Берия и теория относительности

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Метки: 
Источник: 
"Исторический архив" № 3 1994 г. С.215-223
Архив: 
ЦХСД. ф. 4. Оп. 9. Д. 1487. Л. 2-11

А. Д. Сахаров в своих воспоминаниях, рассказывая о мартовских событиях 1953 года — “ворошиловская” амнистия и прекращение дела врачей, сохранил в своей памяти весьма характерную реплику академика Я. Б. Зельдовича: “А ведь это наш Лаврентий Павлович разобрался!”[1].

“Наш Лаврентий Павлович...” — наверное, немалое число ученых физиков, техников, инженеров, военных — всех причастных к работам по советскому атомному проекту могли бы так сказать об одном из самых мрачных и, как теперь становится все более явственней, загадочных политических деятелей XX столетия. Трагический конец карьеры Берии и сформированный тогда абсолютно негативный стереотип образа этой фигуры на долгие годы сделали невозможным научное изучение его жизни и деяний во всех формах проявления, во всех оттенках, а не только в графической моноцветности. Лишь совсем недавно стала фигурировать отрывочная информация о его реформаторских идеях, частично реализованных другими, о его роли в организации работ по атомной тематике, в остановке почти начавшегося тотального погрома советской физики и т. п. Причем, мотивация его поведения и поступков еще менее понята и осмыслена.

Событие, о котором рассказывают нижепубликуемые документы, выявленные в Центре хранения современной документации (ЦХСД), в общем хорошо известно историкам науки. Бесстрашная и целенаправленная борьба выдающегося советского физика-теоретика академика Владимира Александровича Фока (1898—1974)[2] с невежеством и мракобесием, борьба, начатая им еще в тридцатые годы, отличала его от абсолютного большинства современников. Дело в том что В. А. Фок, не жалея ни времени, ни сил, не только глубоко изучил философию, но и рано понял необходимость в сложившихся условиях освоения диалектического материализма. Выдерживать инквизиторский напор советских философов можно было, лишь заговорив на их новоязе. Большую часть жизни ему приходилось бороться на два фронта, ибо физики, — вспоминал об отце М. В. Фок, “не зная философии, нередко допускали утверждения, нелепые с точки зрения философии, а философы, даже добросовестные, в ответ отрицали все подряд — и квантовую механику, и теорию относительности... Потом он даже шутил, что ему приходиться заниматься “чепухологией”, но тогда было не до шуток”[3].

Особенно не до шуток стало в конце 40-х годов, когда, например, результатом дискуссии по квантовой механике одного из главных официальных идеологов в области философских проблем естествознания А. А. Максимова и физика-теоретика, будущего академика М. А. Маркова явилась смена руководства журнала “Вопросы философии”. И в этой дискуссии В. А. Фок не остался в стороне.

Философ и физик по образованию, член-корреспондент АН СССР, Александр Александрович Максимов (1891—1976) в интерпретации квантовой механики и теории относительности выступал с псевдонаучных и абсолютно негативных позиций; будучи неспособным предложить какую-либо собственную систему, объясняющую физическую теорию, он выискивал среди соотечественников-естествоиспытателей идеалистов, махистов и т. д. Впрочем, он был не одинок и, к примеру, вдохновляемые им философ И. В. Кузнецов и физик Р. Я. Штейнман перешли от критики философии А. Эйнштейна к призывам отказаться от самой теории относительност[4]. Публикация - летом 1952 г. в ведомственной газете “Красный флот” очередной воинствующей и невежественной статьи А. А. Максимова “Против реакционного Эйнштейнианства в физике” явилась удобным случаем для группы академических физиков и математиков перейти в наступление с целью защиты теории относительности. Первым среди них был В. А. Фок.

Прежде чем дать слово тексту документов, рассказывающих об эпизоде борьбы на фронте науки и невежества, нелишне напомнить, что ученые, посмевшие еще при жизни И. В. Сталина выступить против всемогущей идеологической машины, имели к этому времени сравнительно надежную защиту. Все они так или иначе принимали участие в работах по созданию советского атомного оружия и находились под высоким покровительством шефа атомного проекта Л. П. Берии. Атомная бомба спасала советскую физику и физиков.

Мощная “броня” из секретного характера спецработ, значков лауреатов Сталинских премий, звезд героев, академических званий и проч. была, очевидно, достаточной, чтобы решиться отстаивать жизненно важные интересы отечественной науки. Но всего этого было явно мало для того, чтобы добиться серьезной и внушительной публикации, разоблачавшей невежество записных идеологов. Арбитром в научных спорах был высший партийный аппарат. Л. П. Берия — покровитель и босс советских физиков, произведший на В. А. Фока “впечатление очень умного человека”[5], принял ходатайство группы выдающихся ученых, просивших поддержать публикацию статьи В. А. Фока под более чем выразительным названием — “Против невежественной критики современных физических теорий”. Эта статья после рассмотрения вопроса в ЦК КПСС была опубликована в журнале “Вопросы философии” (1953. № 1. С. 168—174), а также статья А. А. Максимова “Борьба за материализм в современной физике” (С.175—195), “как дискуссионная в общем порядке”.

Само это событие, как одно из узловых в истории противостояния науки и идеологии, прочно вошло в анналы истории советской науки. Публикуемые материалы документально освещают невидимую и, соответственно практически неизвестную, конкретную механику прохождения “дела” и принятия решения. Эти документы имеют также существенное значение для дальнейшего изучения социальной истории советской науки, поскольку содержат ценную конкретнуюинформацию об участниках данного события и их роли, о системе аргументации, об уровне и состоянии научных, антинаучных л философских знаний тех лет.

Все резолюции, записки, справки, пометы на документах или к документам оговариваются в примечаниях. Подчеркнутые слова отражают соответствующие подчеркивания в оригинальных текстах, сокращения раскрыты в квадратных скобках. Нумерация документов, их заголовки и даты для недатированных документов даны составителями.

Публикацию подготовили кандидат исторических наук С. С. ИЛИЗАРОВ и Л. И. ПУШКАРЕВА.

 

 

№ 1

Сопроводительное письмо академика И. В. Курчатова[6] заместителю председателя Совета Министров СССР Л. П. Берия[7]

[Не позднее 24 декабря 1952 г.][8]

Товарищу Берия Л. П.

Представляю статью академика Фока В. А. “Против невежественной критики современных физических теорий”.

Взгляды ак[адемика] Фока В. А., изложенные в статье, разделяю я и академики Соболев С. Л.[9][10] и Леонтович М. А.[11], члены-корреспонденты Тамм И. Е.[12], Кикоин И. К.[13], профессор Блохинцев Д. И.[14] и т. Головин И. Н.[15].

И. Курчатов

ЦХСД. ф. 4. Оп. 9. Д. 1487. Л. 4. Копия.

 

 

№ 2

Письмо академиков И. Е. Тамма, Л. А. Арцимовича[16], И. К. Кикоина и др. Л. П. Берия

[Не позднее 24 декабря 1952 г.]

Секретно

Глубокоуважаемый Лаврентий Павлович!

Мы обращаемся к Вам в связи с ненормальным положением, создавшимся в советской физике. Это положение является результатом ошибочной и вредной для интересов советской науки позиции, которую заняли некоторые из наших философов, выступающих по вопросам философии физики.

Важнейшими задачами советских философов в области физики является материалистическое обобщение громадного круга новых фактов, понятий и идей, накопленных современной физикой, и борьба против идеалистического извращения достижений физической науки.

Вместо этого некоторые из наших философов, не утруждая себя изучением элементарных основ физики и сохраняя в этой области полное невежество, сочли своей главной задачей философское “опровержение” важнейших завоеваний современной физики. Основной атаке со стороны этой группы философов подвергается теория относительности и квантовая теория, лежащие в основе всей современной физики и представляющие собой теоретическую базу электронной и атомной техники.

Непосредственным поводом нашего обращения к Вам послужил возмутивший нас факт опубликования в газете “Красный флот” от 13 июня 1952 г. невежественной и антинаучной статьи члена-корреспондента АН СССР Максимова А. А. под названием “Против реакционного Эйнштейнианства в физике”.

В этой статье Максимов заявляет, что “Теория относительности несомненно пропагандирует антинаучные воззрения по коренным вопросам современной физики”. Основные положения теории относительности Максимов объявляет нелепостью и стремится их высмеять.

Это говорится о теории, которая сыграла революционную роль в развитии физики, выяснив новые физические свойства пространства и времени и установив законы движения быстрых частиц. Эта теория, глубоко материалистическая по своей сущности подтверждается с замечательной точностью огромным количеством экспериментальных фактов. Одним из ее наиболее убедительных подтверждений является самый факт существования действующих ускорителей заряженных частиц, устройство которых целиком основано на законах теории относительности. Несомненно также, что важнейшие проблемы, стоящие перед советской физикой — проблемы элементарных частиц и ядерных сил, не могут быть разрешены без использования теории относительности.

Теория относительности представляет собой последовательную и стройную систему неразрывно связанных между собой физических идей, глубокое понимание которых необходимо для ее плодотворного применения. Этого совершенно не понимает Максимов и некоторые другие философы, пытающиеся сохранить отдельные частные результаты теории, отрицая при этом ее основное физическое содержание.

Максимов ополчается не только против теории относительности, но и против всей современной физики. Утверждая, что “Лагерь идеализма через Эйнштейна[17], Бора[18] и Гейзенберга[19] стал направлять развитие физики в тупик”, Максимов тем самым отрицает и квантовую теорию. Огульно обвиняя всю современную физику в идеализме, Максимов, в сущности, тем самым приписывает идеализму все ее величайшие достижения.

Следует отметить, что в своей кампании против современной физики Максимов, к сожалению, не одинок. Так, например, в “Вопросах философии” и “Литературной газете” за 1948 г.[20] появился ряд статей философов, посвященных огульной и неправильной критике квантовой теории.

Мы по своему опыту знаем, какой огромный вред приносит появление подобных статей. Они неправильно ориентируют наших научных работников и приводят к недопустимому снижению уровня этого преподавания; они отвлекают внимание и силы научных работников от насущных задач дальнейшего развития современной физики в решающих ее направлениях.

В настоящее время решающее значение приобретает для нас размах и смелость в работе по принципиальным вопросам экспериментальной и теоретической физики в нашей стране. В этой обстановке позиция тех философов, которые “опровергают” уже достигнутые научные результаты и следовательно тянут науку назад, является особенно вредной.

Мы считаем своим долгом поставить Вас в известность о нашей точке зрения по вышеизложенным вопросам.

Мы считали бы весьма желательным опубликование в центральной прессе статьи; академика Фока, посвященной критике статьи Максимова.

Статью тов. Фока мы при сем прилагаем.

И. Е. Тамм, Л. А. Арцимович, И. К. Кикоин,

И. Н. Головин, М. А. Леонтович, А. Д. Сахаров[21],

Г. Н. Флеров[22], Л. Д. Ландау[23], А. П.

Александров[24], А. И. Алиханов[25], М. Г. Мещеряков[26].

ЦХСД. ф.4. Оп.9. Д.1487. Л.5—7. Копия.

 

№ 3

Отзыв члена-корреспондента АН СССР Д. И. Блохинцева на статью В. А. Фока “Против невежественной критики современных физических теорий”

[Не позднее 24 декабря 1952 г.]

Секретно

Статья В. А. Фока представляется мне принципиально правильной. Путаница, опубликованная в “Красном флоте” тов. Максимовым А. А., кроме вреда, ничего принести не может, причем вреда двойного — и для развития у нас философии, и физики. Поэтому критика В. А. Фока очень своевременна.

Что касается замечаний по самой статье В. А. Фока, то они сводятся к следующему:

1. Следовало бы более подробно сказать о возможных границах теории относительности. Об этом очень скупо сказано на стр. 2. Между тем кажется очень вероятным, что в области малых масштабов пространства времени наши представления о пространстве и времени должны измениться. Исследования М. А. Маркова[27] и Эра[28] указывают, что введение в теорию размеров частиц приводит к противоречиям с теорией относительности (вернее с ее мероопределениями).

2. В. А. Фок также недостаточно подчеркнул, что теория относительности неприложима к ускоренным движениям. Рассмотрение ускоренных движений ведет к теории тяготения, в развитие которой самому В. А. Фоку удалось сделать первостепенный вклад.

3. В. А. Фок не осветил в своей статье роль русских ученых в развитии теории относительности, ограничившись лишь упоминанием о Лобачевском[29]. О Лобачевском и о значении его идей для развития геометрии и вообще учения о пространстве (и времени) следовало бы сказать ярче. Не упомянуто о фундаментальных исследованиях П. Н. Лебедева[30], который доказал существование давления света и тем самым в значительной мере подготовил физиков к пониманию связи между энергией и массой. Немалое значение имело также учение Умова[31] о движении энергии. В советский период можно упомянуть работы самого В. А. Фока, И. Е. Тамма (приложение теории относительности к теории рассеяния света), В. И. Векслера[32] (разработка теории ускорителя-фазотрона)” Я. П. Терлецкого[33] (теория бетатрона) и др.

Поскольку статья В. А, Фока имеет большое принципиальное значение, то было очень желательно, хотя бы совсем кратко, показать значение упомянутых выше русских работ в предистории теории относительности и те блестящие приложения этой теории к практическим задачам, которые были сделаны советскими физиками за последние десятилетия.

Блохинцев

ЦХСД. Ф.4. Оп.9. Д.1487. Л.8—9. Копия.

 

№ 4

Записка Л. П. Берия секретарю ЦК КПСС Г. М. Маленкову[34] с предложением рассмотреть вопрос об опубликовании статьи академика В. А. Фока

24 декабря 1952 г.

Секретно

В ЦК КПСС

товарищу Маленкову Г. М.

В газете “Красный флот” от 13 июня 1952 г. была опубликована статья члена-корреспондента АН СССР А. А. Максимова (работающего в Институте философии АН СССР в области философии естествознания) “Против невежественной критики современных физических теорий”[35].

Академик Фок В. А. (физик-теоретик, работающий в Физическом институте АН СССР), считая указанную статью чл[ена]-кор[респондента] Максимова А. А. антинаучной и неправильно ориентирующей наших научных работников и инженеров, написал в порядке дискуссии с Максимовым А. А. статью “Против невежественной критики современных физических теорий”.

Известные Вам физики тт. Курчатов, Алиханов. Ландау, Тамм, Кикоин, Александров, Арцимович, Сахаров, Головин, Мещеряков, Флеров, Леонтович, разделяя взгляды, содержащиеся в статье ак[адемика] Фока, обратились к нам с просьбой об опубликовании этой статьи.

Пересылаю в ЦК КПСС статью академика Фока В. А. и письма упомянутых выше физиков на Ваше рассмотрение[36].

Л. Берия

ЦХСД. Ф.4. Оп.9. Д.1487. Л.3. Подлинник.

 

 

 

№ 5

Записка секретаря ЦК КПСС Н. А. Михайлова и заведующего отделом науки и высших учебных заведений ЦК КПСС Ю. А. Жданова секретарю ЦК КПСС Г. М. Маленкову о результатах рассмотрения писем ученых-физиков [37]

[Не позднее 31 декабря 1952 г.][38]

Секретарю ЦК КПСС тов. Маленкову Г. М.

По Вашему поручению нами рассмотрено письмо одиннадцати ученых-физиков во главе с академиками Алихановым А. И., Ландау Л. Д. и Леонтовичем М. А., в котором критикуется статья члена-корреспондента Академии наук СССР Максимова А. А. “Против реакционного эйнштейнианства в физике”, напечатанная в газете “Красный флот” от 13 июня с. г.

Авторы письма просят опубликовать в центральной прессе приложенную к письму статью академика Фока В. А. “Против невежественной критики современных физических теорий”.

Газета “Красный флот” (редактор т. Зенушкин С. С.) допустила ошибку, напечатав статью т. Максимова, не соответствующую ее профилю. В этой статье односторонне излагаются спорные, дискуссионные вопросы современной физической теории. Тов. Зенушкину указано на недопустимость публикации материалов, находящихся вне компетенции редакционной коллегии газеты. Ошибка, допущенная газетой “Красный флот”, обсуждена на совещании редакционной коллегии.

Считаем возможным опубликование статьи академика Фока “Против невежественной критики современных физических теорий” в журнале “Вопросы философии”.

Н. Михайлов

Ю. Жданов

ЦХСД. Ф. 4. Оп. 9. Д. 1487. Л. 2 Подлинник.

 

№ 6

Письмо члена-корреспондента АН СССР А. А. Максимова заместителю председателя Совета Министров СССР Л. П. Берия[39]

5 февраля 1953 г.

Многоуважаемый Лаврентий Павлович!

Некоторое время тому назад акад[емиком] В. А. Фоком была представлена в редакцию журнала “Вопросы философии” статья под названием “Против невежественной критики современных физических теорий”. В беседе с главным редактором журнала, проф[ессором] Ф. В. Константиновым[40] проф[ессор] Фок заявил о том, что его статья одобрена Вами. На днях, выступая с докладом в Физическом институте Академии наук СССР (ФИАН), акад[емик] В. А. Фок снова повторил свое утверждение.

Упоминание Вашего имени акад[емиком] В. А. Фоком не только является необычным и невстречавшимся в редакционной практике (автор настоящих строк уже 30 лет работает в марксистских журналах) случаем, но противоречит основной линии нашей научной жизни, покоящейся на борьбе мнений и свободе критики. Поэтому имеются все основания полагать, что акад[емик] В. А. Фок просто злоупотребляет Вашим именем в целях поддержания своей, в корне ошибочной и вредной идеологической линии.

Акад[емик] В. А. Фок, имеющий бесспорные заслуги как ученый, решивший ряд математических проблем, в течение некоторого времени, особенно начиная с 1948 года, взял на себя задачу защиты субъективистских воззрений буржуазных ученых Н. Бора, В. Гейзенберга, А. Эйнштейна. Последнее время и устно и в печати акад[емик] В. А. Фок защищает философские воззрения покойного акад[емика] Л. И. Мандельштама[41], целиком совпадающие с воззрениями представителей англо-американских философских направлений т[ак] наз[ываемого] операционализма, логического позитивизма и им подобных, по существу, ничем не отличающихся от разгромленного Лениным махизма.

Выступая в таком духе, акад[емик] В. А. Фок оживляет было совсем уже разгромленные в СССР течения, идущие от физиков-идеалистов капиталистических стран. Как известно, вейсманизм-морганизм [опирался на воззрения таких физиков, как Шредингер[42] (основатель волновой механики), теория резонанса в химии опиралась на воззрения В. Гейзенберга (другой основатель квантовой механики), космологические бредни о замкнутой и конечной вселенной опираются и исходят от А. Эйнштейна и т. д. и т. п. Все сторонники такого рода воззрений сейчас находят в акад[емике] В. А. Фоке главаря. Нет сомнения, что такого рода воззрения ничего общего с наукой не имеют и будут разбиты.

Поскольку ссылки акад[емика] В. А. Фока на Вас противоречат нашей партийной и государственной практике, поскольку нельзя даже в мыслях допустить какую бы то ни было обоснованность ссылок на Вас акад[емика] В. А. Фока, поскольку порочность позиции акад[емика] В. А. Фока очевидна, я считаю своим партийным и гражданским долгом довести до Вашего сведения о недопустимом поведении акад[емика] В. А. Фока в отношении Вас и вообще методов обсуждения насущных вопросов советской науки.

Член-корреспондент АН СССР,

член редколлегии журнала “Вопросы

философии”, член КПСС с 1918 г.                   

А. А. Максимов

ЦХСД. Ф. 4. Оп. 9. Д. 1487. Л. 11—11 об. Копия.


[1] Сахаров Андрей. Воспоминания // Знамя. 1990. № 12. С. 36.

[2] См.: Владимир Александрович Фок. Вступительная статья акад. В. И. Смирнова / Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Серия физики. Выл. 7. М., 1956; Труды Государственного оптического института. Сборник статей, посвященных 80-летию со дня рождения акад. В. А. Фока. 1978. Т. 43. Вып. 177—189.

[3] Фок М. В. Воспоминания об отце // Вопросы истории естествознания и техники. 1993. № 2. С. 138.

[4] См.: Грэхэм Л. Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991. С. 356.

[5] Фок М. В. Воспоминания об отце. С. 139.

[6] Курчатов И. В. (1903-1960) — физик, академик.

[7] Берия Л. П. (1899-1953) — член Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б)-КПСС в 1946-1953 гг., нарком внутренних дел СССР в 1938-45 гг. и в марте-июне 1953 гг., одновременно в 1941-1946 гг. зам. председателя Совнаркома СССР, а в 1946-1953 гг. заместитель, затем первый заместитель председателя Совета Министров СССР.

[8] Документы № 1, 2, 3 датированы на основании письма Л П. Берия Г. М. Маленкову (документ № 4).

[9] В документе: Соболев С. А.

[10] Соболев С. Л. (1908-1989) — математик и механик, академик.

[11] Леонтович М. А. (1903-1981) — физик-теоретик, академик

[12] Тамм И. Е. (1895-1971) — физик-теоретик, академик, лауреат Нобелевской премии (1958).

[13] Кикоин И. К. (1908-1984) — физик-экспериментатор, академик.

[14] Блохинцев Д. И. (1906-1979) — физик-теоретик, член-корреспондент АН СССР.

[15] Головин И. Н. (р. 1913) — физик, профессор.

[16] Арцимович Л. А. (1909-1973) — физик, академик.

[17] Эйнштейн А. (1879-1955) — физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии, иностранный член АН СССР.

[18] Бор Н. (1885-1962) — физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии, иностранный член АН СССР.

[19] Гейзенберг В. (1901-1976) — физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии.

[20] См.: Вопросы философии. 1948. №1, 3; Литературная газета. 1948. 10 апреля. С.3 и др.

[21] Сахаров А. Д. (1921-1989) — физик, академик, лауреат Нобелевской премии.

[22] Флеров Г. Н. (1913-1990) — физик-экспериментатор, академик.

[23] Ландау Л. Д. (1908-1968) — физик-теоретик, академик, лауреат Нобелевской премии.

[24] Александров А. П. (1903-1994) — физик, академик, президент АН СССР.

[25] Алиханов А. И. (1904-1970) — физик-теоретик, академик.

[26] Мещеряков М. Г. (1910-1994) — физик, член-корреспондент АН СССР (РАН).

[27] Марков М. А. (р. 1908) — физик-теоретик, академик.

[28] Эр — вероятно, опечатка и следует читать "и др."; физика по фамилии Эр не было. В копии отзыва Д. И. Блохинцева это не единственная опечатка, например, —“Лабочевский”.

[29] Лобачевский Н. И. (1792-1856) — математик, создатель неевклидовой геометрии.

[30] Лебедев П. Н. (1866-1912) — физик-экспериментатор, в 1899 г. экспериментально доказал существование давления света на твердые тела, а в 1907 г. — на газы, что подтвердило электромагнитную теорию света.

[31] Умов Н. А. (1846-1915) — физик, в 1874 г. в докторской диссертации “Уравнение движения энергии в телах” впервые изложил учение о движении энергии, один из первых в России понял и оценил значение теории относительности.

[32] Векслер В. И. (,1907-1966) — физик, академик.

[33] Терлецкий Я. П. (1912-1993) — физик-теоретик, профессор, советский разведчик.

[34] Маленков Г. М. (1902-1988) — заместитель, а с 1953 по 1955 гг. председатель Совета Министров СССР, в 1946—1957 гг. член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС.

[35] Ошибка. Следовало написать: “Против реакционного Эйнштейнианства в физике”.

[36] После получения данного материала на бланке Секретариата ЦК КПСС было указано: “Поручить тт. Суслову М. А. [Суслов М. А. {1902-1982) — в 1947—1982 гг. секретарь ЦК ВКП(б)—КПСС, в 1952—1953 гг. и с 1955 г. член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС.], Михайлову Н. А. [Михайлов Н. А. (1906-1982) — в 1952-1954 гг. секретарь ЦК КПСС, 1-й секретарь МК КПСС, в 1955—1960 гг. министр культуры СССР.] и Жданову Ю. А. [Жданов Ю. А. (р. 1919 г.) — химик-органик, член-корреспондент РАН.] рассмотреть поступивший в ЦК КПСС проект статьи академика Фока и сообщить свое мнение и предложения”. Текст проекта постановления Секретариата ЦК КПСС был перечеркнут и сделана запись: “Спросить тт. Суслова, Михайлова и Жданова. 25. XII. Г.Маленков”.

[37] На документе резолюция М. А. Суслова: “За”. В конце документа пометка: “Архив. Доложено. Статья академика Фока направлена в редакцию “Вопросы философии” для публикования (Подпись неразборчива). 2.I.53 г.”.

[38] Датируется по времени списания в архив.

[39] К документу приложена записка: “В ЦК КПСС. Тов. Маленкову. В дополнение к материалам, пересланным от 24.XII.52 г., посылаю письмо чл.-корреспондента АН СССР т. Максимова А. А. Л. Берия. 17 февраля 1953 г.” — и далее по тексту записки резолюция: “Тт. Михайлову Н. и Жданову Ю. Прошу ознакомиться и сообщить Ваше мнение. Г. Маленков. 21.02.53 г.” На первом листе пометка: “Архив (Подпись неразборчива). 21.II.53 г.” Частично текст письма подчеркнут, вероятно, Г. М. Маленковым.

[40] Константинов Ф. В. (1901—1991) — философ, академик, в 1952—1954 гг. — главный редактор журнала “Вопросы философии”, в 1955—1962 гг.—заведовал Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС.

[41] Мандельштам Л. И. (1879—1944) — физик, академик.

[42] Шредингер Э. (1887—1961) — физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии, иностранный член АН СССР.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.