Письмо второго секретаря Северного райкома партии секретарю Западно-Сибирского крайкома Р.И.Эйхе о «вскрытии в районе шпионско-диверсионной группы». 24 августа 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.08.24
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Том 5 1937 -1939 Книга 1. 1937 Москва РОССПЭН 2004. Стр. 396-399.
Архив: 
ГАНО. Ф. П-3. Оп. 1. Д. 45. Л. 19 — 24. Машинописная копия.

№ 290

Вскрыта в Северном районе80 шпионско-диверсионная группа во главе бывшим председателем рика Демидовым, который насаждал в аппарат рика, его отделы, сельсоветы и другие организации врагов народа.

Ныне исключен из партии и арестован бывший заведующий райзо — Булгаков, заведующий райфо Синев — исключен из партии и арестован, Наратоев — секретарь рика, исключен из комсомола, ныне арестован, Федоров — ранее исключен из партии, сейчас арестован, работал информатором рика. Заведующий доротделом Сафронов, разваливший коммуну, убил председателя коммуны, сейчас арестован, Бутан, парторг крайкома ВКП(б) работающий при колхозе «Каганович», а затем в «Пролетарии» польский легионер, Навышин — десятник Мелиоводстроя. Натейкин — председатель сельсовета, сейчас исключен из партии и арестован, Бежаков — директор Маслопрома, сейчас исключен и арестован, Угренинов — редактор газеты «За большевистские колхозы», сейчас исключен из партии, Помичев — бывший нарсудья, сейчас исключен и арестован, Обухов — бывший председатель М.-Карагаевского сельсовета, сейчас арестован, Артюшин — бывший заведующий партучетом РК ВКП(б), сейчас исключен из партии, Григорьев исключен из партии и осужден на два года. Из них 11 чел. прошли проверку и обмен партийных документов.

Демидов, будучи на работе председателем рика, на практике проводил контрреволюционную работу, разгонял всякими методами единоличников, заявлял, что остались единоличники — контрреволюционная, антисоветская часть. В практике ввел систему распродажи [имущества] единоличников. Ввел в практику систематического списывания с текущих счетов колхозов и сельсоветов денег. Насадил в аппарат рика и его отделы врагов народа, которые занимались вредительством, шпионажем и диверсиями. Во всей работе сельсоветов и колхозах проводил контрреволюционную работу. Находился в исключительной дружбе с Матросовым, и Матросов по сигналам коммунистов и трудящихся знал ряд действий Демидова и не только ни разу не поставил о нем на райкоме или райпартсобрании, а всеми средствами прикрывал до момента ареста и после ареста не вскрыл всех допущенных ошибок и вредительских действий его.

Булгаков — отъявленный троцкист. На кустовом собрании выступил с контрреволюционной версией о том, что Ленин в Октябрьские дни привезен в запломбированном вагоне. Будучи в Остатском сельсовете в беседе с кандидатом ВКП(б) Зыряновым заявил, что германский народ не дурной, дурака не изберут, а Гитлер умный человек.

В беседе с парторгом крайкома Перфирьевым заявил: «Я бы давно сбежал, если бы меня заставили работать в этом колхозе, т.е. «Тельмана», и ряд других контрреволюционных выступлений, когда поставили на райкоме, то Матросов настоял, чтобы не исключать, а достать какие-то документальные данные, когда помимо выступлений был в его квартире арестован его зять Захватов — троцкист, и после уже исключила первичная парторганизация, затем исключен на райкоме и после исключения из партии был поставлен на работу заведующим райплана и зам. председателя райисполкома.

Синев — пьяница, разложившийся, снят крайфу за провал в мобилизации средств Матросовым. Синев обратно восстановлен на работе заведующим райфо, последний в практике работы занимался систематической и незаконной списыванием средств и он явно нарушал линию партии, Матросов при обмене партдокументов вручил партбилет как лучшему большевику и дал статью в газете «За большевистские колхозы» — «Горит на работе», вместо его разоблачения.

Каратаев — райкомом комсомола больше года исключен из комсомола как классовый враг, его до момента ареста держали секретарем райисполкома.

Федоров — ранее исключен за правые дела и, будучи продавцом Сибторга, растратил 7 тыс. руб., его Демидов держал информатором рика, конечно, не без ведома Матросова.

Сафронов — заведующий доротделом — бандит, развалил коммуну и застрелил председателя коммуны. Будучи заведующим доротделом занимался вредительством: на одном Биозинском тракте угробил 46 тыс. руб. Кроме того что сорвано дорожное строительство по остальным дорогам, оказался до самого последа незамеченным, хотя были сигналы.

Бутан — будучи парторгом крайкома при колхозе «Каганович» развалил трудовую дисциплину. Вместо массовой работы проводил выездные сельские суды в бригадах. Вместе с Булгаковым, Матросовым продали принадлежащий хлеб колхозникам на трудодни им же по 18 руб. за пуд с тем, чтобы рассчитаться с колхозниками с задолжностью, которая образовалась в результате вредительства Анохина и Железникова, которые угробили 15 тыс. руб. Бутан проводил контрреволюцию, заявлял, что коммунизм построить нельзя в одной стране. Работая в колхозе «Пролетарий», развалил трудовую дисциплину. Разоблачен как польский легионер. После всего этого не поставлен вопрос на райкоме об исключении из партии.

Ковынин — работал десятником Меллиоводстроя открыто пропагандировал о невозможности построения коммунизма, занимался вредительством в строительстве зерносклада и др. объектов, развалил комсомольскую организацию, будучи прикреплен к ней, разоблачен как участник Колыванского восстания. О Ковыниным на трех партийных собраниях ставился вопрос коммунистами, но Матросовым затирался.

Угренинов — работал редактором [газеты] «За большевистские колхозы». В редакцию и типографию подобрал врагов народа, сына кулака, контрреволюционно настроенных и др. В практике Угренинов имел связь с классовыми врагами Поничевым, Артюшиным, Бежановым, Федоровым. В газете допускал ряд политических ошибок. Сам систематически пьянствовал и разлагал рабочих и служащих редакции у себя на квартире. При наличии достаточных сигналов Угренинов прикрывался Матросовым.

Катенкин — имел тесную связь с врагами народа и в практике проводил контрреволюционную работу, имел тесную связь с Демидовым, занимался бытовым разложением, мародерством. При наличии достаточных сигналов Матросов покрывал Катенкина.

Бежанов — окружил себя классовыми врагами, засорил всю систему Маслопрома, последние обворовывали колхозы и колхозников. Сам Бежанов, морально разложившийся, по всем данным, шпион. Сигналов было достаточно, а мер разоблачения не было принято, и наоборот, прикрывался Матросовым.

Паничев — работал нарсудьей, систематически нарушал трудовую дисциплину, морально разложившийся, пьяница и хулиган, систематически нарушал революционную законность, беспощадно решениями суда списывал с колхозов деньги в пользу вредителей, которые сидели в лесхозе и Мелиоводстрое, имел связь с чуждыми людьми. Сигналов было достаточно, но Матросов ограничивался прикрывательством Паничева, объясняя, что Паничев беспризорник, с ним надо работать, перевоспитывать.

Обухов — работал председателем Мало-Карагоевского сельсовета, находился в исключительном почете у Матросова и Демидова. Когда он занимался систематическим пьянством и дебошем, в практике работу вел на дубине, разгонял трудящихся. Не был разоблачен как бандит, который в этой же деревне расстреливал партизан, а при проверке партийных документов исключен как пассивный.

Артюшин — работал инструктором РК ВКП(б), а затем заведующим партучетом, последний имел особую связь с Демидовым, с семьей Булгакова после исключения, Паничевым, Федоровым и др. врагами народа, скрывший социальное прошлое, являясь сыном кулака. При настойчивых требованиях коммунистов, что по меньшей мере не место Артюшину работать в аппарате РК ВКП(б), а Матросов считал его незаменимым работником.

Григорьев — бывший заведующий общим отделом райкома, морально разложившийся, пьяница, хулиган, подхалим, растратил райкомовские 3600 руб. Перед Матросовым неоднократно ставились данные вопросы, мер к Григорьеву не принимал и в отсутствии Матросова снят с работы и исключен из партии. По приезде Матросов поставил вопрос: исключение Григорьева из партии и снятие с работы неправильно, пытался склонить меня к отмене решения и вторично поставил на пересмотр райкома. Правда, решение осталось прошлое, т.е. Григорьев исключен и осужден на 2 года.

Матросов не мог не знать какой аппарат подобран Булгаковым в райзо, абсолютное большинство сейчас их исключено из партии и арестовано, которые открыто проводили вредительскую работу, угробляли животноводство, разваливали колхозы и мер Матросовым как секретарем ни к кому не принимались и до последнего времени никто не разоблачен как враг народа. Я убежден, что с Матросовым мы имеем дело с таким человеком, который находился в одной группе врагов — Демидова и Булгакова. Последний не случайно вручил всем врагам народа партийные билеты и прикрывал их вражеские действия, которые проводились в нашем районе, в результате нанесли исключительные экономические ущербы колхозам.

Роберт Индрикович! Я считаю необходимым послать комиссию крайкома, которая бы проверила состояние в районе и помогла парторганизации быстрее ликвидировать последствия вредительства. Моя вина исключительно большая перед партией, что я слепо доверился руководству района Демидову и Матросову, а искал и выкорчевывал врагов народа в низах парторганизацией т. е. проявил такую политическую беспечность и притупление классовой бдительности. Я, конечно, должен за такое состояние понести известное наказание перед партией, что не смог раньше разоблачить врагов народа, хотя их отдельные действия наводили на сомнения, но та видимость, которую они создавали в работе, усыпляла мою революционную бдительность. Вот по вине Матросова систематически срывается учеба коммунистов, как в вечерней партийной школе, так и с партийным активом, которым руководит Матросов, по 3 и больше месяца занятия не проходят.

Военная работа под всякими предлогами затирается. Учебы с колхозным активом не организовано под всякими предлогами в райцентре.

Второй секретарь Северного РК ВКП(б)1 *.

1* В изготовленной делопроизводством крайкома копии фамилия подписавшего не названа.

80 Северный район, расположенный на стыке территорий современных Новосибирской и Томской областей, являлся одним из наиболее отсталых в социально-экономическом развитии районов Западной Сибири. В середине 1933 г из 6,5 тыс. крестьянских хозяйств в колхозах состояло лишь 2 тыс. хозяйств, т.е. около 30%. Новым руководителям — секретарю райкома М. И. Матросову и председателю райисполкома И. Н. Демидову предстояло в короткие сроки достичь политически «приемлемого» уровня коллективизации в районе. В 1934—1936 гг. статистика зафиксировала быстрый рост колхозных хозяйств (2 354 хозяйства в 1934 г , 3 530 — в 1935 и 3 709 — в 1936 г ) и резкое уменьшение количества единоличных хозяйств (с 4 226 в 1934 г до 1 602 в 1936 г ). Однако механического перехода единоличников в колхозы в пределах района не происходило. К 1937 г общая численность сельского населения района сократилась на 5 тыс. чел., прежде всего за счет бегства части единоличных хозяйств за пределы Северного р-на. Оттоку способствовали откровенно проводимая административными и даже репрессивными способами политика «нажима» на единоличные хозяйства, а также неудачи и просчеты в деятельности колхозов, испытывавших на себе в полной мере тяжесть сталинской налогово-податной системы, произвол и некомпетентность районного руководства. Результаты хозяйствования в колхозах района не только не росли, но и снижались год от года. Так, по итогам 1936 г. средняя урожайность зерновых культур (рожь, пшеница) колебалась от 5 до 6 ц с 1 га. В половине колхозов она была еще ниже. В итоге в четверти колхозов колхозники получили на трудодень менее 1 кг зерна, причем кое-где это был фураж, овес.

Еще более сложной была ситуация в области животноводства. Отсутствие опыта ведения общественного животноводства и недостаточное развитие сети ветеринарных учреждений влекли за собой высокий падеж скота, сокращение его поголовья. Пытаясь предотвратить начавшийся выход крестьянских хозяйств из колхозов, руководители района весной 1937 г. обратились в краевые органы с просьбой о выделении колхозам зерновой продовольственной ссуды. Не справлялись колхозы и со сроками проведения и объемами посевной и уборочной кампаний. Все это в совокупности делало руководство Северного р-на весьма уязвимым объектом для готовившихся показательных процессов (прим С. А. Красильникова)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.