Труд и быт

Труд и быт

«Повышение технической вооруженности труда, трудовой подъем народных масс, упрочение воодушевленной и сознательной социалистической дисциплины, лучшая организация управления хозяйством, решительная борьба с бюрократизмом, широчайшее развертывание самокритики, широчайшее развитие социалистического соревнования фабрик, заводов, отдельных железных дорог, мастерских, совхозов, колхозов, отдельных сел и целых районов в выполнении великих задач социалистического строительства, — все это, вместе взятое, должно обеспечить такой подъем производительности труда в Стране советов, который недоступен капиталистическому обществу».

«Съезд одобряет намеченный планом рост численности за пятой в промышленности рабочей силы и значительное сокращение безработицы при одновременной коренной реконструкции и рационализации промышленности, перевод всех индустриальных и транспортных рабочих на 7‑часовой рабочий день, значительный подъем реальной заработной платы и благосостояния широких трудящихся масс крестьянского населения, постепенную ликвидацию материального и культурного различия между городом и деревней. Съезд усматривает в этом принципиальное отличие социалистического строительства от путей капиталистической рационализации производства, ввергающей широкие массы трудящихся в хроническую безработицу и безысходную нужду».

Эти задания V съезда советов выполнены, а по решающим позициям и перевыполнены за 4¼ года.

Рост пролетариата, консолидация его сил, укрепление социалистического отношения к труду, рост соцсоревнования и ударничества, техническое перевооружение труда на базе механизации трудовых процессов, рост материального и культурного уровня жизни трудящихся масс, полная ликвидация безработицы, уничтожение нищеты и пауперизма в деревне, обобществление подавляющей части труда в сельском хозяйстве, семичасовой рабочий день — таковы основные итоги первой пятилетки в области труда.

За период первой пятилетки СССР добился коренного изменения исторически сложившегося общественного разделения труда, ликвидации основ и источников эксплуатации человека человеком, почти полного обобществления труда и вовлечения в государственные и кооперативные предприятия миллионов новых пролетариев.

Эти победы были достигнуты в результате уничтожения непроизводительных потерь общественного труда, непреодолимых в капиталистическом обществе, и суровой классовой борьбы с капиталистическими элементами, оказывавшими отчаянное сопротивление введению новых социалистических форм организации труда и укреплению трудовой дисциплины.

Численность пролетариата в СССР в период первой пятилетки почти удвоилась. Вместо 11,59 млн. рабочих и служащих, занятых во всех отраслях народного хозяйства в 1928 г., в 1932 г. их число достигает 22,8 млн. чел. (рост на 96,6%). Этот рост численности рабочих и служащих превысил наметки пятилетнего плана для 1932/33 г. на 44,7%.

Численность рабочих и служащих, занятых в предприятиях обобществленного сектора, возросла на 12,5 млн. чел., что составляет 225% к уровню 1928 г.[1].

Численность всего пролетариата к началу 1933 г. в два раза превышает довоенный уровень 1913 г.[2], а численность рабочих и служащих цензовой промышленности превышает довоенный уровень в 2,3 раза.

Этим итогам противостоит в капиталистическом мире все растущая в связи с углублением кризиса безработица, приведшая к увеличению армии безработных до невиданного уровня, свыше 30 млн. чел.[3] (данные бюро труда при Лиге наций). Индекс занятости в САСШ в 1932 г. (1928 = 100) по данным Federal Reserve Board снизился до 64,2; по Германии процент занятости рабочих в промышленности в 1932 г. составлял по данным Берлинского конъюнктурного института 41,0 по отношению к 1928 г.

Процесс громадного количественного роста пролетариата в СССР сопровождался существенными качественными изменениями в его составе. Характер этих изменений непосредственно отражал происходящую социалистическую реконструкцию страны.

Самым крупным и решающим из этих изменений является превращение основной массы рабочих в ударников — в людей, по-новому относящихся к труду, рассматривающих труд как дело чести.

Своим примером ударник увлекает, воспитывает, переделывает отсталых рабочих, преодолевает чуждые, мелкобуржуазные традиции, извне занесенные в рабочую среду. Своим участием в составлении плана и в борьбе за его осуществление, за хозрасчет, за рационализацию, за овладение техникой ударник осуществляет новые функции пролетария — организатора всего общественного процесса производства и исполнителя своего социалистического плана.

В связи с этим исключительную значимость приобретают соцсоревнование и ударничество, охватившие в 1932 г. три четверти всего числа рабочих. Хозрасчетные бригады охватили около ⅓ всех рабочих.

Нарастающее участие рабочих в изобретательстве, значительный рост охвата рабочих различными формами технической учебы, рост участия рабочих в улучшении советского аппарата, — все это характеризует начавшийся процесс постепенного овладения широкой рабочей массой теми функциями, которые при капитализме являются привилегией работников умственного труда.

В организации ударного движения, в переделке пролетариатом самого себя значительная роль принадлежит профсоюзам, являющимся основной школой коммунизма для широких рабочих масс. Советские профсоюзы, руководимые ленинской коммунистической партией, объединили в 1932 г. 17,9 млн. членов.

Таким образом 74% пролетариата СССР было охвачено членством в профсоюзах. Таких цифр охвата профсоюзным членством не знает ни одна страна.

Особого внимания заслуживает высокая организованность в советских профсоюзах тех распыленных; еще не сформировавшихся кадров пролетариата, которые сравнительно недавно попали на производство, которые не прошли еще школы крупного социалистического предприятия (строители, с.‑х. рабочие и т. д.).

В Германии, где организованность по сравнению с другими капиталистическими странами больше, процент охвата профсоюзным членством ниже 30. В реформистских профсоюзах Германии[4] числилось в 1929 г. 4 948,2 тыс. членов, а в 1931 г. — 4 134,9 тыс. В христианских профсоюзах[5] числилось в 1929 г. 673 тыс., а в 1931 г. 658 тыс. членов.

Если к данным этих двух основных центров германского профдвижения прибавить гиршдункеровские и всякие иные союзы, то общее число организованных в 1931 г. составит не больше 5 800 тыс. чел., что составляет по отношению к общему числу рабочих и служащих (по данным последней переписи) не больше 27%.

В Англии[6] общее число организованных во всех тред-юнионах составляло в конце 1931 г. 4 611 тыс. чел., т. е. также около 28% (общее число рабочих и служащих по приблизительному подсчету составляет 16‑17 млн. чел.). Степень организованности рабочих в САСШ и Франции раза в 2‑3 ниже, чем в Германии.

По данным Американской федерации труда[7] число организованных составляло в 1931 г. 2 889 тыс. чел. Вместе с другими союзами как централизованными, так и нецентрализованными число организованных доходит до 3 500‑3 000 тыс., что составляет по отношению к общему числу лиц наемного труда в 35 млн. чел. около 10%.

Если обратиться к хуже оплачиваемым и неквалифицированным рабочим, то процент организованных будет еще ниже.

За годы первой пятилетки в СССР почти полностью был уничтожен частный эксплуататорский наем рабочей силы. В 1928 г. около 14% (1,6 млн. чел.) пролетариата было занято в частном секторе народного хозяйства. Пятилетний план предполагал абсолютный прирост численности пролетариата в частном секторе на 9% при снижении его удельного веса. Фактически уже в 1930 г. удельный вес капиталистического найма составлял 4,4%, в 1931 г. — 1,6%, и в настоящее время частно-эксплуататорский наем почти ликвидирован.

Ликвидация капиталистического найма особенно ярко отразилась на изменении структуры с.‑х. пролетариата. Численность с.‑х. пролетариата, занятого в совхозах, составляла в 1928 г. 345,4 тыс. чел. Основную массу с.‑х. рабочих в начале пятилетки — 1,3 млн. — составляли батраки. В 1932 г. 2,3‑млн. армию сельскохозяйственных рабочих составляли рабочие совхозов и МТС, в значительной своей части рабочие индустриального типа (трактористы, шоферы, ремонтные рабочие, комбайнеры и т. д.).

Характеристика распределения рабочей силы по отдельным отраслям хозяйства в свою очередь отражает процессы социалистической индустриализации. При общем росте числа рабочих и служащих на 96,6% наибольший прирост рабочих имел место в производственных отраслях труда (строительство, цензовая промышленность, совхозы и МТС).

Распределение прироста пролетариата за период пятилетки (1928‑1932 гг.) по отраслям труда характеризуется следующей таблицей:

Отрасли
1928 г.
1932 г.
Прирост
1932 г. в % к 1928 г.
Структура прироста
в % к итогу
в тысячах
По всем отраслям народного хозяйства
11 599,0
22 804,3
11 205,3
196,6
100
В том числе:
 
 
 
 
 
в фабрично-заводской промышленности
3 126,0
6 311,1
3 185,1
201,9
28,4
в строительстве
723,0
3 125,8
2 402,8
432,3
21,4
в сельском и лесном хозяйстве
2 007,0
3 905,1
1 898,1
194,6
17,4

В противоположность капиталистическим странам, где даже в предкризисные годы ярко наметилась тенденция сокращения удельного веса индустриальных рабочих и повышения удельного веса обслуживающих категорий труда, у нас в период первой пятилетки имел место обратный процесс: непрерывное нарастание удельного веса рабочих и служащих, занятых непосредственно в сфере материального производства.

Удельный вес индустриального пролетариата, занятого в промышленности, строительстве, транспорте и связи, вырос с 48,5% до 53,9%. Удельный вес пролетариата, занятого в совхозах и МТС, за эти годы вырос с 3% до 10%.

В пределах самой промышленности около половины прироста числа рабочих падает на ведущие отрасли. Внутри отдельных отраслей промышленности появились новые квалификации рабочих, занятых в механизированном производстве. Так, в каменноугольной промышленности растет удельный вес рабочих, занятых на механизированной добыче.

Социалистическая индустриализация прежде отсталых окраин и национальных районов создала новые промышленные районы, новые центры хозяйственного и культурного строительства. Это существенно отразилось и на географическом распределении пролетариата и на динамике численности пролетариата по районам.

Так, с 1929 г. по 1931 г. при общем росте численности пролетариата по СССР на 54,1% новые промышленные и национальные районы дают гораздо более высокие темпы роста:

Численность пролетариата в важнейших районах за 1929‑1931 гг.
Республики, области и районы
1929 г.
1931 г.
1931 г. в %
к 1929 г.
в тысячах
Весь пролетариат СССР
12 167,9
18 750,5
154,1
Старые промышленные районы (Москва, Ленинград, Горьковский край, Ивановская область)
4 104,8
5 897,5
143,7
Урало-Кузбасс (Урал, Башкирия, Казахстан, Западная Сибирь)
1 452,8
2 639,5
181,7
Средняя Азия (Туркмения, Таджикия, Узбекистан)
286,8
534,3
186,3
Восточные районы (ДВК, Восточная Сибирь и Якутия)
360,7
593,1
164,4

В СССР окончательно уничтожена безработица. В 1927/28 г. в СССР было 1,3 млн. безработных. В 1929 г. биржи труда насчитывали еще до 1,6 млн. безработных. Пятилетний план намечал сокращение числа безработных до 511 тыс.

Рост численности рабочих и служащих не только поглотил имевшихся к началу пятилетки безработных, но потребовал значительного вовлечения дополнительных трудовых ресурсов.

В 1928—1932 гг. всего было вовлечено в различные отрасли труда около 12,5 млн. рабочих и служащих (в эту цифру включено 1,3 млн. чел., заместивших выбывших: умерших, инвалидов, ушедших на учебу). По предварительным подсчетам покрытие этого роста происходило за счет следующих источников: около 4 млн. чел. приходится на вовлеченных в производство горожан (1,7 млн. молодежи из подрастающего поколения города, около 0,5 млн. окончивших вузы и техникумы, около 1,4 млн. ранее не работавших на производстве взрослых женщин городского населения, около 0,4 млн. прочих — кустари и др.), остальные 8,5 млн. приходятся на крестьян — бедняков, середняков и колхозников.

Этот приток новых пролетариев из сельского населения однако коренным образом отличается от того наплыва из села, который являлся результатом нищеты и пауперизма деревни и аграрного перенаселения. На базе социалистического переустройства сельского хозяйства, ликвидации нищеты и пауперизма деревни выросла, новая форма организованного набора рабочей силы — вербовка рабочих на основе договоров промышленных предприятий с колхозами.

За годы пятилетки больше чем удвоились число женщин, занятых в различных отраслях народного хозяйства. Прирост числа женщин за годы пятилетки составил свыше 3,5 млн. чел. Удельный вес женщин, занятых во всех отраслях несельскохозяйственного труда, составлял на 1 января 1932 г. 31,5% (против 28,3% на 1 января 1929 г.), в том числе в промышленности соответственно 32,3% и 26,1%, в строительстве — 12,5% и 6,6%.

Следует особо подчеркнуть, что в СССР в противоположность капитализму женщины интенсивно вовлекались на квалифицированную работу. Так, по материалам переписи населения 1926 г. и учета городского населения в 1931 г. число квалифицированных работниц составляло: среди металлистов в 1926 г. 4,8 тыс., а в 1931 г. 68,7 тыс.; среди деревообделочников — соответственно 0,8 тыс. и 6,0 тыс.; среди печатников — 5,2 тыс. и 12,9 тыс.; среди строителей — 0,7 тыс. и 17,0 тыс.; среди машинистов силовых установок — 0,6 тыс. и 12,5 тыс.

На основе вовлечения в производственный труд и повышения своей квалификации женщина-работница Советского союза раскрепощается от распыленного и малопроизводительного труда в домашнем хозяйстве и действительно становится равноправным участником социалистического производства.

Развертывание сети яслей, дошкольных учреждений, общественного питания, интенсивное вовлечение женщин в сеть подготовки кадров (удельный вес девушек в школах ФЗУ повысился с 27,6% в 1928 г. до 32% в 1932 г., в индустриальных техникумах — с 9,0% до 27,8% и в индустриальных вузах — с 13% до 18%) явились важнейшим фактором высвобождения женщины и вовлечения ее в производственный труд.

Для характеристики изменений, происходивших в структуре рабочей силы промышленности СССР, необходимо подчеркнуть также значительное нарастание квалификации, повышение технических знаний значительного контингента рабочих и повышение насыщенности промышленности специалистами и в частности большой рост молодых специалистов, вышедших из рабочей среды.

Рост технической квалификации рабочих промышленности характеризуется общим 2‑миллионным приростом числа рабочих, занятых на работах, требующих высокой и средней квалификации.. Повышение квалификации рабочих шло за счет курсовой краткосрочной подготовки и за счет выпуска школ ФЗУ, давших за этот период 0,3 млн. чел. Техническая учеба на крупнейших заводах охватывает около ⅓, иногда половину общего числа рабочих.

Сдвиги в численности и структуре пролетариата определили значительные изменения в составе населения страны.

При общем росте всего населения с 164,2 млн. на 1 января 1929 г. до 165,7 млн. на 1 января 1933 г. удельный вес пролетарского населения вырос с 19,9% в 1928 г. до 31,1% в 1932 г.

Удельный вес пролетариата в городском населении составлял (по данным переписи населения): в декабре 1926 г. — 68,5%, по данным городского учета в апреле 1931 г. — 85,4% и по предварительным подсчетам Госплана СССР на 1 января 1933 г. — около 88%.

Наряду с ростом пролетариата растет удельный вес в городском населении кооперированных производителей (по переписи населения 1926 г. 0,5 млн. — 2,1%; по учету городского населения 1931 г. около 2 млн. — 6,2%). Резко снижается удельный вес нетрудовых элементов (буржуазии, духовенства. деклассированных элементов) в городском населении. Их удельный вес составлял в 1926 г. 5,1%, в 1931 г. — 1,0%.

За годы пятилетки создан целый ряд новых городов и выросла численность населения старых городов. В результате городское население выросло с 27,6 млн. чел. в конце 1928 г. до 38,7 млн. в конце 1932 г., т. е. на 40.2%. Численность сельского населения осталась почти стабильной: 126,6 млн. чел. в 1928 г. и 127,0 млн. чел. в 1932 г. Удельный вес городского населения во всем населении возрос с 17,9% в конце 1928 г. до 23,3% в конце 1932 г.

При общем росте городского населения повышается удельный вес населения крупных городов. Так, по переписи 1926 г. в СССР имелся 31 город с численностью населения в 100 тыс. чел. и более, а в 1931 г. таких городов было уже 46, причем удельный вес населения этих городов по отношению ко всему городскому населению СССР вырос с 36,2% до 46,2%.

Процесс вовлечения в ряды пролетариата многих миллионов крестьян, получивших возможность сменить свой малопроизводительный деревенский труд на технически высоко-вооруженный промышленный труд, означает громадный рост производительности всего общественного труда. Этот процесс одновременно означал необходимость громадного напряжения сил и средств для обучения этих новых миллионов рабочих.

За 4¼ года пятилетки годовая выработка одного рабочего в неизменных ценах 1926/27 г. выросла на 41% к 1927/28 г. (исходному году первой пятилетки), а по тяжелой индустрии — на 53,1%. По сравнению с довоенным уровнем 1913 г. годовая производительность труда в крупной промышленности выросла почти в 2 раза.

Эти средние цифры роста, производительности труда скрывают однако большие различия в темпах подъема производительности труда по отдельным отраслям промышленности, что видно из следующей таблицы роста выработки на 1 рабочего в 1932 г. в сравнении с 1927/28 г.:

Отрасли, производящие средства производства

Группа “А” ........................................... 153,1
  Топливная .......................................... 144,3
           В т. ч. Каменноугольная ................... 124,0
           В т. ч. Нефтяная (добыча) ................. 171,4
  Черная металлургия ................................. 135,2
  Цветная металлургия ................................ 122,5
  Машиностроение ..................................... 169,3
  Стекольная ......................................... 203,5
  Основная химическая ................................ 136,9

Отрасли, производящие предметы личного потребления

Группа “Б” ........................................... 140,8
  Хлопчатобумажная ................................... 123,0
  Шелковая ........................................... 134,2
  Пенько-джутовая .................................... 163,0
  Трикотажная ........................................ 153,0
  Кожобувная ......................................... 127,4
  Полиграфическая .................................... 169,4
  Пищевкусовая ....................................... 149,5
           В т. ч. Табачная .......................... 184,2
           В т. ч. Кондитерская ...................... 291,3

Приведенные выше средние показатели выработки на 1 рабочего не отражают качественных сдвигов роста производительной силы труда, выражающихся в освоении ряда новых технически сложных производств (мощные паровозы, автомобили, тракторы, сложные с.‑х. машины, электрооборудование и т. д.) и новых способов производства.

При этом следует учесть, что рост производительности труда происходит при сокращении рабочего дня с 8 часов до 7 часов, в условиях громадного прилива новых, еще недостаточно обученных кадров, организации новых производств и растущего удельного веса трудоемких и сложных изделий.

С учетом изменений в продолжительности рабочего времени часовая выработка на одного рабочего выросла за пятилетку на 61,1%, — в 2,8 раза по сравнению с 1913 г.

По железнодорожному транспорту производительность труда (приведенные тонно-километры на 1 работника эксплуатации) выросла на 61%.

Об уровне производительности труда в совхозах, колхозах и единоличных хозяйствах свидетельствуют следующие данные:

Прямые затраты труда на 1 га посева зерновых в 1931 г.*
Республики, края и области
Затраты труда на 1 га посева (в днях)
В % к единоличным хозяйствам
Совхозы
Колхозы
Единолич.
хозяйства
Совхозы
Колхозы
Озимые
УкрССР
1,1
10,0
13,0
8,5
77,7
Северный Кавказ
1,2
8,6
17,9
6,7
48,0
Нижняя Волга
2,8
8,6
16,3
17,2
52,8
Ранние яровые
УкрССР
1,5
9,2
14,9
10,1
61,7
Северный Кавказ
1.5
6,1
12,7
11,8
48,0
Нижняя Волга
2,0
6,3
11,8
16,9
53,4
* По совхозам данные 123 совхозов Зернотреста; по колхозам данные по 144 колхозам, обследованным ЦУНХУ в 1931 г.; по крестьянским хозяйствам данные крестьянских бюджетов 1924/25 г.

Из таблицы видно, что в совхозах затраты труда на 1 га от 6 до 10 раз меньше и в колхозах в 1,3‑2,0 раза меньше, чем в единоличных хозяйствах.

Темпы достигнутого в СССР роста производительности труда при их сопоставлении с темпами роста производительности труда в наиболее передовых капиталистических странах покрывают бесспорные преимущества социалистической системы хозяйства. По обрабатывающей промышленности САСШ производительность труда за период 1920‑1930 гг. выросла на 46,8%[8]. В Германии производительность труда за период с 1913 г. по 1931 г. по данным Кучинского поднялась на 27%. В Англии за 1924‑1931 гг. производительность труда выросла на 10,6%[9].

Из этих данных видно, что темпы роста производительности труда, достигнутые в ССCР на протяжении первой пятилетки, совершенно недостижимы ни для одной капиталистической страны.

На основе роста производительности труда, на основе социалистического обобществления труда за истекшие годы резко и всесторонне вырос уровень материального и культурного благосостояния трудящихся масс.

В течение 1928‑1932 гг. происходил неуклонный подъем уровня заработной платы пролетариата, что видно из следующих данных:

Годовая заработная плата (в рублях)
Показатели
1928 г.
1932 г.
1932 г. в %
к 1928 г.
Весь пролетариат
703,4
1 432,4
203,6
В том числе:
 
 
 
Фабрично-заводская промышленность
870,0
1 478,4
169,7
Строительство
996,0
1 544,9
155,1
Сельское и лесное хозяйство
305,9
957,9
313,1
Просвещение
678,0
1 630,0
210,4

Средняя зарплата за годы пятилетки возросла более чем вдвое, превысив наметки пятилетнего плана (для 1932/33 г.) на 44%.

О движении заработной платы рабочих в цензовой промышленности можно судить по следующей таблице:

Движение месячной заработной платы рабочих цензовой промышленности в период первой пятилетки
Отрасли промышленности
Абсолютные данные (в руб.)
1932 г. в % к 1928 г.
1928 г.
1932 г.
Вся промышленность
70,24
116,62
166,0
Каменноугольная
63,27
122,08
193,0
Металлургия (черные металлы)
75,61
132,24
174,9
Машиностроение (включая электротехническое)
92,94
142,93
153,8
Химическая
82,09
122,62
149,4
Хлопчатобумажная
59,89
85,89
143,4
Шерстяная
63,73
90,16
141,5
Льнообрабатывающая
41,58
70,60
169,8
Производство кожаной обуви
86,72
112,11
129,3
Пищевкусовая (без сахарной)
73,37
101,83
138,8

Темпы роста зарплаты по отдельным отраслям определялись политикой выделения ведущих отраслей и профессий, в соответствии с чем наибольшие темпы роста зарплаты показали каменноугольная промышленность (93,0%) и черная металлургия (74,9%).

Наибольшим темпом выросла заработная плата в сельском хозяйстве (с 305,9 руб. в 1928 г. до 957,9 руб. в 1932 г.); Данные 1928 г. характеризуют исключительно низкий уровень зарплаты батраков, работавших у кулаков, а цифры 1932 г в основном относятся к зарплате рабочих совхозов и МТС.

В 2,4 раза выросла зарплата работников просвещения, Уровень оплаты которых сильно отставал от общего уровня зарплаты к началу первой пятилетки.

Подъем уровня зарплаты и рост численности рабочих и служащих обусловили рост фондов заработной платы.

Фонды заработной платы (в млн. рублей)
Показатели
1928 г.
1932 г.
1932 г. в %
к 1928 г.
По всем отраслям народного хозяйства .
8 158,8
32 667,3
400,4
В том числе:
 
 
 
Фабрично-заводская промышленность
2 720,0
9 330,0
343,0
Строительство
720,0
4 829,2
670,7
Сельское и лесное хозяйство
614,0
3 740,6
609,2
В том числе:
 
 
 
Совхозы и МТС
113,0
2 059,0
1 823,0

Таким образом фонд зарплаты рабочих и служащих по всему народному хозяйству возрос за четыре года пятилетки в 4 раза.

Помимо зарплаты, выдававшейся непосредственно на руки трудящимся, выделялись все большие средства, предназначенные для подъема благосостояния рабочего класса по линии его культурно-бытового обслуживания, связанного с его производственной работой.

Сюда входят расходы государства на просвещение, культурное обслуживание, здравоохранение, услуги, получаемые рабочими за счет специального фонда улучшения быта рабочих, составляющегося из отчислений предприятий, пособия по временной утрате трудоспособности, пенсии и т. п.

Следующая таблица дает примерное представление о важнейших элементах и размерах этих затрат в части, приходящейся на неземледельческих рабочих (без служащих).

Основные статьи расходов на культурно-бытовое обслуживание неземледельческих рабочих в 1928 и 1932 гг.
Статьи расходов
Фонды расходов (в млн. руб.)
1932 г. в %
к 1928 г.
1928 г.
1932 г.
Пособия по социальному страхованию:
 
 
 
а) Пособия по временной утрате трудоспособности (включая дополнительные виды)
200,9
548,3
272,9
б) Пособия по безработице
65,4
в) Пенсии
128,8
300,7
233,5
г) Прочие выплаты по соцстраху
33,1
д) Итого пенсий и пособий по соцстраху
395,1
882,1
223,3
Пособия профсоюзов
17,4
21,0
149,4
Стипендии
34,5
508,2
1 473,0
Просвещение и культобслуживание
216,7
1 885,1
869,9
Здравоохранение
234,8
1 033,0
410,0
ФУБР
40,8
60,8
149,0
Доплата ученикам ФЗУ за часы теоретического обучения
8,1
84,1
1 038,3
Всего по приведенным статьям
947,4
4 479,3
472,8
Всего по приведенным статьям без пособий по безработице
882,0
4 479,3
507,8

Этим итогам пятилетки в четыре года противостоит в капиталистических странах непрерывное снижение доли пролетариата в народном доходе. По расчету профессора П. Дугласа, опубликованному в журнале “World to morrow”, динамика фондов выплаченной заработной платы и выплаченных дивидендов в САСШ характеризуется следующими цифрами;

Годы            Индекс выплаченной                  Индекс доходов капиталистов
                     зарплаты                       (выплач. дивиденды и проц.)
1926  .............    100        .................             100
1932  .............     38        .................             160

Из таблицы видно, что индекс доходов капиталистов повысился на 60%, а индекс выплаченной заработной платы, наоборот, снизился на 62%.

В то время как капитализму присуще хищническое использование рабочей силы — результат роста интенсификации труда, социалистическая реконструкция происходит при неослабном внимании к основной производительной силе общества — к рабочему, к созданию для пролетариата новых, здоровых условий труда.

Первая пятилетка характеризуется такими факторами в этой области, как сокращение рабочего дня, сокращение производственной недели, увеличение отпусков. Сдвиги в продолжительности рабочего дня характеризуются сокращением рабочего дня с 9,9 часа в 1913 г. до 7,8 часа в 1928 г. и 7 час. в июне 1932 г. со включением сверхурочных работ.

На вредных и подземных работах и для подростков в возрасте от 16 до 18 лет введен 6‑часовой рабочий день, а для отдельных групп рабочих установлен 5‑ и 4‑часовой рабочий день.

Осуществленный за годы первой пятилетки перевод на 5‑ и 6‑дневную неделю значительно увеличил число дней отдыха рабочих. К этому же надо прибавить рост числа рабочих дней, приходящихся на отпуска (в 1932 г. 15,1 рабочих дней).

В результате сокращения рабочего дня за годы пятилетки произошло увеличение свободного времени у рабочих, что обеспечило дальнейшее повышение уровня их культуры и технической грамотности, рост их общественной активности и дало возможность использовать большее количество времени для культурного, здорового отдыха.

Большое влияние на рост уровня жизни советского пролетариата за годы пятилетки оказывало интенсивное втягивание в производство ранее не работавших членов рабочей семьи. Число зарабатывающих работников в семье промышленного рабочего СССР с 1,2 к концу 1928 г. возросло до 1,5 к концу 1932 г.

В связи с этим при росте заработной платы промышленного рабочего — главы семьи — за четыре года (с конца 1928 г. по конец 1932 г.) на 94% средняя заработная плата на одного члена рабочей семьи возросла на 130%.

При значительном росте материального благосостояния рабочего класса одновременно происходил особо значительный и стремительный рост благосостояния отдельных более отсталых по уровню жизни групп населения: крестьянская беднота, колхозники, вовлеченные в промышленность, повысили уровень своего материального благосостояния в 2,5‑3 раза; бедняцкие семейства, вошедшие в колхозы, повысили свои доходы до уровня, на котором находились середняцкие хозяйства до их вступления в колхоз.

Коренная техническая реконструкция народного хозяйства СССР за период первой пятилетки сопровождалась значительными сдвигами в области охраны труда, в свою очередь способствовавшими повышению производительности труда.

Ассигнования на проведение специальных мероприятий по оздоровлению условий труда и техники безопасности в промышленности и на транспорте росли из года в год, что видно из следующей таблицы (без учета огромных вложений на технику безопасности вновь построенных заводов):

1928/29 г. ...................... 64,9 млн. руб.
1929/30 г. ...................... 95,2 млн. руб.
   1931 г. ..................... 123,3 млн. руб.
   1932 г. ..................... 169,5 млн. руб.

За четыре года вложения на охрану труда составили таким образом 453,4 млн. руб. против предусмотренных по плану первой пятилетки вложений за 5 лет 332,7 млн. руб. План перевыполнен на 36%.

Механизация и реконструкция технологических процессов на новых заводах радикальным образом оздоровляют и делают более безопасными условия труда.

По данным металлургических заводов УССР на одну доменную печь с ручной завалкой приходилось в год смертельных несчастных случаев 1,1, прочих несчастных случаев с утратой работоспособности — 11,4, профотравлений (угорание) — 135. В новых реконструированных заводах на одну домну с механизированной загрузкой приходилось смертельных несчастных случаев 0,1 (в 11 раз меньше), прочих несчастных случаев — 1,9 (в 6 раз меньше), профотравлений — 4 (в 34 раза меньше).

Влияние механизации труда на снижение травматизма в горной промышленности ясно видно из того, что травматизм на одного машиниста подземных установок в три раза, а на одного обслуживающего врубовую машину в 1,5 раза ниже, чем на одного ручного забойщика и отбойщика. На новых коксобензольных заводах Украины в 1931 г. травматизм был на 44% ниже, чем на старых заводах.

В результате технической политики советской власти и обращения особого внимания на охрану труда промышленный травматизм в СССР на протяжении первой пятилетки дал резкое снижение.

В каменноугольной промышленности снижение составляло в 1932 г. по сравнению с 1929 г. 43,0%, по металлургии — 37,5%, по основной химии — 28,9%, по добыче нефти —32,9%.

Наибольшее снижение травматизма дали те отрасли промышленности, в которых наиболее полно была проведена техническая реконструкция и коренная реорганизация основных производственных процессов.

В то время как механизация, являющаяся неразрывной частью социалистической рационализации, дает в СССР столь резкое снижение травматизма, капиталистическая рационализация с неумолимой последовательностью приводит к увеличению промышленного травматизма даже в условиях наибольшей механизации. Так, например в одной из наиболее механизированных шахт Германии (Ахенбах) на 1 000 рабочих приходилось несчастных случаев в 1928 г. 211,3, в 1929 г. — 260,4 и в 1930 г. — 289,1. Количество смертельных травм в горной промышленности в СССР значительно ниже, чем в капиталистических странах. Так, в 1929 г. (в последнем году, по которому можно привести сравнимые данные) на 1 000 рабочих приходилось смертельных травм в горной промышленности: по СССР — 1,7, в Пруссии — 2,0, в Японии — 3,4, в САСШ — 4,5.

Оздоровление условий труда привело и к снижению заболеваемости рабочих. Это сказывается прежде всего в динамике профессиональных заболеваний. Резко снизилось число профотравлений в основных отраслях промышленности (в химической промышленности с 10,9 до 2,9, в металлообрабатывающей с 1,8 до 0,8 и т. д.). Значительное падение числа профессиональных отравлений по наиболее сильным промышленным ядам объясняется тем, что советская власть обратила специальное внимание на вытеснение ядов из производства. Так, например почти полностью были прекращены производство и потребление в СССР свинцовых белил, о чем в течение десятка лет совершенно бесплодно разговаривают реформистские профсоюзы и бюро труда при Лиге наций.

Еще более ярко сказываются результаты коренного оздоровления условий труда на динамике общей заболеваемости. Первая пятилетка дала снижение по числу случаев заболеваний на 16%, а по числу дней заболеваний — на 22%.

Значительное снижение заболеваемости и травматизма в СССР ярко выступает на фоне роста за последние годы травматизма и заболеваемости в капиталистических странах, преуменьшаемого особенно в статистике последних кризисных лет, когда изменение страхового законодательства и угрозы безработицы заставляют рабочих не оставлять работу при непродолжительных заболеваниях[10].

Но несмотря на это преуменьшение рост несчастных случаев настолько велик, что даже буржуазная статистика вынуждена это констатировать. Так, например в Германии на 1 000 застрахованных приходилось несчастных случаев в 1929 г. 85,05 против 45,1 в 1920 г. и 75,6 в 1926 г.

Еще более показательны данные о смертельных несчастных случаях:

Годы
Число смертельных несчастных случаев на 1 000 рабочих
САСШ
Франция
Пруссия
шахты бурого угля
шахты антрацита
1927
4,6
3,94
0,98
2,28
1930
5,26
4,22
1,15*
3,09
* 1929 г.

Годы всеобщего кризиса капиталистической системы привели почти во всех буржуазных странах к резкому ухудшению социального страхования, уменьшению норм пособий и пенсий, не говоря уже о том, что в САСШ и ряде других стран вовсе отсутствует государственное социальное страхование рабочих.

В противовес этому в СССР общий фонд социального страхования увеличился с 1 050 млн. в 1928 г. до 4 120 млн. руб. в 1932 г., т. е. в 4 раза, причем намеченный пятилетний план был перевыполнен больше чем вдвое.

В первом году пятилетки на обеспечение безработных было затрачено 136,4 млн. руб., или около 11% всего бюджета соцстраха. Ликвидация безработицы в СССР дала возможность полностью вычеркнуть эту статью расходов из бюджета соцстраха, направить значительную часть его средств на разные мероприятия профилактического характера и на улучшение быта рабочих.

В 1928 г. на этот вид мероприятий было затрачено всего 139 млн. руб., или 13,2% страхового бюджета. В 1932 г. на мероприятия профилактически-бытового порядка было затрачено из сумм соцстраха уже 1 888,1 млн. руб., т. е. в 13,5 раза больше, чем в 1928 г., а в отношении ко всему бюджету Цустраха — 45,6%.

Затраты на здравоохранение по СССР по всем источникам (включая капиталовложения) составляли в 1928 г. 622,0, а в 1932 г. — 2 077,5 млн. руб. Рост в 1932 г. по сравнению с 1928 г. составляет 334%.

В результате резко выросло обслуживание всего населения, и в первую очередь рабочих, медицинской помощью. Так, если на 1 января 1929 г. в СССР было 246 100 больничных коек, то на 1 января 1933 г. их число увеличилось до 405 800. При этом число коек в городах выросло на 58%, а в сельских местностях — на 90%.

Особенно необходимо отметить значительное развитие на протяжении первой пятилетки непосредственного обслуживания крупных предприятий здравпунктами. В 1928 г. их было 1 580, а в 1932 г. — 5 674.

Сильно выросла сеть яслей: в 1928 г. в городах число мест в яслях равнялось 43,6 тыс., а в 1932 г. — 286,4 тыс. (увеличение в 6,5 раза), а в сельском секторе — соответственно 4,7 тыс. и 435,5 тыс. (т. е. увеличение в 92 раза).

Значительно увеличилось обслуживание рабочих санаторно-курортной помощью (в 2 раза). Через дома отдыха и санатории за счет Цустраха прошло в 1928 г. 511 тыс. чел., а в 1932 г. — свыше 1 млн. чел.

За 4 года жилой фонд городов значительно увеличился. Капиталовложения обобществленного сектора на жилстроительство составляли:

1928 г. ....................... 318,0 млн. руб.
1929 г. ....................... 419,4 млн. руб.
1930 г. ....................... 785,7 млн. руб.
1931 г. ..................... 1 018,0 млн. руб.
1932 г. ..................... 1 817,0 млн. руб.

Все капиталовложения обобществленного сектора в жилстроительство составили за пятилетку более 4 млрд. руб. Помимо капиталовложений в новое жилищное строительство в течение первой пятилетки были произведены затраты на капитальный ремонт в сумме около 400 млн. руб.

В результате столь значительных затрат на жилстроительство имеет место возрастание жилой площади, что видно из следующих данных:

Динамика жилого фонда в городах за 1929‑1932 гг. (на конец года)

1928 г. ...................... 162,46 млн. м²
1929 г. ...................... 166,96 млн. м²
1930 г. ...................... 172,61 млн. м²
1931 г. ...................... 177,75 млн. м²
1932 г. ...................... 185,06 млн. м²

В течение первой пятилетки сдано в эксплуатацию по обобществленному сектору 22 204 тыс. м² жилой площади. Сверх того около 5 млн. м² жилой площади, возведенной в последние годы первой пятилетки, сдается в эксплуатацию начале 1933 г. Таким образом общий объем выполненного за 4 года жилищного строительства по обобществленному сектору составляет 27 204 тыс. м².

Удельный вес тяжелой промышленности во всем объеме вложений на капстроительство в 1929 г. составлял 27,5%, в 1932 г. он достигает 38%. Жилой фонд каменноугольной промышленности вырос в 2,5 раза, черной металлургии — почти в 4 раза.

Огромный размах приняло жилстроительство в старых и новых промышленных районах. За последние годы достигнуто удвоение жилфонда Донбасса, почти в 2,5 раза увеличился жилфонд Уральской области.

В Москве с 1929 г. по 1932 г. построено более 2,0 млн. м², в Ленинграде — 1 500 тыс. м², в Харькове — 503 тыс. м², в Горьком — 456 тыс. м² новой жилплощади.

Жилищные условия рабочих, особенно в Донбассе, значительно улучшились: переселены в новые дома все рабочие, жившие ранее в землянках, в которых в дореволюционное время было размещено по одной лишь Украине до 40% рабочих.

Несомненные успехи в области улучшения жилищных условий имеют национальные республики. За 4 года по Узбекистану вложено 48,8 млн. руб., по Таджикской республике — 16,5 млн. руб. и по Туркменской республике — 17,8 млн. руб. За эти годы выросли десятки новых городов и новые центры национальных республик.

Основной фонд коммунальных предприятий и сооружений к началу первой пятилетки ориентировочно оценивался в 2 млрд. руб. К концу первой пятилетки основные фонды коммунальных предприятий возросли более чем в 1,5 раза, достигая 3 200 млн. руб.

Наряду с жилищным строительством начата коренная реконструкция коммунального хозяйства. Созданы новые города; значительно улучшено благоустройство рабочих центров и прежде всего рабочих окраин. Проведены усовершенствованные дороги местного транспорта, озеленяются города, в ряде городов проводятся водопровод, канализация, введено трамвайное и автобусное движение[11].

На коммунальное благоустройство было затрачено в первой пятилетке 1 848 млн. руб., — в 3 раза больше, чем за предыдущие 5 лет.

Достижения СССР в период первой пятилетки в области жилищного и коммунального строительства особенно ярко выделяются на фоне жесточайшей жилищной нужды рабочих, связанной с абсолютным обнищанием рабочего класса в капиталистических странах, и на фоне регресса и развала коммунального строительства под влиянием финансового краха, который переживают городские самоуправления в странах капитализма.

В результате крупнейших успехов социалистического строительства за истекшую пятилетку, приведших к коренному изменению условий труда и улучшению материального благосостояния рабочего класса СССР за годы пятилетки, достигнуто значительное увеличение прироста населения.

Население СССР, составлявшее в 1926 г. 147 млн. чел. и в 1928 г. 154,2 млн. чел., к концу 1932 г. выросло по предварительным данным до 165,7 млн. чел., т. е. население за этот период увеличилось на 18,7 млн., или на 12,7%.

Абсолютные размеры прироста населения в СССР со времени 1926 г. по 1932 г. значительно превышают всю численность населения Австрии, Бельгии, Швейцарии вместе взятых.

Значительно снизилась смертность населения СССР, упавшая в 1931 г. по сравнению с 1913 г. на 31,5%, а по основным пролетарским центрам еще более: Москва — на 40,8%, Иваново — на 41,8%, Ярославль — на 52,8%, Пермь — на 38,5%.

Если сопоставить абсолютные величины прироста населения по территории СССР в 1913 г. и 1930 г. с данными для всей капиталистической Европы, то выяснится, что в то время как в СССР прирост в 1930 г. по сравнению с 1913 г. увеличился почти на 30%, в капиталистической Европе прирост в 1930 г. по сравнению с 1913 г. упал почти на 10%. В результате годовой естественный прирост населения в СССР сейчас почти равен приросту по всей остальной Европе, между тем как до войны он был почти на ⅓ меньше.

Коренное и непримиримое различие социалистической и капиталистической систем народного хозяйства выражается таким образом и в том, что одинаковую величину годового прироста дают 160‑миллионное население Советского Союза и 360‑миллионное население капиталистических стран Европы.

Уменьшение смертности сопровождается в результате успехов социалистического строительства и увеличением продолжительности жизни трудящихся СССР.

Продолжительность жизни мужчины в среднем составляла в царской России в 1907‑1910 гг. только 31,9 года, в Советском союзе еще в 1926/27 г. — 41,9 года. Средняя продолжительность жизни женщины в 1907‑1910 гг. — 33,9 года, в 1926/27 г. увеличилась до 40,8 года.

Только советская власть под руководством ленинской коммунистической партии могла добиться таких огромных успехов в переделке всей экономики страны, которые привели к невиданному повышению на этой основе материального и культурного уровня жизни рабочего класса и трудящихся масс деревни, к уменьшению заболеваемости и смертности, к увеличению продолжительности жизни.

Ликвидация безработицы, ликвидация возможности классовой дифференциации трудящихся деревни на имущих и неимущих, ликвидация нищеты и пауперизма, ликвидация уже в первой пятилетке основ и источников эксплуатации человека человеком, невиданный рост на этой основе материального уровня жизни рабочего класса и трудящихся масс деревни — вот что противопоставляет Советский Союз капиталистическому миру с его еще более возросшей эксплуатацией рабочих, превращением половины рабочего класса в результате кризиса в длительно безработных, с абсолютным обнищанием рабочего класса, разорением крестьянских масс, усилением колониального угнетения двух третей человечества, находящихся и до сих пор на положении колониальных рабов.

Примечания:

[1] Больший рост численности рабочих и служащих, занятых в государственных и кооперативных предприятиях и учреждениях, по сравнению с общим ростом объясняется одновременным уменьшением численности рабочих и служащих частного сектора.

[2] В состав довоенного пролетариата входили 3 млн. батраков в помещичьих и кулацких хозяйствах и свыше 1,5 млн. личной прислуги.

[3] Цифры фактической безработицы значительно выше, так как указанное число безработных не включает значительную армию полубезработных, работающих неполную рабочую неделю.

[4] По данным ADBG, “Jahrbuch 1931 des Allgemeinen Deutschen Gewerkschaftsbundes”

[5] По данным “Jahrbuch der Christlichen Gewerkschaften 1931” Verlag Berlin Wolmersdorf.

[6] По данным “The Ministry of Labour Gazette”, October 1932, p. 366.

[7] “The American Labour Yearbook”, 1932, by the Labour, Research Department.

[8] По данным “National Bureau of Economic Research”.

[9] По данным, приведенным Кларком в книге “National Income”, 1932 г.

[10] Это вынуждена признать даже сама буржуазная статистика. Так, в официальном отчете германской статистики социального страхования в 1932 г. мы читаем: «Понижение коэффициента заболеваемости в годы кризиса не является масштабом фактического состояния здоровья застрахованных, и низкий уровень коэффициента служит скорее всего показателем вынужденного кризисом желания быть здоровым. Кроме того низкий уровень коэффициента заболеваемости есть следствие обязательных постановлений 1930/31 г.».

[11] В 1928 г. в СССР имелось городов с водопроводом 293, а в 1932 г. — 366; с канализацией в 1928 г. — 35; в 1932 г. — 55; с трамваем в 1928 г. — 39, в 1932 г. — 50; с автобусным движением в 1928 г. — 40, в 1932 г. — 117.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.