Глава 10. Внутренняя политика 80—90х гг. XIX в. Контрреформы

Период с 1881 г. до середины 90-х гг. получил название периода контрреформ. Внешне все выглядело как крутой поворот внутренней политики нового царя Александра III. Но дело было не только в личности царя. В период реформ (1861—1881) царизм нередко скатывался к реакционным действиям. Объективной причиной такого поворота было несовершенство реформирования в социально-экономической и особенно в политической области. Уступки были половинчатыми, непоследовательно буржуазными, и в результате пережитки старого, феодального строя не давали свободно развиваться капитализму. В тяжелом положении оказалось крестьянское хозяйство, испытывали серьезные трудности помещичьи хозяйства, пережитки опутывали тормозящими нитями финансы, промышленность, торговлю. Выход из создавшегося положения по-разному видели различные слои правящих кругов. Более прогрессивные государственные деятели считали необходимым продолжить реформы в буржуазном направлении. С другой стороны, зрела и расширялась прослойка консервативной оппозиции, которая всегда была против реформ и возникшие трудности объяснила только ими. Эта оппозиция выдвигала требования отменить все прежние реформы и вернуться к «старому доброму времени».

Представленные документы отражают обе названные тенденции. Прогрессивное направление выражалось в проекте реформ графа М. Т. Лорис-Меликова (1825—1888) — министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов, являвшегося фактически диктатором в последние месяцы жизни Александра II. Суть этого проекта раскрыта в его докладе Александру II (документ № I), одобренном последним. Проект предусматривал постепенное понижение выкупных платежей, ликвидацию временнообязанных отношений, преобразование податной системы, учреждение кредита для крестьян, организацию переселения крестьян на свободные земли.

Убийство царя было веским поводом для перехода в наступление консервативных кругов, заявлявших: «Вот к чему привели эти реформы». Их позиции неоднократна были усилены тем обстоятельством, что таких же взглядов придерживался Александр III, не обладавший умом и широким кругозором своего отца и не получивший надлежащего наследнику престола образования и воспитания (он стал наследником неожиданно, после смерти своего старшего брата Николая). Этот переход реакции в наступление отражен в документе № 2, представляющем рассказ самого Лорис-Меликова о заседании Совета министров 8 марта 1881 г. Хотя, как следует из данного документа, за проведение проекта в жизнь высказались наиболее влиятельные министры (Лорис-Меликов, Абаза) и председатель Комитета министров Валуев и проголосовало большинство министров — 9, тем не менее наиболее существенной была поддержка новым царем другого мнения, за которое проголосовали 6 министров, включая воспитателя царя и его духовною наставника К. П. Победоносцева. На заседании Совета министров, где еще витала тень умершего царя-реформатора и были свежи переживания по поводу его смерти, Александр III поддержал проект реформ, но в скором времени стал на курс внутренней политики меньшинства. Об этом свидетельствует его резолюция на докладе Лорис-Меликова от 28 января 1881 г. (документ № 1): «Слава богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был сделан и весь этот фантастический проект был отвергнут в Совете министров весьма незначительным меньшинством».

Далее помещены документы, подтверждающие существование двух направлений в правительственном лагере по поводу политики реформирования. За более решительное проведение этой политики высказался один из лидеров либерального лагеря, московский городской голова, крупный ученый Б. Н. Чичерин (1828—1904) сразу после коронации Александра III (документ № 3). В хрестоматии приводится речь Чичерина на собрании городских голов. Чичерин был по приказу царя уволен в отставку, а его речь запретили печатать. Вскоре текст речи был опубликован за границей (Берлин, 1883).

Понятие «контрреформы» обычно связывают с тремя законодательными актами: «Положением о земских участковых начальниках от 12 июля 1889 г., Положением о губернских и уездных земских учреждениях» от 12 июня 1890 г. и «Городовым положением» от 22 июня 1892 г. Частично контрреформы затронули просвещение и печать. Однако всю намеченную программу контрреформ царизму провести не удалось. Правительство смогло лишь несколько ограничить действие земской, судебной, городской и других реформ за счет усиления роли дворянства во всех созданных после 1861 г. учреждениях. Это можно проследить по «Положению о земских участковых начальниках» (документ № 4), которое было призвано восстановить власть помещиков в сельской местности.

Правительство вместе с тем не могло не считаться с реальным положением дел в деревне и с развитием новых капиталистических отношении в экономике. Поэтому были проведены в жизнь некоторые из реформ, намеченных Лорис-Меликовым. Указом 28 декабря 1881 г. был утвержден закон об обязательном выкупе временнообязанных крестьян. Были значительно понижены выкупные платежи, отменялась подушная подать. Об этих шагах правительства свидетельствуют документы № 7—11. В какой-то мере царизму пришлось пойти дальше по пути капиталистического реформирования и издать особый закон по рабочему вопросу (документ № 5), изданный под влиянием ряда стачек, и прежде всего забастовки рабочих на фабрике Морозова в 1885 г.

Реакция и застой общественной жизни привели к тому, что на вершине бюрократической пирамиды укрепились люди, чуждые прогрессу, науке, культуре. О том, как глубоко проник этот мертвящий застой, говорят приведенные свидетельства крупных военных деятелей (документы № 12 и 13). Четкая характеристика эпохи приведена в работах В. И. Ленина, рекомендуемых к данному разделу, особенно в статье «Гонители земства и Аннибалы либерализма».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.