Из воспоминаний И. А. Жиделева о первом в России Совете рабочих депутатов в Иваново-Вознесенске

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Период: 
1905-1907
Источник: 
Хрестоматия по истории СССР. 1861 —1917 — М.: Просвещение, 1990. С. 290-294

Из воспоминаний И. А. Жиделева5 о первом в России Совете рабочих депутатов в Иваново-Вознесенске

По призыву Иваново-Вознесенской группы РСДРП 12 мая дружно началась стачка на ткацких фабриках, с 13 мая она захватывает все большее количество предприятий. Стачка приняла действительно всеобщий характер не только по городу, но и распространила свое влияние и на район. Так, к стачке примкнули рабочие Шуи 17 мая, Тейкова 19 мая и Кохмы 25 мая.

Предъявленные требования были отклонены фабрикантами, и поэтому началась длительная и упорная борьба за их осуществление. Чем шире развертывалась стачка, тем больше она охватывала рабочих и работниц, тем настойчивее выдвигалась необходимость создания руководящего боевого штаба. Хотя развернувшееся массовое рабочее движение проходило под организационным и идейным руководством большевиков, однако легализовать партийную организацию в то время было еще невозможно, нужно было охранять ее как зеницу ока от провала. В то же время нужен был такой руководящий центр, который находился бы ь непосредственной близости с рабочими, был бы авторитетен для всей бастующей массы и проводил политику большевиков.

Забастовочная практика уже знала представительства рабочих. Часто во время стачек рабочие, для более планомерного их проведения, выбирали одного или нескольких представителей или, как их иногда называли, депутатов, которым и поручали от своего имени вести переговоры с фабрикантами. При всеобщей же забаставке необходимость в планомерном ее проведении была буквально для всех очевидна. Поэтому и было принято решение выбрать депутатов и поручить им ответственное дело — руководить забастовкой.

Выборы происходили под руководством членов фабричных социал-демократических ячеек, которые имели директиву Иваново-Вознесенской группы РСДРП проводить в депутаты больше беспартийных, сочувствующих партии и пользующихся доверием рабочих, чтобы большевики были свободны для других партийных дел. Депутаты выбирались открытым голосованием, причем каждая кандидатура тщательно и всесторонне обсуждалась.

Выборы проходили на Талке, куда собралось до 30 тысяч бастующих рабочих. Рабочие разбрелись по фабрикам и выбирали депутатов пропорционально количеству рабочих. Иваново-вознесенские работницы принимали активное и деятельное участие в революционном движении. Во время майской всеобщей забастовки они проячили полную солидарность, классовую сознательность. При этом собрание бастующих постановило своих депутатов не выдавать и всячески их защищать, а также никому не позволять сепаратных выступлений или каких-либо других действий, дезорганизующих борьбу с предпринимателями.

Сам по себе акт выбора депутатов теперь кажется простым и обычным явлением, а в го время он имел огромное политическое значение — приучал массы к организованности и дисциплине, а от депутатов требовал сознательности и гражданского мужества. На выбранных депутатов было возложено общее руководство забастовкой, отстаивание предъявленных требований, ведение переговоров от имени всех бастующих с фабрикантами и правительственной властью...

15 мая в помещении мещанской управы произошло первое собрание выбранных депутатов. Совет сконструировался примерно в таком виде:

1) выбраны председатель и 3 секретаря, в обязанности которых входило собирать материал о ходе забастовки, вести учет бастующих, подготовлять вопросы для обсуждения их на пленумах Совета; председателем Совета бнл избран А. Е. Ноздрин, секретарями — Н. П. Грачев, И. Д. Добровольский и Н. Д. Царский (Алексеев);

2) создана комиссия по сбору средств в стачечный фонд во главе с А. Е. Ноздриным;

3) организована пропагандистская группа во главе с С. И. Балашовым;

4) организована группа для объявления требований от имени Совета и ведения переговоров с фабрикантами во главе с С. И. Балашовым;

5) образована рабочая милиция и боевая дружина во главе с И. Н. Уткиным («.Стаико»).

Эта структура выкристаллизовалась в течение примерно первой недели забастовки. Депутаты Совета, вышедшие из среды рабочих, прекрасно понимали обстановку развертывающихся событий и шаг за шагом принимали соответствующие меры. Первым мероприятием Совета было отданное властями по его настоянию запрещение торговать водкой, играть в азартные игры и т. п. Для поддержания порядка в городе на время забастовки была организована рабочая милиция, т. к. члены Совета совершенно не доверяли царской полиции. Опасность же нарушения порядка со стороны черной сотни и хулиганов была очевидной. Совет рабочих депутатов заявил губернатору и фабрикантам, что при условии невмешательства в ход забастовки полиции и казаков он гарантирует порядок и спокойствие в городе.

Особо ответственной была задача пропагандистской группы, на гютирую возлагалось обеспечение рабочих собраний ораторами, причем такими, которые сумели бы перевести широко развернувшееся рабочее движение с экономических рельсов на политические. Эта группа находилась под непосредственным руководством партии, она сыграла большую роль в деле политического и классового воспитания масс.

Здесь на открытых многочисленных собраниях бастующих впервые проявился величайший талант, в то время еще студента, Михаила Васильевича Фрунзе. Его горячие, пылкие, полные энтузиазма речи, глубоко содержательные и политически выдержанные, выслушивались с непередаваемым напряжением и производили неизгладимое впечатление на слушателей. Он был образцом революционной преданности делу рабочего класса. Одновременно с Фрунзе появился другой талантливый революционер — Андрей Сергеевич Бубнов. Он проводил партийную работу с упорством и настойчивостью большевика... Энтузиастом борьбы за рабочее дело был Е. А. Дунаев, рабочий-ткач, любимец народных масс. Он умел в простых и понятных самому темному рабочему выражениях изложить его чаяния и надежды, умел и нужный момент сосредоточить внимание бастующих на самом основном, самом главном в данный момент...

В подпольной типографии выпускались сотни и тысячи прокламаций, листовок, воззваний, которые сплачивали, ободряли бастующих, закаляли их мужество, развивали их классовое самосознание.

Нелегкой была задача, возложенная на комиссию по сбору средств в стачечный фонд. Дело помощи нуждающимся стачечникам требовало осторожного и умелого подхода. Нужно было уметь вовремя оказать материальную помощь и тем парализовать попытки классовых врагов вести на почве голода злостную агитацию за срыв стачки. Руководство этой комиссией было возложено на Нозд- рина. Царского и Грачева. Они установили порядок, при котором нуждающемуся забастовщику вместо денег выдавались особые ордера в кооператив, где по этому ордеру отпускались необходимые продукты...

С первых дней существования Совета рабочих депутатов фабриканты и заводчики почувствовали его силу. Поэтому они упорно и всеми силами стремились разбить единство рабочего движения, предлагали своим рабочим некоторые экономические уступки, но при условии вести эти переговоры в независимости от требований Совета. Совет не допускал дробления сил, каких бы то ни было сепаратных переговоров и крепко держал руководство в своих руках.

Центром всех рабочих собраний и заседаний Совета являлась местность на реке Талке. Эти собрания были для ииановцев университетом политического воспитания. Совет стал пользоваться большим авторитетом не только в городе, но и далеко за его пределами. В Иваново Вознесенск приходили ходоки из Шуи, Тейкова, Лежнева, Родников.

Агитаторы и пропагандисты во время стачки бывали в районах, информируя рабочих и фабрик и заводов о ходе стачки и призывая их присоединиться к иваново-вознесенцам... Шуйский исправник доносил владимирскому губернатору: «На сходке замечены некоторые из ораторов иваново-вознесенской забастовки, которые, по-видимому, и поведут дело по ивановскому образцу».

Насчет образца исправник не ошибся. В Шуе был создан также Совет рабочих депутатов, предъявивший те же требования своим эксплуататорам. Влияние ивановской стачки распространилось даже на соседние губернии...

Видя эту хорошо ирганизованную и крепко спаянную массу, так дружно и единодушно выступающую по всем вопросам, связанным с забастовкой, иваново-вознесенская полицейская власть растерялась, потеряла свой былой престиж и вынуждена была терпеть многотысячные собрания на Талке, мириться с существованием Совета, являющимся по существу второй властью, и слышать неприятные для царского правительства и опасные речи.

Фабриканты понимали, что дальнейшие собрания на Талке все больше и больше укрепляют власть Совета и тем самым расшатывают основы благополучия капиталистов. Поэтому факт существования Совета и его деятельность приводили их в неистовство. Они категорически требовали от губернатора и министра жестокой расправы со стачечниками. Этот вопль поддерживала и вся буржуазная печать, которая требовала ликвидировать «университет?» на Талке.

... В результате местная власть решилась. 2 июня появилось объявление владимирского вице-губернатора Сазонова о запрещении собраний на Талке. А 3 июня, задолго до собрания рабочих, на Талке были размещены казаки.

Совет, видя опасность, угрожавшую собравшимся рабочим, отправил губернатору бумагу, где от имени всех собравшихся было изложено требование убрать казаков. Через некоторое время, как бы в ответ на требование Совета, появились астраханские казаки во главе с полицмейстером Кожеловским, которые по команде последнего без всякого предупреждении, с гиком и свистом набросились на мирную и безоружную толпу, избивая нагайками и стреляя в убегающих...

В результате этой расправы большинство стачечников бросились в город, в озлоблении уничтожая по пути все принадлежащее врагу. Потребовалось искусство партийной организации и авторитет Совета, чтобы овладеть стихией и удержать озлобленную массу от устремлений разрушительного порядка. Разгон рабочих на Талке окончательно убедил широкие массы, что добиться улучшения своего материального положения мирным путем не удастся, что прежде нужно покончить с самодержавием, так рьяно защищающим интересы фабрикантов.

Движение текстильщиков не было сломлено. Совет продолжал существовать и выполнять возложенные на него многообразные и ответственные функции. В начале стачки рабочие в массе еще не воспринимали лозунга «Долой самодержавие», т. к. он был для них очень революционен. Но по истечении месяца забастовки, и в особенности после расправы, политическое воспитание масс настолько продвинулось вперед, что эта же масса стала совершенно неузнаваема. Она смело и открыто в лицо губернатору заявляла о предоставлении политических свобод, потребовала народного суда над виновниками кровавой бойни, солидарностью и выдержкой снова добилась себе права явочным порядком собираться на Талке.

13 июня фабриканты объявили 10% прибавку к заработку рабочих, а 15 июня была объявлена новая уступка, которая более дешевый зимний заработок сравнивала с более дорогим летним. Но эти уступки не удовлетворили рабочих, больше того, они вызвали надежду на полный успех в борьбе, появилась еще большая сплоченность и настойчивость в достижении цели. Стачка продолжалась еще свыше месяца... Однако голод заставил рабочих идти на компромисс. Они согласились вернуться к станкам с тем, чтобы подкрепить свои силы, вновь начать борьбу за свои права и те требования, которые были предъявлены фабрикантам в начале забастовки...

Старый большевик.—1932.— № 2.


Жиделев Н. А. (1876—1950) — большевик-подпольщик, в социал-демократической партии с 1903 г. Работал подмастера на фабрике И. Гарелнна, затем на фабрике Зубкова в Иваново-Вознесенске. Окончил начальную сельскую школу. Активный организатор Иваново-Вознесенской стачки, депутат первого Совета, член стачечной комиссии, депутат II Государственной духы. По судебному процессу над депутатами социал-демократической фракции II Думы был приговорен к 5 годам каторги с последующим поселением.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.