Из докладной записки прокурора Одесской обл. Макаренко в Прокуратуру СССР о борьбе с нарушениями колхозного устава. 28 марта 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.03.28
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Том 5 1937 -1939 Книга 1. 1937 Москва РОССПЭН 2004. Стр. 196-202.
Архив: 
ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 14. Д. 69. Л. 3—9, 15—24. Подлинник.

№ 107

Обследование, проведенное по Одесской обл. на основе приказа прокурора Союза от 2 января 1937 г. 1*, констатирует как значительный сдвиг в деле устава с/х артели в жизнь крупную его роль как основного стимула культурного, политического и организационно-хозяйственного укрепления колхозов, с одной стороны, так и, с другой стороны, большие недочеты и искривления социалистической законности, которые и до сих пор занимают еще значительное место. Несмотря на большие успехи в деле внедрения социалистической законности и охраны колхозной демократии на селе и сейчас еще обнаруживается ряд нарушений, которые проходят мимо внимания, а иногда, и с участием местных органов власти. В своих директивных указаниях одесская областная прокуратура систематически заостряла внимание горрайпрокуроров на том, что условием организационно-хозяйственного укрепления колхозов является борьба со всеми видами нарушений основного закона колхоза — сталинского устава с/х артели.

Выполняя постановления ЦК КП(б)У от 28 февраля 1936 г. 33 и обкома КП(б)У от 3 марта 1936 г., которые указывали на массовые нарушения сталинского устава с/х артели, одесская областная прокуратура обязала всех горрайпрокуроров проводить систематическую проверку всех колхозов области с широкой популяризацией устава, с проверкой протоколов всех заседаний правлений и общих собраний колхозов, привлекая к этой работе сельский актив и группы содействия прокуратуре.

На основе обследования колхозов, проведенного выборочным методом райпрокурорами Одесской обл. в течение января-февраля месяцев текущего года, мы видим, что основными видами нарушений с/х устава являются:

1. Нарушения в области землепользования (продажа и сдача земли в аренду и т.д.);

2. Нарушения, связанные с подрывом финансового положения колхоза;

3. Прием и исключение из колхозов по постановлению правлений или председателей колхозов, без предварительного обсуждения на общем собрании, или без наличия законного кворума и без применения предварительных мер воздействия на исключаемых; 4. Наложение незаконных штрафов (денежных и сверхустановленных уставом норм) и применение массовых штрафов; 5. Осуществление разных хозяйственных мероприятий и распоряжение имуществом и продукцией колхоза без санкции общего собрания.

Нарушения самостоятельности колхозов со стороны местных органов власти носят более ограниченный характер, чем это имело место в предыдущие годы. В настоящее время мы наталкиваемся лишь на единичные тенденции райисполкомов и сельсоветов в направлении непосредственного вмешательства в дела колхозов, распоряжения колхозными средствами и т.д.

Тщательный надзор Прокуратуры за осуществлением земельных прав колхозников и неделимостью земельного массива колхоза привел к тому, что случаи незаконных сделок, объектом которых является земля колхозов, и злоупотребления в этой области, в настоящее время носят также весьма ограниченный характер. Все же, и до настоящего времени наблюдаются отдельные случаи искривления социалистической законности в вопросах нарушения ст. 3 устава с/х артели — про неприкосновенность закрепленной за колхозами в бессрочное пользование земли: так, например, 19 августа 1936 г. одесским горсоветом вынесено явно незаконное постановление об отрезке земли в колхозе им. Ленина Потриваевского сельсовета Одесского пригородного района в размере 0,25 га земли для строительства забойной площадки «Союзкож». 1 декабря 1936 г. одесским горсоветом выносится постановление об отрезке 17 га земли от колхоза «Рот Фронт» и 37,38 га земли от колхоза им. Буденного для строительства каменного карьера. 9 сентября 1936 г. горсовет выносит постановление об отрезке 50 га земли от колхоза «Черноморская Коммуна» — для нужд Одесской железной дороги.

Президиум рика Первомайского района постановил выделить под строительство бумажной фабрики в колхозе «13 річчя Жовтня» 70 га пахотной и 20 га непахотной земли. В Калининдорфском районе президиум рика в постановлении от 8 декабря 1936 г. санкционировал договор на строительство черепично-кирпичного завода на земле колхоза «Ройтер Октябр». В Ново-Бугском районе также имели место 3 — 4 случая продажи усадеб. Договоры эти были аннулированы народным судом.

Колхоз им. Чубаря Березовского района отмежевал 2 га земли Березовскому элеватору, который на этом участке выстроил дом. Как установлено, это было произведено почти с разрешения рика, к которому в свое время обратился элеватор для получения санкции на строительство, а рик решение этого вопроса передал правлению колхоза. Этим «нейтральным» отношением рик проявил свою положительную точку зрения на этот вопрос и по существу дал косвенное согласие на строительство.

В Зельцском районе правлением колхоза «Морген Рете» были проданы колхозникам 8 домов с усадьбой — явно безобразный факт, который прошел без внимания со стороны местных органов власти. Нужно признать, что и районным прокурором также не были приняты своевременно меры для выправления незаконных действий руководителей колхоза.

Остальные случаи незаконного распоряжения землей со стороны правлений колхозов относятся также к различным формам замаскированной продажи или сдачи земель в аренду. Так, например, в колхозах «Ульяновка» и «Незаможник» Троицкого района сдавалась в аренду под выпас пахотная земля, за что первым колхозом было получено 2580 руб., а вторым — 1596 руб. На основе ст. 3 ГПК УССР эти дела были направлены в народный суд.

Правлением колхоза «III Вирішальний» Мостовского района был произведен обмен земли на землю Заготскота, что привело к нарушению установленного севооборота колхозного поля. Протестом райпрокурора этот договор аннулирован.

В А.-Ивановском районе в начале и в середине 1936 г. имели место целый ряд нарушений в области сдачи земли в аренду: так, РЗО передал 24 га сенокоса, входившего в массив колхоза «Балановского», А.-Ивановской больнице. Колхоз им. Ленина этого же района сдал под выпас сенокос за 7500 руб. колхозу им. Воровского. Такое же явление отмечалось в начале 1936 г. в ряде колхозов Бобринецкого района и даже в октябре 1936 г. — во Владимировском районе.

Благодаря систематическому надзору и вмешательству органов прокуратуры с соответствующим опротестованием незаконных сделок такого рода, большая часть незаконных сделок в области землепользования уже аннулирована, и нарушения этого рода дают заметную кривую падения.

Необходимо подчеркнуть, что не только колхозное руководство допускает явные нарушения 3 ст. с/х устава, но и местные органы власти проявляют в этих вопросах исключительный и недопустимый либерализм, фактически сами, неоднократно являясь соучастниками незаконных сделок, приводящих к разбазариванию земельного фонда колхозов.

Нужно также отметить, что со стороны местных органов власти и до сего времени наблюдается тенденция ущемления колхозной демократии, главным образом, по линии распоряжения трудовыми и денежными ресурсами колхозов: так, например, в Зельцском районе во II полугодии 1936 г. колхозом «Морген Рете» было истрачено 1 тыс. трудодней на ремонт школы, в то время как для этой цели сельсовет имел специальные ассигнования. В этом же районе колхоз им. Тельмана тратит 350 трудодней на ремонт школы и насчитывает 500 трудодней кухарке и сторожу школы. Аналогичное явление имело место также в Каховском и А.-Ивановском районах. В последнем постановлении сельсовета от 3 августа 1936 г. на ряд колхозов наложено обязательство оплатить окраску школ в сумме от 30 до 50 руб. каждый. В Ширяевском районе рик обязал колхозы бесплатно доставить со станции телеграфные столбы и при этом наложил на колхозников трудовую повинность — копать ямы для установки этих столбов. Постановления эти отменены в результате протеста райпрокурора.

Президиум райисполкома Калининдорфского района в постановлении от 8 ноября 1936 г. дал указание о взыскании с колхозов платы за отопление школ. В результате от колхоза «ДВЦС» было получено 8 тыс. руб. на отопление 10-летки и 7-летки. Несмотря на явную незаконность этого постановления, протест, поданный в связи с этим районным прокурором, был президиумом рика отклонен.

В Троицком районе имел место еще один безобразный случай нарушения колхозной демократии со стороны Троицкого сельсовета, который в постановлении от 31 октября 1936 г. предлагает произвести снятие с работы председателей колхозов «Л. Прапор» и «А. Марти», Это постановление райпрокурором опротестовано и протест удовлетворен. Приведенный случай — лишь единичный за последнее время факт нарушения колхозной демократии в области выборности председателей колхозов.

Таким образом, в Одесской обл. и до сего времени окончательно не ликвидирована практика вмешательства местных органов власти во внутренние дела колхозов и распоряжения их имуществом и землей. Нужно все же отметить, что удельный вес этих нарушений среди других форм нарушения колхозной демократии выявляет неуклонную тенденцию падения. [...] 2*

Обращаясь к случаям ущемления прав колхозов и отдельных колхозников, привлекает внимание тот факт, что основными и постоянными нарушителями этих прав являются в большинстве случаев сами руководители колхозов — председатели и правления в целом. Хотя имеет место немало случаев нарушений с/х устава рядовыми колхозниками, как недисциплинированность, невыход на работу без уважительных мотивов, небрежность в сохранении колхозного имущества, даже хищения, в то же время методы борьбы с этими нарушениями, методы воспитания в колхозной массе социалистических форм труда, воспитания в ней социалистического отношения к общественной собственности, будь то средства производства или другое имущество колхоза, — эти методы находятся еще на очень низкой ступени своего развития и сплошь да рядом идут вразрез основным принципам Сталинского устава с/х артели.

Несмотря неоднократные указания областной прокуратуры на необходимость систематической борьбы с незаконными исключениями из колхозов и привлечения виновных в этом к ответственности, практика незаконных исключений еще до сих пор не ликвидирована. Так, в колхозе «Коммунар» Ново-Бугского района исключено 6 чел. без какого бы то ни было предупреждения. Один из них исключен за то, что жена его не работала в колхозе. В колхозе «Новый Труд» Цебриковского района исключен из колхоза с нарушением устава колхозник Макаров, а с ним вместе — его жена по той лишь причине, что она является его женой.

Имеет место ряд массовых исключений из колхозов: так, из колхоза «Пролетар» Ново-Бугского района исключено было 17 чел. Исключение производилось целыми семьями. 16 мая 1936 г. в колхозе им. Димитрова Каховского района правлением колхоза переведено на положение иждивенцев 20 членов артели. Все эти постановления были райпрокурорами опротестованы, и незаконно исключенные восстановлены в колхозах.

Исключение из числа членов колхоза производится, как мы уже это отмечали, почти всегда без применения предварительных мер воздействия воспитательного характера. Это явление носит массовый характер и повторяется во всех колхозах области на протяжении всего 1936 г. и даже в начале 1937 г. (так во многих колхозах Калининдорфского, Снигиревского, Витязевского, Троицкого и других районов).

Наряду с приведенными случаями необоснованных исключений из колхозов, имеет место ряд фактов приема членов в колхоз без утверждения общим собранием, лишь на основании постановления правления, и, с другой стороны, — отказов в приеме по мотивам, не заслуживающим внимания. Единичные факты такого рода возникали в отдельных колхозах Березнеговатского, Аджамского и других районов.

В Калининдорфском районе была выявлена явно антипартийная линия в вопросах членского состава колхозов, что явилось следствием искривления Ленинско-Сталинской национальной политики. В этом районе, который является еврейским национальным районом, членами колхозов были также украинцы, бывшие рабочие совхоза. Райисполком и райземотдел этого района с санкции бывшего секретаря РПК дали директиву об «освобождении» еврейских колхозов от лиц другой национальности. Это распоряжение в начале IV квартала 1936 г. начали проводить в жизнь, но районный прокурор поставил в известность об этих возмутительных фактах обком партии и областную прокуратуру, в результате чего секретарь РПК был снят с работы, а исключенные из колхозов — восстановлены.

В апреле 1936 г. в колхозе им. Петровского этого же района по этим же причинам было отказано в приеме в колхоз украинцу Артамоненко. Председатель колхоза заявил, что «Артамоненко принимать в колхоз не надо, потому что мы должны принимать новых переселенцев-евреев». Общее собрание этого колхоза постановило: «В члены колхоза Артамоненко не принимать, лишь нанять его и заключить с ним договор как с батраком». Это постановление является не только образцом безобразного извращения нашей политики в национальном вопросе, но и явно противоречит сталинскому уставу с/х артели. 1 июня 1936 г. общее собрание колхоза «Авангард» этого же района, придерживаясь аналогичной незаконной практики, по рассмотрении заявления о приеме в колхоз Щербины, выносит постановление об отказе в приеме его в колхоз, но разрешает допустить его на работу с выплатой трудодней.

Исключение и прием в колхозы производится весьма часто без санкции общего собрания или без законного кворума. Несмотря на неоднократные разъяснения и массово-воспитательную работу, которая проводилась по директивам областной прокуратуры горрайпрокурорами, правления колхозов продолжают систематически ущемлять права широких масс колхозников в этом направлении, и лишь после протестов районных прокуроров эти постановления отменяются и решения такого рода выносятся общими собраниями колхозов.

* * *

Материалы обследования районных прокуроров отмечают целый ряд фактов грубейшего нарушения ст. 17 с/х устава — о наложении взысканий на колхозников. Почти единственной мерой взыскания, налагаемой на колхозников за те или другие нарушения до исключения из колхоза является штраф. Абсолютно не применяются такие предусмотренные с/х уставом и достаточно эффективные меры, как переделка недоброкачественной работы без начисления трудодней, выговор, общественное порицание, временное отстранение от работы или перемещение на другую работу и т.д.

Что касается применения штрафов, то значительное злоупотребление этой мерой является повседневной практикой почти всех, даже самых передовых колхозов. Наряду с превышением максимального размера штрафов, предусмотренного ст. 17 с/х устава (до пяти трудодней), получило широкое распространение незаконное наложение денежных штрафов, которые иногда доходят до фантастических размеров. Так, в колхозе «Червоний Молот» Витязевского района 4 колхозника оштрафованы за абортирование четырех конематок в сумме от 150 до 300 руб. и от 15 до 30 трудодней каждый. В Снигиревском районе в колхозе им. Молотова на колхозника Черненко наложен штраф в сумме 75 руб. за самоуправство. В колхозе им. МПК Херсонского района также применяются массовые денежные штрафы. В колхозе им. Фрунзе Т[илигуло]-Березанского района один колхозник оштрафован на 25 руб. за то, что он не знал, где находится шлея. В колхозе им. Вегера этого же района оштрафован колхозник в сумме 7,5 [руб.] за недоброкачественную работу, вместо того, что бы предложить ему переделать эту работу.

Помимо денежных штрафов широко применяются незаконные, по своим размерам, штрафы. Например, в Ново-Бугском районе в колхозе «Перемога» оштрафован кладовщик на 20% всех выработанных им трудодней за плохую работу. В Береславском районе в колхозе им. Сталина и «Червоний Пахар» имели место случаи оштрафования колхозников за неявку на общее собрание. В Цебриковском районе во многих колхозах применялись массовые штрафы до 15% всех выработанных колхозниками трудодней. В последнем квартале 1936 г. в Коминтерновском районе в колхозе «Коминтерн» оштрафован колхозник Гуда за единичный случай невыхода на работу.

Правлением колхоза им. К. Либкнехта К. Либкнехтовского района превентивно вынесено постановление — установить штраф в 10 трудодней для сторожа на случай кражи у него соломы. В колхозе «Коминтерн» Владимировского района в октябре 1936 г. выносится постановление о списании 50% трудодней с тех членов колхоза, которые не разрешают своим женам работать. Особо широкое применение массовых и необоснованных штрафов нашло себе место в колхозах Т. Березанского, Октябрьского, Цебриковского, Первомайского и др. районов.

Нужно указать, что широкое применение штрафов и исключения из колхозов без достаточных оснований, являются наиболее распространенными формами нарушений с/х устава со стороны колхозного руководства. Все такого рода незаконные постановления горрайпрокурорами опротестовывались и были отменены, но все же факты таких нарушений еще и до сих пор продолжаются.

Имеет место немало случаев нарушений ст. 14 с/х устава в области охраны прав женщин-колхозниц. Так в Хмелевском районе в колхозах им. Блюхера, «ГПУ», «Червоний Партизан» 30 женщинам колхозницам, родившим детей не насчитывались трудодни (сентябрь 1936 г.).

В двух колхозах Троицкого района — «Нове Життя» и им. Кирова — председатель колхоза не насчитывал трудодней беременным женщинам. В связи с этим 11 декабря 1936 г. общим собранием было вынесено постановление о наложении взыскания на председателя правления. В колхозах Витязевского района, а также в некоторых других районах, весьма распространенным фактом является неверный расчет трудодней по беременности.

Руководство колхозов не всегда достаточно строго придерживается ст. 16 устава с/х артели, предусматривающей условия выдачи авансов членам артели. Так, в Ольшанском районе в 6 колхозах выдано денежных авансов значительно больше, чем это полагалось по нормам. В колхозе им. Сталина Компанеевского района выдавались авансы без необходимого расчета по трудодням. В результате при окончательном распределении часть колхозников осталась должниками колхоза, в то время, как другая часть не получила даже того, что ею было выработано. Такие случаи встречаются также в отдельных колхозах Знаменского района. В Витязевском районе неправильная выдача авансов вкоренилась в практику целого ряда колхозов (колхозы: им. Буденного, им. Шевченко, им. Петровского, им. 8 марта, им. Калинина и др.). Нарушения, связанные с неправильной выдачей авансов, ограничиваются, в основном, вышеприведенными районами. В других районах такие факты в широких размерах не имеют места.

Помимо единовременного обследования, проведенного горрайпрокурорами на протяжении на протяжении января — февраля 1937 г. по поручению прокурора Союза ССР, в 1936 г. проводились систематические проверки колхозов области с широкой популяризацией с/х устава и критикой ошибок и искривлений отдельными колхозами осуществления с/х устава на практике. За 1936 г. было обследовано около 2 тыс. колхозов и опротестован целый ряд нарушений с/х устава перед соответствующими органами власти.

Несмотря на систематическое руководство областной прокуратуры, имеется еще целый ряд районов с большим количеством колхозов в которых систематически в разных направлениях нарушаются принципы колхозной демократии, правления колхозов занимаются голым администрированием, многочисленны извращения колхозного устава. Это, несомненно, в значительной степени является результатом отсутствия правильного большевистского руководства и должного воспитания в духе социалистической дисциплины, а также игнорирования систематической массовой работы со стороны местных органов власти и органов прокуратуры на селе. Такое положение, например, обнаруживается в результате обследования районов Калининдорфского, Вятезевского, Коминтернского, Троицкого, Зельцского и др. Как правления колхозов, так и особенно, районное руководство ответственны за то, что во многих колхозах этих районов вкоренились и упорно повторяются разнообразные формы нарушений с/х устава, начиная с массовых штрафов и кончая незаконными договорами на землю.

Нужно отметить, что борьба органов прокуратуры Одесской обл. за осуществление Сталинского устава с/х артели велась, в основном, по линии применения профилактических и административных мер воздействия, но в ряде случаев органы прокуратуры становились на путь привлечения виновных к уголовной ответственности. Эти меры применялись в случаях особо грубых нарушений устава, большей частью, когда эти нарушения были связаны с преступлениями хозяйственного характера, присвоением денег руководителями колхозов, разными видами хищений и т.д.

В 1936 г. в суды было направлено 18 уголовных дел, связанных с нарушением с/х устава. Привлечено к уголовной ответственности 33 человека: председателей колхозов — 17, членов правления — 5, бригадиров — 7, счетоводов — 4. Всего — 33.

Приведем наиболее характерные из этих дел:

1. Дело по обвинению председателя артели им. Сталина Херсонского района Яворского в растрате 400 руб. колхозных денег и присвоении 50 кг керосина, полученного по наряду горсовета на нужды артели, а также в разбазаривании разных продуктов питания. Народным судом Яворский осужден к 3 годам лишения свободы.

2. Дело по обвинению председателя сельсовета Романенко, присвоившего средства колхозов и отдельных колхозников, пьяницы и хулигана, покушавшегося на изнасилование санитарки и т.д. Романенко осужден к 4 годам лишения свободы.

3. Дело по обвинению председателя колхоза им. Сталина Зеленивского сельсовета Красовского и бригадира колхоза Уманского — в преследовании и доведении до самоубийства колхозницы Зубенко. Народным судом Красовский осужден к 2,5 годам лишения свободы, Уманский — к 1 году принудработ.

4. Дело по обвинению председателя колхоза «Нове Життя» Первомайского района Хрустовского в разбазаривании колхозного имущества, продаже кормов без санкции общего собрания и других значительных нарушениях устава с/х артели. Спецколлегией облсуда Хрустовский осужден к 8 годам лишения свободы.

5. Дело по обвинению председателя колхоза им. Сталина Николаевского района Маринца и парторга этого колхоза Дубинина — в массовых исключениях колхозников за то, что они, якобы, кулаки в прошлом, в разбазаривании имущества и продукции колхоза и ряде других злоупотреблений. Маринец осужден к 2 годам лишения свободы, Дубинин к 1 году принудработ.

Прокурор Одесской обл. Макаренко

1* См. док. № 2.

2* Опущен раздел о финансовом положении колхозов.

33 В постановлении Политбюро ЦК КП(б)У от 28 февраля 1936 г отмечалось, что в 1935 г по 17 районам Одесской области число исключенных и «выбывших» из колхозов достигло 12885 человек, что в составе «выбывших» значительным было число незаконно исключенных из колхозов трактористов и членов их семей, красноармейцев, отходников и уехавших на учебу. Значительное число исключенных приходилось на тех, кто имел мало трудодней и кого правления исключали без вынесения вопроса на общее собрание. Одесскому обкому КП(б)У предлагалось принять меры к прекращению нарушений колхозного Устава, организовать проверку состояния колхозов и причин выходов из них, в месячный срок пересмотреть состав выбывших и исключенных и через общие собрания восстановить незаконно исключенных. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 21. Д. 4678. Л. 103-104).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.