1. Жилищные условия

 

Капиталистический способ производства, являющийся прямым выражением капиталистической эксплуатации, выколачивания из рабочей силы прибавочной стоимости, неизбежно ведет к росту больших городов и порождает жилищную нужду рабочих. Стоимость земельных участков в таких городах, особенно центре, колоссально возрастает. Рабочие жилища не могли повысить стоимость участков, их сносили, а рабочих загоняли в подвалы или на чердаки, оттесняли на окраины.

Ф. Энгельс в труде «К жилищному вопросу» наголову разбивал реакционность мелкобуржуазных учений, в которых выражалось сожаление по поводу лишения пролетариата крупных городов при капитализме собственных жилищ. Он указывал, что жилищная нужда рабочих неизбежна и что она «представляет собой одно из бесчисленных более мелких, второстепенных зол, вытекающих из современного капиталистического способа производства»[2].

Лишение собственного крова рабочих крупных капиталистических городов, по мнению Ф. Энгельса, было явлением не только неизбежным и объективно прогрессивным, но и первейшим условием духовного освобождения рабочих: «Именно современная крупная промышленность, превратившая прикованного к земле рабочего в лишенного всякой собственности, избавленного от всех унаследованных цепей, поставленного вне закона пролетария, — именно эта экономическая революция создала условия, при которых только и может быть ниспровергнута эксплуатация трудящегося класса в ее последней форме, в форме капиталистического производства»[3].

Несмотря на то что со времени введения крупного капиталистического производства положение рабочих в целом ухудшилось, рабочий не должен, продолжал свою мысль Ф. Энгельс, с тоской оглядываться назад: «Напротив. Только созданный современной крупной промышленностью, освобожденный от всех унаследованных цепей, в том числе и от тех, которые приковывали его к земле, и согнанный в большие города пролетариат в состоянии совершить великий социальный переворот, который положит конец всякой классовой эксплуатации и всякому классовому господству»[4].

С возникновением капиталистического способа производства и его развитием во всех капиталистических странах на страницах журналов, газет и в научных трудах различных направлений остро дебатировался вопрос о том, как разрешить жилищную нужду. Классики марксизма-ленинизма правильно ответили на этот вопрос, подвергая сокрушительной критике лицемерные и лживые филантропические построения мелкобуржуазных и буржуазных ученых.

Ф. Энгельс отмечал, что жилищная нужда рабочих при капитализме — не случайность, а необходимый институт развития капиталистического общества: «... без жилищной нужды не может существовать такое общество, где огромная масса трудящихся должна жить исключительно на заработную плату... где новые усовершенствования в машинной технике и т. д. непрерывно лишают работы массы рабочих; где бурные, регулярно повторяющиеся колебания промышленности обусловливают, с одной стороны, наличие многочисленной резервной армии незанятых рабочих, а с другой стороны, выбрасывают время от времени на улицу большую массу рабочих, ставших безработными; где рабочие скопляются массами в больших городах и притом быстрее, чем при существующих условиях создаются для них жилища; где, стало быть, самые мерзкие свиные хлева всегда найдут себе съемщиков; где, наконец, домовладелец, в качестве капиталиста, не только имеет право, но, в силу конкуренции, в известной мере даже обязан беспощадно выколачивать из своего домовладения наиболее высокую по размеру наемную плату»[5].

Ф. Энгельс критикует книгу немецкого буржуазного ученого Э. Закса[6], в которой автор заявляет, что капиталисты не знают, какую важную роль играет нормальное жилье в жизни рабочих.

Русские промышленники в рассматриваемое нами время прекрасно понимали, что вопрос о рабочих жилищах является вопросом социальной политики. Наиболее концентрированно их точка зрения на жилищные условия рабочих изложена в объяснительной записке Совета съездов промышленников России к материалам по пересмотру рабочего законодательства для комиссии 1905 г. под председательством М. М. Федорова. В ней отмечалось, что «для нравственного и материального подъема положения рабочих этот вопрос имеет едва ли не большее значение, чем вопрос о зарплате и рабочем времени»[7].

Предприниматели России демагогически утверждали, что в тяжелом жилищном положении рабочих виновно правительство, так как рабочее законодательство не содержит постановлений, поощряющих строительство жилищ для рабочих[8].

Как же можно разрешить жилищный вопрос при капитализме?

Классики марксизма-ленинизма считали, что жилищная проблема решалась при капитализме так же, как и любой другой общественный вопрос: «постепенным экономическим выравниванием спроса и предложения, а это такое решение, которое постоянно само порождает вопрос заново, то есть не дает никакого решения»[9].

Ф. Энгельс отмечал, что в больших городах Европы, в частности Англии, имелось достаточное число жилых зданий, чтобы «тотчас помочь действительной „нужде в жилшцах“ при разумном использовании этих зданий. Это осуществимо, разумеется, лишь посредством экспроприации теперешних владельцев и посредством поселения в этих домах бездомных рабочих или рабочих, живущих теперь в слишком перенаселенных квартирах»[10].

В. И. Ленин в сентябре 1910 г. то же самое указывал и относительно России: «... статистика квартир в каждом большом городе покажет нам, что низшие классы населения, рабочие, мелкие торговцы, мелкие служащие и т. д., всего хуже живут, имеют самые тесные и самые плохие квартиры и всего дороже платят за 1 кубический фут. По расчету на единицу пространства квартиры фабричной казармы или любой трущобы для бедноты дороже шикарных квартир где-нибудь на Невском»[11].

Обследование положения, в частности, жилищных условий рабочих более 150 крупнейших промышленных городов Англии, Бельгии, Франции и Германии осенью 1905 г. Департаментом труда английского Министерства торговли показало, что рабочие этих капиталистических государств в подавляющем числе были в состоянии снимать квартиры из 2 и более комнат. В Англии и Бельгии капиталисты строили рабочие квартиры, размещавшиеся в специальных коттеджах, в Германии — в обычных больших многоэтажных домах, во Франции — и в коттеджах, и в больших домах. В России рабочие бюджеты страдали хроническим дефицитом, а царское правительство не строило жилищ для рабочих и не поощряло в этом отношении частное предпринимательство. В Петербурге квартиры стоили дороже, чем в Германии, где они были самыми дорогими на Западе. Так, если однокомнатная квартира в Берлине стоила в год 108 руб., то в Петербурге — 155 руб.; двухкомнатная соответственно —175 и 249 руб., 3—5-комнатная — 375 и 445 руб. и т. д. Таким образом, от дороговизны страдали самые малообеспеченные слои населения[12].

По наблюдениям доктора Н. А. Рубеля, сдача квартир под углы в столице являлась одной из выгоднейших профессий, приносившей до 50% дохода[13].

Сами рабочие при крайне низкой в России заработной плате и хроническом дефиците в приходо-расходном бюджете[14] не могли объединяться в кооперативы или строительные товарищества для постройки жилищ, тем более что земельные участки, особенно в больших городах, стоили неимоверно дорого. Ф. Энгельс отмечал, что даже английские рабочие и рабочие на континенте Европы, сравнительно более высоко оплачиваемые, не могли создать жилищно-строительных товариществ[15].

Что же предпринимали капиталисты в области строительства жилищ для рабочих?

В упомянутой выше записке Совета съездов представителей промышленности и торговли признавалось, что жилища рабочих во всех отношениях неудовлетворительны: размещены они чаще всего на чердаках и в подвалах, комнаты низки, темны и переполнены жильцами. Эти недостойные человеческого существования квартиры рабочих, отмечалось в заииске, дороги, отдалены от фабрик и заводов, результатом чего является высокая смертность рабочих и членов их семей и различные заболевания[16]. В заключение делался вывод, что строительством дешевых и здоровых жилищ должны ведать специально созданные для этой цели Главный и местные жилищные комитеты в составе выборных от земства, городов, предпринимателей и учреждений по страхованию рабочих. Им надлежит взять на себя решение жилищной проблемы и строить дешевые дома для рабочих, причем государство должно освободить по примеру капиталистических стран Запада это строительство от налогов, сборов и пошлин и финансировать строительные товарищества из капиталов сберкасс и строительных учреждений[17].

Как видно из записки Совета съездов, предприниматели не приступали в рассматриваемый период к каким бы то ни было реальным начинаниям в строительстве жилищ для рабочих. Они даже были заинтересованы в сохранении жилищной нужды, используя ее как средство давления на рабочих, особенно в сельских или отдаленных от городов местностях, где, как будет показано ниже, капиталисты были вынуждены строить жилища для рабочих. Кстати сказать, эксплуатация рабочих жилищ, как считал Ф. Энгельс, при фабричном производстве в сельской местности представляла для капиталистов очень доходную часть всего основного капитала предприятия[18]. Именно из этих фабричных поселков постепенно вырастали в России, как и в других капиталистических странах, фабричные города со всеми их язвами: «Эти колонии, стало быть, — отмечал Энгельс, — не разрешили жилищного вопроса, а впервые создали его в своей местности»[19].

Таким образом, устранить жилищную нужду рабочего класса в период капитализма «капиталисты не хотят, а рабочие не могут»[20].

Казалось бы, строительство жилищ для рабочих — дело правительства. Однако оно считало, что существовавшая в России система полицейско-санитарных предписаний, распространявшихся на все слои населения, должна относиться и к жилищам рабочих. Фабричные и горнозаводские присутствия обязаны были издавать постановления и осуществлять надзор за благоустройством и порядком на частных предприятиях лишь во время работ, а также в отношении врачебной помощи рабочим.

Однако правительство не могло не считаться со скученностью населения, создаваемого фабрично-заводским производством.

К тому же в 1900—1914 гг. на страницах газет и журналов то и дело появлялись сообщения о том, что другие капиталистические страны, например Англия, Бельгия, Франция и даже Италия, отказываются от старого метода полицейско-санитарных предписаний в отношении жилищного строительства и переходят к системе постройки дешевых квартир. В Англии, например, к началу XX в. насчитывалось до 3000 строительных организаций, получавших дивиденды от 2.5 до 6%. Они имели от правительства различные льготы, в том числе освобождались от налогов (например, поземельного) и различных оборов[21].

Царское правительство не только не поощряло строительства предпринимателями дешевых квартир для рабочих, но и облагало строительство многочисленными налогами: налогом с недвижимых имуществ, промысловым налогом со всех сумм, затраченных на постройку, городскими налогами (по устройству канализации, водоснабжения и освещения). Строительством жилищ занимались в основном владельцы частных земельных участков. Из-за повышения с 1904 по 1914 г. цен на участки стоимость их в среднем возросла на 30%[22]. Вздорожание земельных участков и рост квартирной платы вызывались также интенсивным ростом городского населения, особенно его рабочей части. С 1897 по 1914 г. численность всего населения России возросла (без Польши) на 33.7, а городского — на 58.4%[23]. Наиболее бурно за это время возросло население крупнейших промышленных центров: Петербурга — с 1.3 до 2.1 млн. чел., Москвы —с 1.0 до 1.8, Риги —с 0.3 до 0.6, Екатеринослава — с 0.1 до 0.2 млн. чел. и т. д.[24]

«Кому неизвестно, — отмечалось в ленинской „Искре", — что в больших городах квартирный вопрос для рабочих — вопрос первостепенной важности... Отсутствуют всякие удобства для жизни рабочих, не берется во внимание никаких соображений, за исключением наибольшей наживы на каждом вершке площади пола»[25].

На всю страну насчитывалось лишь несколько маломощных благотворительных учреждений, занимавшихся строительством жилищ для рабочих[26]. В справке Министерства торговли и промышленности, разъяснявшей причины создания названных учреждений, отмечались крайне негигиенические условия, в которых проживал рабочий люд[27].

Согласно российскому законодательству, санитарные требования по устройству и содержанию жилых помещений для рабочих осуществляли Главное и губернские по фабричным и горнозаводским делам присутствия (путем издания обязательных постановлений) и земские учреждения и городские общественные управления. Надзор за выполнением обязательных постановлений присутствий и земских и городских управлений возлагался на фабричную инспекцию и общую полицию. Это же подтверждалось циркуляром № 795 министра внутренних дел губернаторам и градоначальникам от 27 июня 1913 г. под названием «О санитарном благоустройстве фабрично-заводских предприятий и горных промыслов и санитарном надзоре за ними»[28]. Участие владельцев предприятий в деле строительства рабочих жилищ считалось делом добровольным[29].

«Государство, — отмечал Ф. Энгельс, — есть не что иное, как организованная совокупная власть имущих классов, землевладельцев и капиталистов, направленная против эксплуатируемых классов, крестьян и рабочих. Чего не желают отдельные капиталисты, того не желает и их государство»[30].

При капиталистическом строе невозможно разрешить ни одного вопроса о положении рабочих. «Решение, —писал Ф. Энгельс, — состоит только в уничтожении капиталистического способа производства, в присвоении всех жизненных средств и средств труда самим рабочим классом»[31].

Пока же, на буржуазно-демократическом этапе революции, партия большевиков ставила перед рабочим классом с целью улучшения его жилищных условий задачу путем организации революционной классовой борьбы за улучшение жилищных условий всемерно добиваться «надзора органов местного самоуправления, с участием выборных от рабочих, за санитарным состоянием жилых помещений, отводимых рабочим предпринимателями, равно как за внутренним распорядком этих помещений и за условиями отдачи их внаймы, — в целях ограждения наемных рабочих от вмешательства предпринимателей в жизнь и деятельность их, как частных лиц и граждан»[32].

В рассматриваемый период в России существовали следующие главные типы рабочих жилищ: помещения, снимаемые рабочими у домохозяина, и собственные их дома и помещения от предприятия (квартира, комната, каморка или нары в фабричной казарме).

За 1900—1914 гг.  не осталось массовых анкет или обследований по жилищному вопросу. Вновь учрежденное Министерство торговли и промышленности в 1906 г. при составлении записки «Об улучшении жилищ фабрично-заводских рабочих» пользовалось собранными в 1894 г. Департаментом торговли и мануфактур данными, ио которым в «не вполне удовлетворительных в санитарном отношении» помещениях от предприятий жили 20% всего числа рабочих, а в еще более худших в санитарном отношении частных наемных квартирах — 60 и еще 20% — в собственных квартирах или домах[33].

В 1897 г. в Европейской России из 2169.1 тыс. промышленных рабочих 61.6% проживали на частных квартирах или в собственных домах и 38.4% — в помещениях от предприятия[34].

Жилищные условия рабочих каждого промышленного района, как и условия их быта в целом, складывались исторически, в течение длительного времени и имели свои особенности.


[2] Маркс Км Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 208.

[3] Там же, с. 213—214.

[4] Там же с. 214.

[5] Там же с. 231.

[6] Закс Э. Жилищные условия трудящегося класса и их реформа. Вена, 1869.

[7] ЦГИА СССР, ф. 150, on. 1, д. 494, 1906—1907 (Матер, по обсуждению основных положений проектов, выработанных Министерством торговли и промышленности но рабочему законодательству, ч. I, л. 71)

[8] Там же л. 71—72

[9] Маркс К. Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 221

[10] Там же.

[11] Ленин В. Й. Капиталистический строй современного земледелия.—Поли. собр. соч., т. 19, с. 343.

[12] Пажитнов К. Сравнительный очерк положения рабочего класса на Западе и в России.— В кн.: Тр. Вольного экономического общества, 1911, т. 1, с. 85—86. В рабочих районах столицы, как это видно из данных табл. 13, комнаты стоили от 150 до 300 руб. в год.

[13] Биншток В. Й. Где и как ютится петербургская беднота. — В кн.: Итоги. М., 1903, с. 119.

[14] Крузе Э. Э. Положение рабочего класса России в 1900—1914 гг., с. 246.

[15] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 246.

[16] ЦГИА СССР, ф. 23, он. 27, д. 322, 1906—1907. — Справки, записки, правила и другие материалы к пересмотру рабочего законодательства, л. 35—36 об

[17] Там же л. 22

[18] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 242

[19] Там же с. 243.

[20] Там же с. 247.

[21] Вестник финансов, промышленности и торговли, 1914, № 9, с. 392—395.

[22] Там же.

[23] Рашин А. Г. Население России за 100 лет (1811—1913). М., 1956, с. 88.

[24] Там же, с. 89—91.

[25] Искра, 1901, 10 сентября.

[26] Это были Общество для улучшения в С.-Петербурге помещений рабочего и нуждающегося населения (1902), Товарищество устройства и улучшения жилищ для пришлого рабочего люда в С-Петербурге (1906), Общество для улучшения в Киеве помещений рабочего и нуждающегося населения (1903), Варшавское товарищество устройства и улучшения жилищ и т. д. (ЦГИА СССР, ф. 23, оп. 7, д. 791, л. 29—37).

[27] Там же, л. 30 об.

[28] Журнал Русского общества по охранению народного здравия, 1913, № 9—10, с. 124—128.

[29] ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 58, д. 237, л. 23-24 об.

[30] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 253.

[31] Там же, с. 259.

[32] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 8-е изд. М., 1970, т. 1, с. 65.

[33] ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 58, д. 237, 1902.— По вопросу об улучшении быта рабочих..., л. 25 об.—26 об.; Погоже в А. В. Жилищная нужда в промышленных центрах России.— В кн.: Тр. Первого Всероссийского съезда фабричных врачей и представителей фабрично-заводской промышленности. М., 1910, т. 1, с. 114—115.

[34] Кирьянов Ю. И. Экономическое положение рабочего класса России накануне революции 1905—1907 гг.— Ист. зап., 1977, т. 98, с. 170—171.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.