Материалы вторичного судебного процесса. 3—5 сентября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.09.05
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Том 5 1937 -1939 Книга 1. 1937 Москва РОССПЭН 2004. Стр. 403-412.
Архив: 
Рабочий путь. 1937. № 206. 8 сентября. С. 3—4.

№ 297

Допрос подсудимого Румянцева

Подсудимый Румянцев является выходцем из кулацкой семьи. Это замаскировавшийся враг, с которого теперь сорвана маска. Последнее место работы этого подлеца — старший землеустроитель Андреевского райзо.

Виновным Румянцев себя не признает. Он вьется ужом, виляет, путает, пытается ускользнуть от заслуженной кары за свои подлые и мерзкие дела. Он, видите ли, работал  «хорошо», даже «перевыполнял планы землеустройства». Однако в процессе допроса версия о хорошей работе разбивается вдребезги, вскрывается гнуснейшее вредительское дело. Перед судом во всей наготе предстал матерой вредитель.

Важнейшее политическое мероприятие — выдача колхозам актов на вечное пользование землей — Румянцевым сорвано. К концу 1936 г. землеустройство было проведено больше, чем в ста колхозах, подготовлены были акты на вечное пользование землей. Но и та и другая работы были проведены вредительски: при землеустройстве границы колхозов «выпрямлялись». От одних колхозов к другим без соответствующей замены отрезали земли, отрезали пахотные земли, прирезали кустарник, заболоченные места. Вредительски проложенные границы заносились в государственные акты. От получения таких актов некоторые колхозы отказывались. Вручались акты колхозникам возмутительно: месяцами они лежали в сундуках землеустройства без движения.

Под давлением улик совершенных им преступлений, Румянцев вынужден был сознаться. Это видно из следующих записей судебного следствия:

Председатель. Как вы считаете, правильно была проведена вами эта работа?

Румянцев. Конечно, если бы... В смысле качества, то ни одного случая брака я не заметил.

Председатель. Запутывание земельного баланса вы признаете?

Румянцев. Нет, не признаю.

Румянцев явно спешит замять этот неприятный для него вопрос.

Председатель. Расскажите о выдаче актов.

Подсудимый начинает рассказывать, как упрашивал он отдельных членов президиума, чтобы они поехали вручать акты на вечное пользование землей.

Председатель. Вы считали себя общественником?

Румянцев. Да, считал.

Председатель. А какую вы вели общественную работу?

Румянцев. Общественной работы я не вел.

Председатель. Если вы были общественником, почему вы не ставили этот вопрос в порядке общественности, общественной работы? На производстве, на совещаниях, на колхозных собраниях, на президиуме райисполкома. Как вы считаете, преступное было вручение актов?

Румянцев. Да, преступное.

Председатель. Вы реагировали на это?

Румянцев. Я заявлял инспектору облзу Воробьеву, начальнику отдела землеустройства.

Председатель. Что это просто преступление или вредительство, контрреволюционное преступление?

Румянцев молчит.

Председатель. По нашим законам это является контрреволюционным преступлением. Вы участником этого преступления признаете себя?

Румянцев. Нет, не признаю. Я сделал много хорошего, но виновным я себя вот в чем признаю: готовые акты надо было сдать президиуму райисполкома.

Председатель. Почему этого не сделали?

Румянцев. Потому, что я работал в здании райисполкома, там много начальства, мне трудно было добиться приема.

Председатель. Вас игнорировали?

Румянцев. Не знаю.

Председатель. Вы создавали видимость: дело, мол, делается, а на самом деле тормозили?

Румянцев молчит.

Председатель. Вы видели, что делается преступное, но мер не принимали?

Румянцев. Не принимал.

Далее председатель суда переходит к вопросу о запутывании земельного баланса. Подсудимый Румянцев рассказывает суду, как он и его подручные ломали старые границы колхозов, как отрезали и прирезали землю. Свой длинный рассказ он заканчивает словами: «Кое-где вообще ничего похожего на старые границы не осталось, но я считаю, что землеустройство проводилось правильно. Я не знаю, может быть, есть и вредительство, но мне неизвестно, в чем оно заключается».

Председатель. Колхозникам давались нереальные планы сева. Это верно?

Румянцев. Верно.

Председатель. Колхозники были этим недовольны. Это верно?

Румянцев. Верно.

Председатель. Область за это отвечает — облзу, так?

Румянцев. Так.

Председатель. А здесь, в районе, вы?

Румянцев. Нет. Я хочу сказать, что запутывания в земельном балансе не было.

Председатель приводит несколько данных, из которых видно, что в некоторых колхозах числится земли меньше, чем по земельному балансу, и в ряде других колхозов земли имеется больше, чем числится по земельному балансу.

Румянцев. Такие случаи могут быть, что у нас числится 100 га земли, а там их 150. И наоборот.

Суд переходит к разбору вредительства, выразившегося в слиянии колхозов вопреки желанию и воле колхозников.

Румянцев был одним из главных инициаторов и исполнителей слияния колхозов. Подсудимый свою вину упорно отрицает. Он хочет это дело выставить так, что как будто бы он был только техническим исполнителем.

Румянцев. Я виноват только в том, что составил карандашом схему набросков.

Председатель. Но план слияния колхозов составлен вами?

Румянцев. Не план, а схема. Их составлять могут многие.

Председатель. Но почему, в таком случае, составляли именно вы?

Румянцев. Потому, что у меня была карта.

Председатель. Нужно ли было укрупнять колхозы?

Румянцев. Нет. В большинстве их укрупнять не нужно было.

Председатель. А зачем вы это делали?

Румянцев. Мне предложили составить схему. Я это сделал, а в слиянии колхозов я не принимал участия. Я сливал только один колхоз из семи хозяйств. Это было семь дворов в кулацком колхозе, которые я влил в колхоз из 23 хозяйств.

Председатель. Вы знали, что у вас существуют кулацкие колхозы?

Румянцев молчит.

Председатель. Почему это именно вы попали в кулацкие колхозы и стали их сливать с другими колхозами?

Румянцев. Они... не хотели сливаться.

Председатель. Вредительство здесь было, преступное отношение к слиянию.

Румянцев молчит.

Румянцев. Да, я сделал только схему. Я не виноват. Я не знал, что принудительное слияние есть контрреволюционное преступление.

Председатель. Всякая контрреволюционная деятельность, которая совершена гражданином нашей страны, независимо от того, знал он это или нет, является контрреволюционным преступлением.

Особенно остро

Особенно остро прошел допрос подсудимого государственным обвинителем т. Мельниковым. Этим допросом враг Румянцев разоблачен окончательно.

Прокурор: — Вы говорили, что брака в землеустройстве не видели, почему?

Румянцев молчит.

Прокурор. Потому что вас не разоблачали?

Румянцев. Не знаю.

Прокурор. Выдача государственных актов на вечное пользование землей, где занесены путаные данные по землеустройству, является вредительством?

Румянцев. Да, если они составлены по неправильным данным.

Прокурор. По вашим неверным данным. Это есть политический акт, чтобы вызвать недовольство колхозников Советской властью.

Прокурор переходит к выяснению роли подсудимого Румянцева в укрупнении колхозов. Свою руководящую роль в этом Румянцев продолжает отрицать.

Румянцев. Я только составил схему часа за полтора-два.

Прокурор предъявляет обвиняемому составленную им так называемую схему. Это, оказывается, подробно разработанный план.

Румянцев. Это я составлял в течение десяти часов. Мне в обед поручили, а я на завтра утром уже составил.

Прокурор. Вы это преступление совершили сознательно?

Румянцев. Я сознательно выполнил волю заведующего райзо и райкома.

Прокурор. То есть сознательно сделали вредительскую работу.

Румянцев молчит.

Прокурор. Земельный баланс был запутан?

Румянцев. Нет, запутан не был.

Прокурор. Не было точного учета?

Румянцев. Не было.

Прокурор. Значит, учет был запутан?

Румянцев. Нет, не запутан.

Прокурор. Если по данным вашего учета дать сев, что получится? Значит, экономика колхозов подрывается?

Румянцев. Подрывается.

Прокурор. Скажите, выдача актов вами была сорвана?

Румянцев. Была сорвана.

Прокурор. По вашей вине?

Румянцев. По моей вине.

Прокурор. А чтобы скрыть срыв, вы дали очковтирательскую сводку?

Румянцев: — Дал.

Прокурор: — Значит, вы подтверждаете причастность к вредительской контрреволюционной работе бывшего заведующего райзо Ковалева, заместителя секретаря председателя райисполкома Шумилова, бывшего председателя райисполкома Переезчикова, бывшего секретаря райкома Крашихина?

Румянцев. Да, подтверждаю.

На этом допрос подсудимого Румянцева в судебном заседании 3 сентября был закончен.

Допрос подсудимого Журавлева

Утреннее заседание суда 4 сентября началось допросом подсудимого Журавлева. Он сын торговца, члена партии кадетов, женат на дочери попа, работал старшим техником-землеустроителем в Андреевском райзо. До мозга костей антисоветский тип — ярый враг народа. В Андреевском районе творил Журавлев омерзительные дела. Землеустраивая колхозы, он запутывал земельные балансы, обезземеливал колхозы. Вредительски выпрямляя границы, он создавал обостренные отношения между колхозниками, своей подрывной деятельностью вызывал их справедливое негодование.

Председатель. Скажите, обвиняемый Журавлев, вы при землеустройстве отрезали земли от колхозов без замены?

Журавлев. Нет, таких фактов не было. Только была одна техническая ошибка.

Председатель зачитывает акт, в котором записано, что в колхозах «Красная жердь» и «Красное озеро» отрезаны земли без замены. Эта отрезка мошеннически скрыта и не отражена в делах землеустройства. Там земельные балансы в колхозах запутаны. Зачитываются также выводы комиссии по проверке землеустройства колхозов, в которых записано, что Журавлев отрезал земли без замены и в других колхозах и этим допускал преступные дела, направленные к запутыванию земельных балансов.

Председатель. Как вы считаете работу по укреплению колхозов вопреки хозяйственной целесообразности и воле колхозников?

Журавлев. Преступной.

Председатель. Можно назвать эту работу вредительством?

Журавлев. Да, эта работа является вредительством.

Председатель. А землеустройство укрупненных колхозов вы проводили?

Журавлев. Проводил.

Председатель. Как же вы землеустраивали крупные колхозы, если вы видели, что это вредительство?

Журавлев. Меня посылали, я и делал.

Председатель. Значит, вы будете делать любую вредительскую работу, если вас кто-либо пошлет?

В дальнейшем ходе судебного следствия выглянуло истинное лицо матерого контрреволюционера, лицо, искаженное злобой и звериной ненавистью к Советской власти. Вражья работа Журавлева в полной мере разоблачена следующими показаниями его же соучастников Румянцева и Сергеева.

Прокурор. Обвиняемый Румянцев, на предварительном следствии вы показали, что Журавлев занимался вредительством и обезземеливанием колхозов. Уточните это.

Румянцев. В «Красной жерди» проведено спрямление границ, вследствие этого колхоз «Красная поляна» недополучил 10 га земли. Когда дали план сева, то он оказался нереальным для обоих колхозов. У одного колхоза было земли больше, а у другого меньше. Это изменение количества земли Журавлев умышленно сделал и не отразил в земельных балансах колхозов. Он умышленно запутывал земельные балансы.

В колхозе «17 год Октября» не был замежеван полевой участок, а он должен быть замежеван, несмотря на это Журавлев сдал дело, как законченное. Этот участок выпал из поля колхоза.

Прокурор. Давал ли обвиняемый Журавлев неверные установки по организации усадеб?

Румянцев. Давал.

Прокурор. Преступное оформление Журавлевым землеустроительных дел имело место?

Румянцев. Было.

Прокурор. Обвиняемый Сергеев, расскажите о ваших показаниях на предварительном следствии о вредительской деятельности Журавлева.

Сергеев. Я был в колхозе «Победа» и там, на заседании правления колхоза, слышал, как колхозники собирались идти жаловаться на Журавлева за то, что от их колхоза отрезали 20 га клевера. Взамен колхозу «Победа» ничего не дали.

Прокурор. А еще где вы слышали о вредительской деятельности Журавлева?

Сергеев. Будучи в колхозе «Верхний Днепр», я был очевидцем, как колхозники возмущались тем, это землеустроитель Журавлев обезземелил их колхоз.

Прокурор. Скажите, обвиняемый Журавлев, к чему привело вредительство Румянцева по слиянию колхозов. Хозяйственная деятельность колхоза от этого подорвалась?

Журавлев. Да, подрывалась.

Прокурор. Колхозы разваливались?

Журавлев. Да, разваливались

Прокурор. Это является преступлением?

Журавлев. Является.

Прокурор. Земельный баланс был запутан?

Журавлев. Был запутан.

Прокурор. Баланс не соответствует фактическому наличию земли?

Журавлев. Нет.

Прокурор. Посевные планы от этого срывались?

Журавлев. Срывались.

После этого суд приступил к допросу обвиняемых Кольцова и Сергеева.

Допрос подсудимых Кольцова и Сергеева

Андреево (по телефону от нашего спецкорра). Подсудимый Кольцов является выходцем из кулацкой семьи. Два брата Кольцова — оба кулаки, осужденные Советской властью за контрреволюционную работу. На судебном следствии выяснилась дерзкая вредительская работа Кольцова, направленная на подрыв животноводства. Им был составлен вредительский кормовой баланс, в котором были указаны несуществующие корма. Этот дутый кормовой баланс дорого обошелся колхозам района. От истощения и недостатка кормов в районе пало 712 голов скота. Мерзким вредителем, кулацким последышем Кольцовым умышленно запутывалось племенное дело. Он недоучел 1300 голов скота, дав этим самым возможность уничтожить ценный племенной скот. Вследствие вредительства Кольцова погибло свыше 107 семей пчел, чем нанесен большой ущерб колхозникам.

Подсудимый Сергеев, работая десятником райзо по строительству, тормозил эту работу и давал вредительские распоряжения строительным бригадам колхозников. Эти факты вредительства со всей полнотой вскрыты на суде.

Допрос свидетелей

На вечернем заседании 4 сентября суд приступил к допросу свидетелей. Первым допрашивался Беляев. Он привел суду много фактов возмутительнейшей вредительской деятельности обвиняемых Кольцова, Журавлева и Румянцева. Подлецы, сидящие на скамье подсудимых, запутали земельный баланс путем вредительского землеустройства. По вредительски этими мерзавцами заполнялись государственные акты на вечное пользование землей. Теперь по Лебязинскому сельсовету надо изъять 8 государственных актов, так как в них все перепутано. От одного колхоза к другому отрезали земли по 15 — 40 га, и соответствующая замена не делалась. Такая отрезка сделана в колхозах «Красное озеро», «Красная поляна», «Волна революции» и др.

Поправки в земельный баланс не вносились, поэтому получилось, что одном из колхозов по балансу числилось 235 га пахотной земли, тогда как на самом деле там осталось 180 га. Зачем это делалось? Свидетель Беляев на это дает такой ответ: делали вредители это с той целью, чтобы тормозить колхозное движение, подорвать экономическую мощь колхозов, сломить севообороты, снизить урожайность, подорвать зажиточность колхозов.

Прокурор. Значит, Румянцев и Журавлев действовали воедино?

Беляев. Да, воедино. Оба вредили и один другого покрывал.

Прокурор. Значит, Румянцев и Журавлев действовали, как одно целое?

Беляев. Да, иначе было невозможно.

Прокурор. Значит, Румянцев и Журавлев хотели подорвать политическое доверие к государственным актам?

Беляев. Да.

Прокурор. Вы это считаете результатом сознательной вредительской деятельности Румянцева и Журавлева?

Беляев. Да.

Свидетель Радченко привел новые факты возмутительнейшего по своей наглости вредительства при землеустройстве колхозов, которые сводились к незаконным отрезкам земли от колхозов, запутыванию земельного баланса, созданию ненужных земельных фондов, скрытию освоенных земель.

— Делалось это, — утверждает свидетель Радченко, — чтобы натравить один колхоз на другой, вызвать недовольство колхозников.

Свидетель Шершнев из колхоза «Светлый луч» рассказал, что в прошлом году бандит Журавлев, землеустраивая их, отрезал почти половину пахотной земли, а прирезал кустарники и болота. Этим вредитель Журавлев хотел привести колхоз к гибели.

Пожаловались колхозники второму бандиту — Румянцеву. Он покрыл вредительство первого.

— Вы признаете, что из-за вашей вредительской деятельности этот колхоз потерпел материальный ущерб? — спросил председатель у подсудимых. Они вынуждены были ответить «да».

Свидетель Волков рассказывал суду об акте классовой мести врага Журавлева. Колхоз, в котором живет Волков забрал землю, посевы и дом попадьи, тещи Журавлева. За это последний так «землеустроил» их колхоз, что они не могут выгнать на пастбище скот. Единственный прогон и тот Журавлев отрезал от колхоза.

Свидетель Шевченко подробно рассказывал суду о мерзкой вредительской деятельности обвиняемого Кольцова, о том, как этот негодяй запутывал кормовой баланс, губил скот, запутывал племенное дело. Свои выводы свидетель отчетливо выразил в следующих ответах на вопросы прокурора:

Прокурор. Человек, составлявший баланс, дело знал?

Шевченко. Безусловно, знал.

Прокурор. Мог человек, честно служивший государству и колхозникам, составлять такой баланс, в результате которого погибло 712 голов скота?

Шевченко. Нет, не мог.

Прокурор. Значит, это было сознательное вредительство?

Шевченко. Да, это было сознательное вредительство.

Допрошенные свидетели Смирников, Кулаков и Лавров тоже вскрыли ряд фактов возмутительного вредительства подсудимых.

5 сентября утром суд приступил к допросу обвиняемых Мясоедова и Алексеева. Ненавистью и презрением клеймят колхозники контрреволюционеров.

(Андреево. По телефону от нашего спецкорра). Дело контрреволюционной банды мерзавцев, орудовавших в Андреевском районе, продолжает глубоко интересовать всех колхозников. В колхозах проходят митинги и собрания. Ненавистью и презрением клеймят колхозники этих гадов, подрывающих колхозный строй, покушающихся на счастливую жизнь колхозников.

— Смерть негодяям! — таково единодушное требование колхозников.

В артели «Пролетарская сила», Никольского сельсовета, было многолюдное собрание. С глубоким удовлетворением колхозники заслушали сообщение областного прокурора об опротестовании приговора по делу контрреволюционной банды, орудовавшей в районе, вынесенного 24 — 26 августа. Колхозники единодушно присоединили свой голос к протесту прокуратуры.

В своей резолюции они записали: «Не удастся обнаглевшим врагам посягнуть на нашу цветущую колхозную жизнь. Не удастся этим паразитам отнять у нас все то, что мы добились в октябре 1917 г., проливая свою кровь, то, что дала нам коммунистическая партия, руководимая вождем трудящихся т. Сталиным. Мы все, как один, заявляем: смерть гадам, смерть гнусным предателям трудящихся! Мы требуем от пролетарского суда применить к этой гнусной банде высшую меру наказания — расстрел».

Такая же резолюция была принята в колхозе «Борьба», Сысоевского сельсовета, и в десятках других колхозов. Эти резолюции продолжают поступать в суд.

Допрос подсудимого Алексеева

Андреевск (по телефону от нашего спецкорра). Утром 5 сентября в закрытом судебном заседании перед судом предстал обвиняемый Алексеев.

Нудно и тягуче начинает он рассказывать свою автобиографию. Темные пятна своей жизни он старается обходить. Однако суд устанавливает, что Алексеев является выходцем из зажиточной семьи, воспитывался у волостного старшины. Поступил в школу прапорщиков и, окончив ее, служил в царской армии, командуя ротой.

Работая бухгалтером сперва в банке, а затем в сберкассе, Алексеев творил грязные, контрреволюционные дела. Он распускал контрреволюционные слухи о положении в районе. Ездил в сельсоветы для того, чтобы вести там контрреволюционную работу, вербовать бандитскую контрреволюционную шайку, сидящую ныне на скамье подсудимых, антисоветски настроенных людей, заклятых врагов народа.

Алексеев — опасный враг. Он долго маскировался, вел подлую контрреволюционную работу. Алексеев — это связующее звено, презренный бандит, через которого группа мерзавцев, сидящих на скамье подсудимых, держала связь с такими же мерзавцами, орудовавшими в Москве. Сперва обвиняемый Алексеев отрицал буквально все, но под давлением улик он вынужден был признаться, что ездил в Сычевский сельсовет, который раньше был поражен бандитизмом, что он распускал контрреволюционные слухи. Установлен также факт вербовки мерзавцем Алексеевым членов в бандитскую контрреволюционную шайку, представшую теперь перед судом.

Допрос подсудимого Мясоедова

Вслед за Алексеевым в закрытом судебном заседании был допрошен обвиняемый Мясоедов. Прошлое Мясоедова так же грязно, как грязны его дела. В процессе судебном следствия этот утонченный, очень опасный, не разоружившийся еще враг разоблачен, маска с этого подлеца сорвана. Выяснилось, что Мясоедов всегда был заклятым врагом советского строя. Являясь сыном попа, он служил офицером в царской армии и придерживался самых крайних, черносотенных взглядов. Он считает, что порка и мордобитие в армии необходимы. Он говорил окружающим, что будет строго преследовать солдат за малейшее нарушение службы.

Как бешеная собака, разоблаченный ныне враг народа Мясоедов, нападал на Советскую власть еще при ее появлении. Вместе со своим братом Мясоедов питал звериную ненависть к пролетариату, который вырывал власть из кровавых рук буржуазии. Мясоедов и душой и телом был на стороне врагов рабочего класса.

Совершалась великая пролетарская революция. Мясоедов не разоружился. Он клевещет на гражданскую войну, на революцию, распускает самые дикие контрреволюционные слухи. И в 1922 г. Мясоедов пытается организовать группу единомышленников — бывших офицеров. В период после 1922 г. Мясоедов проявляет себя как ярый шовинист. Работая в Андреевском районе, Мясоедов оставался таким же контрреволюционером, каким был раньше. Он вел контрреволюционную пропаганду в Андреевском районе, распускал клеветнические слухи по адресу советского правительства.

Этого подлеца, сохранившего свои враждебные взгляды, контрреволюционная банда выдвинула в качестве своего руководителя. Эта мерзкая контрреволюционная работа бандита Мясоедова разоблачена судебным следствием.

В закрытом судебном заседании разоблачена контрреволюционная деятельность обвиняемого Сергеева. Этот враг прикидывался простачком. Еще в 1927 г. он распространял троцкистские взгляды. Теперь он стал матерым контрреволюционером, распространяющим по колхозам контрреволюционные, клеветнические измышления по адресу советского правительства.

Вскрыта и разоблачена в закрытом судебном заседании подлая контрреволюционная работа подсудимых Румянцева и Журавлева.

Допрос свидетелей

Показаниями свидетеля Яковлева разоблачена гнусная вредительская работа махрового черносотенца Мясоедова. Этот бандит, работая плановиком в лесничестве, так «напланировал» в 1933 г., что срубленная древесина и сейчас гниет в лесу. Туда же; в лесничество, был втянут Мясоедовым и Журавлев. Оба контрреволюционера занимались вредительством и вели контрреволюционную агитацию среди порубщиков. Свидетель Мураченков рассказал суду, как в его присутствии мерзавец Журавлев распространял наглые контрреволюционные слухи, направленные против Советской власти. Об этих наглых контрреволюционных вылазках рассказал и свидетель Абрамов.

5 сентября перед судом прошли свидетели: Случевская, Голосова, Дмитриев, Дюков и другие. Показаниями этих свидетелей доказано, что в Андреевском районе существовала организационно оформившаяся контрреволюционная вредительская группа, которая систематически занималась вредительством в сельском хозяйстве и контрреволюционной агитацией, направленной против существующего строя. Путая земельные балансы и вредительски выпрямляя границы колхозов, эти бандиты старались сделать так, чтобы столкнуть интересы одного колхоза с другим, создать между ними конфликт и вызвать у колхозников недовольство Советской властью.

В вечернем судебном заседании 5 сентября были допрошены свидетели Громов, Малютин, Новиков, Иванов. Каждый из этих свидетелей вскрывал все новые и новые факты гнусного вредительства.

С напряженным вниманием выслушаны были показания свидетеля Громова, рядового колхозника из колхоза «Ракета». Он рассказал о возмутительном издевательстве над колхозниками врага народа Румянцева. Землеустроили колхоз «Ракета» так, что граница пролегала около самых изб колхозников. 40 га лучшей земли было отрезано, три поля севооборота были испорчены. Взамен этой земли колхозу дали 40 га плохой земли. И сейчас, чтобы дойти до участка, надо перебраться через три оврага и речку. Долго колхозники просили разоблаченных ныне мерзавцев Румянцева и Ковалева, чтобы колхозные поля не портить, но они, издеваясь над колхозниками, на просьбу их ответили:

— Не начнете участок обрабатывать — судить будем.

После этого колхозники вынуждены были об этих издевательствах послать телеграмму наркому земледелия т. Чернову.

В 9 часов вечера начались прения сторон. С яркой речью, дающей исчерпывающий анализ контрреволюционной деятельности бандитской шайки, выступил исполняющий обязанности прокурора Западной обл. т. Мельников, потребовавший расстрела всех шести участников контрреволюционной бандитской шайки.

Участники контрреволюционной шайки приговорены к расстрелу

Специальная коллегия областного суда вынесла приговор по делу контрреволюционной вредительской группы Румянцева, Журавлева, Кольцова, Сергеева, Мясоедова и Алексеева.

Все шесть участников контрреволюционной вредительской группы приговорены к высшей мере наказания — расстрелу.

Поправка

В отчете о суде над контрреволюционной бандой вредителей, орудовавших в Андреевском районе, в разделе «Допрос подсудимого Журавлева» шестой абзац следует читать: «Председатель. Как вы считаете работу по укрупнению колхозов вопреки хозяйственной целесообразности и воле колхозников?»

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.