Показания Вавилова Н.И. Моя организационная роль в антисоветской группировке во Всесоюзном Институте Растениеводства. 28 сентября 1940 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1940.09.28
Источник: 
Суд палача. Николай Вавилов в застенках НКВД. Биографически очерк. Документы. Академия. 1999. Стр. 300-302
Архив: 
ЦА ФСБ России, № Р-2311, т. 1, л. 160-164 Машинопись с карадашными отчеркиваниями.

Моя организационная роль в антисоветской группировке во Всесоюзном Институте Растениеводства.

Моя роль в антисоветской группировке в ВИР'е в течение двух десятилетий моего директорства выразилась прежде всего в подборе руководящего персонала лабораторий и секций, идейно политически и теоретически наиболее близких мне, в об’единении их, путем создания вокруг себя сплоченного ядра, поддерживавшего меня полностью в проведении научно-организационных мероприятий и в научном Совете ВИР'а1, и в направлении деятельности Ин-та по линии отрыва от насущных и неотложных нужд социалистического земледелия.

Сущность вредительского направления, мной возглавлявшегося, заключалась:

1) В отрыве научной работы Института от практической селекции главнейших культур и задач сортового семеноводства;

2) в сосредоточии работ большого коллектива научных работников на ботаническом изучении культурных растений, как по разделу сортовых растительных ресурсов, так в значительной мере и основных центральных лабораторий (генетической, цитологической, анатомической и физиологической);

3) в задержке размножения ценных импортных сортов;

4) в игнорировании по ряду культур практической семеноводческой и селекционной ценности местных (стародавних) сортов (в особенности по озимой пшенице и клеверу);

5) в сосредоточенности работы центральных лабораторий (генетической, цитологической и физиологической) преимущественно на методических вопросах, без доведения работы до осязаемых практических результатов;

6) в организации составления вредительских проектов планов завышенных посевов по различным культурам для 2-й пятилетки (см. подробную записку).

Институт направлялся мною таким образом, чтобы равняться по уровню буржуазной науки, достигнув в этом отношении соответствующих результатов и тем самым отойдя от насущных задач советского социалистического растениеводства.

Это выразилось в чрезвычайно малой результативности Института в области практической селекции по главнейшим культурам, как пшеница и рожь, а в том, что Институт, находясь с большинством своих лабораторий (в том числе селекционной, генетической и физиологической) в Ленинграде и Пушкине, дал очень мало Ленинградской области.

До сих пор Ленинградская область не имеет ни своих селекционных сортов озимой и яровой пшеницы, ни ржи, ни клевера.

Задержка в размножении ценных сортов особенно вредно сказалась на овощных и кормовых культурах, собиравшихся ВИР’ом или выписывавшихся из-за границы.

Вредительство проявилось также в рекомендации ВИР’ом для практической селекции малоэффективных методов селекции, как инцухт (родственное размножение) для ржи и клевера.

Печатные труды ВИР'а, непосредственно мною редактировавшиеся в виде большого периодического издания «Трудов по прикладной ботанике, селекции и генетике», и многочисленные приложения к ним в виде монографий и книг, посвящены главным образом ботаническому изучению культурных растений и в этом отношении мало чем отличаются от соответствующих буржуазных изданий.

Вопросы социалистического растениеводства лишь редко находили освещение в этих «трудах». Отрыв от задач социалистического растениеводства имел место и на периферических станциях ВИР’а, державшихся долгое время ботанического направления (как Кубанской, Майкопской и Кара-Кумской). Он выявился и в работах степной станции (в Воронежской области), в Сухумской и Азербайджанской, входивших до 1934-35 г.г. в состав ВИР’а.

Направление работы этих учреждений в значительной мере определялось мною, как директором ВИР’а.

При выполнении под моим непосредственным руководством основной вредительской работы по проектированию завышенных планов государственных растениеведческих мероприятий 2-й пятилетки мною, помимо работников ВИР’а, был к этому делу привлечен также ряд работников Госсортсети, входивших в антисоветскую организацию, мною возглавлявшуюся (список их указан мною особо).

Поддержку «ботанического» направления в работе ВИР’а, мною проводившегося, а тем самым отрыва от практической селекции я находил среди ряда крупных селекционеров, считавших, что не дело ВИР’а заниматься практической селекцией и семеноводством, что это дело областных селекционных станций и отраслевых Институтов. Наибольшую поддержку в этом я находил среди акад. Г. К. МЕЙСТЕРА (Саратов), акад. П. И. ЛИСИЦЫНА (Москва) и акад. П. Н. КОНСТАНТИНОВА (Москва), с которыми я идейно был близок.

28/ІХ-1940 года.

(ВАВИЛОВ).

____________________

1 Подробный список этих лиц, работавших до последнего времени в ВИР’е, с краткой характеристикой их мною составлен отдельно. Сюда (по 1940 г.) относятся, проф. Л. И. ГОВОРОВ, проф. Г. Д. КАРПЕЧЕНКО, проф. Г. А. ЛЕВИТСКИЙ, проф. Н. Н. ИВАНОВ, проф. М. А. РОЗАНОВА, проф. Г. М. ПОПОВА, д-р в. А. РЫБИН, д-р И. А. БАЗИЛЕВСКАЯ, д-р Е. А. СТОЛЕТОВА, Г. А. РУБЦОВ, М. А. ШЕБЕЛИНА, проф. К И. ПАНГАЛО, проф. С. А. ЭГИЗ.

До 1933— 1937 г.г. сюда входили также: проф. В. В. ТАЛАНОВ, проф. В. Е. ПИСАРЕВ, проф. Н. Н. КУЛЕШОВ, проф. Р. И. АБОЛИН, д-р Б. А. ПАНШИН, А. К. ЛАПИН, Н. С. ПЕРЕВЕРЗЕВ и Л. П. БОРДАКОВ. Из Госсортсети В И. САЗАНОВ, П. К. АРТЕМОВ, В. П. КУЗЬМИН и П. А. СОЛЯКОВ.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.