Справка на Вавилова Николая Ивановича. Май 1940 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1940.05
Источник: 
Суд палача. Николай Вавилов в застенках НКВД. Биографически очерк. Документы. Академия. 1999. Стр. 174-186
Архив: 
ЦА ФСБ России, № Р-2311, т. 8, л. 152—170. Машинопись. Подпись — автограф.

СОВ. СЕКРЕТНО.

СПРАВКА

на ВАВИЛОВА Николая Ивановича

ВАВИЛОВ Николай Иванович, 1887 года рождения, урож. г. Москвы русский, гр-н СССР, академик-ботаник, директор ВИР’а, вице-президент Сельско-Хозяйственной академии им. Ленина.

ВАВИЛОВ Н. И. является сыном бывшего крупного московского купца владельца фирмы «Удалов и Вавилов». Эта фирма являлась дочерней организации текстильного миллионера Прохорова.

Отец ВАВИЛОВА состоял членом союза «Русского народа», в революцию бежал за границу и по имеющимся данным до последнего времени проживал в Болгарии, где с ним ВАВИЛОВ Н. И. встречался.

ВАВИЛОВ Н. И. проживает в Москве по адресу: Земляной вал,

д. 21/23, кв. 57.

[...] ВАВИЛОВ Н. И. изобличается как активный руководитель антисоветской шпионской к-р организации «Трудовая Крестьянская партия», разгромленной в 1930 году.

Установлено, что со дня восстановления в России Советской власти ВАВИЛОВ Н. И. враждебно настроен против существующего строя, руководителей партии и Советского правительства.

Политические взгляды ВАВИЛОВА резко враждебны коммунистической партии и Советской власти.

В узком кругу лиц, которым ВАВИЛОВ доверяет, ведутся беседы о «кризисе советской власти» и «гибельности коллективизации».

По адресу тов. СТАЛИНА ВАВИЛОВ иначе не говорит, как в контрреволюционном клеветническим тоне.

Двурушничество является основным средством маскировки к-р работы ВАВИЛОВА. Так, например, ВАВИЛОВ в феврале м-це 1932 года рекомендовал специалисту ШИМАНОВИЧУ:

«Заняться общественной работой слегка для видимости окружающих», — говоря:

«Надо учитывать создавшееся положение, приспособиться, а своих взглядов и убеждений не высказывать».

Парижская газета «Пари-Миди» в феврале м-це 1933 года в момент нахождения ВАВИЛОВА в Париже поместила интервью своего корреспондента с ВАВИЛОВЫМ, в котором от имени ВАВИЛОВА было сделано заявление такого содержания:

«Я служу не правительству а моей стране. Я раньше был царским приват доцентом, а остался жить в моей стране, которая является попрежнему Россией».

ВАВИЛОВ в период 1925-30 г.г. вел большую вредительскую работу в области культивирования хлопчатника в новых районах Советского Союза.

Арестованный ОГПУ один из руководителей «ТКП» ЧАЯНОВ Сократ Константинович, будучи допрошен 25/1-1931 года, показал:

«Прохождение вопроса с новыми районами культуры хлопчатника шло с большими препятствиями. Во-первых, против возможности этой культуры здесь возражали крупнейшие ученые: Н. И. ВАВИЛОВ, ПИСАРЕВ В. Е., отчасти ЗАЙЦЕВ, (см. протокол ученого совета Научного бюро по опытному делу в 1925 и 1926 г.)».

Особенно активно контрреволюционную деятельность ВАВИЛОВ стал проявлять с 1927 года с момента организации Всесоюзного института Растениеводства (ВИР) и назначения ВАВИЛОВА директором последнего.

Арестованный ОГПУ в 1933 году как участник «ТКП» ПИСАРЕВ на допросе 24/11-1933 года показал:

«.. . В этом ин-те нашло приют значительное количество специалистов с/хозяйства, настроенных в эсеровском и народническом Духе».

«В указанное выше время (1927-28 г.г.) с целью согласованного проведения в системе ин-та своих мероприятий, рассчитанных на противопоставление установкам Сов. власти и коммунистической партии в области сельского хозяйства — наших планов и защиты этих планов в соответствующих инстанциях Наркомзема, научных советах, совещаниях, с’ездах, и т. д., нам нужно было создать свою законспирированную организацию и эта организация была создана».

Комплектование ВАВИЛОВЫМ личного состава ВИР’а «своим» к-р элементом подтверждается показаниями двух арестованных участников «ТКП». Так, арестованный ОГПУ по делу «ТКП» КУЛЕШОВ Н. И. и допросе 19/111-1933 года показал:

«К этой («Крестьянской партии») контрреволюционной организации я примкнул в 1927 году после годичной, примерно, службы в Всесоюзном ин-те Растениеводства (ВИР), куда я поступил по приглашению академика ВАВИЛОВА Н. И ».

Это же подтвердил в своих показаниях от 9/11-1933 г. третий участник «ТКП» БАЙДИН А. И.:

«С 1927 г. я работал в библиотеке Сельско-хозяйственного ин-та, который помещается в Детском селе».

«В ин-т я был принят по рекомендации академика ВАВИЛОВА, которого я знаю с 1916 г. по совместной работе в Московском губернском земстве».

Свою враждебную работу ВАВИЛОВ продолжал и в последующем, вступив в контакт с правыми контрреволюционерами.

Связь «ТКП» с правыми была достигнута в 1928 году непосредственно ВАВИЛОВЫМ, как представителем «ТКП» и БУХАРИНЫМ— представителем центра правых.

Это обстоятельство вскрывает в своих показаниях от 13/ѴІ-1937 г. арестованный участник право-троцкистской организации в Наркомземе СССР ТУЛАЙКОВ Н. М.:

«Соглашение не носило характер письменного документа. Оно было достигнуто на совещании, где в результате обмена мнениями, было констатировано полное единодушие по всем основным вопросам и было принято решение об об'единении усилий обеих организаций в проведении антисоветской подрывной работы, преимущественно, по линии сельского хозяйства. Это совещание состоялось в Наркомземе, который тогда возглавлялся одним из лидеров подпольной организации правых — А. П. СМИРНОВЫМ. Последний осенью 1928 г. созвал у себя совещание, на котором от правых участвовали он и ТЕОДОРОВИЧ со стороны «Трудовой Крестьянской партии» КОНДРАТЬЕВ, ЧАЯНОВ, МАКАРОВ и академик ВАВИЛОВ».

«... Из числа вопросов, обсуждавшихся на совещании у СМИРНОВА, заслуживает также внимания предложение БУХАРИНА об использовании заграничных связей КОНДРАТЬЕВА, ЧАЯНОВА, МАКАРОВА, ВАВИЛОВА и других в целях мобилизации «международного общественного мнения» против линии ВКП(б) на коллективизацию сельского хозяйства СССР».

Связь ВАВИЛОВА с БУХАРИНЫМ, как представителем к-р центра правых продолжалась вплоть до момента разгрома правых, о чем говорит в своих показаниях от 31А/ІІІ-1937 года осужденный ТУЛАЙКОВ Н. М:

«Моя и ВАВИЛОВА встреча с БУХАРИНЫМ относится ко второй половине 1936 г. ... Центр пришел к единодушному заключению, — заявил нам БУХАРИН, — что вовлекать интеллигенцию в нашу организацию было бы большой ошибкой. Для интеллигенции должна быть создана своя особая, специфическая организация, которая могла бы об’единить интеллигенцию всех групп, всех слоев и всех политических оттенков»... «Что такой широкой всеоб’емлющей организацией интеллигенции может и должна являться неосменовеховство».

Материалами следствия, проведенного в период 1931—1934 годов, ВАВИЛОВ изобличен как один из идеологов и практических Руководителей контрреволюционной организации ТКП.

Так, профессор ТАЛАНОВ В. В. на допросе 25/ІѴ-1933 года показал:

«...К-р организация, к которой я принадлежу являлась составным звеном широкой народнической организации, состоящей в основном из народнического-эсеровских элементов.

Организация руководилась единым центром, из состава которого мне известны ВАВИЛОВ Н. И. ТУЛАЙКОВ Н. М., ПИСАРЕВ В. Е. В своей к-р работе я был связан с членами центра организации ВАВИЛОВЫМ и ПИСАРЕВЫМ, установки по работе организации я Получал, главным образом, от ВАВИЛОВА».

Арестованный в 1933 году ДОМРАЧЕВ Д. В., признавая свою принадлежность к ТКП, на допросе 31/111-1933 года показал:

...«Мне известны следующие группы, об’единяемые организацией:

1) в ВИР’е наиболее активной является группа в составе академика ВАВИЛОВА, профессоров ПИСАРЕВА, ТАЛАНОВА...

Организация возглавлялась центром, в состав которого входили ВАВИЛОВ, ПИСАРЕВ, ТАЛАНОВ».

Арестованный в 1933 году руководитель к-р организации в сельском хозяйстве Московской области агроном КАЛЕЧИЦ на допросе от 11/11-1931 года показал:

«Московская областная организация об’единялась и возглавлялась Всесоюзным политическим центром, в состав которого входили следующие лица: ВАВИЛОВ Н. И., ТУЛАЙКОВ Н. М., ЛИСКУН и др. ...».

Арестованный в том же в 1933 году проф. СИЗОВ, передавая информацию, дававшуюся ему руководителями к-р организации в ветеринарии БЕЛИЦЕРОМ и ЦИОНОМ о руководящей роли ВАВИЛОВА в организации, показал следующее:

«Во главе организации стоит, т. н., политический центр, структура которого сводится к об’единению 6 автономных центров: агрономического, животноводческого, ветеринарного, промышленного, военного и диверсионно-политического. Во главе каждого центра стоит определенное лицо: председатель акад. ВАВИЛОВ, руководитель агрономического центра — акад. ТУЛАЙКОВ, животноводческого проф. ЛИСКУН, ветеринарного — проф. ТАРТАКОВСКИЙ, Диверсионно-повстанческого — зам. НКЗ СССР — МАРКЕВИЧ. В состав политцентра входил также замнаркома совхозов СССР ВОЛЬФ».

(Показания СИЗОВА от 14/1— и 8/111-33 г.).

Участие ВАВИЛОВА в руководстве к-р организации подтверждено показаниями также арестованных в 1933 году ПИСАРЕВА, КУЛЕШОВА, МАКСИМОВА, БЕЛИЦЕРА, ГАНДЕЛЬСМАНА, КУЗНЕЦОВА и АНДРЕЕВА.

Будучи глубоко враждебным к советскому строю, ВАВИЛОВ после разгрома «ТКП», продолжал вести активную борьбу против Советской власти. Сплачивая вокруг себя уцелевшие от разгрома остатки «ТКП» и а/с настроенную часть интеллигенции, работающую в области с/х, ВАВИЛОВ осуществлял непосредственную связь с заграничными к-р кругами.

После ареста основных деятелей ТКП, ВАВИЛОВ принимал все меры к тому чтобы добиться их реабилитации. Принимал от осужденных и их жен заявления, хадатайствовал о их освобождении, заявляя о невиновности арестованных. Представив ЯКОВЛЕВУ, арестованному впоследствии как врага народа, список на освобождение 44 чел.

О руководящей роли ВАВИЛОВА и его связи с заграницей говорит арестованный ТУЛАЙКОВ Н. М., который будучи допрошен 31/ѴІІІ-1937 года, показал:

«После провала «Трудовой крестьянской партии» в 1930 г. и ареста ее руководителей, основные зарубежные связи «ТКП» перешли к организации правых. Последняя осуществляла их, главным образом, через академика ВАВИЛОВА, который в 1920 г. вошел в состав организации правых и являлся основным связывающим звеном между ею и уцелевшими остатками «Трудовой крестьянской партии».

Академик ВАВИЛОВ являлся для центра правых, особенно удачной, я сказал бы даже незаменимой, кандидатурой в смысле установления зарубежных связей, так как он часто и подолгу бывал за границей, имел огромные связи с научными работниками всех крупнейших европейских стран.

Свою контрреволюционную антисоветскую деятельность по осуществлению связей с зарубежными эмигрантскими кругами ВАВИЛОВ производил под непосредственным руководством центра правых, в частности лично БУХАРИНА».

Об этом же дал показания арестованный МУРАЛОВ на допросе 7/ѴІІІ-1937 года:

«В селекции — вредительской деятельностью руководил ВАВИЛОВ, МЕЙСТЕР, КОНСТАНТИНОВ. Особо следует отметить антисоветскую деятельность академика ВАВИЛОВА.

ВАВИЛОВ, продолжая демонстративно оставаться в составе фашистского — германского генетического общества, возглавлял собой борьбу с новейшими воззрениями в области генетики и селекции. При этом ВАВИЛОВ предпринял ряд шагов к тому, чтобы организовать против новейших воззрений и достижений советской науки, не только ученых в СССР, но и за границей».

Являясь одним из руководителей к-р организации, ВАВИЛОВ непосредственно направлял и руководил вредительством в области семеноводства и выведения новых, улучшенных сортов с/х культур.

Установлено, что вредительская работа в системе Всесоюзного института Растениеводства, направленная к подрыву и запутыванию семенного и селекционного дела в СССР, проводилась непосредственно и по прямым указаниям ВАВИЛОВА Н. И.

Пользуясь своим положением ВАВИЛОВ Н. И., всю работу института в течение ряда лет вел не по линии изучения вопросов, имеющих практическое значение для сельского хозяйства СССР, а по линии отвлеченного академизма. Решая вопросы и профиль отделов института, ВАВИЛОВ давал заведомо вредительские установки заниматься отвлеченными, научно-теоретическими вопросами, заниматься изучением культур, не могущих быть применяемыми даже в ближайшее время в хозяйстве СССР, одновременно исключая и тормозя разработку перспективных культур.

Продвигая заведомо враждебные [теории] (закон гомологических рядов), ВАВИЛОВ боролся сам и давал установки бороться против теории и работ ЛЫСЕНКО и МИЧУРИНА, имевших решающее значение для сельского хозяйства СССР.

В книге, изданной ВАВИЛОВЫМ — «Растениеводство СССР», Указывались заведомо ложные данные о посевных площадях СССР, в результате чего они являлись бесполезными и для хозяйственников и для научных работников.

Им же усиленно продвигались работы и других вредителей как Работа по виноградарству осужденного врага народа ДОМАНСКОГО, «Пшеницы СССР» — ФЛЯКСБЕРГЕРА, содержащие вредительские установки.

Свою вредительскую подрывную работу ВАВИЛОВ проводил, опираясь на специально подобранные и расстановленные на руководящих участках ВИР’а кадры, создав из них контрреволюционную организацию, частично вскрытую и ликвидированную органами НКВД в 1933 году

Установлено, что в целях опровержения новых теорий в области яровизации и генетики, выдвинутых советскими учеными ЛЫСЕНКО и МИЧУРИНЫМ, ряд отделов ВИР'а по заданию ВАВИЛОВА проводили специальную работу по проверке и дискредитации выдвинутых теорий ЛЫСЕНКО и МИЧУРИНЫМ.

В этих же целях ВАВИЛОВ намеривался использовать намечавшийся в 1936 г. в СССР 7 Международный генетический конгресс.

Вредительская деятельность ВАВИЛОВА подтверждается показаниями ряда арестованных участников «ТКП», а также показаниями участников антисоветской организации правых в сельском хозяйстве.

Осужденный вредитель КУЛЕШОВ, быв. специалист Всесоюзного института растениеводства, в своих показаниях от 19—26 марта 1933 года говорит:

«...В состав организации входил ВАВИЛОВ Н. И. Мы признавали одним из наиболее действительных методов нашей борьбы с советской властью предательство, что по нашим расчетам должно было нанести существенный ущерб в работе научно-исследовательских и практических учреждений сельского хозяйства, снизить урожайность в стране, создать кризис в производстве сельскохозяйственных продуктов, голод, и этим самым вызвать народное возмущение и общественное движение с целью ее свержения».

Аналогичные показания дали и МАКСИМОВ Н. А., ПИСАРЕВ В. Е., ТАЛАНОВ В. — осужденные по делу «ТКП».

Участник вредительской организации правых АЛЕКСАНДРОВ А. Б. — заместитель ВАВИЛОВА по ВИР’у на допросе 13— 14 июля 1937 года показал:

«МУРАЛОВ мне дал прямую директиву в Ленинграде связаться с ВАВИЛОВЫМ Н. И., как с участником антисоветской организации, контактирующим свою деятельность с организацией правых.

МУРАЛОВ сказал мне, что ВАВИЛОВУ и его группе удалось расстроить дело семеноводства и селекции и этим нанести удар по сельскому хозяйству Сказал, что в задачу входит углубить это состояние ВИР’а.

В мае 1935 г. я приехал в Ленинград. В Ленинграде я сразу же связался с ВАВИЛОВЫМ. В первую же беседу я ВАВИЛОВУ сказал, что послан к нему МУРАЛОВЫМ. На это мне ВАВИЛОВ заявил, что он об этом уже знает от МУРАЛОВА и отметил, что это мероприятие с направлением меня к нему в заместители проведено очень хорошо и позволит нам продолжительное время «одурачивать ЦК».

С ВАВИЛОВЫМ мы договорились о совместных действиях, и он назвал мне некоторых участников антисоветской организации, через которых он осуществляет вредительскую деятельность в ВИР'е.

Как меня информировал ВАВИЛОВ перед участниками нашей организации в ВИР’е стояла задача задержать и сократить темпы селекционной работы с тем, чтобы страна не могла получить нужные ей новые сорта.

МУРАЛОВ и ВАВИЛОВ рекомендовали мне вести себя чрезвычайно конспиративно и дали указания связаться с небольшим кругом участников организации в ВИР’е ВАВИЛОВ мне указал на ЛАПИНА и КОВАЛЕВА».

Другой участник организации правых, быв. директор Госсорсети АРТЕМОВ П. К., будучи допрошен 8/ѴІІІ-1937 г., показал:

«Вредительство происходило и по линии игнорирования местных сортов, в этом отношении я опирался на авторитет академика ВАВИЛОВА, распространявшего положение о том, что от местных сортов взято все».

О вредительской деятельности ВАВИЛОВА говорит также в своих показаниях от 5/Х-1937 года арестованный участник правотроцкистской организации ЛАПИН А. К.:

«Инициатором и проводником идей сокращения Госсортсети в Москве являлся ВАВИЛОВ, которому лично удалось договориться по этому отношению с Сельско-хозяйственной академией и в Наркомземе. Я лично от него и АЛЕКСАНДРОВА получил указание принять участие в сокращении сортоучастников и добиться установленной в Москве контрольной цифры, что-то около 200 сорто участников».

Следующий участник организации правых ПЕРЕВЕРЗЕВ Н. С., будучи арестован, на допросе 29/ІХ-1937 г. показал:

«Как-то в разговоре с ВАВИЛОВЫМ по вопросам организации Размножения сортов, выделяемых из мировых коллекций и выводимых опытными станциями ВИР’а, я высказывал ему свое мнение, эта работа по выведению пригодных для различных физико-географических условий СССР сортов различных сельскохозяйственных культур в интересах государства должна быть резко усилена путем усиленного переключения работающих с отдельными культурами сотрудников с ботанико-систематического изучения растений на их особо тщательную оценку по хозяйственно-базным приказам.

В ответ на это мне ВАВИЛОВ сказал, что он приглашал меня на Работу зав. бюро размножения и ученого секретаря, целиком рассчитывая на поддержку той группы ученых сотрудников ин-та, в задачу которой занятие, как он выразился «колхозными бирюльками», не входит.

Я пытался указать ВАВИЛОВУ на противоречие такой установки интересам социалистического хозяйства, но ВАВИЛОВ еще раз в категорической форме предложил мне принять участие во вредительской деятельности группы в ВИР’е, на что я дал свое согласие и с этого момента я и считаю себя участником антисоветско-вредительской организации, возглавляемой ВАВИЛОВЫМ».

По имеющимся данным ВАВИЛОВ имеет широкие связи с иностранными и белоэмигрантскими кругами, используя для этого научную переписку ВИР’а, посещение института иностранными учеными и делегациями, а также частые свои выезды в командировки за границу

ВАВИЛОВ много раз бывал в заграничных командировках и в частности: Японии, Германии, Италии, Англии, Франции, САСШ, Абиссинии, Афганистане, Персии, Китае, Турции, Испании, Палестине, Португалии, Голландии, Швеции, Норвегии, Сирии.

ВАВИЛОВ Н. И. является членом немецкого генетического общества, стоящего целиком и полностью на платформе фашистской расовой теории и вопросах генетики.

До последнего времени ВАВИЛОВ Н. И. был связан с германским и бывшим польским консульствами в Ленинграде. При посещении ин-та работниками польского консульства, закрываясь у себя в кабинете, вел с ними разговоры без посторонних. В институте большое количество поляков.

Приезжавших по рекомендации консульств иностранцев ВАВИЛОВ знакомит абсолютно со всеми работниками института, в том числе и с работами, результаты и итоги которых не подлежат передаче за границу как работа по ракоустойчивости и фитофтороустойчивости картофеля, выведения льна, дающего волокно высоких номеров, имеющего значение для оборонных работ и т. д.

Связи ВАВИЛОВА И. И. с иностранными и белоэмигрантскими кругами подтверждаются оперативными данными:

«В гор. Белграде (Югославии) проживает СТЕБУТ Александр Иванович — профессор местного университета. СТЕБУТ до революции работал в г. Саратове на местной селикатной станции Департамента Земледелия и в 1918 г. был переведен директором Московской областной опытной станции (в Собакино).

В 1919 г. он выехал из Москвы на Юг России, откуда при отступлении белых эмигрировал за границу У СТЕБУТА существуют прекрасные взаимоотношения с акад. ВАВИЛОВЫМ и последний, бывая за границей, нередко у него останавливался.

Кроме того, СТЕБУТ, благодаря своим связям представляет возможность ВАВИЛОВУ читать за границей лекции.

ВАВИЛОВ избран членом Чехо-Словацкой с/х Академии Наук, исключительно по протекции СТЕБУТА.

В обмен на это СТЕБУТ просил ВАВИЛОВА устроить на службу в институт растениеводства своего родственника-тестя проф. КЕРНА Эдуарда Эдуардовича, который ВАВИЛОВЫМ был принят 1-го апреля 1925 г. на должность завед. отд. натурализации».

В 1931 г. ВАВИЛОВ по приглашению Датского Королевского общ-ва сельских хозяйств выезжает в Данию для прочтения ряда лекций. Это предложение было инспирировано быв. с/х атташе Датского посольства в Москве А. А. КОФФОДОМ. КОФФОД в прошлом крупный чиновник царского департамента земледелия, был скомпрометирован по делу «ТКП» рядом показаний как резидент белоэмигрантских организаций, связанных с «ТКП», в силу чего во время арестов по делу «ТКП» выехал из СССР.

Перед от’ездом ВАВИЛОВА в Данию, КОФФОД звонил в посольство из Гельсингфорса, после чего консульт выезжал в Ленинград, где ВАВИЛОВ лично с ним согласовал визу на в’езд в Данию.

Среди иностранных связей ВАВИЛОВА имеется целый ряд лиц, изобличенных материалами б. ОГПУ в руководстве и финансировании к-р движения в СССР. Таков проф. МЕТАЛЬНИКОВ С. М. в Париже, член Торгпрома, вдохновитель к-р организации ветеринаров и организаторов бактериологической войны с СССР, финансируемый американскими капиталистическими группами; ШЛИППЕ — бывш. видный московский земец, белоэмигрант, член совета берлинского отделения Торгпрома; проф. АУХАГЕН — руководитель «Германского общества сельских хозяев», быв. сельскохозяйств. атташе германского посольства в Москве, широко поддерживавший ликвидированную ОГПУ к-р организацию в с/х СССР и по представлении советского правительства отозванный из СССР, семеноводческие фирмы «Вильморен» в Париже и «Работке и Гизике» — в Германии, ведущие активную борьбу против советского семеноводства.

Особого внимания заслуживает связь ВАВИЛОВА с группой ДЕМОНЗИ, бывшего французского министра просвещения, близкого к Французскому генштабу Связанный с контрреволюционными группами в СССР французский разведчик МАЗАН, близкий к ДЕМОНЗИ, После возвращения из своей поездки в СССР осенью 1932 г. поднял через Всесоюзное общество культурной связи с заграницей вопрос о приглашении ВАВИЛОВА во Францию для прочтения ряда лекций».

Оперативные данные, относящиеся к февралю 1933 года, устанавливают встречу ВАВИЛОВА в Париже в феврале 1933 года на обеде в квартире проф. ЛАНЖЕВАНА с рядом лиц ДЕМОНЗИ, МАЗАН, ведущих разведывательную работу для французского генштаба и изобличается следственными материалами быв. ОГПУ в Руководстве в финансировании к-р движения в СССР и подготовке вооруженного восстания на Украине.

Обращает внимание весьма тесная связь ВАВИЛОВА с главным экономистом департамента земледелия США БЕККЕРОМ, директором бюро интродукции департамента РЕЙЕРСОНОМ и др. Не менее характерны: информирование и широкая поддержка, оказываемая ВАВИЛОВЫМ и его группировкой, разного рода официальным и неофициальным агентам вашингтонского департамента земледелия, приезжающим и живущим в СССР, как, например, д-ру РОЗЕНУ из «Агро-Джойнта», ПИНКЕСУ, ПАТИССОН, проф. КЕНС, проф. БРИДЖЕС и многим другим.

В 1931 году ВАВИЛОВ ездил в Англию на конгресс по истории науки. По возвращению из Англии неизвестным отправителем из города Лондона на имя ВАВИЛОВА выслан пакет. В пакете было несколько листов с адресами, написанными лично ВАВИЛОВЫМ, которые, видимо, были вырваны из его записной книжки. Никаких сопроводительных писем не было.

Показаниями арестованного б. ОГПУ в 1932 г. научного сотрудника ВИР’а АБДУЛОВА Н. П. ВАВИЛОВ изобличается в шпионаже. АБДУЛОВ показал:

«ВАВИЛОВ пригласил меня ксебе на дом и предложил пересылать для него письма за границу Самому ему осуществлять это дело было неудобно, так как он слишком на виду и он решил избрать меня посредником для своей вредительской и шпионской деятельности, за риск, которому я должен был подвергаться, мне обещана была оплата моих услуг в размере от 10 до 20 долл. с письма. Оплату должно было производить учреждение, которому адресовать письма, т. е. польское министерство Земледелия (получатель — мать АБДУЛОВА, проживавшая в Польше).

Предложение ВАВИЛОВА было мною принято, несмотря на то, что я сразу понял, какую именно цель ВАВИЛОВ преследует. Пересылка конвертов состоялась с следующие сроки ... (указываются даты — 7 передач).

Две их этих посылок были произведены мною через ЯНУШЕВСКОГО — сотрудника Польского консульства в Москве, прочие 5 пересылок я осуществлял через ОНОШКО (известный польский разведчик, быв. сотрудник польской комиссии по реэвакуации в Ленинграде)».

(Показания АБДУЛОВА от 4/ІѴ-32 г.)

ВАВИЛОВ, ведя подрывную деятельность в области семеноводства, широко использовал свои обширные связи среди специалистов.

Допрошенный в качестве обвиняемого ПИСАРЕВ В. Е. от 5/ѴІ-1933 г. показал:

«В отношении связей акад. Н. И. ВАВИЛОВ в Москве и на периферии я могу сообщить следующие данные:

В Москве ВАВИЛОВ находился в очень тесной и дружеской связи с ДОЯРЕНКО, С. ЧАЯНОВЫМ, А. ЧАЯНОВЫМ, КОНДРАТЬЕВЫМ, МАКАРОВЫМ, РЫБНИКОВЫМ (последние четыре проф. — экономисты), проф. ЛИСИЦЫНЫМ (Московок, сельхозцентра) и проф. КОЛЬЦОВЫМ Н. К. (кажется директор ин-та экспер. биологии) и проф. Л ИСКУНОМ, дир. ин-та животноводства.

На Средней Волге ВАВИЛОВ имел связи с проф. КОНСТАНТИНОВЫМ, дир. селекции, ст. в Кинеле под Самарой, в Казани с проф. ТИХОНОВЫМ (научн. руководит. Казанского Селект. центра).

На Нижней Волге ВАВИЛОВ очень часто бывал в Саратове, где У него были связи с дир. ин-та засушл. хоз-ва акад. ТУЛАЙКОВЫМ и проф. МЕЙСТЕРОМ (директ. Нижне-Волжск. Селекцентра).

На Северном Кавказе ранее ВАВИЛОВ часто бывал у дир. Донск. селекц. ст. проф. ЛЕБЕДЕВА, а затем в Краснодаре на Табаководственной станции у проф. ШМУКА, СМИРНОВА и ПАЛАМАРЧУКА.

В Закавказье, в Тифлисе у ВАВИЛОВА были очень близкие связи с коллективом ботаников в Тифлисском ботаническом саду (проф. СОСНОВСКИЙ, проф. ДЕКАПРЕЛЕВИЧ, проф. ТРОИЦКИИ — последний теперь в Эреване, кажется и проф. — фамилия немецкая, ее забыл, завут Александр Альфонсович, теперь работает в Баку).

В Эриване у ВАВИЛОВА были связи с вышеуказанным профессором ТРОИЦКИМ и проф. ТУМАНЯНОМ, а в Баку с проф. ЛЕБЕДЕВЫМ и проф. БРАЖАЗИЦКИМ.

В ЦЧО ВАВИЛОВЫМ поддерживалась связь с проф. ЯКУНИНЫМ и его ассистентом УСПЕНСКИМ, селекционером ПОПОВЫМ И. И.

На Украине ВАВИЛОВ очень часто бывал в Одессе у академика сапегина и последнее время старался его перевести в Ленинград.

В Киеве ВАВИЛОВ поддерживал близкие отношения с проф. КОЛДУНОВЫМ и проф. ЛЕВШИНЫМ.

В Харькове из лиц, с которыми поддерживал тесную связь ВАВИЛОВ, можно назвать акад. СОКОЛОВСКОГО (кажется президент с/х акад. Украины), проф. ЕГОРОВЫМ и проф. ЯНАТОЙ.

В Средней Азии (в Ташкенте) из близких к ВАВИЛОВУ лиц можно назвать проф. БАРАНОВА, проф. ДИМО, селекционера ДЕРЕВИЦКОГО (теперь в ЦЧО в селекцентре на Степной станции) и селекционера Главхлопка проф. БЕЛОВА.

При поездке через Сибирь на Д. Востоке Н. И. ВАВИЛОВ установил знакомство и связи:

В Омске — Зап. Сибирск. селекцентр — с БЕРГОМ и ЦИЦИНЫМ.

В Красноярске — на опытной станции (теперь это Средне-Сибирский селекцентр при совхозе Камала) с МЕИНЕКОМ, в Благовещенске на Амурской селекционной станции ст. ЗОЛОТНИЦКИМ.

В Тулуне (Вост. Сиб. край) на Тулунской Селекционной ст. с. ГУСЕЛЬНИКОВЫМ.

Во Владивостоке в Университете с проф. САВИЧ и проф. СОБОЛЕВЫМ (последний теперь работает на Сев. Кавказе, заведывает Сев. Кавк. отдел. ВИР'а)».

После разгрома «ТКП» в 1930-31 г.г. и право-троцкистского охвостья в 1937 г., ВАВИЛОВ не прекращает своей к-р деятельности в ВИР'е.

ВАВИЛОВ группирует вокруг себя своих единомышленников — ЛИСИЦЫНА, ЛИСКУНА, ГАВРИЛОВА, КАРПЕЧЕНКО, РОЗАНОВУ, ЛЕВИТСКОГО и др., которые дискредитируют молодых советских ученых и их новые теории в области селекции и генетики.

ВАВИЛОВ и по настоящее время состоит членом «Германского генетического общества», одновременно широко проповедует менделизм.

Продвигая заведомо враждебные теории (закон гомологических рядов), боролся сам и давал установки бороться против теории и работ ЛЫСЕНКО, ЦИЦИНА и МИЧУРИНА, имеющих решающее значение для с/хозяйства СССР.

Это враждебное отношение ВАВИЛОВА к советской науке и подтверждается оперативными данными.

ВАВИЛОВ говорил:

«Никаких сомнений в полной (нашей) правоте у нас нет и ни одной пяди своих позиций мы не уступим. История за нас, и история оценит нас. Ну, а борьба сейчас — это сражение Фауста с Валентином».

«...Сам по себе ЛЫСЕНКО слаб, но за ЛЫСЕНКО стоит поддержка руководству партии и правительства, которая и обеспечивает ему победу в борьбе с истиной в науке».

«...Мы были, есть и будем «анти», [...] на костер пойдем за наши взгляды и никому наших позиций не уступим»... «Нельзя уступать позицию. Нужно бороться до конца»1.

« » Ѵ-40

Москва

НАЧ. 3 ОТДЕЛА ГЭУ НКВД СССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТГОСУД. БЕЗОПАСН.

Рузин

____________________

1 Здесь цитируется в несколько вольной интерпретации выступление Вавилова на заседании выездной сессии областного бюро секции научных работников, проходившей в ВИРе 15 марта 1939 г. —Личный архив Ю. Н. Вавилова См. также Ж. Медведев. Взлет и падение Лысенко, с. 91—92.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.