Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». 17 ноября 1938 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1938.11.17
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 5. 1937-1939. Книга 2. 1938 – 1939. Москва РОССПЭН 2006. Стр. 307-311
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1204. Л. 108-117. Подлинник.

№148

Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия»91.

Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД краев и областей, начальникам окружных, городских и районных отделений НКВД.

Прокурорам союзных и автономных республик, краев и областей, окружным, городским и районным прокурорам.

Секретарям ЦК нацкомпартий, крайкомов, обкомов, окружкомов, горкомов и райкомов ВКП(б)

СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечают, что за 1937—1938 гг. под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистке СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР и, в особенности, разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции.

Одновременно органами НКВД проделана большая работа также и по разгрому шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, переброшенной в СССР в большом количестве из-за кордона под видом так называемых политэмигрантов и перебежчиков из поляков, румын, финнов, немцев, латышей, эстонцев, харбинцев и проч. Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства. Однако не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи более совершенных и надежных методов.

Это тем более необходимо, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию вражеских элементов, проведенные органами НКВД в 1937—1938 гг., при упрощенном ведении следствия и суда не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, проводили массовые и необоснованные аресты, в тоже время спасая от разгрома своих сообщников, в особенности, засевших в органах НКВД.

Главнейшими недостатками, выявленными за последнее время в работе органов НКВД и прокуратуры, являются следующие:

Во-первых, работники НКВД совершенно забросили агентурно-осведомительскую работу, предпочитая действовать более упрощенным способом, путем практики массовых арестов, не заботясь при этом о полноте и высоком качестве расследования.

Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительской работы и так вошли во вкус упрощенного порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых «лимитов» для производства массовых арестов.

Это привело к тому, что и без того слабая агентурная работа еще более отстала и, что хуже всего, многие наркомвнудельцы потеряли вкус к агентурным мероприятиям, играющим в чекистской работе исключительно важную роль.

Это, наконец, привело к тому, что при отсутствии надлежаще поставленной агентурной работы следствию, как правило, не удавалось полностью разоблачить арестованных шпионов и диверсантов иностранных разведок и полностью вскрыть все их преступные связи.

Такая недооценка значения агентурной работы и недопустимо легкомысленное отношение к арестам тем более нетерпимы, что Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) в своих постановлениях от 8 мая 1933 г., 17 июня 1935 г.92 и, наконец, 3 марта 1937 г. давали категорические указания о необходимости правильно организовать агентурную работу, ограничить аресты и улучшить следствие.

Во-вторых, крупнейшим недостатком работы органов НКВД является глубоко укоренившийся упрощенный порядок расследования, при котором, как правило, следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми документальными данными (показания свидетелей, акты экспертизы, вещественные доказательства и проч.).

Часто арестованный не допрашивается в течение месяца после ареста, иногда и больше. При допросах арестованных протоколы допроса не всегда ведутся. Нередко имеют место случаи, когда показания арестованного записываются следователем в виде заметок, а затем, спустя продолжительное время (декада, месяц и даже больше), составляется общий протокол, причем совершенно не выполняется требование статьи 138 УПК о дословной, по возможности, фиксации показаний арестованного. Очень часто протокол допроса не составляется до тех пор, пока арестованный не признается в совершенных им преступлениях. Нередки случаи, когда в протокол допроса вовсе не записываются показания обвиняемого, опровергающие те или другие данные обвинения.

Следственные дела оформляются неряшливо, в дело помещаются черновые, неизвестно кем исправленные и перечеркнутые карандашные записи показаний, помещаются не подписанные допрашиваемым и не заверенные следователем протоколы показаний, включаются неподписанные и неутвержденные обвинительные заключения и т.п.

Органы прокуратуры со своей стороны не принимают необходимых мер к устранению этих недостатков, сводя, как правило, свое участие в расследовании к простой регистрации и штампованию следственных материалов. Органы прокуратуры не только не устраняют нарушений революционной законности, но фактически узаконяют эти нарушения.

Такого рода безответственным отношением к следственному производству и грубым нарушением установленных законом процессуальных правил нередко умело пользовались пробравшиеся в органы НКВД и прокуратуры — как в центре, так и на местах — враги народа. Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью «дела» против невинных людей, а в то же время принимали все меры к тому, чтобы укрыть и спасти от разгрома своих соучастников по преступной антисоветской деятельности. Такого рода факты имели место как в центральном аппарате НКВД, так и на местах.

Все эти отмеченные в работе органов НКВД и прокуратуры совершенно нетерпимые недостатки были возможны только потому, что пробравшиеся в органы НКВД и прокуратуры враги народа всячески пытались оторвать работу органов НКВД и прокуратуры от партийных органов, уйти от партийного контроля и руководства и тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской, подрывной деятельности.

В целях решительного устранения изложенных недостатков и надлежащей организации следственной работы органов НКВД и прокуратуры, — СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

1. Запретить органам НКВД и прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению.

В соответствии со ст. 127 Конституции СССР93 аресты производить только по постановлению суда или с санкции прокурора.

Выселение из погранполосы допускается в каждом отдельном случае с разрешения СНК СССР и ЦК ВКП(б) по специальному представлению соответствующего обкома, крайкома или ЦК нацкомпартий, согласованному с НКВД СССР.

2. Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях рабоче-крестьянской милиции.

Впредь все дела в точном соответствии с действующими законами о подсудности передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР.

3. При арестах органам НКВД и прокуратуры руководствоваться следующим:

а) согласование на аресты производить в строгом соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июня 1935 г.;

б) при истребовании от прокуроров санкций на арест органы НКВД обязаны представлять мотивированное постановление и все обосновывающие необходимость ареста материалы;

в) органы прокуратуры обязаны тщательно и по существу проверять обоснованность постановлений органов НКВД об арестах, требуя в случае необходимости производства дополнительных следственных действий или представления дополнительных следственных материалов;

г) органы прокуратуры обязаны не допускать производства арестов без достаточных оснований. Установить, что за каждый неправильный арест, наряду с работниками НКВД, несет ответственность и давший санкцию на арест прокурор.

4. Обязать органы НКВД при производстве следствия в точности соблюдать все требования Уголовно-процессуальных кодексов.

В частности:

а) заканчивать расследование в сроки, установленные законом;

б) производить допросы арестованных не позже 24 часов после их ареста; после каждого допроса составлять немедленно протокол в соответствии с требованием статьи 138 УПК94 с точным указанием времени начала и окончания допроса.

Прокурор при ознакомлении с протоколом допроса обязан на протоколе делать надпись об ознакомлении с обозначением часа, дня, месяца и года;

в) документы, переписку и другие предметы, отбираемые при обыске, опечатывать немедленно на месте обыска, согласно ст. 184 УПК95, составляя подробную опись всего опечатанного.

5. Обязать органы прокуратуры в точности соблюдать требования Уголовно-процессуальных кодексов по осуществлению прокурорского надзора за следствием, производимым органами НКВД.

В соответствии с этим обязать прокуроров систематически проверять выполнение следственными органами всех установленных законом правил ведения следствия и немедленно устранять нарушения этих правил; принимать меры к обеспечению за обвиняемым предоставленных ему по закону процессуальных прав и т.п.

6. В связи с возрастающей ролью прокурорского надзора и возложенной на органы прокуратуры ответственностью за аресты и проводимое органами НКВД следствие признать необходимым:

а) установить, что все прокуроры, осуществляющие надзор за следствием, производимым органами НКВД, утверждаются ЦК ВКП(б) по представлению соответствующих обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий и Прокурора Союза ССР;

б) обязать обкомы, крайкомы и ЦК нацкомпартий в 2-месячный срок проверить и представить на утверждение в ЦК ВКП(б) кандидатуры всех прокуроров, осуществляющих надзор за следствием в органах НКВД;

в) обязать Прокурора Союза ССР т. Вышинского выделить из состава работников центрального аппарата политически проверенных квалифицированных прокуроров для осуществления надзора за следствием, проводимым центральным аппаратом НКВД СССР, и в 2-декадный срок представить их на утверждение ЦК ВКП(б).

7. Утвердить мероприятия НКВД СССР по упорядочению следственного производства в органах НКВД, изложенные в приказе от 23 октября 1938 г. В частности, одобрить решение НКВД об организации в оперативных отделах специальных следственных частей.

Придавая особое значение правильной организации следственной работы органов НКВД, обязать НКВД СССР обеспечить назначение следователями в центре и на местах лучших, наиболее проверенных политически и зарекомендовавших себя на работе квалифицированных членов партии.

Установить, что все следователи органов НКВД в центре и на местах назначаются только по приказу Народного комиссара внутренних дел СССР.

8. Обязать НКВД СССР и Прокурора Союза ССР дать своим местным органам указания по точному исполнению настоящего постановления.

СНК СССР и ЦК ВКП(б) обращают внимание всех работников НКВД и прокуратуры на необходимость решительного устранения отмеченных выше недостатков в работе органов НКВД и прокуратуры и на исключительное значение организации всей следственной и прокурорской работы по-новому.

СНК СССР и ЦК ВКП(б) предупреждают всех работников НКВД и прокуратуры, что за малейшее нарушение советских законов и директив партии и правительства каждый работник НКВД и прокуратуры, не взирая на лица, будет привлекаться к суровой судебной ответственности.

Председатель Совета Народных Комиссаров СССР В. Молотов Секретарь Центрального Комитета ВКП(б) И. Сталин

91 Приказ НКВД СССР от 26 ноября 1938 г. № 00762 «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г.» не только вводил в действие меры по реализации постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», но также давал перечень приказов, циркуляров и распоряжений НКВД СССР, утративших силу: № 00439 от 25 июля 1937 г.; № 00447 от 30 июля 1937 г.; № 00485 от 11 августа 1937 г.; № 00593 от 20 сентября 1937 г.; № 49990 от 30 ноября 1937 г.; № 50215 от 11 декабря 1937 г.; № С-74 от 13 января 1938 г.; №202 от 29 января 1938 г.; № 326 от 16 февраля 1938 г.; № 00606 от 17 сентября 1938 г.; № 189 от 21 сентября 1938 г. и отмененных постановлением приказов, циркуляров и распоряжений НКВД СССР (действовавших на тот момент времени): № 00486 от 15 августа 1937 г.; №00693 от 23 октября 1937 г.; № 234 от февраля 1938 г.; № С-835 от 31 марта 1938 г.; № 63 от 31 марта 1938 г.; № 860 от 23 апреля 1938 г.; № 00319 от 21 мая 1938 г.

Большинство из вышеперечисленных директивных и нормативных документов находится на хранении в Центральном архиве ФСБ России.

Оперативный приказ НКВД СССР от 25 июля 1937г. № 00439 об операции по репрессированию германских подданных, подозревавшихся в шпионаже против СССР, вводился в действие по телеграфу. Им определялись меры по противодействию агентуре германского Генерального штаба и гестапо (в первую очередь на оборонных предприятиях промышленности) и предписывались: порядок составления списков германских подданных, работающих на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, железнодорожном транспорте, а также уволенных с этих заводов; время начала и порядок 5-дневной операции по арестам; порядок следствия по делам арестованных; а также необходимость учета всех германских подданных, работающих на всех других промышленных предприятиях, в сельском хозяйстве и советских учреждениях, а также бывших германских подданных, принявших советское гражданство и работавших ранее на военных заводах и оборонных цехах других промышленных предприятий. По каждому из учтенных лиц требовалось составить подробный меморандум с изложением в нем установочных данных и компрометирующих материалов для решения вопроса об аресте (ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 5. Д. 1. Л. 1-3).

Оперативный приказ НКВД СССР от 30 июля 1937г. № 00447«Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов» (ЦА ФСБ. Ф. 66. Оп. 5. Д. 2. Л. 155-179).

Оперативный приказ НКВД СССР от 11 августа 1937№ 00485 «Об операции по репрессированию членов «ПОВ», военнопленных полесской армии, перебежчиков из Польши, политэмигрантов и политобменных из Польши, бывших членов ППС и других польских политических партий» (см. прим. № 24).

Оперативный приказ НКВД СССР от 20 сентября 1937г. №00593— об операции по репрессированию «харбинцев» — бывших служащих Китайско-Восточной ж.д. и реэмигрантов Маньчжоу-Го (см. прим. № 68).

Меморандум НКВД СССР от 30ноября 1937г. №49990 о ликвидации шпионско-диверсионных и националистических контрреволюционных организаций латышей. Меморандум определял сроки и порядок проведения операции по аресту и следствию в отношении арестованных лиц.

Приказание НКВД СССР от 11 декабря 1937г. № 50215 об аресте и следствии в отношении греков, подозревавшихся в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистической антисоветской работе. Приказание определяло сроки и порядок проведения операции по аресту и следствию в отношении арестованных лиц.

Распоряжение НКВД СССР от 13 января 1938 г. № С-74 о порядке оформления справок по делам центра, по делам периферии, направляемых на рассмотрение Военной коллегии Верховного суда СССР. Распоряжением предписывалось справки по делам центра, направляемые на рассмотрение Военной коллегии Верхсуда Союза ССР, представлять за подписями начальников соответствующих отделов ГУГБ; справки по делам периферии должны были быть завизированы в центре начальниками соответствующих отделов ГУГБ или их заместителями, непосредственно знакомившимися с этими делами. Обвинительные заключения по указанным делам центра утверждались начальниками отделов ГУГБ.

В Центральном архиве ФСБ выявлено два распорядительных документа НКВД СССР от 29января 1938г. за № 202— меморандум, направленный в республиканские, областные и др. органы внутренних дел, и распоряжение, адресованное руководству НКВД Азербайджанской ССР. Меморандум № 2021938 г. об аресте всех иранцев и иранских армян (иранских подданных и советских граждан), подозревавшихся в шпионской, вредительской, диверсионной, повстанческой, националистической и иной антисоветской деятельности. Меморандум определял сроки и порядок проведения операции по аресту и следствию в отношении арестованных лиц. Распоряжение №202 от 29января 1938 г. о немедленном начале арестов и расследования дел всех иранцев — иранских подданных и иранцев, не имевших ни советских, ни иностранных паспортов.

Меморандум НКВД СССР от 16 февраля 1938 г. №326 об аресте всех подозревавшихся в шпионской, вредительской, диверсионной, террористической, повстанческой и националистической работе афганцев (афганских подданных и советских граждан). Меморандум определял сроки и порядок проведения операции по аресту и следствию в отношении арестованных лиц.

Приказ НКВД СССР от 17 сентября 1938 г. № 00606 «Об образовании Особых троек для рассмотрения дел на арестованных в порядке приказов НКВД СССР № 00485 и др.». Приказом предписывалось в целях быстрейшего рассмотрения следственных материалов дел на лиц, арестованных в порядке приказов НКВД СССР №№ 00485, 00439 и 00593 1937 г. и № 202 и 326—1938 г., создать при управлениях НКВД краев и областей Особые тройки, на которые и возложить рассмотрение указанных дел. В состав Особых троек входили: первый секретарь обкома, крайкома ВКП(б) или ЦК нацкомпартии, начальник соответствующего управления НКВД и прокурор области, края, республики. В УССР, КазССР и Дальне-Восточном крае Особые тройки образовывались по областям. Тройками рассматривались дела в отношении лиц, арестованных только до 1 августа 1938 г. Заканчивать работу тройки должны были в двухмесячный срок. В приказе определялись полномочия троек по рассмотрению дел различных категорий арестованных, порядок возвращения материалов дел на доследование; регламентировались вопросы процессуального характера. Особо было отмечено, что решения троек по первой категории должны были приводиться в исполнение немедленно (ЦА ФСБ. Ф. 66. Оп. 1. Д. 430. Л. 101-103).

Циркуляр НКВД СССР от 21 сентября 1938 г. №189 «Разъяснение о применении приказа НКВД СССР № 00606 1938 г.». В дополнение к приказу № 00606 от 17 сентября 1938 г. этим циркуляром разъяснялось, что рассмотрению Особых троек на местах, помимо дел категорий лиц, оговоренных приказом № 00606 1938 г., подлежали дела арестованных в порядке директив, посланных на места в дополнение и развитие этих приказов: № 49990 от 30 ноября 1937 г. (латышская операция), № 50215 от 11 декабря 1937 г. (греческая операция) и т.д. Иначе говоря, в отношении всех лиц польской, немецкой, латышской, эстонской, финской, болгарской, македонской, греческой, румынской, иранской, афганской и китайской национальностей, а также харбинцев и участников белогвардейских организаций (РОВС, БРП, РФП), арестованных до 1 августа 1938 г. и изобличенных в шпионской, диверсионной, террористической и иной антисоветской деятельности. Вместе с тем оговаривалось, что Особые тройки, помимо дел на ино-подданных, не имели права выносить приговоры по делам на инженеров, профессоров, врачей и других специалистов высокой квалификации; по делам на работников органов и войск НКВД и по делам на бывших военнослужащих армии и флота, имевших специальные военные звания. Дела на этих лиц направлялись по подсудности. Данным циркуляром Особым тройкам давались дополнительные права по вынесению приговоров и освобождению из-под стражи; оговаривалась форма составления протокола решения тройки, порядок направления дел в центр, форма и сроки предоставления сведений о работе тройки (ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1. Д. 462. Л. 21—24)

Оперативный приказ НКВД СССР от 15августа 1937г. №00486 об операции по репрессированию жен изменников Родины. С получением этого приказа органы НКВД должны были немедленно приступить к репрессированию жен изменников Родины, членов правотроцкистских шпионско-диверсионных организаций, осужденных военной коллегией и военными трибуналами по первой и второй категориям, начиная с 1 августа 1936 г. При подготовке операции необходимо было на основании собранных данных и компрометирующих материалов составить подробную общую справку на каждую семью, отдельную краткую справку на социально-опасных и способных к антисоветским действиям детей старше 15 лет, именные списки детей до 15 лет, отдельно — дошкольного и школьного возраста. На основании вышеуказанных документов наркомами внутренних дел республик и начальниками управлений НКВД краев и областей давались санкции на арест и обыск жен изменников Родины, определялись меры в отношении детей арестуемой, указывались мероприятия в отношении родителей и других родственников, состоявших на иждивении осужденного и совместно с ним проживающих. Приказ определял порядок производства арестов и обысков; оформления и рассмотрения дел; меры наказания; порядок приведения приговоров в исполнение; размещения детей осужденных, подготовки к их приему и распределению, учета детей осужденных, наблюдения за ними; а также формы и сроки предоставления отчетности. Операцию по репрессированию жен уже осужденных изменников Родины предписывалось завершить к 25 октября 1937 г. Особо отмечалось, что впредь всех жен изобличенных изменников Родины, правотроцкистских шпионов следовало арестовывать одновременно с мужьями, руководствуясь порядком, устанавливаемым данным приказом (ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 5. Д. 9. Л. 1-12).

Оперативный приказ НКВД СССР от 23 октября 1937г. № 00693 об операции по репрессированию перебежчиков — нарушителей госграницы СССР. Согласно данному приказу, разведками многих государств широко применялся метод переброски своей агентуры в Советский Союз под видом перебежчиков. Этот факт, а также то, что система фильтрации и расселения перебежчиков в органах НКВД была нарушена, агентурная работа среди этой категории лиц велась неудовлетворительно, привели к тому, что на территорию СССР проникло много вражеских агентов. В связи с этим перед органами НКВД ставилась задача решительной ликвидации возможностей проникновения агентуры противника под видом перебежчиков и указывались необходимые для этого меры (ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 5. Д. 11. Л. 1-4).

Указание НКВД СССР от 1 февраля 1938 г. №234 о порядке производства арестов, дознания и следствия в отношении всех вновь переходивших на территорию СССР перебежчиков.

Циркуляр 8 отдела ГУГБ НКВД СССР и ГУ милиции НКВД СССР от 31 марта 1938 г. № 63 «О работе троек НКВД—УНКВД». Данным документом в работе троек НКВД— УНКВД по рассмотрению дел об уголовном и деклассированном элементе, а также о лицах, злостно нарушающих паспортный режим, устанавливался определенный порядок работы. Секретарем тройки УНКВД должен быть оперативный секретарь управления РКМ. Первый экземпляр протокола тройки должен направляться начальнику ГУРКМ НКВД СССР для представления на утверждение Особого совещания при НКВД СССР, копия протокола — в 8 отдел УГБ соответствующего НКВД—УНКВД. Дела, рассмотренные тройкой, оставлялись на хранении в архивах управления РК милиции. Представление копий протоколов троек в 8 отдел ГУГБ НКВД прекращалось (ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1-Т. Д. 81. Л. 118).

Распоряжение НКВД СССР от апреля 1938 г. №860 о предоставлении списков на «бывших людей», высланных из Ленинграда, Москвы и других городов и отбывавших ссылку.

Приказ НКВД СССР от 21 мая 1938 г. № 00319 «О работе троек с объявлением инструкции тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах» (см. док. № 54).

92 Имеется в виду постановление СНК и ЦК ВКП(б) от 17 июня 1935 г. «О порядке производства арестов», согласно которому во изменении Инструкции от 8 мая 1933 г. (см. прим. 47) аресты по всем без исключения делам органы НКВД могли производить лишь с согласия соответствующего прокурора. Разрешения на аресты членов ЦИК СССР и союзных республик давались лишь с согласия председателей ЦИК СССР или союзных республик. Разрешение на аресты руководящих работников наркоматов и приравненных к ним работников центральных учреждений, а также руководителей трестов, промышленных предприятий и совхозов и т.п. давались по согласованию с соответствующими народными комиссарами.

Разрешения на аресты коммунистов давались по согласованию с секретарями вышестоящих партийных органов, а в отношении коммунистов, занимающих руководящие должности в наркоматах СССР и приравненных к ним учреждений — по согласованию с председателем Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б). Разрешения на аресты военнослужащих высшего и среднего комсостава давались с согласия наркома обороны (Трагедия советской деревни... Т. 4. 1934—1936. М., 2002. С. 537—538).

93 В статье 127 Конституции СССР (1936 г.) говорится: «Гражданам СССР обеспечивается неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту иначе, как по постановлению суда или с санкции прокурора». (Конституция (Основной закон) СССР. Издание ЦИК СССР. Москва-Кремль, 1937. С. 30.).

94 Ст. 138 УПК РСФСР: «Допрос обвиняемого начинается предложением рассказать все ему известное по делу, после дачи обвиняемым показаний ему задаются вопросы. В протоколе допроса излагаются показания обвиняемого и отмечаются, по возможности, заданные обвиняемому вопросы и данные им на них ответы.

Показания обвиняемого заносятся в протокол в первом лице и, по возможности, дословно» (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1935. С. 49).

95 Ст. 184 УПК РСФСР: «Документы и другие, предметы, отобранные при обыске или выемке, опечатываются немедленно на месте обыска или выемки» (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. С. 58).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.