Каганович — Сталину 20 августа [1932 г.]

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.08.20
Метки: 
Источник: 
Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. Москва: (РОССПЭН), 2001 Стр. 291-293
Архив: 
РГАСПИ Ф. 558. Oп. 11. Д. 740. Л. 168–176. Автограф.

20/VIII

Здравствуйте, дорогой т. Сталин.

1) Сегодня Горький прислал основу своей речи на антивоенном конгрессе. Ознакомившись с ней, мы думаем, что она может быть принята за основу, но нуждается в дополнениях и изменениях. Начата она хорошо, но ее надо сделать более целеустремленной, менее расплывчатой. Необходимо дать материал, разоблачающий империалистские махинации по постепенному втягиванию в войну и обману, шовинистическому одурманиванию трудящихся масс. Именно Горькому важно бы показать, как растут расходы на вооружения и как падают расходы на культуру и т.д. Необходимо, далее, показать реальность и близость угрозы войны против единственной крепости мира —  против СССР. Надо поставить определенные практические задачи борьбы против этой угрозы, не только перед рабочими, но и перед теми кругами интеллигенции и трудящихся, которые стоят за защиту СССР.

Мне кажется, что надо бы дифференцировать пацифистов, отделив буржуазных, защищающих на словах дело мира, а на деле капитализм, от пацифистов, близких к пролетариату, боящихся еще лозунга «превращения империалистической войны в войну гражданскую», но выступающих в защиту Сов. Союза и против империализма. Этих не стоит громить, их надо толкать вперед, но не отталкивать.

У Горького этой дифференциации не получилось.

Есть у него еще некоторые неудачные формулировки, как например, «национальные войны» и т.д. Сегодня он со мной говорил по телефону, я ему в этом духе и высказался, оговорив, что это предварительные соображения. Он с ними согласился. Так как Вы совершенно правильно придаете конгрессу большое значение, я вам срочно посылаю эту речь. Уезжают они 22-го вечером. Если вы пришлете ваши замечания телеграфно, то мы успеем им передать 22-го же.

Если письмом, то перешлем в Амстердам.

2) Манчжоуго передало протест против якобы неправильных наших действий на границе (укрепления, неправильное определение границ, якобы переход границ и т.д.). Все эти сведения довольно туманны. Славуцкий подробностей не прислал еще. Мы срочно выясняем в чем дело, когда выясним — сообщу Вам подробности. Одно выяснилось, что НКПС в январе переименовал 86 разъезд в ст[анцию] «Отпор» без разрешения ЦК и СНК1.

3) Были у меня Благонравов и отдельно Землячка. Оба жалуются на Миронова и указывают, что подбор людей в НКПСе неважный. Работа транспорта ухудшилась. Мы приняли некоторые решения, послали телеграммы на места, но думаю, что когда приедете, придется более подробно потолковать об этом2.

4) На ближайшем ПБ мы поставили отчеты наркоматов о выполнении ими производственной программы по ширпотребу. Дело идет крайне неудовлетворительно, надо будет подтянуть.

На этом кончу. Привет Вам. Ваш Л.Каганович.

Привет т.т. Молотову и Калинину.

P. S. Только что получил от т. Радека его набросок об «Основных тактических вопросах», я его Вам посылаю и прошу также сообщить хотя бы кратко, подходит или не подходит. Мне кажется, что некоторая разница есть между нынешним и Гаагским конгрессом и поэтому, может быть, теперь необходимо в большей мере, чем в тот раз, апеллировать к дружественным к СССР элементам, хотя бы они не все понимали по-нашему. В остальном, мне кажется, практические предложения приемлемы.

Л.Каганович.

______________________

1 20 августа 1932 г. ПБ поручило Ягоде и Карахану «в срочном порядке выяснить положение дел на границе (действительно ли переименован 86 пост, кто переименовал, есть ли укрепления и т.п.) и доложить Политбюро» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 78). 23 августа 1932 г. ПБ приняло предложенный НКИД текст ответа на ноту МаньчжоуГо: «Дипкомиссару Манчжуго. В ответ на Вашу ноту от такого-то числа имею честь сообщить нижеследующее: Сообщение ноты о переходе границы советскими пограничными отрядами, а также сообщение о вторжении советского отряда на территорию Маньчжурии и установление там заставы, укреплений и проч. лишены какого-бы то ни было основания и могут быть только результатом ложной информации, полученной маньчжурскими властями» (Там же. Л. 81).

2 После возвращения Сталина из отпуска, 8 сентября ПБ рассмотрело «Заявление тов. Сталина по вопросам НКПС» и постановило поручить А.А.Андрееву совместно с председателем ЦКК-РКИ Я.Э.Рудзутаком и секретарем ЦК ВКП(б) П.П.Постышевым созвать совещание представителей важнейших железных дорог для всестороннего обсуждения «вопросов, связанных с ремонтом вагонов, с опытом этого ремонта в июне текущего года, и выработать практические мероприятия, могущие исправить допущенные ошибки, способствовать правильной организации ремонта и гарантировать страну от повторения подобных ошибок в дальнейшем» (Там же. Оп. 3. Д. 899. Л. 2). 2 октября 1932 г. ПБ опросом приняло решение «Об ошибках НКПС в деле ремонта вагонов», в котором говорилось, что «ЦК признает правильной и своевременной постановку НКПСом вопроса об оздоровлении вагонного парка. Однако, в связи с допущенными ошибками в инструкции [...], а также ввиду отсутствия достаточной проверки со стороны органов НКПС [...] в июне текущего года имело место громадное накопление отставленных больных вагонов и оказались зашитыми отдельные важнейшие узлы и станции». Ответственными за допущенные ошибки ЦК признало И.Н.Миронова и М.И.Калашникова (Там же. Д. 902. Л. 11).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.