Протокол допроса арестованного Вавилова Николая Ивановича от 7—8-го октября 1940 года.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1940.10.08
Источник: 
Суд палача. Николай Вавилов в застенках НКВД. Биографически очерк. Документы. Академия. 1999. Стр. 305-310
Архив: 
ЦА ФСБ России. № Р-2311, т. 1, л. 167—177. Машинопись. Подписи — автограф.

СТЕНОГРАММА

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА арестованного ВАВИЛОВА Николая Ивановича

от 7—8-го октября 1940 года.

ВАВИЛОВ Н. И., 1887 года рождения, уроженец гор. Москвы, гражданин СССР, русский, беспартийный, до ареста —директор Всесоюзного Института Растениеводства и Института Генетики, член Академии Наук и вице-президент Сельско-Хозяйственной Академии имени Ленина.

Вопрос: На предыдущих допросах вы показали, что не только идеологически разделяли установки «ТКП», но и организационно примыкали к ней с 1923 года. Вы это подтверждаете?

Ответ: Да, подтверждаю.

Вопрос: Изложите существо программно-тактических установок «Трудовой Крестьянской Партии»?

Ответ: Основными положениями «Трудовой Крестьянской Партии», разделявшимися мною, как и другими ее участниками, были следующие:

1. Всемерная поддержка крепкого кулацкого хозяйства в деревне.

2. Создание общественного мнения в стране, в особенности среди крестьянства, о неправильности политики советской власти, направленной на преимущественное развитие тяжелой промышленности;

3. Направление научно-исследовательской работы на обслуживание индивидуального, главным образом, кулацкого хозяйства;

4. Выдвижение на руководящие посты по сельскому хозяйству Участников или сочувствующих «Трудовой Крестьянской Партии».

Вопрос: Какую практическую работу вы вели в осуществление антисоветских установок «Трудовой Крестьянской Партии»?

Ответ: В 1926-29 г.г. участниками «Трудовой Крестьянской Партии» ТАЛАНОВЫМ и ПИСАРЕВЫМ, при моей всемерной поддержке, как директора института прикладной ботаники, проводилась активная работа по созданию сети крестьян-опытников, преимущественно из кулаков, которых мы снабжали улучшенными семенами и обеспечивали необходимыми агротехническими указаниями.

Я полностью разделял и поддерживал существующее в то время антимарксистское направление в сельско-хозяйственной литературе, которое наиболее ярко было выражено в книгах одного из руководителей «ТКП» — МАКАРОВА Николая Павловича: «Как хозяйствуют американские фермеры» и «Эволюция сельского хозяйства».

Идеальным принципом ведения сельского хозяйства я и другие участники «ТКП» считали американское фермерское хозяйство.

На совещаниях, руководимых мною до 1929 года в Государственном Институте опытной агрономии (ГИОА), — эта линия была господствующей.

В целях всемерного развития индивидуального крестьянского хозяйства, отделом механизации сельского хозяйства того же института, возглавлявшегося в то время бывшим помещиком АРЦИБАШЕВЫМ Дмитрием Дмитриевичем, разрабатывались даже проекты с. х. орудий и машин1, специально приспособленных для единоличного хозяйства.

В 1927 году мною и ТУЛАЙКОВЫМ на должность заведующего опытным отделом Наркомзема был выдвинут активный участник «ТКП» — ЧАЯНОВ Сократ Константинович.

В 1931 году после ареста ряда участников — «Трудовой Крестьянской Партии», как я уже показал раньше, я участвовал в составлении2 списка на 70—80 человек агрономов для ходатайства об их освобождении из под стражи.

В этот список в первую очередь мною были включены активные «текаписты» ДОЯРЕНКО А. Г., ЛЕВИЦКИЙ А. П. и ЛЕБЕДЕВ А. Ф.

Вопрос: Следствию известно, что будучи руководящим участником организации правых в земельных органах, вы вели активную вредительскую работу в возглавлявшемся вами Всесоюзном Институте Растениеводства.

Вы это признаете?

Ответ: Да, признаю.

Вопрос: В чем конкретно выразилась ваша вредительская работа?

Ответ: Прежде всего я хочу показать о проводимом мною сознательном отрыве научно-исследовательской работы от практических задач развития сельского хозяйства в СССР, что имело место с 20-х годов до последнего времени, по существу до моего ареста.

Вредительское направление в сельско-хозяйственной науке отразилось не только на работе самого Института Растениеводства в Ленинграде, но также и на деятельности его местных опытных станций: Майкопской, Дальневосточной, Туркменской и Кубанской.

Лично моя исследовательская работа, как директора института, была также сосредоточена на отвлеченных теоретических вопросах эволюции культурных растений, классификации и общих вопросов Иммунитета растений к заболеваниям.

Основное направление вредительства, проводимого мною, состояло в отвлечении внимания руководящего персонала на темах, хотя и связанных с культурными растениями, но далеких от непосредственных нужд и запросов бурно развертывающегося социалистического сельского хозяйства.

Это наглядно можно видеть в многочисленных «трудах» института в области прикладной ботаники, генетики и селекции, высоко расценивавшихся в буржуазных научных кругах за границей, но имевших весьма далекое отношение к запросам социалистического земледелия.

Вопрос: А именно?

Ответ: Исходя из буржуазной научной идеологии, по моим непосредственным указаниям тематика основных лабораторий института (генетики, цитологии, физиологии, анатомии, биохимии) была преимущественно сосредоточена на темах, далеких от запросов социалистического растениеводства.

Лаборатория генетики концентрировала внимание на сугубо методических вопросах гибридизации, не доводя их до практического осуществления.

Лаборатория цитологии вела углубленную работу в области познания материальных основ наследственности3, весьма далекую от реальных нужд селекции, которыми ей надлежало заниматься.

Лаборатория анатомии вместо оценки сортов по важнейшим жизненным показателям, изучала динамику образования тканей.

Биохимики, хотя и более близко подошли к учету химической продукции советского растениеводства все же весьма мало дали для практической селекции.

Таким образом, влияние этих ведущих лабораторий весьма слабо отразилось на советском растениеводстве. Их работа шла, по существу, вне запросов социалистического земледелия и ничем не отличалась от тематики соответствующих лабораторий по сельскому хозяйству в капиталистических странах.

Вопрос: Только ли эта вредительская работа проведена вами в институте растениеводства?

Ответ: Нет, этим моя вредительская работа не ограничилась.

Одной из важнейших задач института является обеспечение практической селекции, проводимой отраслевыми институтами и областными селекционными станциями, ценным сортовым, семенным и посадочным материалом по культурам, имеющим огромное значение для нашей страны, применительно к запросам различных областей и краев.

Конкретные факты вредительства на этом участке заключаются в следующем:

а) Большое количество семенного материала разных сортов овощных культур4, приобретенных в Западной Европе и Америке, в результате вредительства заведовавших этим участком (МАЦКЕВИЧ и ЛИХОНОС), в 1937 году было доведено до потери всхожести.

Путем задержки репродукции погибло сотни ценных образцов, приобретенных на золото, тем самым, вредительски задержана правильная — сортосмена соответствующих культур, в частности овощей для пригородного хозяйства, и не использованы лучшие образцы иностранных сортов.

б) Большой сортовой семенной материал по кормовым травам, собранный как в пределах СССР, так и за границей в период 1928-34 гг., своевременно размножены не были и в значительной мере потеряли всхожесть, в результате вредительского отношения к делу быв. заведующих этими участками ГОЛУБЕВА, КУЗНЕЦОВА, ЗВОРЫКИНА.

Вредительство по кормовым травам касалось не только мелких коллекционных образцов, с которыми обычно имеет дело «ВИР», но и больших партий семян, приобретавшихся Наркомземом.

Вредительство, имевшее место в системе семеноводства Наркомзема СССР, привело к дезорганизации размножения таких ценных кормовых трав, как люцерноводный донник, морозостойкие сорта люцерны и др. кормовые травы;

в) Ценный новый сортовой материал по хлопчатнику включавший ряд длинноволокнистых сортов, был вредительски смешан быв. заведующим секцией хлопководства института БОРДАКОВЫМ.

г) В результате вредительского отношения, смешана и загублена часть сортов плодовых деревьев (яблони), вывезенных из Западной Европы, разбазарен ценный импортный сортовой материал по цветочным культурам, также приобретенный на золотую валюту в Западной Европе и Америке.

д) Затерян и частично смешан сортовой материал по озимой ржи.

Я, как директор «ВИРа», не только не пресекал, но потворствовал проведению вредительских актов.

Кроме того, по ряду культур имела место задержка в размножении ценного сортового семенного материала, необходимого для улучшения советского ассортимента. В особенности, это имело место в отношении овощей и кормовых культур, в развитии которых в первую очередь нуждается Советский Союз.

В меньшей мере, но это также имело место и в отношении хлебных злаков (пшеница, рис).

Ботаническое направление в изучении культурных растений, сохранившееся от прошлого (особенно пшеница, рожь, кукуруза, кормовые травы, овощные культуры), сторонниками которого был и я, привело к отрыву от задач практического сортового семеноводства, имеющего существенное значение в деле социалистической реконструкции сельского хозяйства.

Должен признаться, что проводя широкое ботаническое исследование культурной флоры СССР и импортируя из Европы и Америки большой сортовой материал, я как директор «ВИРа» во вредительских целях по ряду культур игнорировал практическую ценность местных стародавних сортов, которые, как правило, до 1938 года не включались в государственные конкурсные сортовые испытания, несмотря на их исключительную практическую ценность, что наглядно показали данные последних лет.

Это имело место в отношении местных зимостойких сортов клевера, люцерны, советских диких трав, особенно на Алтае и Кавказе, северной озимой пшеницы, сибирской зимостойкой озимой пшеницы, а также местных кавказских озимых пшениц и ячменей.

Такой вредительский подход к использованию практически ценных местных сортов озимой пшеницы и клевера привел к задержке включения их в государственное семеноводство и помешал их использованию в практической селекции, в целях скорейшего выведения зимостойких сортов, в которых особенно нуждается наша страна.

Кроме того, мною осуществлялось вредительство в области районирования различных сельскохозяйственных культур и сортов.

Вопрос: Остановитесь подробно на этой стороне вашей вредительской работы?

Ответ: Вредительство в области районирования впервые проявилось в 1927-28 г.г. в украинской «Госсортсети», возглавлявшейся БАТЫРЕНКО.

БАТЫРЕНКО в массовом порядке продвигал такие сорта озимой пшеницы, как «кооператорка», «земка» и «степнячка», погибшие на большой площади в суровую зиму 1927-28 г.г. в результате недостаточной их зимостойкости.

В последние годы (1936-37 г.г.) вредительство сказалось в чрезмерно массовом продвижении в нечерноземную полосу европейской части СССР ярового сорта пшеницы «Цезиум III», выведенного ТАЛАНОВЫМ в Западной Сибири (Омск), несмотря на его исключительную поражаемость пыльной головней.

В 1926-27 г.г. мною совместно с ЗАЙЦЕВЫМ—директором Средне-Азиатской селекционной хлопководческой станцией,одновременно заведывавшим в то время секцией хлопчатника «ВИР'а», вредительски задерживалось продвижение культур хлопчатника в районы Украины и Северного Кавказа, а также продвижение сортов египетского хлопчатника в Азербайджан и южные районы Средней Азии, что впоследствии было наглядно опровергнуто успехами социалистического хлопководства.

Вредительская работа, проводившаяся мною на протяжении ряда лет, с учетом к тому же моего влияния и авторитета в сельско-хозяйственной науке, принесла значительный ущерб делу социалистического земледелия — в этом я признаю себя виновным перед советской властью и советским государством.

Вопрос: На протяжении всех допросов вы пытаетесь умалить свою роль в антисоветской работе, проводившейся организацией правых в сельском хозяйстве, умалчиваете о ряде лиц, связанных с вами по этой работе.

Наряду с этим, вы скрываете свою шпионскую связь и работу против Советского Союза в сотрудничестве с иностранными разведками. Об этом еще мы будем вас допрашивать.

Допрос начат в 22 часа, прерван в 03 часа 8/Х, возобновлен в 22 часа и окончен в 3 ч. 9/Х-1940 г.

Записано с моих слов верно и мною прочитано

Н. Вавилов.

ДОПРОСИЛИ: ПОМ. НАЧ. СЛЕДЧАСТИ ГЭУ НКВД СССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ

А. Хват.

СТ. СЛЕДОВАТЕЛЬ СЛЕДЧАСТИ ГЭУ НКВД СССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ

Албогачиев.

________________________

1 «Вместо «крестьянского плуга» надлежит «с. х. орудий и машин». — Н. Вавилов».

2 «Вместо «был составлен список» надлежит «я участвовал в составлении списка». — Н. Вавилов».

3 «Вместо «телесности» надлежит «наследственности». —Н Вавилов».

4 «Вместо «соответствующих культур» надлежит «овощных культур». — Н. Вавилов».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.