Каганович — Сталину 2 [июля 1932 г.]

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.07.02
Источник: 
Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. Москва: (РОССПЭН), 2001 Стр. 210-213
Архив: 
РГАСПИ Ф. 558. Оп. 77. Д. 740. Л. 2–9. Автограф.

2/VI1

Здравствуйте, т. Сталин. 1) Получили Вашу шифровку о Ланкастере, я тотчас передал Межлауку. Судя по всему, Ланкастер приехал для разведки. Сам он на серьезные решающие ответы не может идти, тем более правильно Ваше предложение стоять на нашей схеме. Не нужно ли сообщить кое-что в печати, может быть хотя бы сообщение, что он у нас, или не стоит? Прошу написать Ваше мнение.

2) Проект постановления о хлебозаготовках и уборочной послали Вам. Думаю, что оно соответствует Вашей установке, совпадают целиком и наши выступления на совещании с Вашим советом направить главный удар против украинских демобилизаторов.

Завтра у нас совещание членов ПБ об аварийности в воздушном флоте и там мы решим вопрос о нашей поездке на Украину, хотя т. Молотов сомневается, нужно ли и ему ехать, но Вы совершенно правы, что ехать надо двоим, и ПБ это примет. На конференции у них один вопрос о с[ельском] хозяйстве]. Придется развить на конкретных примерах вопрос об отрыве руководства от с[ельского] х[озяйства] и неравномерном распределении хлебозаготовок, благодаря незнанию районов, приведшему к печальным последствиям2.

3) Об аварийности в воздушном флоте мы создали комиссию для расследования конкретных причин аварии, особенно в связи с авариями последних двух дней. Вчера погиб ТБ-33 под Москвой. Сегодня два Р-54. Завтра соберем закрытое совещание членов ПБ, где обсудим предложение Ворошилова, а также вопрос о качестве продукции.

4) Заслушали мы вчера на ПБ т. Шебоддаева о потребкооперации. Ваше письмо члены ПБ прочитали, но записки т. Шебоддаева не успели прочитать, поэтому пришлось отложить обсуждение до следующего заседания. Я лично ознакомившись с запиской считаю, что хотя действительно он ставит важный и большой вопрос, но именно только ставит, но не разрешает его. Его предложения кажутся простыми, но они самые сложные. Наши кооператоры с самого начала колхозной торговли ставили вопрос как о заготовках, так и о продаже по рыночным ценам, это собственно и предрешает вопрос о развороте ими в большом масштабе децентрализов[анных] заготовок. То, что Вы считаете положительным в его записке, безусловно правильно, и это надо принять, что же касается цен, а это гвоздь, здесь можно допустить некоторое отступление от общезаготовительных] цен лишь в отношении к столовым, находящимся в ведении кооперации. Можно будет допустить широкую заготовку молочных продуктов и то лишь с незначительным повышением цен в определенных районах. Когда выработаем проект, пришлю его Вам.

5) В тесной связи с этим стоит вопрос о финансах. Последний месяц особенно отличился эмиссией. Причин здесь много: бюджетный дефицит, медленная реализация ряда промтоваров и т.д. Посылаю Вам записку Гринько и Марьясина5, одно принятие их предложения не решает дела, тут надо конкретно посмотреть товары, что и придется сделать, посмотреть те хозорганы, которые перескакивают установленные рамки и т.д. Один вопрос они ставят острый — это о коммерческих ценах на промтовары, продаваемые в деревне. На это придется пойти, но на все ли товары. Весь вопрос мы еще не обсуждали, прошу Вас написать по всему этому вопросу. На ближайшем ПБ 8-го мы будем слушать вопрос о себестоимости строительства по хозяйственным] наркоматам.

6) С ширпотребом у нас все же значительное улучшение. На Ш-й кв[артал] мы наметили товаров для деревни на 690 мил. рубл. Отгрузка идет лучше. Теперь весь вопрос в областях и районах, ибо в центре нам уже легче будет проконтролировать, если где застрянет товар. Вот почему на совещании по хлебозаготовкам пришлось крепко покритиковать обкомы, крайкомы за то, что они не уделяют внимания этому делу. Я указал, что если здесь в центре Вы лично этим занимались и повернули мозги всех нас к этому делу, то в областях секретари пока и не думают этим заниматься. Думаю, что некоторый перелом будет, чтобы его закрепить придется вызывать и слушать отчеты областей и краев.

Разработали мы постановление о реорганизации промкооперации в направлении разворота ее инициативы в увеличении количества промтоваров. Ввиду важности этого постановления посылаю его Вам для ознакомления, пока мы его еще не принимали.

7) По валютному плану 32–33 года работаем упорно и регулярно, пока мы еще не закончили выработку экспортного плана, ибо драка естественно идет не только по импорту, но и по экспорту. В частности, прошу Вас сообщить Ваше мнение по следующему вопросу; план вывоза железной руды на 32 год — 1500 т[ыс] тонн, на 33 г. намечаем 750 т[ыс] тонн — это дает около трех миллионов валюты, примерно тоже с магнезитом. На заседании комиссии указывалось, что Вы за то, чтобы ничего не вывозить по руде и магнезиту. Мы вопрос отложили, но лично я думал бы, что половину руды, т.е. 750 т[ыс] тонн можно было бы вывезти, все-таки выручка в 3 миллиона.

8) Трояновский прислал письмо с просьбой заменить его там другим, посылаю его Вам. О КВЖД он ведет разговоры конкретные — о цене продажи и т.д., надо было бы ему дать более конкретные директивы, а то он может там, сам не желая, запутаться.

9) На днях на наш пограничный пост явился якобы представитель Китайской Народной Армии с письмом к Блюхеру, за оружием и т.д. Мы дали директиву немедленно отправить его обратно и впредь не допускать перехода подобных представ[ителей], либо подосланных провокаторов, либо объективно играющих провокационную роль, безразлично.

10) О выдержке-сообщении о корейцах, которую Вы прислали, я выяснил. К сожалению, Ваше предположение оправдалось — это ОГПУ (остатки старого). В случае запроса Хироты (у него есть указание) Карахану нами даны указания6.

11) Вчера открылась Всесоюзная конференция комсомола. Вам передавали действительно горячий комсомольский привет. В связи с отъездом на Украину сомневаюсь, удастся ли мне выступить у них, но направление их работе дадим.

12) Сегодня открылся у нас пленум Московского обкома совместно с секретарями райкомов. Обсуждаем о потребкооперации, о с[ельском] хозяйстве] и колхозах и доклады шахтной угольной ячейки, текстильного и вагонного заводов. Секретарь шахтной ячейки сделал очень хороший доклад, придется его напечатать в «Правде», сумеете прочесть.

13) Горький все просит утвердить редакторов Истории гражданской войны, посылаю Вам список на всякий случай, а то может быть подождем до Вашего возвращения.

14) Посылаю Вам письмо Литвинова, оно ничего особенного не представляет, но на всякий случай посылаю7.

Ну кончаю и так затянувшееся письмо.

Привет. Ваш Л.Каганович.

P.S. Ваши указания о переговорах с нефтяниками, данные в письме от 29, учтем, дадим соответствующие указания. Рабинович выехал, но нового пока не сообщает. Л.К.

________________________

1 Дата письма, поставленная Кагановичем, неверна. Письмо относится к июлю 1932 г.

2 3 июля 1932 г. ПБ приняло решение командировать на украинскую партконференцию Кагановича и Молотова (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 891. Л. 10). 6 июля с их участием состоялось заседание ПБ ЦК компартии Украины, на котором было принято решение «признать правильным установленный ЦК ВКП(б) план хлебозаготовок по селянскому сектору в размере 356 млн пудов и принять его к безусловному исполнению». Это постановление послужило отправным пунктом для работы III Всеукраинской конференции КП(б)У (6–9 июля 1932 г.), которая рассматривала доклад С.В.Косиора об итогах весенней посевной кампании, о хлебозаготовительной и уборочной кампаниях и задачах организационно-хозяйственного укрепления колхозов. Молотов и Каганович выступали на конференции. Резолюция конференции требовала безусловного выполнения хлебозаготовительных планов (Голод 1932–1933 роив на Украшь Киев, 1990. С. 36–40, 194–197).

3 Тяжелый бомбардировщик ТБ-3, экипаж 11 человек, серийный выпуск начался в 1932 г.

4 Двухместный самолет Р-5 применялся в качестве сухопутного разведчика и легкого бомбардировщика.

5 Записка отсутствует.

6 В сообщении японского правительства, переданном 7 июля 1932 г. советником посольства Японии в СССР в НКИД, говорилось, что арестованный японскими властями кореец Ли дал показания о том, что он вместе с тремя другими корейцами был завербован владивостокским ГПУ, снабжен взрывчаткой и направлен в Корею с заданием взорвать ряд мостов. 10 июля, заслушав сообщение Карахана «О корейцах», ПБ решило предать вопрос на обсуждение Дальневосточной комиссии (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 12). 16 июля ПБ поручило комиссии в составе: Молотов, Каганович и Карахан «составить текст ответа на запрос японского правительства о корейцах и согласовать его с т. Сталиным» (Там же. Л. 28). В этот же день ПБ рассмотрело «Вопрос ДВК». В решении по нему говорилось: «Обратить внимание ОПТУ на то, что дело было организовано очень плохо; подобранные люди не были должным образом проверены». Сотруднику ОГПУ, непосредственно отвечавшему за дело, был объявлен выговор и предрешен его отзыв из Владивостока. ОГПУ было поручено укрепить кадрами военно-оперативный сектор (Там же. Л. 33). 17 июля текст ответа японскому правительству был направлен Сталину. После повторного напоминания Сталин ответил, что согласен с ним (см. документ N° 199). 26 июля заместитель наркома иностранных дел СССР Карахан по поручению советского правительства сделал заявление послу Японии в СССР Ота. В нем указывалось, что, как показало расследование, «все сообщение корейца Ли с начала до конца является злостным и провокационным вымыслом». «Союзное правительство надеется, — говорилось в заявлении, — что японские власти отнесутся должным образом как к автору провокационного заявления, так и примут все необходимые и энергичные меры к выяснению вдохновителей и организаторов этого провокационного дела, имеющего несомненной целью ухудшение отношений между СССР и Японией» (ДВП. Т. XVI. С. 814.).

7 Письмо отсутствует.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.