Протокол допроса арестованного Вавилова Николая Ивановича от 5 ноября 1940 года.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1940.11.05
Источник: 
Суд палача. Николай Вавилов в застенках НКВД. Биографически очерк. Документы. Академия. 1999. Стр. 313-317
Архив: 
ЦА ФСБ России, № Р-2311, т. 1, л. 191—198. Машинопись с карандашными отчеркиваниями. Подписи и правка Вавилова — автограф.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА арестованного ВАВИЛОВА Николая Ивановича

от 5 ноября 1940 года.

ВАВИЛОВ Н, И, 1887 года рождения, уроженец гор, Москвы, гр, СССР, русский, беспартийный. До ареста—директор Всесоюзного Растениеводства и Института Генетики, член Академии Наук СССР и вице-президент Сельско-Хозяйственной Академии имени Ленина.

Вопрос: На предыдущих допросах вы скрыли многие факты проведенной вами в ВИР’е вражеской работы. Предлагаем показать всю правду о лицах, причастных к вредительской работе в ВИР'е?

Ответ: Я действительно не назвал некоторых лиц, которые вместе со мною проводили вредительскую работу в ВИР’е.

Вопрос: Кого персонально вы скрыли от следствия?

Ответ: На предыдущих допросах я не назвал, как лиц, проводивших вредительскую работу следующих:

1. ГОВОРОВ Леонид Ипатьевич — профессор, заведующий отделом зерно-бобовых культур ВИР'а.

2. КАРПЕЧЕНКО Георгий Дмитриевич — профессор, заведующий лабораторией генетики ВИР'а.

3. ПАНГАЛО Константин Иванович — профессор, заведующий секцией бахчевых культур.

4. ФЛЯКСБЕРГЕР Константин Андреевич — профессор, заведующий секцией пшениц.

5. МАЛЬЦЕВ Александр Иванович — академик Сельско-Хозяйственной Академии, заведующий бюро сорных растений.

6. ЭГИЗ Самуил Абрамович — профессор, заведующий секцией табака и чая.

Должен признать, что подбор этих лиц на работу в Институт (за исключением Фляксбергера и Мальцева)1 был проведен мною с учетом близости этих людей моим антисоветским взглядам и вражескому направлению моей научной работы. Эти лица всегда полностью поддерживали меня во вредительском направлении деятельности Института, которое заключалось в сознательном отрыве от практических задач советского социалистического земледелия, о чем я показал на предыдущих допросах.

Вопрос: Что вам конкретно известно о вражеской работе каждого из названных выше лиц?

Ответ: Мне известно следующее о вредительской работе перечисленных выше лиц:

1. ГОВОРОВ Леонид Ипатьевич — профессор, заведующий отделом зерно-бобовых культур. Знаю его со студенческих лет, связан с ним давнишней дружбой и единством в научных воззрениях. Политически в прошлом он был близок к «Трудовой Крестьянской Партии», проявляя определенные симпатии к кулацкому хозяйству и буржуазному демократизму. По происхождению он из духовного звания (сын псаломщика). Вместе со мной в последние годы принимал активное участие в руководстве Институтом, направленном на отрыв от практической селекции и семеноводства, полностью разделял мои теоретические и организационные установки в этих вопросах. Это проявилось в его научном руководстве Пушкинской частью ВИР’а, где производственные, селекционные задачи ГОВОРОВЫМ, во вредительских целях, были отодвинуты на второй план. Вместо создания высокоурожайных, зимостойких, болезнестойких сортов полевых культур, ГОВОРОВЫМ, совместно со мной, на первый план было выдвинуто изучение мировых коллекций полевых культур (пшеница, овес, рожь, горох, люпин). Вражеские взгляды ГОВОРОВА резко проявились и в его личной научной работе по зернобобовым культурам. В последние годы (1936—1940г.г.) ГОВОРОВ совершенно устранился от практической селекционной работы, сосредоточившись преимущественно на ботанических и генетических вопросах и отойдя от задач сортового семеноводства и развития зернобобовых культур, одного из важнейших участков советского растениеводства. В беседах со мной, происходивших на работе и у меня на дому (в период 1936—1940 г.г.) ГОВОРОВ, как и я, высказывал антисоветские взгляды по вопросам колхозного строительства. Антисоветские взгляды мы также высказывали в связи с проводимыми арестами земельных работников.

2. КАРПЕЧЕНКО Георгий Дмитриевич —профессор, заведующий лабораторией генетики. Теоретически стоя на позицияхтак называемой «формальной» или «классической генетики», КАРПЕЧЕНКО сосредотачивал всю работу руководимой им лаборатории исключительно на методических и отвлеченных от практической селекции темах. В результате работы генетической лаборатории за 15 лет своего существования, несмотря на большие задания по изысканию путей радикального улучшения видов и сортов главнейших полевых культур (пшеница, ячмень) не дали до сих пор никаких практически ценных результатов, ни в области применения отдаленной гибридизации, ни в области получения новых ценных наследственных форм. КАРПЕЧЕНКО и руководимая им лаборатория сознательно отстранились от изучения наследственности хозяйственно полезных свойств, как болезнестойкость, зимостойкость, засухоустойчивость и неполегаемость важнейших культур. Руководство лаборатории сознательно избегало изучения наследственности перекрестно-опыляющихся растений, как рожь, наименее изученных и крайне важных для практической селекции. Генетическая лаборатория ВИР’а, несмотря на продолжительную работу и исключительно благоприятные условия для работы (первоклассное оборудование, огромный исходный и сортовой материал, значительный штат, затрата больших средств, возможность работы на ряде станций), не дала советской селекционной практике ощутимых результатов. В беседах со мной, как на работе, таки у меня на дому, КАРПЕЧЕНКО высказывал антисоветские настроения в отношении арестов работников земельной системы. Кроме того, у КАРПЕЧЕНКО резко проявлялись симпатии к буржуазно-демократическому строю капиталистических стран.

3. ЭГИЗ Самуил Абрамович, профессор, заведующий секцией табака и чая. Будучи одним из наиболее компетентных работников в СССР, в области теории и практики табаководства и чайной культуры, ЭГИЗ сознательно самоустранился от неотложных практических задач советского табаководства, сосредоточив свою работу Преимущественно на отвлеченных, методических вопросах. Придерживаясь консервативных убеждений и будучи явно антисоветски настроен, ЭГИЗ в последние годы сознательно отошел от практической селекции семеноводства табака и от задач развития советской табачной промышленности, замкнувшись в своей лаборатории и оранжереях Пушкино, всячески избегая переносить свою исследовательскую работу в основные районы табаководства (Сухум, Краснодар, Крым). До революции ЭГИЗ работал специалистом Департамента министерства земледелия. В беседах со мной ЭГИЗ высказывал антисоветские настроения по вопросам коллективизации сельского хозяйства и проводимых арестах земельных работников.

4 ПАНГАЛО Константин Иванович — профессор, заведующий секцией бахчевых культур. Придерживаясь правых убеждений, профессор ПАНГАЛО в последние годы исключительно замкнулся, избегая расширения своей научной работы и переноса ее в основные районы бахчеводства. Будучи наиболее компетентным Работником в области бахчеводства в СССР, ПАНГАЛО сознательно Устранился от практической селекции и семеноводства бахчевых культур. Наиболее резкие антисоветские настроения ПАНГАЛО выразились в его отказе от подготовки кадров специалистов по бахчеводству и стремлении освободиться от аспирантов. Этим в значительной мере об’ясняется задержка в размножении ценного исходного материала бахчевых культур и обеспечении сортовым материалом селекционных станций и колхозных хат—лабораторий.

5. ФЛЯКСБЕРГЕР Константин Андреевич—профессор, заведующий секцией пшениц. В руководстве этой важнейшей секцией сознательно самоустранился от задач селекции, сосредоточив работу исключительно на ботаническом, описательном изучении пшеницы. В частности, ФЛЯКСБЕРГЕР игнорировал до последних лет исключительную хозяйственную и селекционную ценность стародавних сортов озимой пшеницы. Слабая связь с практической селекцией и преимущественно описательный характер работе секции, привел к потере всхожести большого числа образцов мировой коллекции пшеницы, особенно изтаких стран, как Индия, Китай, Иран, Северный Афганистан, представляющих большой практический интерес в вопросах болезнестойкости и засухоустойчивости этой культуры.

6. МАЛЬЦЕВ Александр Иванович — академик, заведующий бюро сорных растений ВИР'а. Будучи одним из наиболее компетентных работников в области сорных растений, академик МАЛЬЦЕВ до сих пор остался типичным представителем старого ботанического направления, замкнувшимся в ботанической описательной работе и устранившимся от разработки мер по борьбе с сорняками. Это отразилось также и на основных его трудах, как например, монография по овсюгам, атлас сорных растений и2 руководство по сорным растениям в СССР. В беседах со мною, МАЛЬЦЕВ высказывал антисоветские настроения по вопросам колхозного строительства и в связи с арестами работников земельной системы.

Вот наиболее характерные, известные мне факты вредительской работы участников антисоветской группировки, существовавшей в ВИР’е.

Вопрос: Вы продолжаете скрывать многие факты, как своей вражеской работы, так и лиц, с вами связанных. Наряду с этим вы скрываете свою работу в пользу иностранных разведок и шпионские связи. В этом направлении вы будете допрашиваться и дальше.

Допрос начат в 22 час.

Допрос окончен в 2 час. 6/ХІ-1940 года.

Протокол записан с моих слов верно, мною лично прочитан. — Н. Вавилов.

ДОПРОСИЛИ ПОМ. НАЧ. СЛЕДЧАСТИ ГУЭ НКВД СССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ.

А. Хват.

__________________

1 «Прибавленному дополнительно верить. —Н. Вавилов».

2 Далее Вавиловым вычеркнуто «совершенно», что удостоверено пометкой. «Зачеркнутому верить. Н. Вавилов».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.