Стенограмма вечернего заседания 11 декабря 1935 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1935.12.11
Метки: 
Источник: 
Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Декабрь 1935 г.: Документы и материалы. — М.: "РОССПЭН", 2008. С. 400-420

Жильцов. Тов. народный комиссар, о значении продовольственного снабжения я докладывать не буду. Об этом очень ярко и отчетливо сказано в решениях ЦК ВКП(б) и правительства...

Ворошилов. Это значение сразу познается. Не дадите завтра обедать — вас сразу поймут.

Жильцов. ...Ив ваших директивах правительство и Центральный Комитет, а затем и ваш приказ № 059 поставили перед Красной армией задачу привести дело продовольственного и фуражного снабжения в такое состояние, чтобы закон правительства об отпуске нам на целый год фондов по штатной численности нашей Красной армии, с обязательным отпуском войскам округов продовольствия на квартал и обязательным зачетом поквартально, выполнить.

Для этого прежде всего нужно было привести в порядок и определить численность на 1936 г. Вы, т. народный комиссар, не так давно рассмотрели эту численность, и сейчас эти данные представлены в правительство. Наркоматы, которые снабжают нас, авансом отпустили уже фонды нам на 1-й квартал 1936 г., и на сегодня командующие войсками все, как правило, уже имеют точные данные, сколько войска округа получат продовольствия на 1-й квартал. Когда же я подошел к основному вопросу о том, каким образом засчитывать продовольствие в будущем 1936 г. поквартально, то, конечно, передо мной, т. народный комиссар, встала задача проверить состояние учета людей. Я вам должен доложить со всей ответственностью, что дело учета людей, которых мы обязаны кормить добросовестно и хорошо, поставлено, как правило, из рук вон плохо во всех штабах.

Причем я, как никто другой, встречаюсь с необходимостью точного учета людей, потому что рацион требует расчета на людей и на деньги. Я проверил данные на 3-й квартал и при отпуске продовольствия на 4-й квартал и докладываю: разница между численностью АМУ и штабов округов следующая: по Ленинградскому военному округу на 1,10 на 3287 чел. больше, чем данные АМУ. На 1,07 в этом же округе было 2246 чел., но это дело минувшее. В Киевском округе — больше, нежели по данным т. Вольпе.

Ворошилов. Какие же данные оказались верными?

Жильцов. Я считаю, что окружные.

В данном случае по этому округу были более верные данные, потому что данные собираются в округе и даются т. Вольпе.

Ворошилов. Ведь данные Вольпе те же, что и данные округа?

Жильцов. Вольпе пользуется данными округа.

По Киевскому военному округу разница была на 4816 на 1.07 на 6438 на 1.10. Причем эта цифра в 4816 на 1.07 была официально подтверждена заместителем т. Вольпе и объяснена как недоучет людей по Киевскому военному округу. Об этом было послано сообщение начальнику штаба вверенного вам округа, т. Якир, с предложением наказать виновных. По ПриВО на 1,10 была разница на 819 чел. По Харьковскому округу на 1,12 все было в порядке, а на 1,07 — на 2865 чел. больше. По СКВО меньше на 1382 чел. по состоянию на 1 июля.

Ворошилов. Здесь показывается меньшее количество, не фактическое, вы не сверяли?

Жильцов. Я пользуюсь данными округов.

Ворошилов. В чем тут дело?

Жильцов. Я считал, что нижестоящие штабы не успевают учитывать живых людей, а я же докладываю о наличном числе людей, а не штатном.

Голос с места. А новобранцы тоже входят?

Жильцов. Новобранцы тоже входят.

Штабы округов, т. народный комиссар, обязаны учитывать живых людей поконкретнее, иначе кормить и сводить концы с концами я не могу успешно. Первое, что надо сделать, — это привести в порядок учет личного состава.

Второй вопрос заключается в том, в каком состоянии находится учет всего продовольственного и фуражного добра. На 1 ноября во всех частях нашей Красной армии и во всех флотах был произведен полный переучет и снятие остатков. В результате я сейчас имею подробные данные о том, сколько во всей Красной армии и какого добра имеется. Причем одновременно были составлены так называемые внутренние отчеты за октябрь месяц. В войсках такие отчеты составляются за каждый месяц. По этим отчетам командир части может иметь отчетливое представление о своем аппарате и знать, в каком состоянии находится сам учет продфуража. Так вот, я могу доложить здесь, что, как правило, переучет проведен, остатки сняты, а отчеты за октябрь месяц, за редким исключением, — я лично дважды вызывал для личных докладов начальников отделов, — составлены, как правило, неудовлетворительно и в большинстве плохо. Все время разговаривают о приведении учета в порядок, но дело не двигается. Уперлись в полную безграмотность и бесконтрольность самого важного человека: делопроизводителя наших складов и учреждений. Я собрал в Московском гарнизоне этих делопроизводителей, часа 2—3 сидел с ними и убедился, что, если мы это звено сейчас не подтянем, не научим элементарной грамоте, как составлять отчеты и вести учет, мы, не будем иметь хороших результатов. Нужно этим звеном людей заняться как можно скорее и энергичнее.

По округам работа по переучету и по составлению внутренних отчетов выполнена с такими результатами: удовлетворительно в Киевском военном округе, Белорусском военном округе и Сибирском военном округе. Тов. Гайлит вправе такую оценку получить, потому что он и его люди в округе действительно очень много поработали. Удовлетворительно провели работу также Северо-Кавказский военный округ.

Голос с места. Недостатков много еще.

Жильцов. Московский военный округ, Уральский военный округ, Черное море. Безусловно, неудовлетворительно эту задачу выполнили: Ленинградский военный округ — причем я должен доложить здесь т. народному комиссару, что Ленинградский военный округ, несмотря на более благоприятные условия, — как ни один округ нуждается в большой работе по организации дела проверки складов и учета людей. Неудовлетворительно работают также Харьковский военный округ, Приволжский военный округ, Средне-Азиатский военный округ, Закавказье, Балтийский флот. Неудовлетворительно по учету и по составлению внутренних отчетов. Безусловно, плохо эту работу выполняют в ОКДВА и на Тихоокеанском флоте.

Надо понять всю значимость этой работы. Я уже докладывал, что наш внутренний отчет отображает и учет людей, и расход за каждый месяц. Это основа всего, это своего рода зеркало. При этом я должен привести здесь такой факт. В середине или в начале ноября получаю телеграмму из ЛВО, что на 4-й квартал у них не хватает 3000 центнеров мяса. Так как мяса у меня не было, все было уже распланировано, я решил выяснить картину на месте. Послал туда Захарова, энергичного товарища, который мне на другой день телеграфирует, что свое требование ЛВО сократил до 150 т. Когда все это т. Захаров распутал, то оказалось, что ЛВО не только не надо было давать мяса, но что мясо округ должен был даже иметь в запасе.

Дыбенко. У вас что-то математика хромает?

Жильцов. По-моему, правильно, 300 т равно 3 тыс. центнеров.

Третий вопрос — о питании. Это один из таких вопросов, который продолжает нас тревожить. Я должен подчеркнуть, что большую работу проделали командующие войсками по организации действительно хорошего питания красноармейцев, но, несмотря на это, мы все-таки имеем еще плохие результаты в этой области. Я хочу подчеркнуть, что у нас совершенно выпадает из поля нашего зрения и руководства сам процесс попадания продуктов в котел. Сплошь и рядом в котел попадают грязные, замусоренные продукты. Тут все дело в организации обработки продуктов. Дело это поставлено плохо. Бывает, что в пишу попадают всякого рода нечисти, даже черви.

Ворошилов. В чем тут дело?

Жильцов. Я получил сведения о недостаточно хорошей организации питания в Черноморском флоте. Послал туда Путныня, дав указания ему посмотреть, как готовится пища на кораблях. Пища действительно вкусная.

Ворошилов. Редкое явление. На кораблях пища жирная, обильная, но невкусная. Пиша на кораблях ни в какое сравнение не может идти с пищей, которая дается Сухопутным войскам. Командный состав морских сил питается возмутительно плохо, хотя сама пища, как я сказал, обильная.

Дыбенко. Это морская традиция — побольше, но не вкусно.

Жильцов. Я докладываю исходя из того, что мне сказал этот мною посланный товарищ.

Ворошилов. А он во вкусах разбирается?

Жильцов. Понимает.

Ворошилов. Хуже всего, что моряки сами не понимают и очень довольны своим положением.

Жильцов. К этому я хочу добавить, что на «Парижской коммуне» страшная грязь. Куски мяса везде разбросаны, камбуз замусорен, хлеб не убирался по 3 дня, мух исключительное количество. На одном из кораблей, «Игнатий Сергеев», между прочим, даже нашли червей в пище. Однако командиры, политработники и хозяйственники корабля на сигнал краснофлотцев о том, что попадаются в компоте, в кишмише, в хлебе черви, никакого внимания не обратили. Этот сигнал их ничему не научил. Товарищи, которые были туда направлены, нашли там полный беспорядок. То же самое на линейном корабле «Парижская коммуна» — все, что связано с хранением продуктов, с их предварительной обработкой, приготовлением на этом корабле находится в самом антисанитарном, антигигиеническом состоянии. Грязь везде невероятная.

Вот еще очень красочный для нашей службы случай, т. народный комиссар. В 19-й дивизии в батальоне связи 17 сентября была коллективка. Прошло примерно полмесяца. Мы с т. Осепяном решили послать туда одного товарища посмотреть, как 19-я дивизия учла это большое политическое событие. В коллективке участвовало 40 чел., они отказались от приема пищи. Было установлено, что на месте никакого вывода из этого большого политического события не сделали. В этом батальоне вместе разделывалось мясо и рыба, причем рыба соленая и свежая. Вы себе представляете, когда в одном месте на одном столе свалены эти продукты — рыба и мясо, что из этого получается? Конечно, никакой доброкачественной пищи не приготовить. Однако это учтено не было даже после коллективки. В столовой невероятнейшая грязь. Питаются красноармейцы в две смены. Причем после первой смены столовая не убирается. Одна смена, поела, ушла, оставив после себя на столах объедки, обрезки хлеба, кости и т.д., приходит вторая смена и вынуждена за эту грязь садиться. Хранилища в этом батальоне были также в беспорядке. Причем самое главное, т. нарком, заключается в том, что пища, которая не была принята красноармейцами 17 сентября, была приготовлена из доброкачественных продуктов, но только невкусная — из рыбы трески, а, как вы знаете, треска требует специй, чтобы она была вкусной — нужно положить достаточное количество перца.

Ворошилов. И лаврового листа.

Жильцов. Совершенно правильно, нужен и лавровый лист. А вот оказалось, что этих продуктов — перца и лаврового листа полтора месяца не было. Оттого и получилась невкусная пища, которую красноармейцы отказались принять. И надо оказать, что даже тогда, когда наши товарищи пришли в батальон, этих продуктов не было, а, между прочим, лавровый лист и перец наши склады имели.

Очень мало в лучшую сторону отличается и 55-й полк. Там такая же довольно печальная картина. Чуть-чуть лучше в 19-м артполку.

Ворошилов. А врачи что делают?

Жильцов. Врачи? В бездеятельности в этом отношении виноваты и врачи. Если бы кто-нибудь проявил активность, такого рода безобразных случаев не было бы. Я докладываю вам об этом и считаю, что нам нужно обязательно в вопросах организации питания красноармейцев особенно подробно и тщательно заняться не только тем, как приготовить пищу, из каких продуктов, а направить свое внимание и на цейхаузы и склады, где хранятся продукты. Тут самое опасное, самое страшное. Как правило, рабочие на кухне грязные, рук не моют, причем сидят они в темных грязных кухнях, иногда без электрического света.

Я, товарищи, докладываю об этом вопросе столь авторитетному собранию для того, чтобы нам это дело в ближайшее же время выправить самым решительным образом.

Теперь остановлюсь на складском хозяйстве. Склады, как правило, во всех округах и флотах были проверены; при этом и с точки зрения их мобилизационной готовности. Должен доложить, т. народный комиссар, что по мобилизационной готовности склады, за исключением 11-го, все имеют хвосты, большие или меньшие. У одного прикрытие плохое, у другого расчет на рабочую силу сделан неполно. Тут нужно обязательно что-то предпринять. Я буду просить, чтобы наши продовольственные склады были бы проверены еще раз в первом квартале 1936 г.

Наша проверка обнаружила, например, что в 188-м складе в Свердловске не бьшо совершенно мобилизационного плана. Особенно тяжело с готовностью фронтовых и армейских учреждений.

Об этом докладывал и начальник Генерального штаба, и т. Левичев выступал по этому поводу. Из 43 проверенных такого рода учреждений готовы к мобилизации только 19. Остальные можно считать не готовыми. Нет приписанных людей, а те, кто приписаны, сплошь безграмотные люди. Очень бедна и материальная часть. Тут надо прямо сказать, что мы стоим перед необходимостью в ближайшее время выправить фронтовые и армейские учреждения. Иначе наши мобилизационные расчеты, конечно, не выдержат критики.

Наши склады, и продовольственные, и фуражные, как правило, исключительно ветхи. Я уже не говорю про механизацию. В последнем квартале этого года на складское хозяйство было отпущено т. народным комиссаром 2,5 млн руб. На эти средства командующие войсками починили крышы, полы, кое-где сделали ограждения, кое-где перестелили полы. Этих денег мало на 70 с лишним складов. Причем в решении Центрального Комитета партии и правительства записано, что у нас не хватает мешковыбивалок. Когда я принял эту работу и проверил, то установил, что мешковыбивалки есть, но нет к ним моторов.

На 1936 г. я составил расчет, правда, очень скромный расчет. Затем к этому времени подоспели соображения командующих войсками, и в результате всего этого мы сверстали план на новое строительство в 1936 г. на 27 млн. руб. по продовольственным складам, 25 млн. на новые склады и 2 с небольшим — на капитальный ремонт. По неофициальным сведениям, я знаю, что эта сумма сокращена. Я просил бы, т. народный комиссар, эту сумму не сокращать. 27 млн руб. на строительство — это голодная цифра для очень ветхих наших продовольственных и фуражных складов.

Затем, в этом году решением Центрального Комитета и правительства велено, чтобы мы построили обязательно холодильники в лагерях и крупных гарнизонах войск. Я этот подсчет сделал по голодной норме, и вышло, что нам нужно строить минимум 60—65 холодильников, примерно на 3 тыс. тонн для того, чтобы обеспечить холодильную площадь войскам, в том числе по Дальневосточной Красной армии — 8 холодильников небольшого объема. Это не означает, чтобы мы не строили большие холодильники.

Егоров. На 1936 г. внесли?

Жильцов. На 1936 г, 7 млн.

Самые отстающие склады у нас все-таки по ОКДВА. Причем группа товарищей, которая ездила туда после решения ЦК нашей партии и правительства, установила очень большие беспорядки на складах, не связанные с объективным положением Краснознаменной Красной армии на Дальнем Востоке. Вот в 220-м складе все 11 хранилищ — а там прекрасные хранилища — заражены клещом, перешедшим на продукты. Стены и окна хранилищ были запылены, затянуты паутиной, территория двора захламлена, запущена, дорога была разъезжена, разбита. В 227-м складе пол исправный, в холодильнике была плесень, и он заражен грибком.

Аронштам. Это от какого числа?

Жильцов. Это точно, т. Аронштам. Я посылал Малышева. Он там сидел с 25 сентября по начало ноября и проверял все это. Стены и окна в этом складе в паутине, все заросли. Там есть хранилища и бурты. Так вот, между этими буртами все загажено человеческими испражнениями. Затем 137-й склад. Тоже очень плохо. 241-й склад. Они строят там в этом году новый склад. Ясно, что качество строительства может и должно быть хорошее. А там построили склады так, что сделали стены из горбылей, с большими щелями, пол уже сейчас прогнулся, потому что не рассчитан на нормальную тяжесть.

Ворошилов. Стены засыпаны, что ли?

Жильцов. Люди докладывали, что это не склад продовольственного добра, а это типичный сарай для сена. Представьте, т. народный комиссар, как можно сделать сарай для сена.

Ворошилов. Тов. Пашковский, вам известно что-нибудь об этом?

Пашковский. Да.

Ворошилов. Что это за стройка с горбылями? Там двойные стенки барачного типа?

Пашковский. Эти склады устроены дополнительно к утвержденным планам.

Ворошилов. А денег израсходовали столько, сколько стоят настоящие. Это легальное разбазаривание народных денег.

Жильцов. Я, т. народный комиссар, буду просить, чтобы вы в особых своих указаниях по Дальнему Востоку дали директивы, чтобы склады на Дальнем Востоке были приведены в порядок. Сейчас есть все основания, чтобы на Дальнем Востоке это дело было поставлено образцово.

Дальше, относительно кадров, служба продовольственного снабжения укомплектована в тех же процентах, как и докладывал т. Косич. Причем я тут обращаю внимание: имеется много рабочих, и есть достаточно коммунистов в тех людях, которыми укомплектована служба. Докладываю, что очень много людей, до 30% важных людей, совершенно без образования. Но надо подчеркнуть, что курсы, которые по решению начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза т. Егорова решено сейчас создать по всей Красной армии, никак не решают дела с подготовкой кадров. Сейчас мы имеем до 15 тыс. всякого рода людей, в том числе поваров, а через курсы мы в состоянии подготовить только 2200 чел. Я прошу, чтобы в этом году нам разрешили в округах провести быстрые сборы, по две недели, по месяцу, чтобы пропустить максимальное количество людей через школы, хотя бы и с небольшим сроком обучения. Этим мы обеспечим себя мало-мальски грамотными людьми.

Теперь разрешите, т. народный комиссар, остановиться на последнем вопросе — на обеспеченности. Я должен доложить, что войска по всем округам обеспечены. Запас, положенный иметь в мирное время, почти создан, за исключением, подчеркиваю, войск Дальнего Востока. И, безусловно, не в полном достатке овощи, хотя по овощам, т. Блюхер, этот год лучше прошлого. Однако полностью отказаться от сухих овощей и в будущем году, к сожалению, мы с вами не в состоянии.

Я хотел, т. народный комиссар, доложить относительно концентратов. Сейчас, по решению правительства и ЦК, мы обязаны концентраты изготовить и дать на утверждение специальный концентрированный продукт. На сегодня есть замечательный продукт, кроме консервов, замечательный соевый продукт, замечательный продукт каша гречневая в таблетках. К сожалению, их нельзя здесь попробовать. К 1.1.1936 г. мы в состоянии будем вам доложить, а затем войти в правительство об утверждении вида концентрированных продуктов. Я только прошу здесь определить, чтобы в 1936 г. мы 10-5 дивизий обязательно хотя бы раз в пятидневку пробовали кормить этими продуктами при напряженной боевой работе. В прошлом году с холодком отнеслись к этому вопросу, когда предлагали вареный хлеб. Сейчас большая необходимость все эти концентраты и вареный в кухне хлеб попробовать. Вместе с тем нужно подготовить кадры.

Тов. народный комиссар, продовольственная служба, как ни одна из других служб, нуждается в популярных, ярких плакатах и литературе. Нужно сейчас обязательно помочь нам в том, чтобы издать, товарищ заместитель народного комиссара, несколько плакатов.

Гамарник. За этим дело не станет, это самое легкое дело.

Жильцов. К сожалению, Ян Борисович, это самое трудное дело.

Заканчивая, т. народный комиссар, попрошу решить вопрос по пайку. Мы сейчас имеем такое положение, что до 8-й категории в армии командиры бесплатно получают паек.

Ворошилов. Это всем известно.

Жильцов. Перевести это на деньги, а начальствующий состав, работающий в поле, кормить из кухни.

Якир. Может быть, вы скажете относительно освежения консервов?

Жильцов. План освежения консервов составлен, и в первом квартале 1936 г. все будет освежено. Разрешите на этом кончить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 138-141.

Ошлей. Я хочу доложить о том, каким образом МВО проводит в жизнь решения правительства и партии и приказы народного комиссара по военно-хозяйственному снабжению.

По части системы снабжения аппарат создан не полностью. Нужно сказать, что хозяйственный аппарат значительно обновился, и сейчас среди хозяйственных работников немало людей, которые не знакомы с делом военно-хозяйственного снабжения. Задача заключается сейчас в основном в том, чтобы обучить эти кадры. Каким образом? Надо использовать тех местных работников, которые в этом деле понимают, и курсы, которые создаются в округах, для переподготовки. Правда, курсы эти рассчитаны на продолжительный срок — на 3-4 месяца. Таким образом, в течение года можно пропустить через них не больше 160 чел., и то старшие категории. Это, конечно, недостаточно. Мне кажется, что нужны будут краткосрочные сборы для того, чтобы обучать основную массу работников, которые ведут хозяйство. Для меня совершенно непонятно, почему такое невнимание к созданию таких курсов. Я получил проект приказа, который не утвержден, без хозотделения.

Голос с места. Теперь это утверждено.

Ошлей. Чтобы научить, как вести хозяйство, во всяком случае на самих курсах, нужно иметь образцовое хозяйство. Только тогда люди могут научиться. Во-вторых, я считаю, что на курсах нужно обучить хозяйственников всей нашей военно-хозяйственной технике. Почему у нас плохо с питанием и вещевым имуществом? Просто потому, что хозяйственник-командир не знает, как пищевой продукт обрабатывается. Он не имеет основных понятий о приготовлении пищи. Считаю, что нужно и на окружных курсах добиваться, и на курсах усовершенствования при академии, чтобы начальствующий состав, работающий по снабжению, умел готовить пищу, хотя бы самые обыкновенные блюда, тогда он будет в состоянии исправлять и повара. Переучет имущества мы произвели по округу, но округ представил данные с опозданием. Это говорит о том, что недостаточно еще все удаляют внимание военно-хозяйственному снабжению.

В округе имеется очень много частей, не подчиненных округу, и которые мы обязаны снабжать, но никакой меры воздействия по отношению к этим частям командующий не имеет права принимать. В этих частях находятся такие «вежливые» начальники, которые не просто говорят, что мы вам не подчинены, но которые, когда от них требуют сведений, отвечают, что «я не мог в срок представить потому, что был оперативно занят». Это, собственно, вежливая форма отказа дать сведения. Имущество же нужно отпускать своевременно. Из-за невнимательного отношения начальника нельзя оставить часть без продовольствия и вещснабжения.

Мобилизационные ведомости округа не представили потому, что их в округе еще не проверили. Представлять ведомости непроверенные нет смысла. Проверка ведомостей показала, что ряд даже штатных работников не умеют их составлять; хотя в них ясно указано, что нужно по каждой отдельной части представить. Представляют сводную ведомость по дивизии.

Организационный вопрос. Мне кажется, что вопрос о системе снабжения разрешен, в частности по МВО, наполовину, округ имеет много отдельных частей. Необходимо создание соответствующего аппарата, который должен контролировать, регулировать и проверять свои подчиненные части. Я считаю, что остается невыполненным соответствующий пункт постановления ЦИК и Совнаркома. Надо и в дальнейшем контролировать войсковые части, требовать от них заявок и проверять эти заявки. Сам окружной аппарат этого сделать будет не в состоянии. Я внес предложение — и поддерживаю его, — что необходимо создать хозяйственный аппарат при мобтерокругах.

Тов. Косича этот вопрос как будто не интересует. Но я считаю, что это внесет большую точность, ибо весь хозяйственный план строится исключительно на краевых и областных планах. Дополнительный хозаппарат на местах нужно организовать скорее. Это улучшит снабжение и контроль. Управлять же сотнями частей невозможно.

По вопросу питания. Вопрос о питании имеет весьма серьезное значение и нуждается в большом внимании. Я не буду подробно останавливаться на этом вопросе постольку, поскольку все дело находится в наших руках и наладить его не так уж трудно. Вчера зам. наркома т. Тухачевский указывал, что красноармеец, нагруженный по норме, ему положенной, и без тренировки не в состоянии был пройти весь марш. Точно так же очень неприятное впечатление произвела на зам. наркома 17-я сд, которая в течение 5 дней была собрана по штатам военного времени. Ее снабдили имуществом, которое она должна иметь в военное время, и пустили на маневры. Сколоченной части не получилось. На зам. наркома она произвела нехорошее впечатление. Но если бы зам. народного комиссара т. Тухачевский проверил бы питание, то убедился бы, что с питанием у нас дело обстояло плохо. Когда проверили систему управления тыла в Кубинке, перевозка продуктов происходила не дальше КОПов и ДОПов. Живых людей не было. Как доходит готовая пища до красноармейца — проверено не было.

Я не имел возможности выступить по первому вопросу, но мне кажется, что в текущем году нужно провести, по крайней мере в двух округах, проверку того, как в нормальной боевой обстановке умеем организовывать питание бойцов.

Левичев. На маневрах производится.

Ошлей. На маневрах все продовольствие создается за месяц в районах маневров. Для того чтобы страховать все варианты возможного оперативного решения, командиры страхуют пункты запасами продовольствия до 100%. Это не снабжение в действительно возможных условиях во время войны. Если мы боевую подготовку проверяем на маневрах, то питание мы в мирное время не проверяем. Мы должны пойти на известные затраты в текущем году и поставить практически это дело — организовать тыл, перевозки, и не иметь никаких заранее намеченных баз. Должны организовать склады, откуда снабжают на соответствующее расстояние, склады типа военного времени и проверить, как продукты дойдут до красноармейца, превращенные в хорошую пищу.

Несколько слов о складском строительстве. Московский округ складов не имеет, но и на те склады, которые имеет, отпускаются небольшие средства. Нужно увеличить ассигнования на 1936 г. по складскому строительству и поскорее ввести штаты складов, которые были своевременно представлены и сейчас находятся в Генштабе на рассмотрении.

Плохо дело с мобилизационной подготовкой складов только потому, что там счетные работники, которых сейчас дали, никуда не годятся. Вот делопроизводитель — сидит на продовольствии и на мобилизационном плане, а он еле-еле царапает, и естественно, что с работой не справляется. Если штаты не будут увеличены и не будет введен мобработник склада, трудно будет хорошо наладить работу.

Пару слов о моей должности — должности помощника командующего войсками по материальному обеспечению. Эту должность из территориального положения надо перевести на кадровое. Чтобы можно было на деле обеспечить руководство материальным обеспечением частей, нужно дать инспекторов помощникам комвойск по материальному обеспечению. Имеются только 4 инспектора в отделах. Не могу я при помощи этих инспекторов проверять работу их же начальников.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 141-142.

Гришин. После тех указаний, которые мы получили от народного комиссара обороны и от ЦК нашей партии, само собой разумеется, не могло не быть достижений в области ведения войскового хозяйства. Имеются достижения и у нас в Краснознаменном Балтийском флоте.

Я должен доложить, что в области ведения хозяйства, как продовольственного, вещевого, шкиперского, так и по другим видам, у нас имеется большая разница по сравнению с округами. Если в пехотных частях имеются свои склады, где хранятся даже мобзапасы, то у нас на кораблях такого положения нет и быть не может. На кораблях имеется только запас для текущих надобностей. Все же остальное хранится в общих портовых складах. Поэтому нами было обращено главное и первоочередное внимание на приведение в порядок наших общевойсковых складов. Я должен вам доложить, что после совещания, которое было летом, мне лично пришлось проверить целый ряд складов, холодильников и т.п. в Кронштадте. А надо сказать, что в Кронштадте сосредоточено огромное большинство этих складов. Так вот, должен сознаться, мне стало стыдно за самого себя, что я раньше не побывал в них. В этих складах я обнаружил очень много больших и всяких недостатков.

Прежде всего пришлось подумать и проверить, кому вверены эти склады, кто ведает хранением и сбережением продовольствия, вещевым имуществом, снаряжением и т.п. Когда же проверили этих людей, а их было немало — 790 с лишним человек, вольнонаемных и военнослужащих, оказалось большое засорение, особенно среди вольнонаемных. Пришлось нажимать на то, чтобы этим вопросом повседневно занимались политорганы и парторганизации. Между прочим, и у нас в Кронштадте не совсем нормально положение в том смысле, что вольнонаемные работники, работающие на складах, обслуживаются в партийном отношении районным комитетом партии.

Я здесь ставлю этот вопрос и буду просить при докладе т. Гамарника, чтобы нам при военных портах обязательно разрешили иметь хотя бы небольшой политотдел, чтобы иметь возможность обслуживать вольнонаемный и остальной народ, который работает на наших окладах. Это нам обязательно нужно.

Теперь остановлюсь на вопросе воспитания личного состава в духе сбережения государственного имущества и того имущества, которое ему дано по снабжению. У нас, во флоте, имеется некоторая разница по сравнению с Рабоче-крестьянской Красной армией. У нас каждый краснофлотец получает на год обмундирование, сколько ему положено, и оно является его собственностью. Предположим: 3 тельняшки, 3 форменки, брюки и т.д.

С места. В прекрасном порядке.

Гришин. Так точно. Наше положение несколько облегчается тем, что краснофлотец лучше бережет это обмундирование. Но тем не менее мы провели большую работу среди личного состава по сбережению обмундирования.

Товарищи, у нас были случаи и такие, когда мы на кораблях сталкивались с жалобами командиров, что порт не выдает вилок, ножей и т.д. Бывало и так, что мы сами видели, когда приходили на миноносец, что не совсем хорошо сервирован стол — не хватает вилок, ножей и т.д. Спрашиваем, почему. Докладывают, что порт не дает. Тогда сами спускаемся в их кладовку и там находим эти вещи на гораздо большее количество, чем сколько имеется на корабле. Недостаток же в этих вещах произошел потому, что, к великому сожалению, командир, который командует, уже года полтора не спускается в эту кладовку, не знает, что там есть. Такое положение было. И мы с ним боремся. Я докладываю, что в этом отношении сейчас известные достижения уже имеются. Тов. Жильцов говорил здесь насчет пищи у нас, во флоте, и была дана реплика т. народным комиссаром обороны по поводу пищи во флоте. Я должен доложить, т. народный комиссар, о том, что у нас, на Балтике, за последнее время при объезде или при обходе наших частей и кораблей не было ни единой жалобы на недостаток или на недоброкачественность пищи. Я должен также доложить, что борщ, о котором здесь говорили, краснофлотцу нравится. Краснофлотец любит жирный борщ.

Ворошилов. Не в этом дело. Жирный борщ всякий любит. Но кроме жира нужен еще вкус. Борщ доброкачественный, жирный, но вкуса в нем никакого нет. У начсостава в кают-компаниях просто ерунда, есть невозможно.

Гришин. Совершенно правильно. Нужно говорить о комсоставе. Наш комсостав питается хуже, чем краснофлотец.

Ворошилов. А краснофлотец хуже, чем красноармеец, более однообразно и менее вкусно.

Гришин. Совершенно правильно. Нам придется, по-видимому, т. народный комиссар, перевести комсостав на ту систему, какая была в старое и недоброе время на кораблях, когда держали рестораторов. Очевидно, нам придется этим вопросом заняться. При том положении, которое мы имеем сейчас, мы лучше кормить не будем. Наша кооперация не могла дать соответствующее количество и качество продуктов. И наш командный состав питается хуже краснофлотцев. По-видимому, придется перейти на ресторанную систему на кораблях. Что касается улучшения пищи краснофлотцам, тут придется пойти по линии дачи большей квалификации нашим кокам, поварам. Вопрос здесь упирается в приготовление пищи. Повысив квалификацию поваров, тем самым улучшим пищу.

Вот все, что я хотел сказать, т. народный комиссар.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 143.

Прокофьев. Я хочу доложить, т. народный комиссар, в какой мере и в какой степени мы реализовали и продолжаем реализовать ваши приказы, решения Центрального Комитета и нашего правительства по вопросам обозно-вещевого и продовольственного снабжения. Мы довели до сведения всего начальствующего состава, а впоследствии и до красноармейских масс, эти ваши приказы и решения партии и правительства. На сегодняшний день нет ни одного склада в округе, где мы с командующим войсками по меньшей мере по два, а то и по три раза не побывали. Но я должен доложить вам, т. народный комиссар, что, несмотря на это, мы все же похвастаться не можем, что на сегодняшний день полностью реализовали ваши приказы и решения партии. Мы еще не добились того, чтобы в наших складах был бы тот образцовый порядок и чистота, которые требуются на сегодняшний день.

Чего мы добились? Это то, что мы довели до сознания каждого командира и политработника, что он должен заниматься повседневно войсковым хозяйством. Без этого мы не могли бы иметь того состояния, которое мы имеем сейчас почти на всех складах нашего округа, за исключением двух небольших частей: в части 225, где у нас дело плохо обстоит, и в Красноярском гарнизоне. Нашим большим злом на сегодняшний день продолжает оставаться вопрос о незаконных выдачах продовольственных продуктов со склада. Это имеет место.

Голос. До сих пор?

Прокофьев. До сих пор. До последней проверки мы имели такие факты главным образом в Красноярском гарнизоне. Надо думать, что мы это изживем в самом непродолжительном времени.

Пользуясь тем, т. народный комиссар, что мне не удалось выступить по предыдущему вопросу, я должен доложить, что, несмотря на все наши мероприятия и величайшее желание поставить дело так, как нам хотелось бы, и так, как это вытекает из ваших приказов и решений партии, мы ни по одному вопросу без вашей помощи сами ничего сделать не в состоянии. Я имею в виду наш обоз. Обоза у нас очень много, обоза, относящегося к неприкосновенному запасу. Но бывают случаи, как, например, в Омском, Новосибирском, Ачинском гарнизонах, когда немалое количество обоза стоит под открытым небом.

Дальше я хотел бы поставить вопрос о нашем общественном питании. Ни мне лично, ни командующему войсками — а мы очень часто бываем в частях — не приходилось слышать нареканий со стороны красноармейцев о низком качестве питания. Таких случаев у нас не было.

Осепян. У вас не было такого случая?

Прокофьев. Прямых жалоб, т. Осепян, не было.

Гамарник. Отсутствие прямых жалоб не значит, что все хорошо.

Прокофьев. Это правильно, Ян Борисович. Но я не могу согласиться с т. Жильцовым, когда он утверждает, что у нас, как правило, люди, работающие на кухне, не моют рук. Я не согласен с этим — это не соответствует действительности.

Якир. Это преувеличение.

Прокофьев. Это сгущено, т. Якир. Не может быть, чтобы у нас люди, работающие на красноармейской кухне, были бы настолько некультурны, настолько дикарями, чтобы не мыли рук. Отдельные случаи, конечно, могут быть, но мы с такими вещами не сталкивались.

Несколько слов о состоянии общественного питания начсостава. Несмотря на организованный недавно Военторг90, я должен сказать, т. народный комиссар, что, если бы мы не имели своих подсобных хозяйств, мы не получили бы значительного улучшения питания начсостава. В нашем округе абсолютное большинство столовых, бывших ранее в ведении ЗВК, перешли непосредственно частям. Это возможно бьшо сделать потому, что каждая часть имеет свое подсобное хозяйство. Благодаря этому значительно улучшено питание, и, что самое главное, оно значительно удешевлено. Тов. народный комиссар, я не знаю, как в дальнейшем будет обстоять дело с нашими подсобными хозяйствами, но мне думается, что его надо сохранить.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 143.

Зиновьев. С вашего разрешения, т. народный комиссар, я имею в виду использовать свое время по двум докладам.

Недостатков у нас по складам, кладовым и всему хозяйству обнаружено было очень много. После совещания в ЦК нашей партии мы на деле, разрешите об этом доложить, провели очень большую работу. Весь начальствующий состав, командиры, политработники и парторганизации, правда, не везде сразу, кое-где не без потуг, стали энергично работать над устранением недостатков. Сейчас мы имеем такое положение, когда в наших ротных и батарейных складах порядок уже нередкое явление. Продукты хранятся любовно, в сделанных ларечках, кое-где под стеклом, все подкрашено, помещение чистенькое, кое-где заведены дорожки и т.д. Внешний вид складов приведен в надлежащий порядок. В этом отношении, особенно наши младшие командиры и сверхсрочники, положили много труда и изобретательности. Они ходили по местным магазинам и складам, брали там примеры как нужно делать. Но, понятно, было бы неверно сказать, что мы решение ЦК, правительства и приказ народного комиссара выполнили по всем пунктам. Работать придется еще очень много. Но мы встречаемся иногда с таким настроением, правда, далеко не массовым, когда некоторые товарищи считают, что переучет провели, на складах все привели в порядок, ведомости заполнили, представили их по инстанциям, и, стало быть, гора с плеч долой, можно и успокоиться. Мы эти настроения подметили и крепко предупредили этих товарищей, что работать тут еще придется много, очень много, и что успокаиваться ни в коем случае нельзя.

В решениях ЦК и правительства, в требованиях народного комиссара вопросам быта красноармейца уделялось большое внимание. Действительно, недостатков тут мы имеем еще немало. Я приведу несколько фактов. В период напряженной горячей работы по приведению всех складов в порядок прихожу я в 253-й полк. Посмотрев склады и найдя их в порядке, иду в роту. В беседе с красноармейцами узнаю, что они не получали в продолжение двух недель сахар. Когда я начинаю выяснять, командиры докладывают, что, видите ли, мы сейчас заняты хозяйством, очень много уделяем внимания этому вопросу, поэтому такую деталь, как своевременную выдачу красноармейцам сахара, упустили.

Другой случай. Было общее собрание в 126-м полку в связи с выступлением т. Сталина на совещании стахановцев. Собрание прошло очень хорошо, с большим подъемом. После собрания пошли по казармам. Зашли в столовую. В столовой этой, во-первых, полутемно. Значительная часть лампочек вывинчена и неизвестно кем унесена; во-вторых, не так-то уже чисто. Чай пьют не из чайников, а из кастрюль, которые предназначены для супа, не у всех есть кружки. Выясняем, в чем дело. Оказывается, что чайники есть, но у них отбиты ручки, кружки тоже на складе есть, но не сумели вовремя их принести. Грязновато и темно потому, что соответствующие начальники редко заглядывают в столовую и ей мало занимаются. Оправдываются же тем, что заняты хозяйством. Можно было бы привести еще ряд фактов.

Получается, что наряду с большой работой по приведению в образцовый порядок хозяйства мы имеем такие явления, когда внимание к красноармейцу, к его нуждам, заботы о нем у нас все еще недостаточны. В этой части мы приказ народного комиссара и указания не выполнили, а это один из больших вопросов в решениях ЦК и правительства по вопросу войскового хозяйства.

Я хочу еще остановиться на вопросе питания нашего начальствующего состава. Здесь уже говорили об этом. Я считаю, что прав т. Жильцов, когда говорит, что надо изменить эту систему. Паек себя сейчас уже отжил. Мы фактически во время полевых занятий и на стрельбищах, выходах, кормим начсостав из котла. Наши военно-торговые конторы с этой работой полностью не справляются, тем более что столовые нам приходится кое-где сейчас закрывать. Прибавили жалованье. Продукты стали дешевле, и люди идут на базар, покупают себе свежие хорошие продукты — готовят дома. Поэтому отлив из столовых сейчас резко заметен. В полевых же условиях работы командира — а такого времени у него много бывает — надо разрешить ему обязательно питание с котла, вычитывая за это стоимость продуктов.

Хочу отметить еще один вопрос, что в работе по приведению складского хозяйства в порядок местные организации оказали нам существенную практическую помощь. В Троицке, в Златоусте, в Челябинске и других гарнизонах комсомольцами, комсомолками было отремонтировано очень много обмундирования. Немалую помощь нам оказали и жены начсостава, а отдельные из них просто проявляли героизм. Например, жена командира взвода 253-го сп. т. Бурова, отремонтировала 445 комплектов обмундирования, а 70-летняя старушка — мать одного командира 254-го сп, Чуракова, отремонтировала большое количество обмундирования, работая беспрерывно с 17.09 по 10.10, давая хорошее качество ремонта.

Гамарник. А чем вы отметили все это?

Зиновьев. Не отметили. К сожалению, такие факты иногда проходят незамеченными, но мы таких людей отметим.

Гамарник. А надо было отметить, надо было написать в «Красную звезду», чтобы об этом знала вся армия.

Зиновьев. Весь начсостав, политаппарат, партийная организация, комсомол частей провели большую работу по приведению войскового хозяйства в порядок. Сейчас наша задача заключается в том чтобы не снижать это дело, а двигать его вперед, с тем чтобы в ближайшее время доложить народному комиссару, что войсковое хозяйство действительно работает, как часовой механизм, как того требует т. Сталин.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 144.

Баранов. Товарищи, несмотря на неоднократные указания народного комиссара, постановление ЦК партии и Совнаркома, все же на сегодняшний день нужно продовольственно-пищевой блок признать неблагополучным. Я не разделяю полностью точки зрения т. Жильцова. Может быть, поспешность в изучении этого вопроса не дала возможности т. Жильцову выяснить до конца всю картину. По докладу т. Жильцова выходит, что округа ничего не сделали. Я докладываю, т. народный комиссар, что если этот участок работы благополучным еще нельзя назвать, тем не менее этот вопрос резко сдвинулся с места. Уже одно то, что желудочно-кишечных заболеваний, которые потребовали в свое время вашего приказа, т. народный комиссар, считать каждый случай желудочно-кишечных заболеваний чрезвычайным происшествием, по сравнению с 1933—1934 гг. стало значительно меньше, является лучшим доказательством того, что наступило известное улучшение.

Какие имеются дефекты? Я считаю, что все имеющиеся на сегодня дефекты, может быть, за редким исключением, являются такими, что могут быть исправлены или самими частями, или в крайнем случае округами. Скажем, имеется дефект в оборудовании. Совсем необязательно дооборудование производить централизованным порядком. Значительная часть может быть проведена на месте. Наиболее узким местом в оборудовании являются холодильники, которые очень редко встречаются в частях, а между тем наличие холодильников в продовольственно-пищевом блоке имеет громадное значение.

Надо отметить неприспособленность продовольственных хранилищ, в которых и на сегодня много условий для порчи продуктов. Мы имеем чрезвычайно легковесное отношение к кондициям. Кондиции установлены, но эти кондиции торгующие организации стремятся понизить. И если хозяйственник в части — напористый человек, он не примет продукцию с пониженной кондицией, а хозяйственнику ненапористому такую кондицию всучат. Известно, что во многих случаях желудочно-кишечные заболевания и пищевые отравления, как правило, являются следствием того, что пища приготовлялась из продуктов пониженных кондиций. Соблюдение кондиций носит пока совершенно случайный характер.

Чрезвычайно важным является самый процесс прохождения продуктов от поставщика до рта потребителя, этот процесс, в сущности говоря, не регламентирован. А нужно прямо признать, что, несмотря на наличие должности помощника командира полка по хозяйственной части и еще целого ряда хозяйственных работников, у нас нет в этом деле хозяина. Без хозяина у нас и кухня — это наиболее важное звено в продовольственном деле.

Нужно подчеркнуть, что отдельные звенья, из которых состоит процесс прохождения продукта в обработке, имеют большое значение. Прорыв в одном звене всегда может вести к порче пищи, со всеми затем последствиями.

Гамарник. А что делают санитарные врачи?

Баранов. О роли санитарной службы я скажу, Ян Борисович. Несомненно, во всех этих неполадках значительная доля вины ложится на санитарную службу — на тех врачей и лекарских помощников, которые к этому делу приставлены.

У нас по распоряжению наркома в каждой части к продовольственному блоку приставлен врач и санитарный инструктор. Врач ответственен за весь продовольственный блок, а санитарный инструктор дежурит на кухне. Как будто бы ясна ответственность. Но вместе с тем до тех пор, пока во всем продовольственном деле не будет заведен совершенно четкий режим, не будет установлено строгое распределение ответственности, пока хозяйственники сами не возьмутся крепко за это дело, не будут чувствовать себя ответственными за это дело, до тех пор можно определенно сказать, что санитарная служба одна ничего сделать не сможет, санитарные врачи за всем уследить не могут. Кроме того, вы знаете, что у нас в полках обычно 2, в лучшем случае 3 врача, которые в то же время должны лечить больных, посещать на дому больных командиров и членов их семей, у них амбулатория, лазарет и т.д. Если мы всех врачей переключим на продовольственный блок, то из этого ничего не выйдет, они не смогут тогда выполнять своих прямых обязанностей. Поэтому я считаю, что нужно установить ответственность не только санитарных работников, но и всех хозяйственных работников.

Гамарник. Правильно.

Баранов. И, пожалуй, в первую очередь нужно завести твердый режим. Нет режима еще у нас, Ян Борисович.

И второе, нужно издать такое распоряжение, что акт врача, бракующий продукты для приема в пищу или приготовленную уже пищу, является таким документом, которым пренебрегать никто не может. А я вам могу привести много фактов, когда акт врача командиром рвется. Врач говорит, что продукт в пищу не годится, составляет акт, а этот акт уничтожается, продукты же пускаются в приготовление пищи. Я обязуюсь, если это нужно, представить соответствующие материалы. Какая же после всего этого цена работе врача, какая цена этому акту? Я считаю, что нужно установить такой порядок, при котором акт врача, бракующий пищу, является таким документом, который может быть отменен только вышестоящей санитарной инстанцией. Если бракует полковой врач, отменить может дивизионный врач.

Затем дальше, до тех пор, пока кадры — об этом между прочим много было распоряжений и указаний — не будут более квалифицированными и вообще более культурными а надо признать, что на этом участке работают менее культурные люди то тех пор вкусовые качества пищи будут оставаться низкими, и гигиена будет страдать. Я считаю, что нужно было бы принять меры к тому, чтобы у нас в частях Красной армии на этом участке были бы более квалифицированные работники.

Наконец, в части концентратов. Я не знаю почему т. Жильцов до сих пор не использует разработанные Санитарным институтом концентраты — прекрасные супы, каши, котлеты, их можно превратить в пищу быстро и несложно. Они прошли испытание во многих частях и получили апробацию. Нужно эти концентраты дать в фабричное производство, начать заправку их как для всякого рода учений, так и в непзапас. Одновременно можно продолжать дальнейшую их проверку, главным образом на сроки хранения.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 144.

Аронштам. У нас настолько плохо обстоит дело с продовольственным снабжением, что я считаю просто непонятным, зачем принуждать нас, из ОКДВА, выступать здесь с трибуны по ряду вопросов и объяснять то, о чем говорил т. Жильцов, и отнимать время у присутствующих. Не это надо было сделать. То, что здесь говорил т. Жильцов о плохом состоянии складов, в частности о загрязненности, которая там имеется, то ведь т. Жильцов говорил, что это было в сентябре месяце, но что сейчас с помощью работников армии это дело ликвидировано. Зачем об этом было говорить, я не знаю.

Что у нас действительно плохо, так это положение со строительством складов, и нажим нужно было делать именно на это. У нас, как на складе 220, где мы часто бываем, так и на складах т. Федько, сотни вагонов грузов — причем скоропортящихся грузов — лежат под открытым небом, некуда нам их класть, и товары лежат в буртах. Нужно было сказать о том, как у нас на складах такие продукты, как сахар, лежат в таких высоких штабелях в самих складах, что сахар не успевает просыхать, сохраняет излишнюю влажность, и нам некуда его деть. А на территории нашего склада 220 свыше 10 хранилищ заняты комитетом резервов, и нам товар девать некуда. Я не хочу ни в какой степени здесь умалять скверное строительство наших складов. Я сам перед отъездом сюда сидел в 220-м складе. Мы делили его на обозно-вещевой склад и продовольственный. При мне разбирались стеллажи, тут же мы перевозили все товары, которые были определены на обозно-вещевой склад, тут же при мне производили строительство этого склада с тем, чтобы перевозить обозно-вещевое имущество и обратно — освободить площадь для продовольственного имущества. У т. Жильцова положение со складами такое же. Я видел склады, где сучьями завалена мука и целый ряд других продуктов. Поймите вы одно. Поймите, что мы не хотим нисколько защищать плохую работу. Если бы мы фигурировали на совещании в ЦК, то были бы вещи еще более ужасные, потому что у нас с хозяйством хуже, чем в других местах. Но нам нужно помочь со строительством. Меня вынудили выступать на эту тему, но теперь я хочу перейти к другим вопросам.

Я попрошу просто заслушать четыре цифры, касающиеся наших кадров хозяйственного аппарата. Я не согласен с тем, когда выступают и рисуют хозяйственников так, что они жульничают и мошенничают. Не в этом беда. Вот посмотрите, как мы с ними работаем, с хозяйственниками. Я беру до этой реформы военно-хозяйственного отдела кадры у нас в армии. Вот взять начальников военно-хозяйственного снабжения дивизий. Из них 80% взяты непосредственно с командной работы. 30% из них имеют годовой стаж хозяйственной работы, 40% — двухгодичной. Если взять помощников по материальному обеспечению командиров полков, то 92% выдвинуто из армии, а из них 85% имеют стаж работы только до 2 лет. Это молодежь, которая не знает, как работать. А мы что сделали? Мы передали все хозяйство на откуп этим людям. Я не согласен с тем, что у нас в складах сидят селезеночники и печеночники, с тем, о чем говорили. Но что значительная часть этих товарищей работает по нежеланию в хозяйственных складах, без особого энтузиазма, это верно. Вы посмотрите наши аттестации. Надо сказать правду на Военном совете, что когда мы видим, что командир немножко неподходящий для командования или видим, что политработник не подходит, мы пишем: на склад, на хозяйственную работу или преподавателем. До тех пор, пока у нас будет такое отношение к хозяйственным работникам, до тех пор, пока мы не создадим почета, авторитета

Ворошилов. Это другой вопрос. Но если человек не годится для командования, это не значит, что он никуда не годится. Он может оказаться замечательным на хозяйственной работе.

Аронштам. Если бы так подходили, что человек, годящийся для хозяйственной работы, — это другое дело.

У меня был очень интересный разговор. Исключают из партии начальника хоздовольствия 80-го пулеметного батальона. Рабочий парень, член партии с 1918 г., участник Гражданской войны. Был в 71-й дивизии, имеет выговор за грубость, второй выговор с предупреждением, третий раз исключают и восстанавливают. Попадает в ОКДВА, исключают и восстанавливается. Интересный тип. Я вызвал его к себе. Что это за человек? Оказывается, ему ну просто не по вкусу хозяйственная работа. Действительно, хозяйством он занимается из рук вон плохо. Задергали его. В чем дело? Я, говорит, был аттестован на командира батальона, но верно, грублю я. Меня послали на хозяйственную работу, я ею никогда не занимался и вкуса у меня нет. И таких фактов можно привести много, когда хозяйственная работа расценивается нами, командирами и политработниками строевыми, как какая-то исправительная трудовая колония. С этим надо покончить. Ведь хозяйственник — это не просто распределяющий пайки, а это — человек, который организует тыл на время войны. А копните любого из нас. Мы, конечно, насчет тыла можем говорить, а вот на практике этого понимания у нас часто и не имеется.

Третий вопрос, который я хочу поставить здесь, — это вопрос о хлебопечении. Мы в нынешнем году, в особенности в связи с отменой хлебной торговли, специально занимались этим вопросом. Как занимались? Договорились с командующим, и я созвал к себе хлебопеков, военных хлебопеков и по линии кооперации. И занялись мы не разговорами о хлебопечении, а взяли хлеб, разрезали его и выяснили, как нужно печь. Что же выяснилось? Выяснилось, что хлебопечение является у нас, к сожалению, какой-то алхимией. В частности, температуру хлеба чем определяют? Не какими-нибудь техническими приборами, а ставит палец в тесто, подносит к носу и определяет степень закваски и температуру.

Ворошилов. Всю жизнь так определяли.

Аронштам. Если всю жизнь так определяли и прежде выходили специалисты-хлебопеки, то наш боец не выходит в хлебопеки.

Ворошилов. Не в этом беда, это мелочь.

Аронштам. К сожалению, у нас и хлеб не умеют печь.

Ворошилов. Это неправда, хлеб всюду замечательный.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 145.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.