имел чистую светлую спальню, имел учебные классы и т.д., то он, приехав, получает просто конуру, и вот, попадая в такую обстановку, у него начинает падать настроение, падает работоспособность. На этот вопрос надо обратить очень и очень серьезное внимание.

Еще один вопрос, товарищ народный комиссар, который создает не совсем благоприятное настроение, связанный с выплатой за неиспользованные отпуска. Мне кажется, что этот приказ нужно отменить. Выплата за неиспользованные отпуска должна производиться за 1935— 1936 год. Как правило, мы сейчас получаем места в санатории и дома отдыха максимум на 25% начсостава, против прошлого года снижено на 50%. Отпуск командный состав в большинстве случаев берет, когда имеет путевки в санаторий и дома отдыха. И сейчас получается, что процентов 70 командного состава в отпуск не поедет, а на основании вашего приказа командующие войсками имеют право выплачивать за неиспользованные отпуска. Если всем этим 70% выплатить сейчас за неиспользованные отпуска за 1935—1936 год, то эту огромную [сумму] выплатить мы не сумеем. Я считаю, что будет целесообразно отменить этот приказ и пересмотреть сроки: через сколько лет, но не каждый год, предоставлять отпуска для командного состава.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 583-586.

Гайлит. Я просил слово по тому же вопросу, на котором остановился т. Дыбенко, а именно — о бытовом положении нашего командного состава. В частях Сибирского округа положение командного состава в смысле его бытового обеспечения такое же. Командный и начальствующий состав находится в чрезвычайно тяжелом положении. Наше квартирное строительство не успевает за увеличением командного состава. Это одно положение, а другое — квартиры командного состава чрезвычайно убоги, чрезвычайно бедны. Мы не имеем возможности снабдить квартиры наших командиров самой необходимой, самой примитивной мебелью, с одной стороны, потому, что отпуск средств на приобретение соответствующей мебели слишком мал, а с другой стороны, нам приходится эту мебель ввозить из Саратова. Мы имеем небольшие мастерские в округе, но не можем эти мастерские расширить.

В этом отношении я имею в виду войти к вам с ходатайством помочь нам расширить мастерские и таким образом увеличить выпуск мебели за счет удешевления. Тогда нам не придется ввозить огромное количество мебели, ломать ее по пути. Я должен доложить, что мы недавно получили мебель из Саратова для омской школы, небольшой процент уже в дороге оказался поломанным. Кроме того, и по качеству эта мебель оказалась такой, что она представляет собой сейчас почти лом. Отсюда нам необходимо создать какую-то базу для того, чтобы мы могли обеспечить бытовое благополучие у себя в округе. Это одно положение.

Другое — работа наших домов Красной армии и клубов. Я считаю, что наши дома Красной армии и клубы до сегодняшнего дня несколько однобоко устремляют свои усилия в отношении помощи частям в боевой подготовке. Главные усилия домов Красной армии и клубов направлены на массовую работу.

Что же касается участия ДКА и клубов частей в боевой работе, это в отношении организации физкультуры, в отношении развертывания стрелкового спорта, то это дело у нас находится еще на недостаточно высоком уровне, вернее, в очень неудовлетворительном состоянии. Я считаю, что мы сами в этом отношении сильно виноваты. Но здесь существует такое мнение, как будто эта работа не совсем к лицу нашим клубам и домам Красной армии. В этом году я принимаю резкие меры для исправления положения, но я считаю необходимым доложить вам об этом, товарищ народный комиссар.

Ворошилов. Нет, это замечательно. Два командующих и один заместитель командующего выходили и говорили, но ни один из них не коснулся вопроса и не сказал прямо. Ведь вам предъявляли прямо обвинение в том, что у вас красноармейцы спят на посту, что они тонут, что они недисциплинированны, что они пьянствуют, что они вообще находятся в очень тяжелых условиях. Но ни один из вас не коснулся этих обвинений, а сразу переходят к контратаке: давай нам мебель, давай нам подметки и т.д. Вы скажите, почему эти безобразия допускались у вас в 1936 г. и что вы думаете делать в 1937 г., чтобы у вас люди не тонули, когда купаются. В морях люди не тонут, а у вас люди тонут в речках и лужах. Какие меры вы принимаете к тому, чтобы у вас красноармейцы не спали на посту, потому что это — тягчайшее преступление. А вы выходите и начинаете с требований подметок, другой — квартир, а третий — вообще занимаетесь разговорчиками. Я нарочно дал слово этим командующим.

Гайлит. Я могу вам доложить, товарищ народный комиссар, что в части повышения дисциплины среди красноармейцев и командного состава Сибирского военного округа особенно заметны улучшения по сравнению с прошлым годом.

Ворошилов. Должно быть не улучшение, а полное благополучие. Если вы не можете справиться с аварийностью и другими вещами в вашем округе, то с этими вопросами не справиться, по-моему, это просто безобразие, если мы из года в год будем об одном и том же заявлять. Безобразие, что вы дисциплины не можете у себя навести. Хотя бы дисциплина была хорошая. А вот здесь оглашали цифры, что 8 тысяч человек, я не знаю за какое время (с места: за 8 месяцев)... т.е. в течение месяца 1 тысяча человек красноармейцев у вас спит на посту. Что это такое?

Гайлит. Такие проступки, как сон на посту, товарищ народный комиссар, не являются сколько-нибудь заметными в общей группе чрезвычайных происшествий, которые отмечаются по Сибирскому военному округу. Я могу доложить, что в отношении дисциплинированности командного состава у нас получилось резкое улучшение.

Ворошилов. Это фразеология.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 587-589.

Зиновьев. Товарищ народный комиссар. Из общей оценки итогов работы РККА части Уральского военного округа мы не исключаем. Эта оценка вами была уже дана в неоднократных выступлениях на учениях и маневрах других округов, в частности, в вашем выступлении в Киеве перед рабочими. Вашу оценку наши командиры, начальствующий состав и бойцы быстро подхватывали и в этом году мы наблюдали особенный интерес со стороны красноармейцев в отношении того, как будет их большая настойчивая работа оценена народным комиссаром. И когда бойцы и командиры читали ваше выступление в Киеве, то многие обращались к нам с вопросом: вот в других округах везде народный комиссар и его заместители, армейское руководство смотрят, проверяют и дают оценку. А у нас этого положения в Урал ВО нет. Можем ли мы считать, что и нам можно дать эту оценку? И мы считали себя вправе и имели для этого все основания отвечать бойцам и командирам, что мы не представляем исключения в общей оценки общих успехов и достижений РККА. Примеров и фактов для этого у нас также достаточно и я мог бы привести их очень много, но вряд ли в этом есть необходимость.

Достаточно сказать, как мы провели зимнюю работу в наших уральских условиях, когда занятия и выходы происходили благополучно и с большой поучительностью для войск. И в таком масштабе, как мы это делали для наших частей, это было впервые.

Летнюю работу мы начали в этом году несколько необычно, уже первый месяц — большими общими войсковыми учениями. Достаточно сказать, что мы пропустили 60 тыс. переменного состава. Для частей Уральского округа это было впервые, потому что в прошлые годы было, буквально, массовое освобождение от новобранческого и общих сборов.

По огневой подготовке наши части вышли с хорошими показателями. То же самое по ряду других отраслей, в частности по физподго-товке, достаточно привести такой пример: в прошлом году у нас было значкистов ГТО второй ступени — 58 чел., в этом году одна Пермская школа дала нам до 1000 значкистов ГТО 2-й ступени. По ряду других видов физкультуры мы держим армейские и неплохие места.

В этом году мы крепко работали над такими вопросами, как выполнение вашего указания о необходимости укрепления большей связи командира с красноармейцами. Вы требовали, чтобы эта связь еще больше крепла, чтобы она превратилась в большевистскую спайку и взаимное уважение между начальниками и красноармейцами. В этом году, как никогда, эта спайка между командно-начальствующим составом и бойцами была исключительно крепкой. В этом году, как никогда, бойцы и весь начальствующий состав еще больше сплотились вокруг партии и вождя народов т. Сталина, сплотились вокруг армейского руководства наших командиров и еще больше сплотились вокруг наркома обороны т. Ворошилова.

По отдельным вопросам, поставленным т. Осепяном в своем докладе, я хочу остановиться на политзанятиях. Несомненно, мы пошли резко по линии снижения удовлетворительных оценок. Выросли оценки «отлично» и «хорошо». Дело с политзанятиями в этом году улучшилось. Этому способствовало то, что политсостав стал больше заниматься политзанятиями: секретарь, политрук, помполит, полковой аппарат в этом году непосредственно больше вели политзанятия, проводили политинформацию и другую политработу. В ряде частей мы в обязательном порядке к политзанятиям и к политинформации привлекали комиссаров, их помощников, секретарей бюро, начальников клубов, политруков и т.д., т.е. они непосредственно вели эти занятия. Это повысило качество политзанятий, политинформаций. Учебник, который был выпущен ПУР, сыграл большую роль в деле лучшей постановки политзанятий. Но политучебник уже сейчас целую группу бойцов не удовлетворяет. У нас есть бойцы, которые требуют большего объема знаний. Особенно, мне кажется, нужно переработать сейчас первую часть этого политучебника.

Большую роль сыграло то, что, выполняя указания народного комиссара, внедряли читку красноармейцами газет. Из 168 человек красноармейцев, проверенных на выдержку в 85-й дивизии, 40 чел. читает уже по 2 газеты. Не читающих газет у нас сейчас 15—18% состава частей. Но тут еще не все сделано, во всяком случае сейчас газета является неотъемлемым фактором в быту нашего бойца и командира.

Что надо дальше делать в отношении политзантий? Я считаю, что т. Осепян совершенно правильно поставил вопрос, что нельзя механически решать — будет ли проводить командир занятия, как групповод, или нет. Не следует так подходить к этому вопросу. Вообще неправильной является постановка вопроса о том, чтобы лишить командира прав проводить политзанятия. У нас очень много командиров, которые хотят и настоятельно требуют, чтобы им предоставили право проводить эти занятия.

Тут говорили о некомплекте. Это верно. Но дело не только в этом. На опыте политрука школы 126 ап т. Новак — он вел в школе одни политзанятия, без групповода. На опыте политрука Макрицова школы 245 сп, который проводил занятия в 3 группах. Ряд других политруков вели несколько групп, — считаю, что если в зимних условиях в территориальных частях можно пойти на то, чтобы освобождать командиров от проведения политзанятий, то в летних условиях этого сделать невозможно. Мы не имеем возможности к тому, чтобы освобождать командиров от этих занятий и потому еще, что имеем много групп и разнообразность программ.

Тут раздались голоса о том, что наши командиры подготовлены плохо, с низким уровнем знаний, малокультурны и т.д. Я не совсем согласен с подобным общим определением. Ведь наш командир вырос крепко в культурном и общем отношениях. Можно привести примеры, когда десятки и сотни командиров являются настоящими, культурными и грамотными командирами, знающими свое дело.

Второе, что нужно сделать в отношении дальнейшего улучшения политподготовки нашей армии, — это решить вопрос о нашем политруке. Политрук, как правило, у нас сейчас молодой, с малым опытом. 30% с лишним политруков — это младшие командиры, сверхсрочники или даже красноармейцы, прошедшие только трехмесячные курсы в округах. Сеть военно-политических школ не удовлетворяет сейчас потребности нашей армии. Нужно решить вопрос о дополнительной организации военно-политических школ, без этого вопрос подготовки квалифицированных политруков не будет разрешен.

Тов. народный комиссар, мне кажется, было бы совершенно правильно ввести звание младшего политрука. Ведь сейчас что же получается? Получается, что политрук, окончивший военно-политиче-скую школу, учившийся три года, до этого бывший в армии сверхсрочником, получает звание политрука. Сверхсрочник, прослуживший один год, и прошедший трехмесячные курсы тоже претендует на звание политрука. Даже если он выдержал испытание за ВПШ, все равно нельзя по опыту работы ему присваивать звание политрука, надо дать ему звание младшего политрука.

Об общеобразовательной подготовке. Нужно включить ее обязательно в систему командирской учебы. Мы в округе в этом году обучали организованно 4070 командиров. Перед этим мы провели тщательную проверку всех этих командиров и начали учебу с такими результатами: за 4 класса у нас было 715 чел., за 5 классов — 1756 чел., за 6 классов — 1038 чел., за 7 — 411, за 8 — 116, за 9 — 34. Вся эта группа командиров в 4 тыс. с лишним человек перешла в этом году в следующий класс. Это очень большая, заметная работа с командным составом в области повышения общеобразовательной подготовки.

Лучше всего командный состав усвоил географию. Из 1582 проверенных человек по этому предмету плохо усвоило только 62 чел., а остальные усвоили на «хорошо» и «отлично». Русский язык усваивается несколько слабее, из 2108 чел. проверенных плохо усвоили — 247.

Дальнейший рост командира с точки зрения общей культуры, военных знаний упирается сейчас в общеобразовательную подготовку. За счет чего угодно, но надо решить вопрос о повышении общеобразовательной подготовки нашего командира. Почему слабо читают художественную, военную, переводную литературу? Потому что у командиров сплошь и рядом нет еще достаточных знаний и чтение литературы дается им с трудом.

Больше внимания мы должны уделить общеобразовательной подготовке сверхсрочников. Из 3 тыс. чел. в этом году, подавших заявление на сверхсрочную службу, со средним образованием — 78 чел., хорошо грамотных — 410, а остальные 80% — малограмотные или почти вовсе неграмотные. Это очень серьезный вопрос. Надо сказать, что общеобразовательная подготовка сверхсрочников у нас поставлена недостаточно хорошо.

Следующий вопрос, на котором я хочу остановиться, — это вопрос о дисциплине. Тов. народный комиссар, вы издали очень хороший приказ по военно-учебным заведениям в отношении права ареста курсанта. Я считаю, что этот приказ надо перенести и в войска. На самом деле что происходит? Арестовывает кто угодно. На 100 чел. красноармейцев, получивших взыскания, мы имеем 30 арестов. Надо поставить вопрос таким образом, чтобы арестовывать красноармейца мог только командир части с предварительной тщательной проверкой причин, заставивших совершить проступок, а сверхсрочников и средний начсостав — мог арестовывать только командир дивизии, опять-таки после обстоятельного разбора всех причин, побудивших проступок.

Этот приказ народного комиссара вначале в войсках знали, затем мы этот приказ довели до начсостава войск. В ряде частей мы проверили после, как командиры применяют этот приказ в своей дисциплинарной практике, и в некоторых частях аресты пошли на снижение. Ваш приказ, тов. народный комиссар, надо распространить на всю Рабоче-крестьянскую Красную армию. Арестовать человека сейчас, да еще в Красной армии — дело серьезное. Как понимает вопрос об аресте красноармеец и командир? Они рассуждают с точки зрения общего положения в нашей стране, с точки зрения прав человека и того проекта Конституции, который мы так горячо обсуждаем.

Ворошилов. ...поэтому — что вы думаете, что нужно сделать? Запретить политработникам арестовывать людей. Больше всего арестовывают политработники. Взыскания, замечания, всякие выговора — все это относится к политработникам. Сколько вы сами даете взысканий?

Зиновьев. Это имеет место, тов. народный комиссар. Я сам, находясь на службе в должности начальника, не наложил ни одного ареста, во всяком случае прибегал к этому в отдельных случаях.

Уборевич. Не может этого быть, вас боялись как огня.

Ворошилов. Так и должно быть, должны бояться.

Уборевич. Вы возвращали нам списки начсостава, тов. народный комиссар, лиц, намеченных нами к увольнению, чтобы мы еще раз проверили этих людей. После того, как мы вам присылали их уже сокращенными, вы вторично их возвращали, и мы еще раз их разбирали и снова сокращали. Это заставляло нас заниматься более внимательно каждым человеком. Приведу пример: с лейтенантом Баги-ровым. Мне представили протокол на утверждение об исключении его из партии за разложение.

Ворошилов. (Уборевичу) Два человека от вас ходят по Москве, хотят стреляться. Были у меня. Я им сказал: «Не стреляйтесь, я лично разберу ваше дело». Вы не имели никакого права выгонять людей, это только мое личное право. Говорят: «разложившийся человек». Я убежден, что если бы вы вызвали людей, поговорили с ними и если нужно помогли, разложение как рукой сняло бы.

Уборевич. Лейтенанта Багирова я вызвал, он явился в валеных сапогах, в драной гимнастерке, в драных брюках. Спрашиваю, что с вами случилось? Отвечает: «Вот до чего докатился. Я служил для поручений при комкоре т. Сазонтове. Там никто мною не занимался, я выпивал, играл на биллиарде на интерес, стал брать у красноармейцев деньги. Поехал в отпуск продал сапоги и т.д.»

Багирова исключили из партии и ставили вопрос об увольнении и предании суду. Мы с т. Гарькавым им занялись, я не утвердил его исключения из партии. Ближе подошел к нему, разобрался во всем, у него двое детей, жена плачет. Словом, человек стоял на краю пропасти. В части к нему отношение отвратительное, стали хаять, называть забулдыгой и т.д. Сейчас человек остался в партии, с семьей живет неплохо, образцовый лейтенант, одесский рабочий, хорошо окончил школу. И это не один пример.

Фельдман. По армии тысячи таких примеров.

Зиновьев. Сейчас нужно поставить вопрос так, тов. народный комиссар, чтобы непосредственно в округах занимались не только начальствующим составом, но и рядовым красноармейцем, когда возникает вопрос об увольнении, предании суду и т.д. Только таким путем можно переломить взгляды отдельных наших командиров и политработников, что есть люди, над которыми нельзя работать. Такие люди есть, но это единицы, над большинством же людей можно работать, можно их исправить, нужно только ими заняться. И в этом году над отдельным человеком, в соответствии с требованием вашим, товарищ народный комиссар, работали мы много.

Большой вопрос работы с комсомолом, особенно когда мы имеем такой состав нашей партийной организации. В самом деле, что может сделать комсомол? Мы поставили перед комсомольцами 3 школы авиационных техников (которая заняла последнее место в итоге 1935 г. и успокоилась тем, что с кем то поделила это последнее место) целый ряд конкретных задач, устыдили их в том, что они заняли последнее место, напомнили им о том, что они взяты по спец-набору, что ими Центральный комитет занимался и так их раскачали, что они по всем видам резко улучшили свои показатели, а по физподготовке заняли 3 место (по числу сдавших нормы ГТО 2-й ступени).

То же самое было проделано нами в 244-м полку и др. частях отстающих. Мы поставили перед комсомолом частей ряд задач по срокам, совершенно конкретных, разъяснили им, как нужно бороться за выполнение плана боевой подготовки, проверяли их. Теперь эти части вытянулись в передовые, благодаря активной работе нашего комсомола. Я считаю, что особенно сейчас работа нашего комсомола приобретает исключительное значение для политорганов и политаппарата. Комсомол — большая сила, ее надо только умело использовать, хорошо им руководить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 590-597.

Смирнов. То, что политико-моральное состояние нашей Красной армии, в том числе частей нашего округа, хорошее, это положение абсолютно ясно и никто не думает этого оспаривать, но что у нас много всяких происшествий, в том числе таких чрезвычайно неприятных, как самоубийства, даже дезертирства. Все это свидетельствует о том, что мы плохо еще работаем и тут своевременно поставлено, что эта общая постоянно хорошая оценка, она может создать ложное состояние, что многое достигается самотеком, без настоящей хорошо организованной воспитательной работы, которая должна систематически проводиться политорганами, политорганизациями и командным составом, крепкого политико-морального состояния не будет. Ведь те люди, которые являются нарушителями, они не от природы нарушители, над ними надо работать. Были такие факты, когда люди, которые делали проступки, потом после определенной воспитательной работы, проделанной над ними, они отлично работали. Если искать причины во всех этих чрезвычайных происшествиях, то они безусловно заключаются в том, что мы слабо еще ведем массово политическую воспитательную работу и у нас еще не налажен по-настоящему внутренний распорядок. Вот эти две субъективные причины лежат в основе того положения чрезвычайных происшествий, и если бы мы сумели правильно организованно наладить наш внутренний порядок, то я уверяю вас, что чрезвычайных происшествий было бы значительно меньше. Вот у нас был случай с покушением на самоубийство. Из одного артиллерийского полка получались донесения изо дня в день. Пять покушений на самоубийство. Я тогда немедленно выехал в этот полк, командование растерялось, растерялся командир полка, комиссар полка, оказалось, что это была Татарская национальная батарея, не был по-настоящему подобран ни командный, ни политсостав, умеющий на родном языке по-настоящему разъяснить. И вот один хулиган, которому удалось завоевать внимание, который был под кулацким влиянием у себя в деревне, путем покушения на самоубийство ему удалось уволиться, а наши психиатры приписали ему психическую болезнь, а потом раз за разом начались покушения.

Я послал расследовать на место родины в Казань — в Татарскую республику, и оказалось, что там это дело испокон веков, — специальный способ освобождаться от службы, это еще было, когда была царская армия. Они это делали. И вот все командиры и комиссары растерялись перед этим делом. Они не стрелялись, они царапали себе шею или надевали себе петлю для вида на шею.

Ворошилов. Бить их надо после этого.

Смирнов. Когда расследовали дело этого хулигана...

С места. Какое наказание он получил?

Смирнов. Кажется, 3 года. Подобрали политрука, двух младших командиров, потом собрали батарею, сказали: вы хорошая батарея, но отдельные люди конфузят не только армию, но и кладут пятно на татар. И вот теперь это одна из лучших батарей. Это прекрасный старательный народ.

Ворошилов. Да, татары, чудесные люди, это на них просто не похоже.

Смирнов. Если внимательно следить за людьми, если внимательно их изучать, то такие поражающие явления не имели бы места.

Надо прямее сказать, что у нас люди прекрасные, чудесные, но все же не все одинаковы. В этом году у нас была проведена проверка и обмен партдокументов. Итоги проверки партдокументов и обмена партдокументов свидетельствуют о том, что все-таки в нашу Красную армию попало известное число чуждых классовых элементов, вредных элементов и заграничных элементов.

По итогам проверки, в которой мне приходилось принимать участие, в двух округах — в Белорусском и Ленинградском военных округах — было выявлено порядочно людей, которые пришли к нам из Польши, из Финляндии в молодом возрасте, под прикрытием благодушных шляп устраивались, некоторые из них учились в наших школах, потом выросли до начальников школ, командиров рот, они были подосланы нам из-за границы фашистскими элементами.

Кроме того, ряд таких контрреволюционных элементов проник не только в нашу Красную армию и в партию, они даже в другой раз пользовались большим доверием, числились не на плохом счету. В ходе проверки партийных документов, в ходе обмена партдокументов в Ленинградском военном округе только при обмене партдокументов было исключено из партии 100 человек. В эти 100 человек входит солидная группа начсостава, часть из них арестована как прямые враги нашей страны, нашей партии, которые занимали определенное место, как скрытые контрреволюционеры.

Это свидетельствует о том, что мы не можем общими формулировками отделываться, говоря, что хорошее политико-моральное состояние, прекрасные, чудесные люди. Все это верно, но все-таки мы не можем не сказать, не можем закрыть уши на то, что к нам в Красную армию проникает такой элемент. Не надо забывать, что у нас повышенная забота о человеке; если у нас представляется возможность человека оставить в партии, оставить в рядах Красной армии, перевоспитать его, то мы его оставляем, этого человека перевоспитываем. Но если заведется какая-нибудь паршивая овца, то эту паршивую овцу надо отсечь. Здесь ни в коем случае не должно иметь место ни сентиментальность, ни либеральное отношение. Такую овцу надо отсечь, чтобы она не могла пакостить и мешать нашему делу, не давать усыплять нашу бдительность к этим враждебным элементам, который проникает в ряды Красной армии.

Теперь вопрос относительно кадров политработников. Красная армия расширилась, комплектование политсостава поставлено только за счет Толмачевской академии[10] и 2 политшкол. Сеть школ явно недостаточна. Извне мы ниоткуда получить не можем. Естественно, главным источником пополнения политсостава у нас является выдвижение из младшего командного состава, который мы пропускаем через курсы, 2-месячные и 3-месячные окружные курсы.

Я думаю, что пора поставить вопрос подготовки кадров более солидно. Не можем мы от случая к случаю комплектовать таким кустарным способом политсостав, который представляет собой очень серьезный костяк в нашей Красной армии.

Я хотел бы всячески поддержать перед народным комиссаром постановку т. Осепяна о создании 1—2 политических школ, которые бы комплектовали политсостав. Дальше мы терпеть не можем. Наш политсостав, помимо того, что он очень молод, имеет большой некомплект. Если оставить роту без политического руководства, это, безусловно, скажется отрицательно и на политической, и на боевой подготовке.

С особой резкостью я хотел бы, товарищ народный комиссар, поставить вопрос о массовой работе. Товарищи, когда они ищут времени, исходя из естественного желания подготовить больше к-ра в военном отношении, в той или иной мере идут по линии ущемления политической работы. Они поступают совершенно неправильно и рубят сук, на котором сидят.

Мы привыкли, что у нас сейчас все благополучно. Тов. Седякин меня убеждал, что теперь не 1925 г., а 1936 г. Но что из этого вытекает, что сейчас не 1925, а 1936 год? Разве от этого сколько-нибудь меньше необходимость работать с командным составом? Разве от этого меньше необходимость во влиянии со стороны к-ра на красноармейцев? Я приведу пример, что у нас еще не все благополучно, в Ленинграде контрреволюционным элементам удалось пустить слух о повышении цен на сахар на полтинник и сахар из магазина моментально разобрали. Хорошо, что у нас был сахар, мы его бросили в магазины и это было ликвидировано. Но вы понимаете, что слух о том, что сахар вздорожает на полтинник, смог взбудоражить в таком большом городе обывателя. Мы знаем, что сахар одно время стоил 15 руб., цена снизилась до 4 руб. Если бы даже сахар вздорожал на 50 коп., но если бы мы пришли и по-настоящему разъяснили, то разве бы мы не повели за собой всех, за исключением оголтелых, контрреволюционных элементов?

Чем это объясняется? Слабой массовой работой. Мы слишком полагаемся на то, что у нас все хорошо, что политико-моральное состояние хорошее. А между тем массовая работа у нас поставлена слабо.

Мы резервируем очень большие прекрасные агитаторские силы, которые политически воздействуют на бойца, из командного политического состава старшего и высшего. Но они мало разговаривают с красноармейцами. Нужно не только командовать, нужно разгова-

' Имеется в виду Военно-политическая академия им. Толмачева.

ривать, воспитывать, быть для красноармейцев настоящим воспитателем. Тогда часть сплотится вокруг к-ра, как вожака. А мы резервируем прекрасные агитаторские силы из высшего и старшего командного состава, которые перекладывают это дело на неквалифицированных людей, не всегда подготовленных, не всегда умеющих убедительно говорить. Если мы эти силы по-настоящему двинем, то при теперешних условиях, когда так легко агитировать, когда так легко убедить, когда такая благоприятная обстановка, политико-мораль-ное состояние и боевая подготовка будут значительно лучше.

Вот почему я с особой страстностью об этом говорю для того, чтобы было усвоено, что речь идет не о том, что кто-то механически кого-то нагрузил или что сумка наполнена постановлениями правительства, как говорил Ока Иванович[11], и от этого он не бежит вперед. Ведь это чепуха. Речь идет не о том, что достаточно не побеседовать с красноармейцем, достаточно, чтобы он вынул книжку и побежал вперед. Не в этом дело. Речь идет о том, что чем дальше, тем большие требования предъявляются к нам, тем большая работа требуется с красноармейцами и силы надо не резервировать, а пустить их в ход, так как задачи перед нами стоят очень острые.

Затем по вопросу обеспечения боевой подготовки т. Дыбенко выступал и говорил, что в связи с тем, что политработники были слишком заняты проверкой партийных документов, что поэтому была ослаблена боевая подготовка. Это неверно и не потому, что я сам политработник. Действительно, наши и политорганы, и парторганизации работали чрезвычайно много и чрезвычайно напряженно в этом году. Но не забывайте, как мы расширились и что мы работаем с молодым составом. Работа была проведена колоссальная. И мы вышли на должный уровень боевой подготовки даже с молодым составом. Что это, от беспорочного зачатия? От того, что люди не работали? Нет, работа была проведена большая, и когда происходила проверка партийных документов, то политработники вели беседу с команди-рами-бойцами о том, как они выполняют свой долг. Ведь это не могло не иметь воспитательного значения. Все это не могло не влиять само по себе на лучшее обеспечение боевой подготовки. Имели место и ряд организационных мероприятий, проведенных нами по обеспечению боевой подготовки. Вот, допустим, в Белорусском и Ленинградском округе была проведена мобилизация комсомольцев, которые соревновались и одним из пунктов выставили пункт такой, что каждый комсомолец должен стремиться к тому, чтобы к концу службы стать отделенным командиром, а комсомольцы-командиры сдать экстерном на лейтенанта. Какого сорта будут такие лейтенанты — это надо посмотреть. Но во всяком случае это стремление к поднятию своей общеобразовательной, политической и боевой подготовки должно нами учитываться. Вот во втором артдивизионе 50 комсомольцев сдали на отделенных командиров.

Ведь это, собственно говоря, является полковой школой. И если бы мы по-настоящему этих людей подковали, по-настоящему использовали этот рычаг, то, уверяю вас, имели бы выпуски на звание младшего командира из этих общественных полковых школ самостоятельного общественного движения. Может быть, этот младший командир и будет уступать с точки зрения формальных знаний, но этот командир, безусловно, будет превосходным бойцом, потому что само по себе это движение является огромным политическим стимулом для роста младших командиров.

Стахановское движение, которое развернулось в армии — и в технических частях, и в стрелковых, и др. частях, — очень помогло нам в повышении боевой подготовки. Мы только плохо учитываем его результаты и не можем показать всю эту большую эпопею движения в армии на основе высших форм соревнования. Мы только часто не можем рассказать об этом, язык наш сух для того, чтобы показать героические дела наших людей. Это колоссальное дело и оно тоже шло не самотеком, не стихийно, а под руководством и влиянием по-литоргантов и парторганизаций, так что на боевой подготовке оно не сказаться не могло.

И последний вопрос, которого я хотел коснуться, но боюсь заслужить упреки со стороны народного комиссара, как некоторые предыдущие товарищи. Все-таки бытовые вопросы имеют значение.

Ворошилов. Я не против бытовых вопросов, но я против того, когда бытовыми вопросами прикрываются.

Смирнов. Нет сомнения в том, что мы живем лучше на данном этапе, но у нас еше не все имеется для устройства войск. В связи с расширением состава армии, особенно сейчас, к зиме вопрос устройства войск приобретает особое значение, когда мы начали строиться, расширяться, но еще не все достроили: процентов на 60 начали строить, а наформировали процентов на 90.

Все это требует очень большого внимания к вопросам бытовым. В частности, я хочу остановиться на вопросе лечения членов семей. Наши санитарные части еще не приспособлены к тому, чтобы обеспечить лечение членов семьи начальствующего состава, чтобы семьи могли обращаться за помощью. Когда, например, заболел ребенок, то часто жены не находят помощи. Я сам видал, как одна женщина плакала, у которой заболел ребенок, потому что детского врача нет. Это легче разрешается в городах, а в отдельных наших военных поселениях там очень тяжеловато. И поскольку там у нас вырастают города, требующие прямо ведения самостоятельного коммунального хозяйства, советской работы, очевидно придется предусмотреть определенные затраты на лечебную помощь. Я имею в виду ряд военных городков в Белоруссии, в Ленинградской области, на Карельском перешейке и т.д.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 598-605.

Мезис. Общая оценка политико-морального состояния, которую дал т. Осепян в своем докладе, может быть несомненно полностью отнесена к частям ПриВО. Но в частях ПриВО также имеют место чрезвычайные происшествия. Причина этих происшествий, главным образом несчастных случаев, на 99% должна быть отнесена за счет нашей неорганизованности.

Взять хотя бы такой случай: командир проводит стрельбы, зная, будучи предупрежден, что с этими снарядами надо обращаться осторожно, но он не соблюдает всех правил предосторожности, падает убитым вместе с одним красноармейцем. Кроме того, у нас утонул один курсант и один красноармеец. Красноармеец получил солнечный удар, кровоизлияние и умер; другой кр-ц при купании получил разрыв сердца. Все меры предосторожности были приняты: были лодки и т.д., и все же эти люди погибли. Кроме того, были 3 несчастных случая, которые произошли по вине начальников, командиров, политработников, которые не обеспечили всех мер предосторожности. Поэтому относить все несчастные случаи на вину только наших командиров не следует. Но те случаи, которые имели место, относятся за счет нашей неорганизованности и невыполнения тех требований, которые необходимо соблюдать при проведении тех или иных мероприятий.

Самоубийства имеют место. Но по сравнению с прошлым годом, если сравнить и происшествия, и несчастные случаи, и самоубийства, то их в этом году меньше. Но все же самоубийства есть. Каждый случай был тщательно расследован. Вот, например, такой случай: командир хорошо идет по учебе, прекрасно настроен, приходит домой и кончает самоубийством на почве неполадок в семье. Другой случай — командир получил письмо от брата, что брат разоблачен и исключен из партии. Получив письмо, он кончил самоубийством и оставил записку, где пишет: «Мы с братом условились, что мы будем говорить, что мы такие-то, а фактически мы из чуждой среды».

Также один красноармеец скрыл свое социальное происхождение, пробрался в армию, но об этом узнали. Вызвали в особый отдел на допрос и, возвращаясь оттуда, он кончает самоубийством.

Все это происходит только потому, что мы не знаем людей, что мы тщательно не изучаем людей. Однако из этого нельзя сделать такого обобщения, такого вывода, что сейчас мы работаем с людьми хуже. Мы работаем с людьми лучше, но мы должны еще лучше работать, лучше организовать работу и изучать людей.

О пьянстве. [С] лейтенантом Черепановым много с ним возились, но ничего не вышло. Черепанов выходит из вагона Дыбенко и тут же напивается пьяным. Тов. Фельдман его вызывал, был у т. Гамарника и, наконец, пришлось его уволить. Затем командир батареи 110-го артполка. Нет ни одного посещения Саратова, чтобы мы с ним не занимались. Как только выйдет из казармы, уйдет из полка, обязательно пьяный. Что с ним только ни делали, говорили, уговаривали, ничего не выходит. Был в Москве, и здесь предупреждали, что если через несколько месяцев не исправится, то будут приняты соответствующие меры.

Почти что в каждой дивизии имеется несколько человек, которые систематически пьянствуют. Возьму 70-ю дивизию. Поскольку 7О-я дивизия изменяет свою дислокацию, т, Фельдман более близко занялся этим вопросом, и пришлось человек 15 оставить в частях ПриВО. 11-я дивизия изменяла свою дислокацию, опять-таки пришлось оставить в наших частях 37 человек.

Я считаю необходимым просить, товарищ народный комиссар, что в отношении этих людей нужно быть более решительными, нужно очищать армию от этих людей. Воспитываем людей лучше, показателем является дисциплина. Например, артиллерийские специальные части, там мы имеем резкое улучшение дисциплины. Если в конце прошлого года со стороны красноармейцев было 30—40% проступков, то сейчас 20, 12, 14% и меньше.

Качество. Как накладывались взыскания? Командир вызывает к себе, беседует, были случаи, когда и комполка вызывает, беседует с кр-цами и только после этого накладывает взыскание. Путем усиления воспитательной работы мы добились улучшения дисциплины и повышения качества дисциплины.

По школам. Решающую роль сыграл приказ народного комиссара, и здесь мы имеем резкое улучшение дисциплины. Если в прошлом году по школе было 20% взысканий, то сейчас 7%. Сейчас арест курсанта — большое событие в школе.

Тут т. Осепян говорил о самовольных отлучках и дезертирстве. Я не знаю, как в других округах, но в частях ПриВО и по школам добились резкого сокращения самовольных отлучек. По округу лишь один случай дезертирства, так что в этом отношении мы имеем решительное улучшение.

Если взять судимость среднего комсостава, то мы имеем сокращение в 5 раз, младшего в 3,5 и красноармейского в 2,5 раза по сравнению с прошлыми годами. Это тоже является показателем несомненного улучшения политико-морального состояния.

О пьянстве. Действительно, народ пьет немного больше, в том числе и комсостав пьет больше. У нас были три тяжелых случая — один в Пугачевском гарнизоне, другой в Оренбургской школе и в 1-й Казанской дивизии. Есть определенный круг командного начальствующего состава, который пьет и дебоширит. За этот год мы добились улучшения в культурном обслуживании командиров, начсостава. Кр[асноармей]ская самодеятельность, организованное посещение театров, организация отдыха командиров и начсостава — это лучшее средство борьбы с пьянством.

Относительно социально-экономического цикла в наших военно-учебных заведениях. Если плохо обстоит дело с кадрами политруководителей, то гораздо хуже обстоит дело с кадрами по социально-экономическому циклу, во-первых, большой некомплект и, во-вторых, значительное количество преподавателей с недостаточной подготовкой. Возьмем к примеру предмет — история народов СССР. Нам сообщают, что вводится на таком-то курсе «История народов», а преподавателей нет. Тогда подбираются преподаватели из наличного количества и после переподготовки (2—3 месяца) им поручается преподавание истории народов СССР. Конечно, качество преподавания плохое. Люди не подготовлены, чтобы грамотно преподавать. Это относится не только к предмету «Истории народов», но и к другим предметам. У нас часто менялись программы социально-экономического цикла, с этим нужно покончить. Поэтому и неудивительно, что на государственных испытаниях по соц. экон. циклу большое количество курсантов получает двойки. Так, например, на первом курсе курсанты изучали историю партии по Кнорину, а теперь мы их учили по-другому, требования к ним предъявляем иные и в результате курсанты получают двойки. Политуправление РККА должно это учесть и принять меры, и главное, рядом мероприятий нужно повысить квалификацию преподавателей...[12] Если у нас нет преподавательских сил и пособий для того, чтобы преподавать истории народов, то нужно снять в этом году этот предмет и ввести его потом, после подготовки кадров. Может быть, нужно поставить вопрос и перед ЦК партии, чтобы помочь нам преподавателями.

Политучеба. Нельзя решать вопрос так, как решает его т. Седякин — вести политзанятия только политическому составу. Один политический руководитель в полковых школах физически не может вести со всеми группами политзанятие. В этом деле обязательно должен участвовать и командный состав, тем более учитывая имеющийся у нас некомплект политработников.

Опыт, который мы провели у себя, вполне себя оправдал, нужно решительно распространить на все учения. Весь командно-начальствующий состав должен участвовать во всей работе, чтобы в 1937 учебном году повысить качество боевой и политической подготовки РККА.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 606-610.

Прокофьев. То высокое политико-моральное состояние нашей Рабоче-крестьянской Красной армии, о котором доложил т. Осепян, относится в равной степени к частям Сибирского военного округа. Это объясняется тем, что мы в текущем году весь руководящий состав, начиная с командного состава, кончая политсоставом и парторганизацией, гораздо лучше, энергичнее и больше работали в части воспитания и сколачивания нашего бойца. Это не подлежит ни малейшему сомнению.

В текущем году по войскам Сибирского военного округа мы имели целый ряд достижений, как и во всей Красной армии, о чем здесь уже докладывалось. Можно без преувеличения доложить, что ваш приказ № 0103, товарищ народный комиссар, нами в основном выполнен, за исключением одного очень важного вопроса, который по нашему округу на сегодня еще считается нерешенным, вопроса, на который вы неоднократно обращали свое внимание, — это вопрос о чрезвычайных происшествиях.

Сказать, что мы тут не принимали мер, ни в какой мере нельзя, но тем не менее и на текущий год в частях нашего округа вопрос о чрезвычайных происшествиях имеет большое место. Мы старались проанализировать, чем же это объясняется, почему по всем отраслям есть улучшение, чувствуется большой рост начсостава, а вопрос о чрезвычайных происшествиях стоит на том же уровне, что и в прошлом году, и пришли к выводу, что это объясняется тем, что мы еще недостаточно знаем и предупреждаем отдельные происшествия в отношении отдельных лиц. Ряд происшествий, которые были, в частности, по частям нашего округа, они могли бы быть предупреждены, если вовремя партийные организации, в первую очередь командный состав, политический состав знали бы конкретно каждого носителя тех или иных антиморальных настроений и личных переживаний. Я, в частности, хочу доложить, т. народный комиссар, мы в текущим году в 73-й дивизии, очень неплохой дивизии, одной из передовых дивизий округа, в очень неплохом 217-м полку имели случаи самоубийства младшего командира Горохова, блестящего младшего командира, который буквально не вызывал ни малейших подозрений с точки зрения антиморальных настроений. Но достаточно было этому младшему командиру заняться мыслью, что жена ему изменяет, он вошел в себя[13], носил эту мысль несколько месяцев и только за несколько часов до самоубийства обратился к командиру батальона, чтобы с ним поговорить. Командир батальона — хороший командир, он сказал ему, что сегодня не могу поговорить, давай завтра. И вот он не мог дождаться. Я говорю еще раз о том, что, если бы мы как следует знали отдельных индивидуумов с этими антиморальными настроениями, мы могли бы сделать целый ряд предупреждений.

Другой вопрос, т. народный комиссар, мы очень много и совершенно правильно занимаемся живым человеком. Это совершенно правильно и впредь этим делом будем заниматься, как нас учит т. Сталин. Но я хочу сказать, что, мне думается, что прикрываться за этим вниманием не всегда целесообразно, мы в текущем году, лично командующий войсками округа вызвал до 50—60 человек к себе, с каждым разговаривал и я, будучи за командующего войсками округа и как начпуокра, вызвал до 80 человек. И вот из этого со става 135 человек, примерно наметили на увольнение 8—9 человек, я не помню, Борис Миронович[14] лучше знает, что такой список ему представлен, т.е. это такие, которые не подлежат исправлению, что прикажете с ними делать? Я понимаю, что нужна продолжительная и внимательная работу, нужна чуткость по отношению к комсоставу — это верно, это вытекает из общей нашей линии. Эту линию мы твердо проводили. Но есть люди, которые не подлежат никакому исправлению. У нас есть и пара командиров, которые громогласно заявили, что они служить в армии не хотят и не будут служить. Что вы с ними сделаете? Нет такого рецепта, который бы мог воздействовать на этих людей, которые стали бы честно и прекрасно служить и работать. Поэтому я считаю таких нужно увольнять из армии, как неподдающихся исправлению и нежелающих носить почетное звание командира, и на их примере еще больше и крепче воспитывать лиц, которые иногда выражают личные отдельные недовольства.

Следующий вопрос, который, мне думается, совершенно правильно поставлен здесь, — это вопрос о разгрузке командиров, как здесь было сказано в докладе Михаила Николаевича Тухачевского и относительно того, чтобы больше освободить командира от политзанятий. Мы в текущем году по указанию начальника ПУРККА т. Гамарника имели одну опытную дивизию, которая с начала учебного года перешла на методику политзанятий, в которой исключительно занимались политические руководители.

Я должен здесь доложить, что опыт этот целиком и полностью себя оправдал. Правда, я не сторонник того, чтобы механически решить вопрос, что отныне все политзанятия должны проводить только политические руководители. Это было бы неправильно и потому, что на сегодняшний день мы еще не имеем полностью политического состава, который бы обеспечивал целиком и полностью проведение политзанятий. У вас еще есть большая некомплектность политических руководителей. Я должен сказать, что ряд политических руководителей по своему общеобразовательному уровню и подготовке стоят ниже командного состава, особенно те, которые выдвинуты из низшего командного состава. Кроме того, механически лишать командира вести политические занятия — неправильно.

То, что докладывал т. Осепян, что в текущем году надо расширить это дело не в части только опыта, а в части непосредственного проведения политзанятий политруководителями там, где возможно, — это верно. Это дало бы возможность несколько разгрузить командиров и еще больше повысить политзанятия на высшую ступень.

Следующий вопрос — это вопрос относительно общеобразовательной подготовки. Мы в текущем году имеем большой сдвиг в части общеобразовательной подготовки. Достаточно сослаться на такой факт: у нас округ не такой большой; мы имеем до 500—600 заявок от начальствующего состава на предмет того, чтобы им было разрешено в текущем году экстерном держать за семилетку, больше 150 заявок поступило от начальствующего состава держать экстерном за 10-летку. Это, несомненно, признак того, что вопрос общеобразовательной подготовки глубоко вошел в сознание начальствующего состава. Это совершенно понятно. Так что мне думается, что та мысль, которая здесь была высказана, что надо общеобразовательную подготовку давать в порядке внешкольных часов, не включая в обязательную командирскую учебу, — это было бы неправильно. Мы этим решением нанесли бы величайший вред не только для командного состава, но и для всей Красной армии.

Сейчас без общеобразовательной подготовки очень трудно иногда овладеть той техникой, которой с каждым годом оснащается наша Красная армия. Мы добились такого положения, что у командного состава привился вкус к этому делу. Как правило, непосещений по неуважительным причинам нет. Это имеет величайшее значение с точки зрения дальнейшего роста нашего командира. Выключать это дело из обязательных часов командирской учебы ни в коем случае нельзя. Надо это дело оставить так, как оно было до сих пор.

И последний вопрос — это вопрос о социально-экономическом цикле. Тут правильно был поставлен вопрос, что мы должны просить ПУРККА о том, чтобы оно позаботилось о том, что в текущем году надо будет, по-видимому, в значительной мере пересмотреть преподавательский состав по социально-экономическому циклу. Нельзя сказать, что он абсолютно непригоден. Мы имеем две школы. В двух школах мы имеем большинство преподавателей по социально-экономическому циклу бывших политруков. По своей общеобразовательной подготовке они стоят на уровне 4—5-летки, а т. Славин прекрасно знает, что в текущем году мы, хоть и не блестяще, справились с этим делом, но укомплектовали обе наши школы не ниже семилетки и выше. Я представляю себе, что будет очень трудно преподавать. Надо, видимо, подумать о том, чтобы преподавателей социально-экономического цикла несколько квалифицировать. Тем самым мы решим эту задачу более успешно.

Другой вопрос, который здесь ставился, в отношении массовой работы. В текущем году, на основе директив и указаний т. Гамарника, мы добились одного положительного явления в части массовой работы: это то, что мы в каждом полку, за редким исключением (правда, есть еще Н-ное количество людей, которые нерегулярно читают газеты), но, как правило, мы начинаем прививать вкус не только у командира, но и у красноармейца к каждодневному чтению газет. Это положительное явление. Больше того, мы имеем в массовой работе большие достижения в вопросе художественной красноармейской самодеятельности. Тут вовлечено огромное количество не только командного состава и жен, но и огромное количество красноармейцев и младших командиров. Это тоже является большим положительным фактором с точки зрения дальнейшего роста активности нашей Рабоче-крестьянской Красной армии.

Последний вопрос, т. народный комиссар, — это вопрос бытового порядка. В нашем Сибирском военном округе вопросы бытового порядка стоят очень остро, особенно в части нового строительства. Нам очень трудно вербовать на сверхсрочную службу младших командиров только потому, что мы не имеем достаточной площади, на которой могли бы более или менее прилично разместить этих младших командиров, не говоря уже о том, что и наличный начальствующий состав как в школах, так и в частях размещается далеко не удовлетворительно.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 611-616.

Булин. Конечно, политорганы в этом году проделали большую работу по обеспечению боевой подготовки и партийную работу, связанную с обменом и проверкой партийных документов, и работу по улучшению войскового хозяйства, то, что ставилось первоочередной задачей перед политорганами. Эта работа проделана неплохо. Но, товарищи, это ни в коей степени нас удовлетворить не может. Слишком много еще имеется безобразий, недочетов, о которых здесь говорил в докладе и т. Осепян, и выступавшие товарищи.

Мне кажется, что наличие этих происшествий, которых имеется и у нас в Белорусском округе тоже немало, объясняется недостаточной воспитательной работой, молодостью значительного количества средних командиров в связи с новыми формированиями, а главное — недостаточно удовлетворительным внутренним распорядком в частях и слабой организованностью.

Нельзя сказать, чтобы мы у себя в округе не боролись с происшествиями и другими неприятностями. На протяжении этого года целый ряд вопросов ставился очень просто, мы боролись с так называемыми «чрезвычайными происшествиями», принимали организационные меры. Но тем не менее в отношении некоторых происшествий мы имеем очень незначительное снижение, а ряд происшествий дал некоторый рост и абсолютный, и даже относительный.

Я думаю, что если высший командный состав и наши политорганы на это дело нацелены, то в среднем звене, во-первых, недостаточно мобилизованы люди, а главное, в частях еще недостаточно налажен внутренний распорядок.

Можно привести еще целый ряд примеров, свидетельствующих именно об этом: недостаточная организованность, малая культурность. У нас в Белорусском округе было немало безобразных случаев пьянства, которые свидетельствуют и о плохой организованности, и о низком уровне культурности. Мы эту работу должны будем крепче доделать и острее поставить на предстоящий 1937 учебный год.

Затем надо учесть, что ведь наши кадры политруков за последние годы в округе «омолодились» в смысле их подготовки, опыта. В течение 2 последних лет было выдвинуто из младших командиров и даже красноармейцев свыше одной тысячи человек политруков. Конечно, среди них есть люди и подготовленные, но основная масса их еще не отработана, без опыта, без навыков и без достаточных знаний. Поэтому работа их не дает еще достаточной отдачи. Над ними надо будет пару лет поработать для того, чтобы закалить их и подготовить из них настоящих политработников, большевиков, воспитателей.

Вот почему абсолютно правильно ставит т. Осепян вопрос об увеличении школьной сети по подготовке политработников — школ политруков. Надо покончить с той кустарщиной, когда мы в политруки выдвигали младших командиров или красноармейцев, наспех обучив их за 2—3 месяца, а затем выпускали в качестве готовых политруков. Это же самообман.

И недочеты в нашей политработе — в значительной мере объясняются слабой и недостаточно крепкой, подготовленной прослойкой наших политруков. Здесь говорили товарищи относительно общеобразовательной подготовки нашего командного состава. Средний командный состав Белорусского военного округа полностью покрывается характеристикой, которая здесь сделана т. Осепяном. Основная масса, больше половины, процентов 60%, среднего командного состава в отношении общеобразовательной подготовки едва-едва кончила начальную школу, 4—5 классов.

Приказ народного комиссара, который сделал огромный перелом и развернул эту работу, принят был замечательно всем командным составом, в том числе и средним. Они с большой охотой занялись учебой, и надо сказать, что этот год прошел недаром, что уровень нашего среднего и старшего командира поднялся неизмеримо. Но все же он не пошел дальше 5—6 класса.

Спрашивается, товарищи, как можно сейчас отменять этот приказ народного комиссара и по сути дела ликвидировать общеобразовательную подготовку — передача этого дела на вечернее время в добровольном порядке, это по сути дела — ликвидация. Мне кажется, рано еще, надо по крайней мере пару лет поработать тем порядком, который установлен приказом народного комиссара для того, чтобы поднять уровень, и тогда можно будет вопрос этот уже считать более или менее решенным. А без этого, с таким низким общеобразовательным [уровнем] как можно ставить вопрос и о культурности, и вопрос о ценности его как командира, могущего овладевать техникой, обучать красноармейцев, которые сейчас приходят в армию с повышенным уровнем культурного, общеобразовательного развития? И вот культурность и организованность упираются именно в это дело.

Второй вопрос. В отношении политзанятий мы достигли в этом году некоторых результатов, даже несмотря на молодость наших политруков, недостаточность их подготовки. Но и здесь тоже успокаиваться мы не можем ни в какой мере. К нам приходят в армию активные комсомольцы, общественники, уровень наших политзанятий их не удовлетворяет. Не раз они жалуются на низкий уровень, говорят, что мы от таких политзанятий ничего не получаем, что мы знаем больше, чем получают на этих занятиях. Следовательно, надо, мне кажется, лучше, острее поставить методическую сторону политзанятий, уровень политруков наших поднять и отобрать лучших групповодов.

Надо сказать, что у нас сейчас уже из командного состава выработались прекрасные групповоды. Есть замечательные командиры взводов, лейтенанты — прекрасные групповоды. Вот мы в округе совещание проводили по групповодам, которое выявило нам замечательных людей, десятки, сотни групповодов. И спрашивается, зачем нужно такого командира-групповода, который легко, без особой нагрузки, справляется с этим делом, с любовью, охотно, который сам на этом политически и культурно растет, зачем этого командира нужно сейчас отстранять от политзанятий? Конечно, если это мешает его военному росту, военной квалификации, загружает его, не может он командовать взводом, — это другое дело, его надо подразгру-зить немного. Тогда он, вероятно, и как групповод тоже слаб, уровень у него невысокий. Такого командира надо, конечно, разгрузить от политработы. Но я повторяю, у нас же немало замечательных командиров, а я должен сказать, что некоторые старые групповоды, они подготовлены лучше наших молодых политруков. Поэтому мне кажется, что такая механическая постановка вопроса о том, чтобы всех комвзводов освободить от политзанятий, была бы неправильной, и совершенно правильно говорили тт. Осепян и Смирнов, что это их оторвет от политжизни, что это лишит их стимула политически развиваться, расти и т.д. Там же, где комвзвода не может вести эти политзанятия, там, где мы имеем достаточный комплект политруков, там, где это не снизит политзанятий, а, наоборот, повысит их качество, я думаю, нужно пойти на расширение опыта проведения политзанятий только политруками.

И, наконец, последний вопрос относительно клубной нашей работы, насчет наших домов Красной армии в отдаленных захолустных районах. В ВВС немало гарнизонов, расположенных вдали не только от культурных центров, но и просто вдали от населенных местностей. Новые городки построены без клубов, без домов Красной армии. В ряде гарнизонов в прошлом году начали строить клубы и ДКА, но они были рассчитаны на два года, но в этом году, судя по наметкам строительного плана, мы должны законсервировать эти стройки. Мы можем выстроить только 1/5 часть и не больше, а следовательно, эти гарнизоны будут обречены на бескультурное прозябание. Естественно, это не будет способствовать снижению всякого рода неприятных происшествий, как пьянство и т.п. Поэтому, мне думается, что в таких гарнизонах нужно дать возможность обязательно выстроить эти клубы и дать командирам возможность не хуже, чем в любом другом гарнизоне работать, жить и культурно развиваться.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 617-621.

Гугин. Товарищ народный комиссар! Тов. Осепян в своем докладе совершенно правильно оценил политико-моральное состояние Ра-боче-крестьянской Красной армии, как высокое и крепкое. Я должен здесь доложить, что и у нас, в Черноморском флоте, точно также политико-моральное состояние всего личного состава является высоким, крепким и устойчивым.

Я должен доложить, что бойцы Черноморского флота, краснофлотцы, командиры и весь начальствующий состав крепко сплочены вокруг партии, вокруг вождя партии т. Сталина. Особенно с невиданной силой эта крепкая сплоченность, большевистский боевой дух наших бойцов, командиров, всего личного состава выявилась в дни процесса над фашистской бандой убийц, террористов, злейших врагов народа, контрреволюционеров, троцкистов и зиновьевцев. Величайший гнев, презрение и исключительно единодушное требование уничтожить эту фашистскую банду убийц, этих взбесившихся псов троцкистов-зиновьевцев было общим голосом со стороны всего личного состава нашего Черноморского флота.

Одновременно с этим наши бойцы, краснофлотцы, командиры, весь начальствующий состав еще раз проявили величайшую исключительную любовь к вождю и учителю нашей партии и народов СССР т. Сталину, огромнейшую любовь к соратникам великого Сталина — тт. Ворошилову, Кагановичу, Орджоникидзе и другим славным соратникам т. Сталина. Это безусловно еще раз подтвердило действительно крепчайшее подлинно железное сплочение вокруг нашей партии, вокруг т. Сталина всего личного состава Черноморского флота.

Я также должен доложить, что, несмотря на крепкое политикоморальное состояние, у нас во флоте имеется целый ряд недочетов и в политико-моральном состоянии. Те факты, которые приводил т. Осепян в своем докладе, имеют место и в работе Черноморского флота.

Я хотел бы сейчас доложить по одному очень важному вопросу, который, как мне кажется, не получил критического освещения на заседании Военного совета, — это вопрос об аварийности вообще во флоте, и в частности в Черноморском флоте. У нас сейчас нет таких аварий, какие имели место два-три-четыре года тому назад. Это является крупнейшим достижением всей работы командного и начальствующего состава, политорганов и партийных организаций, но это отнюдь не говорит о том, что вопрос аварийности во флоте полностью снят с повестки дня. У нас нет сейчас фактов аварийности крупного порядка, вроде столкновений кораблей, катастроф, но факты аварийности иного порядка у нас во флоте имеются. Имеется аварийность такого порядка — вывод из строя отдельных котлов на кораблях, наматывание на винт разного рода тросов, поломки и др. Имеется у нас аварийность и даже одна катастрофа и в воздушных силах Черноморского флота. С аварийностью у нас еще не покончено.

С вопросом аварийности в прошлом связано так называемое квадратное плавание, о чем вчера говорил командующий флотом. Я согласен с ним в том отношении, что квадратное плавание не дает простора инициативы для всесторонне подготовленного командира-подвод-ника. Но нельзя все же упускать историю возникновения этого квадратного плавания. Дело в том, что квадратное плавание являлось в свое время одним из этапов последовательной подготовки командиров подводного флота., Это имело свое большое значение на известном этапе состояния подводного флота и сыграло свою положительную роль. Тов. народный комиссар Маршал Советского Союза помнит тяжелые случаи аварийности и в Балтике, и у нас в Черноморском флоте. Эти аварии были связаны не только с дисциплиной и плохой организацией, но и с тем, что у нас были молодые, недостаточно подготовленные кадры командного состава в подводном флоте. Тогда нельзя было иначе поступить при последовательной подготовке подводников, как пустить наши подлодки в определенные квадраты.

Это объяснялось не тем, что нужно было сузить район плавания подводных лодок, а главным образом тем, что наши командиры-подводники были не подготовленными, что сплошь и рядом в значительном количестве они были переведены на подлодки на работу командного состава подводного флота из других областей своей работы, что на работу в подводный флот были взяты часть политработников, которые никогда раньше не командовали и не управляли подводной лодкой. Таких командиров сразу пустить под воду и дать им широкий простор на море было невозможно. В те времена такие командиры были вынуждены сначала осваивать подводную технику именно в этом квадрате.

Я об этом докладываю вовсе не потому, что хочу рассказать об этом, как об истории. Мне кажется, что и сейчас подводный флот требует того, чтобы полностью соблюдалась последовательность при их подготовке и что нужно смотреть в оба. Тов. народный комиссар, у нас из 24 командиров подводных лодок на сегодняшний день 20 командиров командуют подводными лодками первый год. Нельзя, конечно, сразу требовать от этих командиров серьезных крупных мероприятий в области подводного флота. Эти командиры требуют последовательной отработки, может быть, даже будут и такие командиры, которых придется посадить сначала в квадрат, дать им возможность производить простые упражнения, а потом уже выпустить на простор моря, только при таком подходе именно к таким командирам, не имевшим никогда подводной практики, безусловно даст положительные результаты.

Сейчас наши командиры-подводники за эти годы выросли, освоили технику наших подводных лодок и сейчас уже дают свою отдачу. У вас есть отдельные лодки, которые настолько хорошо скрытно атакуют, что их торпеды неизбежно несут смерть любому атакуемому кораблю.

К подводному флоту, к его подготовке необходимо по-прежнему очень серьезно относиться, никаких увлечений и нарушений последовательности здесь не должно быть. Нужно отдельно рассматривать каждую лодку и каждого командира, на что он способен. Командир лодки решает все дело, он управляет и от него, от его подготовки зависит весь успех использования подводного оружия.

Вопросы аварийности должны в нашей политическою работе безусловно занимать самое серьезное место. Сегодня у нас нет тяжелых аварий во флоте, за исключением авиации, но если мы на этом успокоимся и будем считать, что все обстоит благополучно, аварии могут быть. Поэтому вопрос о подводных лодках, о надводных кораблях и об авиации под углом зрения аварийности должен всегда серьезно перед нами стоять.

О политических занятиях. Этот вопрос у нас во флоте не может быть разрешен таким образом, как здесь докладывал т. Седякин. Мы, к сожалению, не можем так скоро, не взвесив всего, пойти на такую меру у нас во флоте, как проведение политзанятий только политработниками. У нас во флоте две программы занятий — одна программа занятий с краснофлотцами, находящимися во флоте по 1-му и 2-му году службы, эту программу проходит вся Рабоче-крестьянская Красная армия, и вторая программа — для краснофлотцев 3-го и 4-го года и сверхсрочников — по истории партии. Это очень серьезная программа и ее мы должны проводить в обязательном порядке, добиваясь высокого качества преподавания и хорошего ее усвоения.

Эти две программы предъявляют очень серьезные требования и к нашим политрукам, и к нашему командному и начальствующему составу. Можем ли сразу переложить все занятия на наших политруков? Этого сделать не можем, ибо качество группы на корабле не такое, как в любой красноармейской части. У нас неизбежно деление на две группы, причем количество групп при этом неизбежно возрастает.

Значит ли это, что вообще в Черноморском флоте нельзя вводить таких занятий? Нет, это не значит. Правильно т. Осепян здесь говорил о том, что нужно внимательно просмотреть этот вопрос, может быть, у нас есть части, где можно перейти на этот способ. Но к этому вопросу нужно подойти вдумчиво и внимательно.

У нас 50% наших политруков первый год вообще ведут политическую работу и если добавить, что наши политруки взяты из младших командиров, и старшин, не проходили специальных школ, то станет ясным, что они требуют самой серьезной работы над ними, прежде чем им можно будет доверить более самостоятельную работу. Это обстоятельство, мне кажется, говорит о том, что тут нужно серьезно взяться за дело.

Вопрос о командире, которого нужно освободить якобы от политических занятий. Я не знаю, в какой мере это вообще соответствует общему направлению нашей политработы и организации проведения политзанятий, и сошлюсь тут на тов. народного комиссара Маршала Советского Союза т. Ворошилова, который, будучи в Балтийском флоте на линкоре «Марат», выступая говорил, что надо командному составу, начальствующему составу не только знать технику своей работы, но знать и механику жизни, изучать историю нашей партии, труды Ленина и Сталина, т.е. быть всесторонне грамотными, политически образованными людьми, а механика жизни познается не отор-ванно от нашей краснофлотской массы и всей работы с ними, а именно познавать механику жизни на нашем корабле, в наших частях это значит крепко быть связанными со всей массой краснофлотцев, работать, повседневно воспитывать каждого в отдельности бойца. Я думаю, что это нужно крепко учесть, и это является одним из основных условий нашей работы. Спорным еще вопросом является то, у какого командира хорошо обстоит с боевой подготовкой, у того, который не проводит политических занятий и вообще не занимается политработой, который не связан с массами, или у того командира, который связан с массами, который занимается политической работой, проводит политические занятия? Я должен заявить, что мы имеем факты такого порядка, когда командир, ведущий политзанятия, связанный с массами, он успешно поднимает всю боевую подготовку. Мы имеем прекрасные результаты, которых мы достигли за 1936 г. в боевой подготовке, в особенности в деле овладения техникой бойца-ми-краснофлотцами и начальствующим составом. Эти факты говорят как раз о том, что где командир по-настоящему, действительно связан с массами, там, где по-настоящему умеет руководить партийной и политической работой и сам активно участвует в этой работе, там, как правило, результаты наилучшие. Там, где командир не занимается этим делом, а все время ждет, что кто-то ему поднимет, организует массы и проч., то здесь получаются и результаты совершенно иные. Я считаю, что это нужно будет крепко учесть.

Я должен заявить, что в Черноморском флоте безусловно имелось такое положение, когда вся партийно-политическая работа была целеустремленна, когда партийные организации, политические работники были нацелены на конкретное выполнение задач боевой подготовки, и должен доложить, что там и результаты мы получили неплохие.

Позвольте заверить вас, тов. народный комиссар Маршал Советского Союза т. Ворошилов, что Черноморский флот — краснофлотцы, парторганизация, командный, политический и весь начальствующий состав все сделают, приложат все силы, чтобы задачи, которые вы ставите перед нами на 1937 г., с таким же успехом были выполнены, как они выполнялись до сих пор.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 622-627.

Векличев. Сколько лет, тов. народный комиссар, все время мы говорим на заседаниях раньше Реввоенсовета, а сейчас Военного совета относительно молодости наших кадров Рабоче-крестьянской Красной армии Советского Союза. Теперь уже, видимо, настолько привыкли к тому, что этот вопрос у нас почти принимает нормальное положение, что ежедневно мы принимаем в свои ряды очень много молодых командиров: одних, окончивших школу младших лейтенантов, других из запаса, окончивших краткосрочную подготовку. Поэтому всю систему надо приспособлять к этому.

Надо думать, что в 1937 г. будем просить народного комиссара, как это принято, и здесь было сказано, дать возможность закрепиться, оправиться, — затем подрастем, окрепнем и т.д., — об этом, но мне думается, что нарком обороны не может нам предоставить что-либо. План на 1937 г. ориентировочный в округе разослан. Александр Ильич[15] еще что-либо придумает очень интересное и необходимое и с разрешения народного комиссара, по-видимому, нам даст, тем более, что есть ряд округов, как Московский округ — «у него прямо упроформ есть», все формирует, формируем и т.д. Эта работа является одной из основных, но очень часто она у нас не выполняется, тем более, что при формировании идут такие директивы за директивой — дать лучше, лично персонально проверить, просмотреть. Это дело такое, что к нему надо привыкнуть и из этого надо исходить. Мне кажется вряд ли что народный комиссар сделает. Можно было бы улучшить кое-что для облегчения нашей работы, в частности по политаппарату.

Безусловно, что те две школы, которые у нас есть, Полтавская и Ленинградская, это очень мало для нас, и ПУРККА больше ничего не имеет. Если открыть третью школу, то встает вопрос, где, когда. Это вопрос серьезный.

С места. В Свердловске есть помещение.

Векличев. Я знаю, школу танковых техников, но в Московском округе для нее только строят. Есть Рязанская артиллерийская школа, а в Московском округе еле-еле начинает работать, все это из-за нехватки помещений, несмотря на то, что эта школа на своем хозяйственном расчете, и ничего не может сделать. Конечно, паллиативные мероприятия есть, можно их придерживаться. Я за открытие 3-й школы.

Вот в отношении партийного образования и в Горьковском крае, и в Воро нежской области школы есть, дома партобразования. Надо сказать, что политуправление РККА до последнего времени отпускало исключительно малые ресурсы на подготовку партийного актива. И сейчас, когда просим на подготовку политруков денег, нам говорят, не можем дать, т.к. эти суммы партийные, там написано партийное образование, а у вас здесь — образование политсостава. Только за последние дни мы стали получать деньги на улучшение образования партийного актива. А квартирные деньги, а организационно-хозяйственные деньги? Об этом уже мы не говорим, а мы просим в штабе своем, — «как-нибудь дайте нам» — все делаем на добрососедских отношениях.

Народный комиссар дал приказ о вузах, чтобы не размещать в них ничего. Кавалерийская дивизия — механизированный полк в Московском округе целый год не может развернуться, вы это знаете. Там постоянных живущих меньше, чем приходящих. Москвичам общежития не дают.

Вот мы готовили у себя в школах, но только все это делаем на добрососедских отношениях, я прошу, т. Честохвалов, как-нибудь устрой, т. Грушевский, как-нибудь дай и т.д., они мне подчинены и я должен своих подчиненных умолять, просить, чтобы они мне разрешили. Зачем это делать? А Воздушная академия? Тов. Тодорский нам оказал большую помощь, но ведь помогают просто по-добрососедски. Зачем это нужно?,

Мы отчисляем миллионные суммы из партвзносов, отдаем в Политуправление РККА. Почему нам нельзя построить хотя бы временное помещение, тем более в лесу, построить деревянное помещение Дома партийного образования, чтобы можно было выехать и там заниматься.

«Красная звезда» меня два раза критиковала за то, что я не провожу сборы начподивов. А где мне проводить? Пайка им не дают, дома они имеют жен и детей и не могут взять сухой паек. Таким образом я должен оплатить им питание. Из каких источников? Денег не дают. Приходится просить москвичей. Таким путем я провел сбор парт-секретарей дивизий.

Ворошилов. У вас есть 69 тысяч.

Векличев. Это верно, тов. народный комиссар, но тут нужно поднимать все стороны, и партийную пропаганду, и т.д. Важно, чтобы нас не заставляли крохоборничать. Мне думается, что в 1937 г. было бы очень желательно со стороны Политуправления РККА до получения третьей школы, которую вы, наверное, разрешите, дать больше денег на переподготовку нашего низового партийного аппарата, чтобы мы в этом отношении не прибеднялись.

Ворошилов. Вы другим занимаетесь.

Векличев. Мы же должны готовить секретарей партбюро, политруков. Следующий вопрос, на котором я хотел бы остановиться, относительно военной подготовки политсостава. Она очень низка и это не дает возможности охватить все стороны нашей жизни, в том числе караульную службу, распорядок дня, различные мероприятия, которые бы профил актировал и всевозможные происшествия и т.д. Военная грамотность политсостава, особенно среднего, настолько низка, что он при всем энтузиазме и желании сделать просто не в состоянии. Наряду с марксистско-ленинской подготовкой политсостава, нужно проводить специальные сборы по военной подготовке политруков с тем, чтобы можно было их включить в общую сеть командного состава и поднимать их уровень наряду со всеми остальными.

Что касается общеобразовательной подготовки командных кадров, ряд товарищей довольно подробно на этом останавливались. Я тоже хотел бы попросить, тов. народный комиссар, чтобы нам хотя бы один год разрешили заниматься общеобразовательной подготовкой комсостава в порядке учебно-командирских занятий. Иначе те достижения, которые мы имели в 1936 г., в 1937 г. полетят насмарку, ибо все это, безусловно, сразу же снизится.

Я хотел бы затронуть, тов. народный комиссар, ряд вопросов, которые здесь не затрагивались, в частности, вопрос об обеспечении нас военной торговой организацией после ликвидации нашей бывшей военной кооперативной организации. У нас сейчас созданы специальные военторги. Но вот у нас в центральном аппарате на этот счет чрезвычайно трудно. Я уже говорил с товарищем Хрулевым, но он мне сказал, что не является уже уполномоченным. Нам на местах чрезвычайно трудно в этом вопросе без уполномоченного. У нас есть целый ряд вопросов, на которые нам необходимо получить санкции Центрального управления с тем, чтобы потом уже разговаривать с торгующими организациями. Я очень просил бы, тов. народный комиссар, дать нам такого уполномоченного с тем, чтобы можно было с ним побеседовать, посоветоваться. Когда раньше у нас был т. Хрулев, это здорово облегчало ваше положение. Мне, например, в Московском округе страшно трудно сейчас без такого человека, с которым можно было бы обменяться и посоветоваться по поводу тех выводов, которые нам надо сделать для себя и связи с прошедшими маневрами. Это очень важный для нас вопрос.

Следующий вопрос, на котором я хотел бы остановиться, это вопрос строительства на территории Московского военного округа. Я не знаю, как обстоит это дело в других округах, но у нас у очень многих есть такое настроение, что мы строим на 60% не для Москвы и только на 40% строим для Москвы, для различных управлений Наркомата обороны. Ну, ничего, ладно, так и быть, раз некому строить, будем строить, но что получается. С утра начинаются звонки по телефону — спрашивают, почему это дело не осуществляется. Он объясняет. Не успел положить трубку, как опять звонок насчет цемента, балок и т.д. Это звонит другое управление. И он очень часто не знает, что ему делать, потому что мы строим для 15—16 хозяев. Пусть сам т. Ошлей скажет. А тут еще новый закон о расширении строительства в связи с декретом о запрещении абортов. Правда, мы получили малые дома, их надо расширять и надстраивать, но мы не можем принять их потому, что мы свой план еле-еле с натугой выполняем. Мы сидим и дрожим, что уже октябрь у нас, удастся ли выполнить план. Если октябрь месяц даст 18—19% выполнения годового плана, тогда мы успокоимся, что план будет выполнен. А вдруг снег, железная дорога задержит с погрузкой, вдруг материалы запоздают и тогда мы план не выполним. И в это время нельзя ли, тов. народный комиссар, создать специальное управление и пусть оно строит. Миллионный склад в Бурмакино не дают строить, потом начинают монтировать и никто не знает, как монтировать. Тов. Косич строил грандиозный металлургический завод, это то управление, которое ведет гражданские постройки. Сейчас мы получили требование построить в Щелкове трубу. Ведь надо же понимать, что постройка такой трубы является величайшим искусством. (В зале смех.) Я говорю не о водопроводной трубе, а об авиационной трубе. 12 миллионов нам надо освоить в год, а как их освоить — это же надо понимать. Прямо тяжело становится, тов. народный комиссар.

И последнее замечание, которое я хотел сделать. Тут т. Седякин или Михаил Николаевич[16], я точно не помню, внесли одно предложение, но так до конца его не договорили, что с утра надо начинать военную подготовку, а потом всякие остальные мероприятия. Может быть, М.Н.[17] в своем заключительном слове объяснит, как это будет. Дело в том, что уже 19 лет идет так, что по утрам мы занимаемся политуроками, и видно так будет идти и дальше, что по утрам у нас политзанятия.

С места. По вечерам.

Векличев. Если по вечерам, то будем заниматься вечером. Как будет приказано, так и будем делать. Но я просил бы об этом нам разъяснить.

Вот те замечания, которые и считал необходимым в своем слове сделать.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 628-633.

Берзин. Наравне с рядом достижений по боевой подготовке в ОКДВА, наравне с общим ростом и в организационном и политическом отношении, все же нужно сказать, что у нас, к сожалению, есть и другого характера «рост» — позорный, безобразный, это рост чрезвычайных происшествий. Тут товарищи, выступая, указывали, что у них, хотя и имеются чрезвычайные происшествия, но все же в этом году отмечается снижение. У нас, наоборот, за три четверти нынешнего года рост чрезвычайных происшествий, по сравнению с 3 кварталами прошлого года, значительно повысился. В частности, повысились и случаи самоубийства.

Ворошилов. Сколько у вас было самоубийств?

Берзин. За 3 квартала 100 случаев самоубийств и покушений на самоубийства.

Ворошилов. А сколько смертных?

Берзин. Смертных случаев 70.

Большое количество погибших во время всяких аварий, много утонувших во время купания и целый ряд тому подобных случаев.

Чем объяснить такое положение? Конечно, нельзя объяснить такое положение никакими особыми условиями. Эти особые условия становятся особыми только тогда, когда мы плохо работаем. Если бы мы хорошо работали, если бы наша работа была на должной высоте, то эти условия, конечно, не были бы особыми. Никаких таких особых причин, которые должны были нас в отношении чрезвычайных происшествий выдвинуть на первое место, нет. Надо констатировать, очевидно, что наша политработа за последний год ослабла, что мы не сумели достаточно хорошо работать, не сумели достаточно хорошо охватить доверенные нами массы политработой, чтобы такие случаи предотвратить.

В чем наши недостатки? Я думаю, что один из наших крупных недостатков в нашей политработе это то, что мы работаем все еще по-кампанейски. Замечается где-нибудь слабое место, мы нажимаем на это слабое место, бросаем все силы туда, вытаскиваем его, забывая в то же самое время другие участки. Мы еще не научились работать повседневно, систематически и одинаково хорошо во всех областях.

Вторая причина та, что в текущем году у нас произошло значительное разжижение низового политаппарата. Это надо прямо сказать. Еще на сей день у нас не ликвидирован некомплект политруков до тысячи человек, а весной этого года некомплект доходил до 1600 человек. Должности политруков в порядке передвижек замешаются младшими командирами, замещаются отсекрами, замешаются подчас красноармейцами. Как бы хороши эти работники не были, они все же не имеют достаточного опыта политической работы и это, без сомнения, привело к ее ослаблению, к ослаблению работы над красноармейцами и над командным составом. Надо сказать, что народ у нас неплохой, народ золотой, но плохо над ним работаем. Это доказано тем, что такие крупные события, какие были в прошлом году, — стычки на границе, в которых участвовали и наши части, они показали свою преданность, свою высокую политическую сознательность, геройство наших бойцов. Не было случая, когда кто-либо отказался, когда кто-либо по тревоге не вышел на границу, не было случаев трусости или нежелания и т.п.

Наши крупные учения — маневры, как весенние, которые проходили в чрезвычайно тяжелых метеорологических и географических условиях, так и осенние, проходившие тоже в тяжелых условиях, — проходили без единого особого происшествия, без единой аварии, без единой поломки, без выпивок, без дисциплинарных взысканий и т.д. Бойцы и командиры вели себя прекрасно. Но как только мы переходим на мирное состояние, как только мы возвращаемся в казармы, лагеря, опять начинается целый ряд происшествий.

Пример — последние маневры, на которых присутствовал Ян Борисович Гамарник. Маневры прошли очень хорошо. Ян Борисович дал хорошую оценку подготовке так же, как и дал хорошую оценку политико-морального состояния частей, участвовавших в этих учениях. А на второй день этих учений ст. лейтенант в пьяном виде стреляет в жену и в красноармейца, который старался его разоружить.

Анализ самоубийств показывает, что причиной самоубийств на 90%, тов. народный комиссар, является то, что мы проглядели человека.

Ворошилов. Правильно!

Берзин. Мы не сумели его своевременно изучить, не знали его слабых сторон, его болячек, не сумели ему своевременно помочь. Редкий случай, когда человек стреляется из-за того, что он влип в какое-нибудь дело, проворовался или его разоблачили. Главная причина, повторяю, — проглядели человека, не сумели своевременно ему помочь.

Видимо, мы еще не умеем работать над младшим и старшим комсоставом в быту, не умеем охватить его быт. Обычно самоубийства начинаются с бытовых условий: жена изменила, или муж изменил, или какие-то были неудовольствия, с этого берется начало. Мы не умеем вскрывать, мы, быть может, не сумели поправить человека, помочь ему, а он стреляется. Эти недостатки в данный период в нашей политработе, надо прямо сказать, имеют место.

Есть, конечно, целый ряд причин, их обслуживающих, в частности, т. Осепян, у нас плохо в целом ряде гарнизонов со строительством клубов и ДКА, которые вычеркнуты из строительного плана. Возьмите такой гарнизон, как Блюхеровский. Ни клуба, ни ДКА. Людям негде собираться и как бы они ни были выдержанными, они там срываются.

Весной этого года командир батареи, заслуженный, отмеченный, имеющий орден Красного Знамени, хорошо работающий, хорошо аттестованный, вдруг в один прекрасный вечер в пьяном виде влетает в батарею, поднимает тревогу, поворачивает орудия против Лахасусу и хочет открыть огонь. Хорошо, что попался толковый человек, который его разоружил. Я сам вызывал этого человека, разбирался в чем дело. Человек 3 года сидит на островах, никуда не выходит, культурной жизни не видит, человек не женатый, человек обалдел. Трудно объяснить, почему хороший командир доходит до таких вещей.

В целом ряде других гарнизонов повторяются подобные вещи и не потому, что люди плохо живут, или плохо размещены в квартирном отношении, а потому, что негде им культурно собираться, негде вести культработу, нет клубов, нет ДКА. В армии отмечается рост самодеятельности и начсостава, и семей начсостава. Самодеятельность растет в ряде гарнизонов. В ряде гарнизонов организованы самодеятельные кружки, которые дают хорошие показатели. Тов. Гамарник видел их и одобрил. Но в то же время, в ряде гарнизонов нет возможности собирать людей и вести с ними культурную работу. Это одна из причин, которая порождает плохие настроения. Людям делать нечего, они выпивают и отсюда — нехорошие последствия.

Плохо мы еще работаем в области физподготовки. Вопросы физ-подготовки армии — это в значительной степени вопросы и политработы. Если нам удается втянуть младший командный состав, семьи начсостава в спортработу, то этим самым люди чем-то заняты, этим самым люди отвлекаются от всякого рода «художеств» вроде выпивки. Чем больше мы сумеем втянуть начсостав и их семьи в общественную работу, тем меньше будет почвы для таких явлений. Пока недостатков в отношении физподготовки очень много. Результаты, которые в этом году показали наши команды на общеармейском соревновании, нас еще удовлетворить не могут, мы хотим добиться лучших показателей.

У нас имеются большие претензии к инспектору физподготовки армии. Очень плохо обстоит дело со спортинвентарем и средствами для физподготовки. Инспекция физподготовки должны придти нам на помощь.

Еще раз подчеркиваю, что самодеятельность, организация ДКА, физподготовка — все это для нас вопросы политического порядка потому, что в них упирается культурная работа наших захолустных гарнизонов, в них упираемая борьба со всякими происшествиями.

Следующий вопрос — вопрос о политучебе. Надо сказать, что и в этом отношении мы не имеем блестящих достижений. Политучебой охвачен весь начсостав и все красноармейцы, но в силу того, что у нас не хватает политруков, приходится очень усиленно эксплуатировать командный состав. У нас групповоды сплошь и рядом из командного состава, а подчас и беспартийного командного состава и результаты работы не всегда блестящие. Мы поздно получили красноармейские политучебники. Это немного задержало работу, ибо работать надо по программе ПУР.

Марксистско-ленинская учеба поставлена хорошо, и в системе командирской подготовки занимает первое место. Зачеты по темам сдаются регулярно и хорошо. Командирская учеба поставлена неплохо. Командирская учеба неплохо поставлена, за исключением, пожалуй, одного рода войск — авиации, где дело обстоит хуже. Тяга к учебе у начсостава очень большая и очень большая необходимость в общеобразовательной учебе. Средний уровень нашего командного состава еще низок. Такое явление, когда командир небольшой рапорт пишет с 4-5 ошибками, довольно обыденное. Ему, командиру, нужно еще учиться многому, и я думаю, что сокращать часов, отведенных на общеобразовательную учебу или делать какие-нибудь частные предметы, не следовало бы. Мы на этом потеряем, а не выиграем.

Плохо еще то, товарищ Осепян, что к нам мало поступает книг и люди, желающие учиться и читать военную книгу, не имеют этой возможности. Военные книги к нам почти не поступают, не говоря уже о художественной литературе. Слабо поступают и пособия, вроде тетрадей и т.д.

Пару слов о бдительности. Наша армия находится на участке, где бдительность должна быть максимальной, но в этом отношении мы не можем похвалиться. Возьмем хотя бы караульную службу. К сожалению, те явления, о которых доложил здесь товарищ Осепян, у нас сплошь и рядом имеют место. Каждая наша инспекционная поездка связана с несением караульной службы. На этом участке мы жмем крепко, тем не менее безобразия большие, а достижений пока еще нет. Наш сосед не дает нам покоя и почти ежемесячно мы встречаемся с тем явлением, что собираются целые группы людей, хорошо оснащенных для того, чтобы взорвать наши склады, сжигать помещения т.д.

Есть еще и явление другого порядка. У нас сохранились части чисто национального состава. Наш сосед этих частей не забывает и среди них есть люди, работающие не на нас, а на чужих. Мы, очевидно, даже пройдя обмен и проверку партийных документов, не сумели в свое время этих людей выявить и изъять.

Но, несмотря на целый ряд недостатков и на такое безобразное положение с особыми происшествиями, все же нужно сказать, что политико-моральное состояние нашей армии здоровое и крепкое. Когда армии потребовалось доказать свою преданность стране и партии, она это сделала и, если при более серьезных обстоятельствах это потребуется, наша армия сумеет оправдать возложенное на нее доверие.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 634-640.

Шестаков. К тем материалам и фактам, которые приводил здесь т. Осепян в подтверждение крепчайшего политикоморального состояния Красной армии, можно было бы привести очень много материалов и фактов из жизни и работы нашего округа. Наш округ расположен в очень редких населенных местах и с очень большими расстояниями между населенными пунктами. Раньше там можно было встретить только кочующих бурят. Сейчас мы живем лучше, имеем свет, заканчиваем постройкой в ряде гарнизонов Дома Красной армии, но тем не менее живем в трудных условиях. Командиру мы можем дать только одну комнату, независимо от количества его семьи, а сверхсрочники и до сих пор в некоторых гарнизонах живут в землянках.

Несмотря на это, люди показывают высочайшую преданность делу нашей партии, отдают все силы на боевую подготовку. В нынешнем году значительное число частей округа очень легко навербовали 100% сверхсрочников, несмотря на то, что квартир мы им дать не можем.

Мы им помогаем строить землянки, сами они их делают при небольшой помощи из леса и кое-каких еще строительных материалов. Оценка, данная здесь т. Осепяном, политико-моральному состоянию, безусловно, правильна. При этом высоком политико-мораль-ном состояния особенно недопустимо иметь то большое количество отрицательных явлений, других чрезвычайных происшествий, которые имеются и в нашем округе и кончаются или смертельным исходом или увечьем людей. Их, правда, меньше, чем было в прошлое время, но это нас не может успокаивать. В чем тут дело? Я считаю, что совершенно правильно здесь указывал т. Смирнов, что все это упирается и в лучшую воспитательную работу с отдельными людьми, в строжайший порядок в казарме и т.д., на это нам нужно будет крепко нажимать. Работа с отдельными людьми, которая в течение ряда лет требовалась от политорганов как одна из важнейших обязанностей, она в истекшем году значительно улучшилась. Проверка и обмен партийных документов, когда начальник политоргана переговорил с огромным количеством людей, а если мы примем во внимание, что у нас 60 с лишним, а то и 70%, а в специальных частях 80 и 90% начальствующего состава, члены партии, то выходит, что с каждым командиром несколько раз в процессе обмена и проверки партийных документов разговаривали о его работе, о его настроениях, о том, чем он живет. Эта работа дала в руки политорганов и парторганизации важнейшее оружие хорошего знания людей, такого оружия политорганы до сих пор не имели, мы людей знали очень плохо, сейчас мы их [знаем] лучше, но работаем с отдельными людьми все еще недостаточно, это надо прямо сказать. Поэтому и количество чрезвычайных происшествий довольно большое. Изучив людей, мы недостаточно еще работаем с ними и, изучая каждый отдельный случай отрицательных или чрезвычайных происшествий, не всегда их предупреждаем.

Пару замечаний о дисциплине. Конечно, всякие сводки, цифры и таблицы характеризующие дисциплину, — сколько нарушений, сколько взысканий, сколько нарядов и т.д., — они дают картину о состоянии дисциплины. Но мне кажется, что они полностью этой картины не дают. Есть такие показатели дисциплины, которые ни в какие таблицы, ни в какие цифры и ни в какие диаграммы не укладываются. В диаграмму укладывается количество нарушений дисциплины, количество арестов, нарядов и т.д. А вот как выполняется приказ младших, средних и высших начальников, как принимаются все меры для того, чтобы немедленно, в срок и высоко по качеству выполнить распоряжение или приказ, — этого никакая диаграмма показать не может. Если взять эту сторону дела, то мы можем с полным правом сказать, что дисциплина у нас значительно окрепла. Многое, конечно, нас удовлетворить не может, очень много недостатков, но в области спайки, сплоченности и лучшей мобилизации людей на боевую подготовку, несомненно, мы имеем немалые достижения.

Кроме того, в цифрах не всегда правильно отражается действительное состояние дисциплины, потому что очень немало случаев, когда за пустяковый проступок, за который надо было бы побеседовать, сделать внушение или замечание, человека сразу сажают под арест или когда за серьезный проступок дают небольшое взыскание. Это особенно относится к молодым командирам, пришедшим из запаса и из школы. Поэтому цифры о дисциплине, которые приводил т. Осепян, хотя и не являются страшными, но они напоминают о том, что нам ни на минуту нельзя ослаблять внимания в деле борьбы за крепчайшую дисциплину, чтобы не было ни одного нарушения приказа, особенно снов на посту.

Одно замечание насчет пьянства. Я по нашему округу должен сказать, что за последний год у нас случаи пьянства заметно сократились. Правда, сейчас лучше благоустроены, и это имеет немалое значение в борьбе с пьянством. Если в прошлом году мы имели случаи пьянства с дебошами, скандалами, дракой, а то и со стрельбой, то сейчас таких случаев мы почти не имеем. Но иной раз в сводках неправильно изображаются случаи пьянства. Например, к тому или иному командиру или начальнику пришли в гости товарищи, пообедали, выпили по рюмке (в зале смех). Это берется на учет как пьянство. Конечно, если все маленькие случаи выпивки будем брать на учет, тогда у нас будет пьянства много. Я этим вовсе не хочу сказать, что надо воспитывать такое отношение, пожалуйста, приглашайте всех в гости и выпивайте. Но надо реально оценить это дело. Одно дело, когда человек напился и скандалит, а другое дело, когда человек выпил у себя дома, не шумел, не скандалил, служебных обязательств не нарушал. Мне кажется, что нельзя всех выпивших зачислять в пьяниц.

Насчет кадров политруков. У нас тоже огромное количество их из красноармейцев и младших командиров. Мы сами их обучали. Хотя это и лучшие люди, но все же это очень слабо подготовленные люди. Плюсом этих молодых политруков из младших командиров, особенно из сверхсрочников, является то, что они в военном отношении подготовлены неплохо, потому что они на сверхсрочной службе в качестве младших командиров служили не один год. Но должен сказать, что если старый политрук может справиться с политзанятиями один, и опыт, который мы проводили в 57-й дивизии, это доказал, то очень большое количество политруков из красноармейцев и младших командиров, если на них сейчас возложить проведение политзанятий со все ротой, — они с этим делом не справятся. Мы это должны учитывать и не решать этого вопроса с кондачка. Расширять опыт проведения политзанятий силами политрука со всей ротой нужно, нужно всячески разгружать от этой работы командира, но возлагать на политруков всю работу по проведению политзанятий я считаю неправильно, мы сделаем большую ошибку, которая приведет к ослаблению воспитательной работы. Кроме того, надо учесть, что политруки ведут большую работу по помощи парторганизации, комсомолу. Если мы на политруков возложим все политзанятия с ротой, я уверяю вас, что это приведет к ослаблению работы партийной и комсомольской организации. Наши партийные и комсомольские организаторы справиться с работой без помощи политруков не смогут, а сейчас мы комсомольской организацией должны заниматься очень много, руководить очень крепко, а без активной помощи политрука ротная партийная и комсомольская организации будут иметь много недочетов.

Я присоединяюсь к товарищам, которые выступали здесь и говорили о том, что общеобразовательную подготовку нельзя относить на часы массовой работы, т.к. это будет означать подрыв занятии по общеобразовательною подготовке. Необходимо общеобразовательную подготовку включить в часы обязательных занятий.

Для того чтобы создать больший стимул для командиров области общеобразовательной подготовки надо ввести обязательный порядок: при присвоении следующего высшего звания командир должен иметь определенный уровень общеобразовательной подготовки, должны сдать зачеты за определенный минимум по общеобразовательной подготовке, а не будет определенного минимума, то следующего звания не давать. Еще одно замечание относительно вопроса, который нас весьма интересует. Мы находимся на границе с Японией и противника изучаем слабовато. Правда, книжки, литература есть, но все это очень разбросано, много материалов в сводках разведывательного управления, но для широкого потребления, для лейтенантов, командиров рот и др., этот материал применять трудно. Нельзя ли из имеющихся книг и материалов о Японии составить учебник, который — обязать весь начсостав и командиров — изучить. В этом учебнике надо дать и социально-экономическое состояние Японии, и государственное устройство, и состояние вооруженных сил, о тактике и т.д. и т.п. Сейчас этого нет.

Книг не хватает. Имеющиеся книги надо издать в больших тиражах, это совершенно необходимо. Это имеет большое значение, особенно для Дальневосточной армии и для Забайкальского округа, но также и для других.

Пару замечании о бытовых вопросах. Как я говорил, мы живем лучше, но все еще живем туговато. На все наши войска мы имеем один хороший полковой клуб, а все остальные клубы ютятся в половине или четверти казарм. Отрывают место в казарме от спален (поэтому спят на двухъярусных нарах) и отводят уголок для клуба. Без клубных помещений очень и очень тяжело. Причем, эти помещения будут играть большую роль с точки зрения обеспечения командирской учебы. Если мы будем иметь клубные помещения, в них будет место и для проведения командирской учебы в лучших условиях. А между тем по ориентировке тов. Хрулева, мы получим ничтожную сумму на достройку клубов. Нам нечего достраивать, а нужно строить заново. Мы строим скромно, не требуем дворцов. Много денег мы не требуем, мы на дворцы не претендуем, но все же необходимо увеличить отпуск средств на культурное строительство. Тогда будет меньше отрицательных явлений, будет место для того, чтобы собрать командиров и дело пойдет лучше.

Я обращаюсь к вам, тов. народный комиссар, с большой просьбой помочь нам в этом деле.

Ворошилов. Мы расходуем на строительство 3 млрд руб.

Шестаков. Затем я прощу тов. народного комиссара и Политуправление РККА обратить внимание на работу Военторга. Это учреждение, находящееся в системе Наркомата торговли, не понимает очень простых вещей. Сколько я ни старался им растолковать, сколько я ни писал писем, докладных записок и т.д., я получаю бюрократические ответы. Они не понимают одной вещи. Есть города, где имеются гастрономы и другие магазины. А на Маньчжурской ветке, кроме магазинов Военторга, ничего нет. Или нужно увеличить фонды товаров Военторгу, или нужно заставить торговать другие организации. Край этого не может сделать. Это может сделать только Наркомат торговли. Ведь теперь все равно, где покупать, — цены одинаковые, государственные. Но когда торгует на один гарнизон магазин Военторга — ларек, купить негде, и получается лишняя трата нервов, отрицательные настроения. Люди читают в «Правде» в «Известиях» о многих сортах колбас, хлеба и т.д., а у нас один сорт — серый, да и за ним нужно стоять в очереди, потому что всего один магазин Военторга. Деньги есть, а купить негде. Нужно или увеличить для отдаленных гарнизонов фонды для Военторга за счет военторгов больших городов и отдать нам или заставить торговать другие организации. Ведь в Москве огромное количество гастрономов. Зачем на Воздвиженке имеется гастрономическое отделение, когда тут же рядом есть гастрономы. У нас на Маньчжурской ветке — в Даурии, Борзе, Дачане на разъездах — ничего нет.

Еще одно замечание. Народ у нас по 4 года не ездит в отпуск в центр и очень мало таких отпусков просит. А у нас есть заслуженные командиры, которых просто, в порядке поощрения, надо пускать в отпуск в центр, посмотреть Москву или в санаторий. Но это упирается в то, что 3-е Управление, дает нам такие ничтожные средства на перевозки, на литера, что мы можем разрешить отпуск только отдельным лицам. Надо немно.жко увеличить, потому что иначе приказы народного комиссара, разрешающие отпуск, остаются только на бумаге, потому что 3-е Управление средств на перевозки не дает или отпускает их в ничтожном количестве. И остается или совсем не ехать, или ехать на собственные средства. А ездить на собственный счет наши командиры не могут, так как это очень дорого. Необходимо также улучшить обеспечение квартирами командный и начальствующий состав и особенно сверхсрочников.

Ворошилов. Объявляется перерыв на 20 минут, после чего заслушаем 4 доклада.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 641-647.

Алкснис. Товарищи, народный комиссар обороны в своем приказе № 077 и приказе № 00104[18] требовал от нас с вами, чтобы мы рядом практических мероприятий в 1936 г. сократили аварийность до предельно возможного минимума и полностью изжили катастрофы. Как мы это требование выполняем? Как только начался новый учебный год, мы с вами не только не уменьшили аварийности, но, наоборот, уже в январе месяце 1936 г. дали скачек, в феврале еще больший, в марте еще больший скачек. Это вызвало очень серьезную тревогу у народного комиссара обороны, настолько серьезную, что он вынужден был непосредственно начать систематически изо дня в день заниматься вопросами аварийности в воздушном флоте.

Я вам должен прямо сказать, что на протяжении этого года, особенно в течение первой половины его, почти не было пятидневки, чтобы народный комиссар обороны лично не занимался вопросами аварийности воздушного флота. Он вызывал к себе командиров и комиссаров частей и их соединений, выяснял причины и обстановку их аварий, давал конкретные указания. Он созывал совещания и подробно выслушивал выступления участников этих совещаний о мерах борьбы с аварийностью.

Больше того, аварийность воздушного флота в первой половине этого года так быстро возрастала, что даже правительство обратило на это внимание: три раза вопрос об аварийности в воздушном флоте стоял в повестке дня правительства и ЦК нашей партии. И все это происходило только потому, что мы с вами с самого начала учебного года недостаточно крепко взялись за борьбу с аварийностью, за вскрытие причин и предпосылок ее, за изжитие этих причин.

Второе полугодие было несколько лучше, благодаря той сумме мероприятий, которые были приняты народным комиссаром обороны, правительством и ЦК нашей партии в деле борьбы с аварийностью.

Каков общий итог? В 1935 г. общее число катастроф и аварий по Воздушным силам РККА было 327, в том числе аварий — 275 и катастроф — 52. В 1936 г. мы имеем в ВВС РККА 329 аварий и катастроф против 327 единиц в 1935 г., т.е. на два случая больше, чем в прошлом 1935 г. Налицо абсолютный рост.

Уборевич. А рост авиации?

Алкснис. Нам с вами не было сказано, что с ростом авиации должно увеличиваться количество аварий.

Уборевич. Я этого не хочу сказать.

Алкснис. Наоборот, с ростом авиации у нас число аварий должно уменьшиться, по крайней мере относительно, а не возрастать. К сожалению, происходит обратное. Катастроф в прошлом году было 52 и в этом году тоже 52, однако живых людей при этих катастрофах погибло в 1936 г. больше, чем в прошлом 1935 г. В прошлом 1935 г. во время катастроф погибло 59 человек в воздушном флоте, а в 1936 г. (я не говорю уже про автомобильные катастрофы, чтобы т. Халепский не сказал, что я обхожу этот вопрос молчанием) погибло 65 человек. За последние 3 года мы имеем общую цифру убитых при воздушных катастрофах — 250 человек.

Народный комиссар на совещании авиационных работников приводил эту цифру и сказал: «Если бы мы с вами построили этих убитых 250 летчиков, летчиков-наблюдателей, техников и других и посмотрели, то должны были бы от одного ужаса сквозь землю провалиться».

Таков общий счет аварийности по ВВС в целом, т.е. по строевым частям и школам вместе взятым.

Как обстоит дело в школах? В прошлом году было 99 аварий и катастроф, из них катастроф 13. В этом году 79 аварий и катастроф, в том числе катастроф 8 против 13 прошлого года. Налицо некоторое сокращение (около 20%), но это ни в какой мере не утешение. Общее число аварий и катастроф и в школах продолжает оставаться высоким.

В строевых частях в прошлом 1935 г. было катастроф 36, а в этом 1936 г. — 42. Значит, в строевых частях число катастроф возросло, а не сократилось. Число аварий возросло до 196 против 171 в 1935 г.

Таким образом налицо абсолютный рост аварий и катастроф. Но, может быть, относительно больше строевые части налетали в полетах и часах? В прошлом 1935 г. мы имели на одну аварию и катастрофу 2636 часов налета, включая сюда и школы. В этом году имеем 2700. В прошлом году полетов было 8200, а в этом году 8000 полетов. Значит, относительно налета на аварию ВВС РККА остались на уровне прошлого 1935 г.

Если же разделить относительный налет по строю и школам, картина резко меняется в пользу школ. По школам налет на одну аварию в этом году в среднем 6000 часов против строя — 1874. Как видите — в цифрах большая разница. Далее, полетов в строю в среднем на одну аварию 3000, в школах 25 000 — и тут еще большая разница.

Вы, может быть, скажете, что большое количество полетов потому, что в школе короткие полеты, а в строю продолжительные — дальние внеаэродромные. Ничего подобного. По длине, т.е. продолжительности, они почти одинаковые.

И все это школы добились, невзирая на то, что в школах материальная часть более старая, изношенная, на которой опасно уже летать. 3 школы летчиков и пилотов на сегодняшний день продолжают еще работать на Р-1 с М-5. И вот на этой старой изношенной материальной части школы продолжают производить все фигуры,

В чем дело? А в том, что в школах мы точно соблюдаем так называемый курс летной подготовки (КУЛП), не позволяем его никому нарушать. КУЛП стал законом — «святым», ненарушимым в каждой школе. Точное соблюдение КУЛП, его требований — приводит школы к безаварийности. Возьмем для примера школу пилотов на Каче. Там за 1936 г. приходится на одну аварию 9000 полетов и 36 000 посадок.

Якир. А вот во французской школе на 96 000 полетов за последние 3 года была одна небольшая поломка.

Алкснис. Я не слышал этой цифры! Но если у французов дело обстоит так, у нас должно быть лучше.

Возьмем другую школу, более молодую, менее устроенную, а именно 14-ю в Энгельске. Она только в 1937 г. собирается праздновать свое пятилетие. Она за 1936 г. имеет 14 ООО часов и 76 ООО полетов в среднем на одну аварию. Эти успехи тем больше, что мы в школах в текущем 1936 г. сразу переводим курсантов-истребите-лей с учебного самолета У-2 с М-11 непосредственно на И-5, И-4 или И-3, минуя 2-местный боевой самолет Р-1 или Р-5.

Этот успех школ, снова повторяю, является прямым последствием повышения организованности, дисциплины, культурности, с одной стороны, точного соблюдения КУЛП с его постепенностью и последовательностью — с другой. Попытка объяснить аварийность из-за производства фигур — неверная. Во всех школах фигуряют значительно во много раз больше, чем в строю, фигуряют на более изношенной материальной части, а аварий меньше. Значит, дело не в том, что фигуры пилотажа обуславливают высокую аварийность. Наоборот, школы сокращают ее, т.е. аварийность, частично, и потому что интенсивно овладевают фигурами высшего пилотажа, в противоположность строевым частям. Я буду просить народного комиссара обороны изменить приказ, ограничивающий производство фигур в сторону расширения этих фигур и для строевых частей. Отсюда общий вывод, если к летному делу по-настоящему подходить и проводить точно в жизнь организационно-методические указания, требования наставлений и т.д. можно добиться резкого сокращения аварий и полного изжития катастроф.

Считаю преступлением то, что отдельные командиры (а такие есть) сокращают аварийность за счет осторожности в летной работе, за счет ослабления темпов в летной работе и упрощения полетов «чохом» для всех. Тогда лучше всего завести самолеты в ангар, повесить замочек и пломбу на дверях ангара и тогда ни одной аварии не будет.

Тухачевский. А ангары сгореть могут.

Алкснис. Между тем такая тенденция есть у некоторых командиров — бороться с аварийностью осторожничанием. Я считаю это вредной тенденцией и утешением на короткий период, а после месяца, двух-трех или пяти — пойдет в этих частях одна авария за другой, ибо экипажи разучатся летать в усложненных условиях. Ни в коем случае нельзя идти по пути увеличения осторожности и ограничения темпов в летной работе. Наоборот, если хотите аварийность сократить, чаще летайте, усиленней летайте, смелее летайте, но придерживаясь строго данных указаний народного комиссара, указаний по летной службе, изложенных в его приказах, указаниях и в наставлениях по летной службе. В этих документах все сказано и о последовательности, и о постепенности, и т.д., сказано сугубо конкретно. Остается только выполнять — и работа пойдет без аварий.

Третий вопрос — как бороться с авариями. Этот вопрос большой. Обычно командиры и комиссары борются тем, что наказывают непосредственных виновников — экипаж, и тем ограничиваются. Это абсолютно недостаточно. Может быть, экипаж и надо наказать, если он виноват, но главное не в этом. Надо найти и вскрыть причины и предпосылки аварий, взяться за их устранение и не успокаиваться до тех пор, пока они не будут изжиты. Так, именно так надо бороться с аварийностью.

Далее, поскольку времени осталось мало, я не буду останавливаться на всех округах, отмечу только те из них, которые имеют успехи в борьбе с аварийностью. Это — прежде всего Киевский округ. У него немало авиации, многие части перевооружались, летала авиация интенсивно, а число аварий сократилось, а не возросло. Тоже Белорусский военный и Северо-Кавказский военные округа. Они имеют сокращение аварий и абсолютное, и относительное.

Значительно хуже на Дальнем Востоке, особо ЗабВО, где авариями «истребляют» свою авиацию. Достаточно сказать, что в ЗабВО число аварий в 4 раза больше в 1936 г., чем в 1935.

Все дело в том, что плохо организуем и плохо проводим летную работу в этих округах, что там наставления по полетной службе не соблюдают, летают по-своему и расплачиваются за это авариями и катастрофами. Это просто головотяпство,

Грязнов. Перебарщиваете.

Алкснис. Может быть, т. Грязнов, я немного перебарщиваю, но лучше переборщить, чем скрывать и смягчать положение, а оно близкое к тому, что я говорил. Так, тов. Грязнов?

С места. Правильно.

Алкснис. Затем уход и содержание материальной части. Какие мероприятия нужно принять? У нас есть приказ народною комиссара № 0033[19], еще свежий. Там уйма хороших, замечательных и конкретных мероприятий. Они будут способствовать резкому сокращению аварий, если мы их не формально, а по существу будем проводить в жизнь.

Первое из этих мероприятий — полное изжитие выпуска в воздух на неисправной материальной части. Каким образом? Путем проверки. Проверяющих у нас до черта, люди специально получают жалованье. старший техник отряда, инженер эскадрильи, инженер бригады. Если отнять у них проверку, спрашивается, зачем им платить жалованье? Они не нужны. А между тем настоящей проверки за состоянием материальной части, за выпуском в воздух только исправных самолетов — еще нет.

Второе мероприятие — постановка посильных задач. Нельзя ставить задачи, которые непосильны. Успехов и результатов нужно добиваться не за счет перескакивания, а за счет увеличения интенсивности летной работы. Нужно не перескакивать, потому что перескакивание в этом деле недопустимо, а увеличить интенсивность.

Третье, основное решающее мероприятие — это систематическая проверка техники полета. Мы должны поставить проверку техники полета по наставлению. Это наставление не родилось случайно, оно родилось на основе огромного опыта строевых частей и школ. В наставлении установлена твердая система проверки техники полета. Но если кое-какая проверка и ведется, то забывается вторая часть. А вторая часть заключается в том, что, если проверил и установил ошибку в технике полета, нужно не успокаиваться до тех пор, пока ошибка не будет устранена. Если ошибка устранению не поддается, то лучше снять летчика с полетов, ибо он все равно, рано или поздно, но неизбежно сам себя снимет в этом случае, ибо разобьет самолет, а порою губит себя вместе с самолетом (катастрофа).

Эта вторая часть хромает на четыре ноги, установят ошибку, напишут указания, а потом успокаиваются, не доводят до конца устранение обнаруженной ошибки.

Далее я предлагаю, предупредить вспышки аварийности путем мобилизации внимания на борьбу с аварийностью к периоду вспышек, накануне вспышек. У нас есть в воздушном флоте два периода вспышек аварийности, это январь-февраль зимой и май-июнь летом. Я в этом году и предыдущие годы делал так. беру трубку и звоню командующему, что вот наступает такой-то период вспышки аварийности, чтобы ее избежать, пошлите ответственных людей в авиагарнизон, мобилизуйте усилия на борьбу с аварийностью. Если мы это будем проводить по-настоящему, то это тоже одно из нужных мероприятий.

Следующее мероприятие — физподготовка, В воздушном флоте надо прекратить играть в физподготовку. Хотят, чтобы в авиации проводили такую же физподготовку, как и в других частях. В авиации нужна специальная физподготовка. А у нас заставляют состязания организовывать и проводить по бегу и по всякого рода другим видам. Я не говорю, что это не нужно, может быть, это и нужно, но в этом не главное. Нам нужна специальная тренировка, которая укрепляла бы вестибулярный аппарат, чтобы у них от фигур в глазах не мутнело и не тошнило. Нам нужны специальные упражнения, которые помогают летчику переносить перегрузку, особенно истребителей. Для этого состязания внутри воздушного флота устраивать именно по тем видам физической подготовки, которые закаляют и развивают свойство летчика, необходимые в его работе по овладению техникой. Вот что нам нужно. Я хочу, чтобы это было, в первую очередь, чтобы это было на первом месте.

Следующий вопрос — техническая учеба. Если техническая учеба у нас останется такой, как до сих пор, то мы будем ломать машины из-за неправильной и неграмотной эксплуатации. Особенно младших специалистов мы не учим, особенно мотористов почти не учим.

Тут я предъявляю политработникам одну большую претензию. Я готов их похвалить, что они очень крепко дерутся за то, чтобы политическая грамотность повышалась и политучеба шла, как следует. Но если они дерутся за общеобразовательную и политическую учебу, то совсем не дерутся за техническую учебу, а это большой минус. В воздушном флоте политработники обязаны драться за техническую учебу. Как в этом отношении обстоит дело? Плохо! Если мы это дело не наладим, то не получится повышения качества эксплуатации матчасти.

Осепян. Надо чтобы и физику знали.

Алкснис. Физика входит в техническую учебу, потому что без физики нельзя изучать авиадинамику, авиатехнику.

Дальше, такое мероприятие — это борьба с осторожничанием. Я заявляю, что не путем осторожничания можно и нужно добиваться сокращения аварийности, а, наоборот, аварийность должна сокращаться, в том числе и путем борьбы с осторожничанием в воздушном флоте. Тут надо наступать и хлестать вплоть до того, что вышибать тех, которые осторожничают, потому что так мы создаем не боеспособный воздушный флот. Может быть, временно получим сокращение аварийности, но зато потом опять будут вспышки этой аварийности, и большие.

Я считаю, что осторожничание — это в сильной степени способ очковтирательства. Но и здесь, как везде, оно не поможет. Все равно, если ты машину не знаешь, если летать не умеешь, все равно [рано] или поздно выявится слабость летной подготовки.

Следующее мероприятие это уменьшение опеки. Над командиром в воздушном флоте надо начать опеку уменьшать. У нас делается так, что от командира требуется не только задачу поставить, но и рассказать, как летать, что делать и т.д., словом, как задачу выполнить.

И последнее — это о дисциплине. Мое мнение, что хуже всего с дисциплиной из всех родов войск обстоит дело в воздушном флоте. Если есть наставление, то его надо знать и проводить в жизнь. Я думаю, что надо требовать и добиться, чтобы все действующие наставления выполнялись и проводились в жизнь.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 648-657.

Бокис. Основной приказ народного комиссара № 0052[20] по организации парковой службы и организации технической учебы — по целому ряду округов — в этом году выполняется явно неудовлетворительно. В результате этого мы за истекшие 8 месяцев этого года имеем резкое повышение аварийности в РККА. За 8 месяцев число аварий 1626, число убитых 30 чел. и число раненых 334 человека. Это большие цифры.

Почти вся цифра убитых и раненых целиком и полностью падает на рубрику транспортных машин. Это указывает на то, что в стрелковых дивизиях, авиационных частях, морских флотах и т.д., где у нас имеется большое количество транспортных машин, вопросам эксплуатации, вопросам парковой службы и вопросам дисциплины не уделяется достаточное внимание. Поэтому такое большое количество убитых и раненых в этом году имеется по транспортным машинам.

Если посмотреть аварийность по годам и сравнить этот год с прошлым годом, то надо прямо сказать, что мы имеем относительное увеличение аварий, повторяю, не только абсолютное, но и относительное увеличение аварий. За весь 1935 г. мы имели 1451 аварию, в этом году только за 8 месяцев мы имеем 1626 аварий. Если взять относительный процент аварийности, то в прошлом году за весь год было 2,4% по отношению ко всем машинам, а в этом году только за 8 месяцев 2,3%.

Это говорит о том, что аварийность в этом году по всем видам боевых и транспортных машин растет. По аварийности на первом месте стоит ЛВО и ПриВО. В этих округах аварийность очень резко возросла. А если взять такие округа, как Белорусский, Киевский, где в этом году развертывалось очень большее количество новых мото-мехсоединений, где много пришлось поработать над подготовкой водителей машин, над подготовкой состава экипажей и т.д., что могло вызвать рост аварийности, наоборот, мы имеем снижение аварий. Так, в прошлом году по КВО было 2,5% аварийных машин, а в этом году 1,9%, по Белорусскому военному округу в прошлом было 2,1%, а в этом году 1,9%. По Ленинграду же в прошлом году было 1,6%, а в этом году 4,1%, т.е. резкий рост аварийности в ЛВО. Примерно такие же цифры по ПриВО.

Дыбенко. Это все вы с вашими школами.

Бокис. Эти школы подчинены также вам, т. Дыбенко, как и мне, главным о бразом вам, так что на школы здесь нечего ссылаться, а надо принимать действенные меры, чтобы резко сократить аварийность.

Я не буду приводить цифр по другим округам, только хочу указать на один округ — это на Забайкальский военный округ. Здесь тов. Алкснис, так сказать, особенно напирал на Ивана Кенсарионовича[21] по аварийности в авиации. Я в этом отношении имею меньше претензий, потому что аварийность по ЗабВО составляет только 1,1%, т.е. имеется резкое снижение против прошлого года и это несмотря на то, что т, Грязнов проводил целый ряд сложнейших учений в горных условиях.

Если мы подойдем к анализу аварий боевых машин, то нужно прямо сказать, что имеется целый ряд таких нарушений, которые совершенно недопустимы в нашей Рабоче-крестьянской Красной армии. Несмотря на то, что существует целый ряд приказов, несмотря на наличие наставлений по парковой службе и эксплуатации, мы имеем очень большой процент аварийности из-за небрежного отношения к механизмам, из-за небрежного в отношении к машинам и т.д. Этот процент составляет 24.

Несмотря на прямое указание народного комиссара не допускать ни одного водителя на машину, если он не сдал соответствующего экзамена и не выдержал соответствующих испытаний, это прямое указание народного комиссара не соблюдается, и 10% всех аварий имеет место по причине неопытности водителей. 25% аварийности падает на причины несоблюдения правил езды. Это относится в основном к транспортным машинам, 4,2% аварийности падает на причины, связанные с нетрезвым состоянием водителей.

За последнее время в целом ряде донесений об аварийности имеются ссылки, что очень много аварий как будто бы происходят по причинам производственных дефектов. Когда подробно проанализировали все эти донесения, оказалось, что свое небрежное отношение к механизмам и к боевой технике пытаются сваливать на производственные дефекты. Я не отрицаю, что имеется целый ряд дефектов, которые влияли на увеличение аварийности, особенно в этом году. В таких округах, как Белорусском и Киевском, были дефекты на коробке скоростей танка БТ-7, но, несмотря на этот дефект, эти два округа показывают значительное снижение аварийности, в то время, как в других округах аварийность поднялась. Это говорит за то, что ссылки на производственные дефекты не выдерживают никакой критики.

Я должен указать еще на один момент. Мы пересмотрели приказ № 0052 и представили народному комиссару проект нового приказа. В проекте приказа мы подошли на основе многолетнего опыта, более тщательного анализа к конкретизации неисправностей на предмет того, что отнести к авариям, что к поломкам. В существующем приказе перечень классификаций аварий и поломок имел целый ряд дефектов, по нему к авариям относился целый ряд поломок. Эти недостатки на основе того опыта, которым мы сейчас располагаем, мы исправили в проекте нового приказа.

Что нужно сделать конкретно, чтобы уменьшить количество аварий в 1937 г.? Я здесь полностью согласен с т. Алкснисом, что ни в коем случае нельзя количество аварии уменьшать за счет снижения качества боевой подготовки. Я лично думаю, что то количество моторочасов, которое сейчас определено на 1937 г., в 88 часов на каждую боевую машину, не должно давать ни в коем случае роста аварий. Это требование будет выполнено только при одном условии, если всеми командирами, всеми войсковыми частями будет точно соблюдаться наше наставление по организации парковой службы, наставление по эксплуатации боевых и транспортных машин, если командиры всех степени будут по-настоящему заниматься подготовкой материальной части к учениям, к выходам. К сожалению, этого еще сейчас нет. Мы имеем целый ряд частей, в том числе и мотомехчастей, в которых командиры всю подготовку материальной части, всю техническую учебу возлагают на своих помполитов. Если и впредь будет так, то вопрос о снижении аварийности останется на прежнем месте.

Нужно добиться такого положения, как этого требует народный комиссар в приказе № 0084[22], чтобы каждый командир в первую очередь отвечал за техническую подготовку, за налаженность службы эксплуатации и парковой службы.

Я знаю по опыту, что если командующий войсками округов при проверке войсковой части обращает внимание на организацию парковой службы, на изучение техники и организации эксплуатации, то это дает крупнейшие результаты, аварийность резко падает. Поэтому у меня особая просьба к командующим войсками обратить особое внимание на постановку парковой службы в частях. Налаженная парковая служба — основное мероприятие по борьбе с аварийностью.

Я считаю, что нужно во что бы то ни стало в начале 1937 г. выполнить основные и важнейшие требования приказа народного комиссара № 052[23] о поголовной проверке всего командного состава и политсостава в части знания ими техники, состоящей на вооружении войсковых частей. При проверке нескольких округов целый ряд войсковых частей это важнейшее требование приказа № 052 не выполняет. Целый ряд командиров не знают ту технику, которая имеется у них на вооружении. Такое отношение к военной технике влечет за собой увеличение аварийности.

Я считаю, что если мы все мобилизуемся вокруг выполнения приказа № 052, вокруг выполнения требований Наставления по парковой службе и эксплуатации, то никаких аварий в войсковых частях не будет, повторяю, если только точно, пунктуально будет выполнять все требования этого Наставления. Мы обязаны это выполнить, ибо от нас этого требует народный комиссар, ибо этого требует сохранение боеспособности нашей дорогостоящей материальной части.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 658-662.

Халепский. Военный совет при народном комиссаре обороны СССР в 1935 г. обсудил вопрос о состоянии хранения, сбережения и эксплуатации оружия, боевой материальной части и боевого имущества, в результате чего последовали руководящие приказы народного комиссара обороны. Для восстановления в памяти присутствующим напомню — № приказов: 060, 0241, 052, 025[24], 0084 и последний приказ в середине года — № 036[25].

Все упомянутые мною приказы требовали от командования военных округов, начальников центральных управлений НКО и командиров частей на протяжении всего 1936 г. устранить все имеющиеся недочеты по хранению, сбережению и эксплуатации по оружию, боевой матчасти и боевому имуществу.

На протяжении всего 1936 г. в области хранения, сбережения и упорядочения эксплуатации по оружию, боевой мат. части и боевого имущества командованием округов и командирами частей проделана большая работа; имевшие место ранее недостатки в 1935 г. во многих случаях устранены. В некоторых частях мы имеем даже достижения по хранению, сбережению и эксплуатации по оружию. Во всей массе оружие и боевая мат. часть вполне боеспособны.

Однако, подводя итоги проделанной работе по требованиям выше указанных приказов народного комиссара обороны, мы все же в ряде частей и военных округов имеем ряд недочетов, упущений и недостатков по хранению, сбережению и эксплуатации по оружию, боевой мат. части и боевому имуществу, что ведет, с одной стороны, к преждевременному износу мат. части и оружия, а с другой стороны, к повышенному проценту отхода в войсковой ремонт боевого оружия.

Инспектирование частей и складов и контрольные поверки последних характеризуют следующее положение о недостатках по вопросу хранения, сбережения и эксплуатации вооружения. Я главным образом буду докладывать только о недостатках, о неполном выполнении требований народного комиссара обороны, ибо это есть тема моего доклада.

I.

Артиллерийское вооружение

Контрольной поверкой комиссиями начальника вооружений и технического снабжения РККА при участии начальника Артиллерийского управления РККА, начальника артиллерии РККА в апреле, мае и августе с.г. на выдержку были проверены войсковые части в МВО, ЛВО, КВО, ХВО, ПриВО, СКВО, ЗакВО, ЗабВО, ОКДВА, кроме того, части береговой обороны Черноморского и Тихоокеанского флотов; обследование последних производилось Группой контроля при НКО в августе и сентябре с.г. Обследованием установлено, в частности:

Московский военный округ

Выборочный осмотр в августе текущего года 49 сп, 19, 108 и 191 ап дал следующие данные:

Дата осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

Август 1936 г.

670

92

14

99/51

7/5

7

243

62

26

Лишь 49 сп выборочной контрольной поверкой найден в порядке. В остальных частях обнаружено большое количество неисправного вооружения, в частности 108 ап имел из 77 осмотренных единиц стрелкового оружия — 31 неисправных, из 23 единиц артиллерии — 4 неисправных, из 59 приборов — 20 требующих ремонта. Актами установлено — уход и сбережение неудовлетворительное.

Все обнаруженные неисправности могли бы не иметь места, если бы производился своевременный, профилактический войсковой ремонт.

Ленинградский военный округ

Весной тек[ущего] года контрольно осмотрены 10, 11, 58 сп; 4, 20, 104, 172, 115, 169, 180, 194 ап; 19 кап., 2 пул. и 2 прож. полки. В августе повторно на выдержку поверены, согласно приказа народного комиссара обороны, — 10 сп и 20 ап и вновь осмотрены — 111 ап и 19-я мехбригада:

Дата

осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

Апрель

т.г.

1926

24

1

121/121

18/18

15

Приборы поверяются вторично из-за резкого расхождения с данными округа.

Август

485

12

2

125/54

4/3

3

Стрелковое оружие и артиллерия 19-й мехбригады в хорошем состоянии, 10 сп и 20 ап выправили свои недостатки, которые были обнаружены у них в апреле месяце. В худшем положении стрелковое оружие в 111 ап, из 73 осмотренных единиц — 8 требует ремонта, при малоудовлетворительном уходе и сбережении: из 44 осмотренных винтовок у 16 обнаружен прирост поражен-ности каналов стволов. Значительный процент винтовок имеет начало растертости дульной части из-за неправильной чистки винтовок.

Белорусский военный округ

В апреле — мае с.г. были поверены 81, 190 сп; 27, 64 ап; 4 и 11 кап, 1 и 8 п. ПВО, 16-я мехбригада, конно-артиллерийский и 1-й кавполки 24-й кавдивизии. В августе повторно осмотрены 27 и 64 ап, которые найдены были весной в неудовлетворительном состоянии. Вновь поверены 5 сп и 37 кп.

Дата

осмот

ра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено не исправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

Апрель

с.г

1816

172

9

81/81

71/71

21

938

116

12

Август

981

75

8

106/44

17/12

16

288

78

27

27-й артполк привел в порядок свое вооружение. 64-й артполк как был, так и остался в сплошном прорыве по всем видам вооружения, еще ухудшив состояние приборов.

5-й сп и 37-й кп при хорошем состоянии стрелкового оружия запустили, своевременно не ремонтировали свою артиллерию. Все эти недостатки также могли бы быть устранены, если бы был правильно поставлен технический надзор и своевременный профилактический войсковой ремонт.

Киевский военный округ

Весной т.г. осматривались 151, 153, 284, и 285 сп; 95 и 183 ап; 22-й пул. б-н и 134-я мехбригада. В августе повторно поверены 284, 285 сп; 95 и 183 ап, имевшие весной большое количество неисправного вооружения.

Дата

осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмот

рено

еди

ниц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмот

рено

еди

ниц

найдено неисправн.

% неисправн.

Апрель

с.г.

1807

213

12

140

38/38

27

324

64

19

Август

569

3

0,5

94/47

13/2

14

251

7

3

За исключением 285 сп, запустившего ремонт своей артиллерии и имеющего большое количество неисправных артсистем, остальные осмотренные части добились отличного и хорошего состояния своего вооружения, благодаря настойчивой работе командиров частей и своевременного контроля, указаний и помощи по хранению и сбережению оружия со стороны командования округом.

Харьковский военный округ

Контрольный осмотр в августе т.г. 69 сп, 23 и 120 ап показал следующие результаты.

Дата

осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

Август

1050

127

12

364/145

25/18

7

485

80

16

В неудовлетворительном состоянии вооружение в 120 ап — из 127 неисправных единиц стрелкового оружия — 111 падает на 120 ап; из 25 единиц артсистемы, находящихся в неудовлетворительном техническом состоянии, на 120 ап падает 16; из 80 осмотренных приборов, которые также найдены в малоудовлетворительном состоянии, 56 обнаружены в этом же полку. Совершенно неудовлетворительный уход и сбережение. Запущен учет текущего довольствия и НЗ.

Приволжский военный округ

Контрольный осмотр в августе м-це по требование народного комиссара обороны — 256 сп, 86 и 110 ап дал следующие результаты:

Дата

осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

Август

1531

247

16

200/86

15/11

7

257

82

32

256 сп имеет вооружение в порядке. Неисправное вооружение обнаружено в 86 и, особенно, на текущем довольствии в 110 ап, который имеет из 393 осмотренных единицы стрелкового оружия — 141 единицу в неудовлетворительном техническом состоянии; 7 единиц матчасти артиллерии также в неудовлетворительном состоянии. Одним словом, больше половины всех обнаруженных недостатков по хранению, сбережению и эксплуатации оружия падает на этот полк.

Северо-Кавказский военный округ

Весной т.г. осматривали 27, 66, 84, 220, 221, 222 сп; 9, 22, 28 ап; 9 кап, 138 ап АРГК, 28 ОБС (отдельный батальон связи) и Военную школу им. Орджоникидзе. В августе повторно поверены — 84 и 66 сп, 22 и 28 ап, ранее имевшие неудовлетворительные оценки.

Дата

осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

Апрель

с.г.

4765

158

3

191/191

32/32

И

1022

257

25

Август

437

7

1,6

74/42

35/19

47

40

2

5

Неудовлетворительное состояние матчасти падает исключительно за счет 22 ап, имеющего ряд технических неисправностей и плохое состояние в 18 единицах из 30. Актами отмечено, что неисправная матчасть накоплена за период летних стрельб и учений. Кроме того, обнаружено в 28 ап и в 22 ап некоторое количество рассохшихся колес из-за отсутствия регулярного наблюдения.

Закавказский военный округ

Весной т.г. осмотрены 2-й и 6-й Грузинские сп, 2-й Грузинский ап, отдельная саперная рота 1-й Кавказской стрелковой дивизии, 33-й отд. танк, б-н, 7-й дивизион бронепоездов, 3-й прож. полк ПВО, Закавказская военная школа и Батумский военный комиссариат. Контрольным осмотром на выдержку установлено.

Дата
осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

най

дено

неисправн.

%неисправн.

Апрель —май с.г.

1555

127

8

53/53

14/14

26

268

16

6

Значительное количество неисправной артиллерии падает за счет

2-го Грузинского ап, в котором обнаружено 7 неисправных единиц; во 2-м Грузинском сп — 4 неисправных горных пушки образца 1909 г. Худшее состояние стрелкового оружия в 6-м Грузинском сп и саперной роте.

Забайкальский военный округ

Весной тек. года осматривались — 108 сп, 36 ап, 3, 6-й и 10-й артдивизионы ПВО, противотанковая батарея 106 сп.

Контрольным осмотром и поверкой установлено.

Дата осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

Апрель-май с.г.

264

18

6

36/36

6/6

16

139

17

12

Недостатки в хранении, сбережении и эксплуатации вооружения падают на 36 ап и 106 сп.

Отдельная Краснознаменная Дальневосточная армия

Весной тек. года осматривались. 181 ап, 32-й отд. танк, б-н, 2, 7, 67-й арт. д-н ПВО, 26-я авиабригада и 2-я отд. мехбригада. В августе— сентябре группой контроля осмотрены 61, 62, 85 и 198 сп, 79 и 84 кп, 21 и 35 ап, 31-й конный артполк, 51-я авиабригада и 23-я мехбригада. Техническими осмотрами вооружения установлено.

Дата осмотра

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

осмот

рено

единиц

найдено неисправн.

% неисправн.

осмотрено

единиц

найдено

неисправн.

% неисправн.

Апрель-май С.Г.

415

40

9

43/43

24/24

55

216

17

7

Август—

сентяб.

3226

144

3

466/260

30/30

6

478

20

4

Неудовлетворительное техническое состояние матчасти артиллерии, отмеченное весенней поверкой, падает гл. образом на 181 ап. Командование 181 ап, благодаря несвоевременным техническим осмотрам, запустило противооткатные приспособления, — не делали периодических технических осмотров и, тем самым, допустили ржавчину на штоках.

При осенней поверке хорошие показатели установлены в 23-й мех-бригаде. Неблагополучно с хранением, содержанием и эксплуатацией в 84 кп. Эти недостатки могли бы не иметь места, если бы проводился своевременный профилактический технический осмотр и был бы правильно организован и налажен технический уход за вооружением.

Морские силы РККА

Весной тек. года были проверены — 35-я батарея, 61 ап, Училище береговой обороны, 106-я авиабригада и 48-й отд. батальон Черноморского флота, 67-й артдивизион, корабли «Вострецов» и «Бурят» Амурской флотилии, 66-й артдивизион и 18-й артполк Тихоокеанского флота и после осмотра установлено.

Наименование

Наименование вооружения

стрелковое оружие

матчасть артилл.

приборы

ТОФ и Амур. фл.

89

12

13%

30/30

14/14

46%

25

4

16%

1041

311

30%

34/34

10/10

29%

133

46

34%

Неудовлетворительное состояние матчасти артиллерии в Тихоокеанском флоте и Амурской флотилии относится за счет 18-го отд. артдивизиона и 67-го отд. артдивизиона. Что касается Черноморского флота, то повышенное количество неисправного вооружения относится ко всем осмотренным частям, за исключением училища береговой обороны. Большое количество неисправного вооружения в частях береговой обороны и Военно-Морских Сил объясняется неналажен-ностью в организации периодических технических осмотров.

II.

Обнаруженное неисправное вооружение требует преимущественно войскового ремонта во всех перечисленных округах, который может быть выполнен средствами самих частей, за малым исключением некоторых оптических приборов, требующих специального ремонта.

В целом, как я уже сказал в начале доклада, вооружение боеспособно. Основные причины наличия в ряде частей повышенного количества неисправного вооружения при неудовлетворительном уходе и сбережении его:

а) невнимательное отношение командиров взводов и рот (эскадронов, батарей) к повседневному, систематическому наблюдению за вооружением и своевременному его войсковому ремонту;

б) слабая подготовка в полковых школах младшего комсостава по технике вооружения, его чистке и сбережению, как результат неудовлетворительного, так сказать, комплексного метода преподавания;

в) недостаточное внимание к стрелковому и артвооружению, особенно в части ухода за ним и сбережения со стороны командиров и помполитов частей. Отсутствие должного руководства и контроля командиров соединений, начальников артиллерии округов и начальника артиллерии РККА, обращающих все свое внимание на вопросы боевой подготовки и, зачастую, не чувствующих большой ответственности за состояние вооружения в частях;

г) неправильная эксплуатация частями артвооружения;

д) частичная необеспеченность войсковых мастерских запасными частями и материалами;

е) недостаток учебного вооружения, в частности приборов, что ведет к усиленной эксплуатации боевой материальной части.

III.

Несколько слов об эксплуатации. Установлены весьма частые случаи неправильной эксплуатации артвооружения, а именно:

а) отсутствие смазки подвижной системы пулеметов перед стрельбой, что ведет к преждевременному износу;

б) применение для чистки неисправной принадлежности, чистке вовсе без принадлежности. Неполная чистка после стрельб и учений — как частое явление в стрелковом оружии, ведущее к порче каналов стволов;

в) поражение коррозией противооткатных приспособлений из-за отсутствия технического наблюдения, своевременной разборки и осмотра;

г) имеет место разрыв салазок из-за неправильного заполнения веретенным маслом;

д) утеря запасных частей, трещины и отколы в оптике приборов, разболтанность лимбов, окисление металлических деталей как результат небрежной эксплуатации приборов.

Все это является результатом прямого нарушения требований уставов, наставлений и технических инструкций, имеющихся в войсках.

Выводы из всего сказанного по вопросу о техническом состоянии стрелкового, артиллерийского и оптического вооружения мы можем сделать следующие:

Во-первых — до конца 1936 г. устранить все имеющие место недостатки.

Во-вторых — не допускать этого в 1937 г. В результате добиться такого положения, чтобы снять с порядка дня обсуждение вопроса о хранении и сбережении вооружения и боевого имущества в войсках, а для этого у нас есть все возможности, чтобы добиться этих положительных результатов.

Одновременно считаю: должны быть приняты следующие мероприятия в опросах хранения, сбережения и упорядочения эксплуатации вооружения в войсках:

1. При перевооружении войсковых частей на новые артсистемы нужно принять порядок освоения этих систем, как это имеет место в авиационных и танковых частях, т.е. основной костяк пропустить с целью изучения систем на заводе. Это даст возможность без поломок осваивать новую материальную часть. Это даст возможность изучить в деталях техническое обслуживание материальной части артиллерии.

2. Не выпускать артсистемы в армию без технических наставлений, которые являются основным пособием для командного состава артсил в изучении артсистем.

3. Определить твердое время на изучение техники и ее боевых и эксплуатационных свойств. (Система комплексного обучения, какая имеет место в настоящее время, не оправдала себя.)

4. Иметь твердое календарное время на обязательные технические осмотры, чего в настоящее время в частях не делается, — технические осмотры происходят от случая к случаю.

5. Пересмотреть программы в нормальных военных школах. Нужно, чтобы в нормальных военных школах матчасть артвооружения, оптику практически изучали, а не только теоретически рассуждали, как это имеет место зачастую.

Нам нужно добиться такого положения, чтобы средний командир, с образованием нормальной военной школы, твердо знал бы материальную часть, знал бы правила ухода, сбережения и эксплуатации.

6. Нужно совершенствовать технические знания техников боепитания. У нас в этом отношении дело обстоит неблагополучно. Мы имеем хороших командиров среди начальников боепитания, но с недостаточной технической подготовкой.

7. По-настоящему организовать и наладить службу артпарков.

8. Нужно изменить порядок осмотров. Нужно дело поставить так, что, если техническим осмотром будет установлена неисправность вооружения, этот случай должен рассматриваться как чрезвычайное происшествие, о чем немедленно по телеграфу должно докладываться лично народному комиссару обороны.

9. Пересмотреть табель учебного имущества в сторону его расширения.

10. При очередных выпусках артиллерийских инженеров из Арт-академии — 90% должно пойти в войска. Этого требует сейчас современная арттехника.

11. Упорядочить количественный и качественный учет вооружения.

12. Еще раз подтвердить, что при неудовлетворительном состояние матчасти артиллерии и стрелкового вооружения части не могут получить удовлетворительной или хорошей оценки по боевой подготовке.

13. Пересмотреть и упорядочить систему войскового и паркового ремонта, который поставлен неудовлетворительно.

Перехожу к вопросу эксплуатации, хранения и содержания авто-бронетанкового вооружения.

Если сравнивать состояние боевой материальной части по округам и только по тем, которые в своем составе насчитывают соединения от одной бригады и выше, то это характеризуется следующей таблицей.

Количество боевых машин, отвечающих требованиям приказа НКО № 025 (без учета укомплектованностью ЗИП по механизированным бригадам и мехкорпусам в округах в % к списочному количеству машин).

 

На июль 1936 года

На сентябрь 1936 года

Оценка

группа по приказу № 025

по обеим группам

группа по приказу № 025

по обеим группам

1-я

2-я

1-я

2-я

ЛВО

7 мк

71,0

75,0

72,0

81,0

72,0

78,0

НУ

6 оттб ТРГК

98,0

37,0

65,0

80,0

34,0

60,0

УД

2 оттб ТРГК

89,0

53,0

82,0

84,0

47,0

76,0

УД

19 мбр

96,0

83,0

91,0

95,0

65,0

81,0

уд

10 мбр

99,0

67,0

88,0

100,0

87,0

95,0

ОТЛ

БВО

3 мбр

83,0

60,0

75,0

91,0

60,0

82,0

УД

4 мбр

95,0

67,0

86,0

95,0

72,0

88,0

ОТЛ

11 мбр

88,0

49,0

75,0

75,0

71,0

74,0

УД

1 отгб ТРГК

52,0

47,0

50,0

92,0

76,0

86,0

ОТЛ

16 мбр

100,0

83,0

93,0

100,0

76,0

90,0

ОТЛ

18 мбр

98,0

82,0

93,0

100,0

85,0

95,0

ОТЛ

21 мбр

100,0

67,0

84,0

96,0

67,0

84,0

УД

КВО

45 мк

86,0

60,0

78,0

Не получено до несения на 1.11.36 г

УД

8 омбр

95,0

77,0

89,0

92,0

67,0

73,0

УД

12 мбр

52,0

50,0

51,0

77,0

55,0

64,0

ну

15 мбр

98,0

67,0

88,0

100,0

82,0

94,0

ОТЛ

17 мбр

89,0

88,0

88,0

100,0

96,0

91,0

ОТЛ

22 мбр

88,0

53,0

78,0

100,0

-

73,0

УД

4 оттб ТРГК

-

   

100,0

62,0

71,0

УД

МВО

5 мк

82,0

40,1)

65,0

-

-

-

НУ

3 отгб ТРГК

85,0

61,0

78,0

93,0

48,0

53,0

уд

ОКДВА

2 омбр

81,0

71,0

78,0

84,0

68,0

78,0

УД

23 мбр

96,0

25,0

67,0

100,0

48,0

77,0

уд

ЗАБВО

11 мк

97,0

69,0

87,0

94,0

64,0

84,0

ХОР

ХВО

5оттб ТРГК

94,0

74,0

85,0

97,0

70,0

86,0

ХОР

 

Как видите из данной таблицы, за исключением 12-й механизированной бригады (КВО), боевая материальная часть находится в

удовлетворительном состоянии, а по некоторым частям даже в хорошем боевом и техническом состоянии.

Однако нужно отметить следующее, командирами частей, военными округами полностью не выполнен приказ № 025, который требовал от авто-бронетанковых частей иметь при каждой боевой и строевой машине неприкосновенный запас индивидуального комплекта запасных частей.

ЗабВО не доукомплектовал на

16%

КВО

26%

ОКДВА

30%

БВО

43%

ЛВО

44%

МВО

68%

Нужно решительно покончить с этим вопросом. Нужно добиться того, как это требует приказ народного комиссара № 025, — иметь 100% запасных частей индивидуального комплекта к боевым и строевым машинам. На окружных складах это имущество имеется; дело за укомплектованием индивидуальным комплектом. Кроме того, нужно категорически запретить его расходовать.

К запасным частям индивидуального комплекта боевых и транспортных машин нужно также относиться, как это имеет место к снарядам, — если не положено, не имеешь право расходовать, ибо этим определяется мобилизационная и боевая готовность боевого парка.

Хуже дело обстоит с транспортными машинами, предназначенными для обслуживания административно-хозяйственных нужд; за ними хуже технический уход, и в этом парке до сих пор весьма много аварий. По вопросу аварий будет специальный доклад т. Бокиса.

В 1937 г. мы обязаны решительно снизить процент аварийности, довести его до минимума. У нас есть все условия парковую службу и службу эксплуатации поставить так, чтобы были исключены абсолютно аварии.

Нужно над приказом № 0052[26], который говорит о службе парка и службе эксплуатации, продолжать работать с большевистским упорством, это повысит нашу боевую готовность, улучшит техническое состояние парка и избавит нас от аварий.

Нужно повысить качество ведения формуляров боевых, строевых и транспортных машин. Формуляр машины определяет техническое состояние. При правильном ведении формуляров мы наладим и укрепим своевременный систематический, профилактический технический просмотр и войсковой ремонт. Это дело в некоторых частях до сих пор налажено слабо.

Состояние хранения и содержания имущества на складах улучшилось за 1936 г., но еще далеко не все сделано. Начавшийся качественный переучет и учет всего имущества должен это дело упорядочить.

Химическое вооружение

Эксплуатация боевых химических машин в войсках все еще неудовлетворительна, в результате чего к данному моменту требует капитального ремонта 68 БХМ. Расход запасных частей слишком велик. Хранение и сбережение химического имущества в войсках в ряде частей неудовлетворительное. Командиры частей не уделяют достаточного внимания к оборудованию войсковых складов по хранению и содержанию химического имущества. Пример: в ОКДВА противогазы БС и химимущество хранятся в амбарах, сараях, крестьянских избах и т.д. Там же в ряде частей шашки НД и ЯД и хлорная известь хранятся под навесами, брезентами и даже на открытом воздухе, что всюду приводит к порче. (34 сд, 35 сд, 66-й артдивизион, 77-й артдив., 50-я авиабригада и др.)

МВО. Склад 14-й механизированной бригады размещен в деревянном неблагоустроенном бараке, крыши протекают.

55 сп НЗ хранится вместе с химимуществом техдовольствия. Хлорная известь — 3 тонны хранится в дощатом сарае с худой крышей и щелями. Приборы ВДП хранятся в неблагоустроенном сарае.

БВО. 252-я авиобригада. Склад с ВАПами заливается водой в половодье. Склад для дымшашек и хлорной извести — досчатый, крыши протекают.

3-я механизированная бригада. Вещество № 6 хранится в земляном погребе, крыша протекает.

КВО. Химрота 15 ск склад негоден, стены обваливаются.

ПриВО. 58 сд. Склад тездовольствия в землянке, заливается водой.

61 сд. Склад противогазов протекает, щели в стенах. Склад 26. Вместе с дымшашками хранятся аммоналовые патроны, бертолетовая соль, кислородные баллоны.

ХВО. 23 сд. Химимущество в полуразрушенном здании. Школа червонных старшин — шашки и вещество № 6 в сыром помещении.

Плохо дело обстоит с учетом для упорядочения хранения и содержания химимущества. Нужно применить систему контрольных поверок, так как это имеет место по арт. имуществу.

По химическим боевым машинам нужно распространить службу парков и службу эксплуатации так, как это имеет место в бронетанковых частях. Упорядочить качественный и количественный учет военно-химического имущества.

Инженерное вооружение

Боевая материальная часть инженерной техники за последние 5 лет коренным образом изменилась. За пять лет дано свыше 200 новых образцов вооружения. Значительно вырос удельный вес средств механизации. Энерговооруженность на 1936 г. увеличилась против 1932 г. в 20 раз. Мощность машинного парка, обслуживающего инженерное вооружение, достигает к 1937 г. 380 тысяч лошадиных сил-

Поскольку материальная часть новых средств находится в эксплуатации войск непродолжительное время, — износ незначительный и состояние основной массы удовлетворительное.

Инспектирования 1936 г. показали повышение качества хранимого имущества против 1935 г., но все же имеют место недостатки по хранению и содержанию имущества, как например, несвоевременная техническая консервация долговременно хранящегося имущества на складах.

В вопросах эксплуатации необходимо подчеркнуть недостатки использования инженерной техники не по назначению. Пример.

В саперном батальоне 11 ск и саперном батальоне 64 сд имели место случаи использования всей своей техники на казарменном строительстве.

Спецмашины Н2П использовались для развозки телеграфных столбов (КВО).

На хозяйственных работах, не связанных с боевой подготовкой, благодаря техническому недосмотру, зимой разморозили рубашки насосного блока компрессора (ПриВО).

Использование полевых электростанций и вспомогательных машин станций АЭС-3 не для целей боевой подготовки, а для хозяйственных нужд, освещения лагеря и т.д.

Имеет место, когда шанцевой и мастерской инструмент обслуживают везде и всюду все хозяйственные нужды частей и строительств.

В некоторых частях имели место случаи разукомплектования частей агрегатов.

При авариях отмечено, что причиной аварий является плохое изучение технических инструкций и наставлений по эксплуатации инженерной техники.

Со всеми этими недочетами нужно решительно покончить. Инженерное вооружение, также как и артиллерийское, и автобронетанковое, и химическое, должно эксплуатироваться только по прямому назначению, в противном случае это отразится на его техническом состоянии и на боевой подготовке войск.

Вооружение связи

Техническое состояние средств связи характеризуется цифровыми показателями убыли имущества в ремонт.

 

По рациям в %

По телегр. в %

По телеф. в %

По обозу в %

МВО

12,3

2

8,2

22,7

ЛВО

17,3

17,3

10

12,1

БВО

8,7

17,5

11

25,6

КВО

7,5

14,4

11,4

12,7

СКВО

18,9

17,6

16,2

38

ЗакВО

17,7

22,3

23,2

33,1

СибВО

6,1

18,8

19,7

4,9

ОКДВА

9,5

22,7

8,9

12,5

ПриВО

10

13,8

8,9

8,2

ЗабВО

10,3

23

17,1

10,1

САВО

15,3

12,6

18,3

17,3

 

Процент убыли в ремонт неравномерен и по некоторым округам велик. Это говорит о том, что в эксплуатации профилактический ремонт несвоевременен.

В 1936 г. по хранению, содержанию и эксплуатации все еще не добились надлежащего перелома.

Слабо поставлены занятия с командно-техническим составом по эксплуатации и хранению средств связи, особенно в отношении источников питания. Нет систематического планового технического осмотра со стороны командно-технического состава. В данном случае на средства связи необходимо распространить те же правила, что и для артиллерийского и бронетанкового вооружения. На окружных маневрах и учениях мы неэкономно расходуем полевой телефонный и телеграфный кабель и несвоевременно ремонтируем. Все эти недостатки должны быть решительно изжиты.

Время моего доклада истекает. Несколько слов о строительстве войсковых складов. Считаю, что командование округов должно на этот вопрос в 1937 г. обратить самое серьезное внимание. Ассигнуемые средства нужно записать титульно по каждому войсковому складу. Начальники родов войск должны заняться этим вопросом, следить за строительством, помогать, руководить строительным отделом. Только в этом случае мы добьемся решительного подъема упорядочения складского строительства при войсковых частях.

Мы недовольны работами СКУ РККА по строительству складов. Мы ругаем начальников строительных отделов округов.

Повторяю, и центральным управлениям, и строительным отделам округов начальники родов войск должны помогать. Однако последние делают очень мало.

Якир. Иннокентий Андреевич[27], речь идет о многолетнем и вечном споре по перекрытиям артскладов и принято сейчас неправильное решение, я в этом глубоко убежден, чтобы строить склады с деревянными перекрытиями.

Халепский. Я не могу сейчас сказать в отношении правильности решения этого вопроса. Подчеркиваю еще раз, что командующие округов знают больше о строительстве складов, чем начальники родов войск. Если они не будут заниматься этим вопросом и не будут помогать строительным отделам округов, мы в 1937 г. не получим решительного, перелома в этом вопросе.

Последний вопрос — это качественный и количественный переучет. Этого требует от нас приказ № 0241.

На первое января 1937 г. мы при всех обстоятельствах должны закончить качественный и количественный переучет и, тем самым, упорядочить наше складское хозяйство, как в частях, так и в окружных и центральных складах. Качественный и количественный переучет даст нам возможность упорядочить дело эксплуатации боевой материальной части боевого имущества.

Мы имеем указания вождя нашей партии — т. Сталина. При обсуждении вопроса по вещевому довольствию т. Сталин сказал, что мы обязаны добиться такого положения, при котором вся наша боевая техника, весь наш тыл — должны работать с точностью хорошего часового механизма. Указания т. Сталина, требования народного комиссара обороны — т. Ворошилова — мы обязаны выполнить. К этому у нас есть все условия, нам дано все, чтобы с этой задачей полностью и целиком справиться.

В 1937 г. при отчете о хранении, содержании и эксплуатации боевой техники и боевого имущества мы должны выйти с самыми лучшими показателями, с самыми хорошими результатами.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 663-684.

Косич. Товарищи, мы имели приказы народного комиссара за № 0059[28], 0240[29], 0241[30] 1935 г., постановление ЦК партии и правительства по вопросам хранения, эксплуатации и сбережения вещевого имущества. В этом году мы получили от правительства и партии, по ходатайству народного комиссара обороны, для обеспечения частей РККА почти на 1,5 млрд руб. обозно-вещевого имущества. Из этого видно, что партия и правительство, народный комиссар обороны Маршал Советского Союза т. Ворошилов не останавливаются перед затратой средств для удовлетворения нужд военного хозяйства нашей армии. Обращаясь к вопросу эксплуатации и сбережения военно-хозяйственного имущества, мы можем констатировать безусловное улучшение эксплуатации и сбережения обозного и вещевого имуществ почти во всех войсковых частях, округах и морях РККА. Одновременно с этим мы имеем и целый ряд недопустимых недочетов, которые влекут за собой порчу нашего имущества, его расхищение и напрасную трату народных средств.

Коснусь вопроса эксплуатации вещевого имущества. Мы до сих пор не добились еще опрятного, аккуратного вида красноармейца и командира в Рабоче-крестьянской Красной армии. До сих пор нередко можно встретить на улице, в казармах, на учениях людей без крючков, без пуговиц, с неначищенными сапогами и это не потому, конечно, что у нас всего этого нет, а потому, что мы плохо хозяйствуем, потому, что плохо прививаем культуру в носке и эксплуатации нашего вещевого имущества. Мы почему-то в армии на протяжения 18 лет отказывались от чистки сапог и обуви. Мы пользовались смазкой, в которой, по существу, нет жиров, которая не дает блеска. Считаю необходимым уже с этого года ввести новый порядок по сбережению обуви. Надо будет чистить сапоги до блеска составом мази, о рецепте которого я говорить не буду, ибо это займет много времени. Один раз в 10 дней надо будет смазывать сапоги для лучшего их сохранения. Эту мазь нужно будет отпускать частям. Старая смазка, по существу, техническое масло, от которого нужно отказаться, это, по существу, мазут. Трудно даже определить, вычистил ли человек сапоги или не вычистил. Повторяю, необходимо перейти на новый вид смазки, уже начиная с самых ближайших дней. Необходимо обратить сугубое внимание и повысить требовательность к утренним осмотрам. Формально эти осмотры у нас есть, иногда на них присутствует и командир, смотрит, нашел непорядок, записал и на этом все дело кончилось. После этого сейчас же дается сигнал красноармейцам идти на учебу. Времени для того чтобы пришить какой-нибудь оторвавшийся крючок красноармейцу не отвели, не научили его, как это сделать, и он идет на учебу в том же рваном виде. Поэтому считаю необходимым усилить контроль и требовательность на утренних осмотрах и дать возможность человеку после осмотра привести себя в порядок.

Пригонка обмундирования имеет огромное значение и в смысле удобства для бойца, и в смысле его внешнего вида. Между тем у нас обмундирование не пригоняется к красноармейцу; ростовки совершенно не соблюдают; причем, красноармейцу не дают возможности возражать, когда он получает обувь или обмундирование совершенно не по своей мерке.

Между тем в старой армии был неплохой порядок в этом отношении. Так называемый фельдфебель (сейчас старшина) осматривал, как подгоняют обувь, учил человека надевать эту обувь, показывал, как нужно надевать портянки и т.д. Я прошу, чтобы был выпущен приказ, командиру роты и командиру эскадрона отвечать за пригонку обмундирования, потому что это существенный вопрос для быта красноармейских частей РККА. Командир отделения, конечно, несет свою непосредственную ответственность, но этого недостаточно. Не нужно пускать на улицу небрежно одетого человека, дежурный по части должен осматривать так, как осматривали раньше в частях старой армии, отпуская солдата в город. Если мы это проделаем, если внешний вид красноармейца и командира будет примером в отношении аккуратности и опрятности, мы добьемся лучшей эксплуатации и лучшего вида нашего вещевого имущества.

Что касается эксплуатации нашего обозного имущества и обуви, то это, конечно, также требует нашего пристального внимания. Мы в этом году дали очень много ремонтного материала и на обувь, и на другие предметы нашего снабжения. Ссылка на то, что нет материала для ремонта, неосновательна, но все же мы имеем невыполнение ремонтного плана по обозу, по обуви и не выполнение ремонтного плана и плана реставрации по вещевому имуществу. В оставшийся срок в 1936 г. еще до 1937 г. мы должны пробел этот ликвидировать и выполнить задачу по восстановлению и приведению в порядок всего вещевого и обозного имущества. Повторяю, все материальные возможности к этому у нас есть, не хватает только необходимых мероприятий, от нас самих же внутри частей и округов зависящих.

То же с упряжью, то же с седлами. Предметы даются хорошие, а эксплуатация возмутительная. Нередки случаи, когда щетки и скребница валяются где угодно, не смазывается снаряжение, упряжь. Между тем все материальные возможности для ухода за вещами есть. Нам нужно беречь всякую вещь, находящуюся на вооружении РККА. У нас нет дивизионных складов. Без дивизионных складов эта система не может быть доведена до конца.

Егоров. Сколько вам требуется?

Косич. Нам требуется на полное наше обеспечение 28 млн руб., но мы не просим всех денег сразу. Я вообще считаю, что нам нужно обязательно составить план, трехлетний или пятилетний, строительства складов. Если же наспех устанавливать каждый год, то это ни-кого не устраивает, и не дает возможности накапливать запасы в некоторых местах, исходя из складских помещений, особенно на военное время. И, с другой стороны, ставит в тяжелое положение по текущему времени.

Я хотел еще обратить ваше внимание на эксплуатацию такого дефицитного у нас в армии материала, как предметы хозяйственного обихода. В 1935 г. и в ЦК, и в СНК поступали жалобы, что у нас нет чашек, ложек. На 1937 г. мы получили в три раза больше чашек, ложек, чем в предыдущий год, но их тоже не хватает. Почему? Потому что из алюминиевых чашек кормим овсом лошадей, потому что всякие чашки, ложки находятся и под маслом, и в конюшне, и во дворе. А алюминиевые ложки просто перекручивают, человек сидит и, не знаю, в силу какого настроения, перекручивает ложку.

Я приведу цифры. В прошлом году было получено 480 тонн эмалированной посуды. Сейчас получаем 1300 тонн. По расчету это больше килограмма эмалированной посуды на человека. Вот вам 72-й артиллерийский полк: «ложки перекручивают, чашки поби-ты»... {читает).

131-й стрелковый полк: «новые тарелки побиты, посуда растаскивается»... {читает).

Вот другой случай. Мы получаем кое-какие новые вещи в армии, в частности, получили ранец. В ранце хорошие принадлежности для мытья, туалета. Говорят, переменники утащили этот туалет из ранца. Сказать лучше того, как поставлена задача в приказах № 0059 и 0240 по вопросам эксплуатации и ремонта, нельзя, а между тем люди до конца не понимают, что от них требуется.

Мы в помощь нашим войсковым частям разработали инструкции по ремонту и эксплуатации имущества. Книга вещевого имущества есть, книга по упряжи и обозу есть, положение о вещевом снабжении в РККА, все это есть, все это издано, — чем руководствоваться — есть.

С места. А закатные сараи — есть?

Косич. Я и об этом скажу.

Наша армия сейчас насыщается техникой. Я теперь, как и в прошлом году, говорю, что опасаюсь дорогостоящей техники, которая попадает туда на места и при отсутствии закатных сараев и при отсутствии помещений будет портиться.

Вот один хлебозавод (хорошее предприятие) стоит 350 000 рублей. А вы знаете, и Генеральный штаб согласен, что на каждую дивизию должны дать хлебозавод в кратчайший срок. А вот если этот хлебозавод, стоящий 350 000 рублей, мы за год хранения угробим, то у нас будет масса неприятностей.

Мясокомбинат имеется в опытном образце, он стоит 750 000 рублей. Там есть сложнейшая техника, ее нужно изучить, этим мясокомбинатом надо хорошо пользоваться и его нужно научиться хорошо хранить.

Мы, повторяю, получаем большое количество новой техники в виде мастерских — обозно-ремонтных, сапожных, шорных и т.д. Вся эта техника требует правильной эксплуатации, своевременного ухода и лучшего хранения. Вместе с тем очень плохо обстоит дело со складскими помещениями. Если денег не дают, материалов не дают, кто же виноват, что складских помещений не хватает. Имеется и такое положение, когда и деньги, и титула имеется, строим всего 9 складов, но на сегодня в среднем мы имеем по складскому строительству всего 38%. 38% это готовность строительства окружных складов. А нужда в складах у нас огромная. Имущество на сегодняшний день хранится в существующих складах, а имущества у нас на 3,5 тысячи вагонов больше, чем могут вместить наши склады. Склады у нас в основном постройки 1870 г., плохие, старые.

Я очень прошу командующих округов закончить на 100% начатые строительством окружные склады в этом году. Я прошу народного комиссара на будущий год ассигновать средства, что является необходимым, на постройку дивизионных складов. Если этого не будет сделано, то мы не выполним постановления ЦК по системе снабжения, центр округам, округа дивизиям, дивизии полкам. Товарищи, мы не можем так снабжать, если будут растаскивать и ломать. Тогда ничего не напасешься. Я считаю, что на эту сторону, на бережливость надо обратить сугубое внимание.

Последний вопрос — подготовка кадров. Совершенно верно, люди решают все. Мы находимся в тяжелом положении в смысле подготовки кадров в том отношении, что у нас хозяйственных кадров интендантской службы очень и очень мало. Это все молодежь, которая была в строю, хорошо работала, а многие пришли из строя только потому, что плохо работали. Нужно их учить хозяйствовать.

Я хочу отметить, что, Михаил Николаевич[31], в расписании занятий по хозяйственным вопросам вы подготовку не включили. Мне думается, что нужно поставить один час в десятидневку, чтобы все командиры и весь начсостав обучался бы военному хозяйству, а хозяйственники должны специально обучаться своим прямым обязанностям. У нас, товарищи, сейчас образовалось очень сложное хозяйство, и работа очень сложная.

Учет и отчетность очень сложны не потому, что, как многие думают, плохо составлены формы. Нет, учет и отчетность, и формы составлены хорошо, но дело в том, что ЦК и СНК потребовали от нас учета очень точного и сложного. Во исполнение этого мы должны учитывать наше имущество по-настоящему. Нужны грамотные, образованные люди. Школы дадут их только через 2 года, академии — через 3—4 года. А пока нам надо вариться в собственном соку.

Что мы сделали в 1936 г.? По переподготовке мы пропустили 2391 чел. через краткосрочные курсы. Это составляет 37% всей военно-хозяйственной службы наших частей. Молодого командного состава 1099 [человек], старшего и среднего начсостава запаса, на который нам тоже, как и строевым командирам, необходимо сугубое внимание обратить, потому что весь ваш тыл, почти на 90%, во всяком случае, в военное время, приходит из запаса, а обучать их никто не обучал. В прошлом году мы попробовали и обучили 1170 чел. Я с ними много раз беседовал, разговаривал относительно занятий. Эти люди совершенно не понимают настоящей структуры и задач Красной армии, ее техники и требований и тех изменений, которые произошли за эти годы. Этот тип подготовки командиров запаса хозяйственной службы надо в 1937 г. всемерно расширить.

Таким образом мы за прошлый год, не совсем может быть удачно, обучили 4360 чел. начальствующего состава вместе с запасом военно-хозяйственной службы.

Нам нужно обучать и рядовой состав. Сапожников нужно готовить нам обязательно, шорников нам надо готовить обязательно. Мы в этом году обучили только 600 с чем-то человек. Мы с 15 октября по 15 декабря просили собрать в войсках сапожников, пом. старшин, зав. складами. Эти сборы у нас происходят, но это к общему числу составляет до 30%.

Я обращаюсь тут с просьбой к Маршалу Советского Союза т. Егорову, нужно пересмотреть обязательно штаты обозно-вещевых отделов. Буквально все командующие твердят, что самое тяжелое в округах и наиболее загруженные по работе — это вещевые отделы. Можно их спросить и они это подтвердят. Много учета, много отчетности, много работы. Надо кое-что туда добавить. Во всяком случае, с теми штатами, которые у нас есть, они не справляются.

И последнее. Нам нужно обязательно в течение этого года окончательно утвердить тип повозки, на которой мы должны возить станковый пулемет. У нас нет, к сожалению, за исключением отдельных кустарных приспособлений, повозки для перевозки пулемета «Максим». Такую повозку мы сконструировали, ее можно посмотреть, и очень желательно было бы, чтобы командующие посмотрели. Она сконструирована таким образом, чтобы один пулемет стрелял по зенитной цели, а другой пулемет чтобы помещался вместе с полным грузом, с полным запасом патрон. Мы до сего времени этой повозки не имеем, а на военное время остаться без повозки для пулемета «Максим» чрезвычайно тяжело.

Тухачевский. Как выполняется постановление ЦК о сбережении имущества?

Косич. Я уже говорил, что постановление ЦК о сбережении и сохранении имущества всеми частями РККА не выполнено, но успехи в выполнении заданий, поставленных ЦК партии, есть. В войсках положение с учетом остается тяжелым, за исключением отдельных частей. Но проделана и по этой части огромнейшая работа во всей РККА. Я считаю, что она не закончена, ее надо продолжать и не делать ее компанейской. Тут надо сказать, что политработники и командиры уже начинают остывать в деле выполнения постановления ЦК нашей партии.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 685-692.

 


[1] В 1936 г. был проведен сфабрикованный НКВД громкий процесс об «Антисоветском объединенном троцкистско-зиновьевском центре», завершившийся расстрелом Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева, Г.Е. Евдокимова и других видных государственных и партийных деятелей.

[2] 22 сентября 1935 г. ЦИК и СНК СССР утвердили новое Положение о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА, в котором определялись сроки обязательной военной службы, излагался порядок назначения на должности, присвоения воинских званий и другие вопросы. Впервые в Красной армии учреждались персональные воинские звания для рядового, командного и военно-политического состава армии и флота. 3 декабря 1935 г. устанавливались также новые знаки различия, соответствующие воинским званиям.

[3] 1-е Всесоюзное совещание стахановцев состоялось в ноябре 1935 г. В нем участвовало 3 тысячи человек. Совещание подвело первые итоги стахановского движения и определило задачи по его дальнейшему расширению, в том числе и в Красной армии. В работе совещания приняли участие И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, другие партийные и государственные деятели. «В применении к Красной армии, — отметил в своей речи К.Е. Ворошилов, — стахановское движение есть прежде всего массовый подъем новых, лучших, умелых и отважных людей, социалистически воспитанных, жаждущих всемерно усилить оборону своей Родины, оседлавших всю многообразную новую боевую технику, берущих у своего оружия все, что оно может дать, непрерывно совершенствующих методы и приемы его использования с тем, чтобы с наименьшей затратой сил и средств добиться... наибольшей производительности в бою с врагом, если он посмеет напасть на нас». (Цит. по: Советские Вооруженные Силы. Вопросы и ответы. Страницы истории. М., 1987. С. 151).

[4] Механик-водитель танка Ф.М. Дудко (Ленинградский военный округ) стал известен как зачинатель стахановского движения в армии. Ф.М. Дудко добился значительного перевыполнения учебно-боевых нормативов. На своем танке он преодолевал препятствия, ширина которых была в 2—2,5 раза, а высота — в 4—5 раз больше предельных конструктивных норм, при этом экономил почти половину нормы горючего. Примеру Ф.М. Дудко последовали многие военнослужащие всех родов войск РККА.

[5] Так в документе.

[6] Имеется в виду постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 9 августа 1935 г., объявленное приказом НКО СССР № 0059 от 14 августа 1935 г., о состоянии обозно-вещевого и продовольственного снабжения РККА.

[7] Имеется в виду приказ НКО СССР № 112 от 10 июля 1935 г. об общеобразовательной подготовке.

[8] Отточие документа.

[9] Так в документе.

[10] Имеется в виду Военно-политическая академия им. Толмачева

[11] Городовиков.

[12] Отточие документа.

[13] Так в документе.

[14] Фельдман.

[15] Егоров.

[16] Тухачевский.

[17] Тухачевский Михаил Николаевич.

[18] Имеется в виду приказы НКО № 077 от 22 сентября 1935 г. о мероприятиях по ликвидации аварийности и катастроф в Воздушных силах РККА и № 00104 от 28 декабря 1935 г. задачи боевой подготовки Воздушных сил на 1936 г.

[19] Имеется в виду приказ НКО СССР № 0033 от 25 июня 1936 г. о борьбе с аварийностью в ВВС РККА.

[20] Приказ НКО № 0052 от 25 июля 1935 г. по организации парковой службы и об аварийности боевых и транспортных машин.

[21] Грязнов.

[22] Приказ НКО № 0084 от 10 октября 1935 г. о результатах проверки выполнения приказа НКО 1935 г. № 025 в мотомехчастях.

[23] Приказ НКО № 052 от 2 апреля 1935 г. о проверке начсостава по знанию техники.

[24] Приказы НКО № 060 от 14 августа 1935 г. о мероприятиях по упорядочиванию складов РККА; № 0241 от 31 декабря 1935 г. о мероприятиях по улучшению эксплуатации, хранения и сбережения оружия, боеприпасов и технического имущества в войсках и на складах; № 025 от 15 февраля 1935 г. о порядке эксплуатации автобронетанковых машин РККА.

[25] Приказ НКО № 036 от 9 марта 1936 г. о назначении комиссий для проверки качества изучения летно-техническим составом новой материальной части вооружения, помощи по учебе и для проверки состояния вооружения.

[26] Приказ НКО № 0052 от 25 июля 1935 г. по организации парковой службы и об аварийности боевых и транспортных машин.

[27] Халепский.

[28] Имеется в виду постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 9 августа  1935 г., объявленное приказом НКО СССР № 0059 от 14 августа 1935 г., о состоянии обозно-вещевого и продовольственного снабжения РККА.

[29] Приказ НКО № 0240 от 28 декабря 1935 г. по обозно-вещевому снабжению РККА.

[30] Приказ НКО № 0241 от 31 декабря 1935 г. о мероприятиях по улучшению эксплуатации, хранения и сбережения оружия, боеприпасов и технического имущества в войсках и на складах.

[31] Тухачевский.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.