Диалектический материализм - мировоззрение марксистско-ленинской партии

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — МИРОВОЗЗРЕНИЕ МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ПАРТИИ

В. П. ЧЕРТКОВ

Марксизм, по определению товарища Сталина, — это «наука о законах развития природы и общества, наука о революции угнетённых и эксплуатируемых масс, наука о победе социализма во всех странах, наука о строительстве коммунистического общества». (И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, Госполитиздат, 1952, стр. 54-55) Руководствуясь этой великой революционной наукой, Коммунистическая партия ясно определила пути борьбы трудящихся за освобождение от власти помещиков и капиталистов, привела рабочих и крестьян к победе над эксплуататорами, вывела советский народ на широкий и светлый путь коммунизма, сделала Советскую страну могущественной и непобедимой, превратила её в оплот мира во всём мире, в оплот демократии и социализма.

Диалектический материализм является единственно научным мировоззрением, составляет теоретический фундамент коммунизма.

В работе «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин дал следующее определение диалектического материализма:

«Диалектический материализм есть мировоззрение марксистско-ленинской партии. Оно называется диалектическим материализмом потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория — материалистической» (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 574).

Создание Марксом и Энгельсом диалектического материализма было их великим научным подвигом. Маркс и Энгельс обобщили и критически переработали достижения философской мысли, обобщили и творчески переосмыслили достижения естественных и общественных наук, а также весь опыт борьбы трудящихся масс против эксплуатации и угнетения.

Используя всё лучшее, что было накоплено человечеством за предшествующие тысячелетия, Маркс и Энгельс совершили революционный переворот в философии, создали качественно новую философию.

Суть революционного переворота, произведённого в философии основоположниками марксизма, состоит в том, что философия впервые в истории человечества стала наукой, вооружающей людей знанием законов развития природы и общества, служащей орудием борьбы за победу коммунизма. Философские системы прошлого отличались тем, что творцы их, не умея дать единой стройной картины мира, валили в одну кучу самые разнообразные факты, выводы, гипотезы и просто фантазии, претендовали на познание абсолютной истины в конечной инстанции и тем самым по существу ограничивали живой процесс познания человеком законов природы и общества.

Открытие Маркса и Энгельса означало конец старой философии, которую ещё нельзя было назвать научной, и начало нового, научного периода в истории философии. Марксистская философия не является наукой над другими науками. Диалектический материализм — это инструмент научного исследования. Он пронизывает все науки о природе и обществе и сам всё время обогащается новыми достижениями наук и практики строительства социализма и коммунизма.

Марксизм ознаменовал собой качественно новый этап в развитии философской мысли и в том отношении, что только в лице марксизма философия стала знаменем масс.

И. В. Сталин указывает, что марксизм «представляет не просто философское учение. Он является учением пролетарских масс, их знаменем, его почитают и перед ним «преклоняются» пролетарии мира. Следовательно, Маркс и Энгельс являются не просто родоначальниками какой- либо философской «школы» — они живые вожди живого пролетарского движения, которое растёт и крепнет с каждым днём» (И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 350).

Поэтому А. А. Жданов, критикуя на философской дискуссии неправильное понимание истории философии как простой смены одной философской школы другой, отмечал, что «с появлением марксизма как научного миросозерцания пролетариата кончается старый период истории философии, когда философия была занятием одиночек, достоянием философских школ, состоявших из небольшого количества философов и их учеников, замкнутых, оторванных от жизни, от народа, чуждых народу.

Марксизм не является такой философской школой. Наоборот, он является преодолением старой философии, когда философия была достоянием немногих избранных — аристократии духа, и началом совершенно нового периода истории философии, когда она стала научным оружием в руках пролетарских масс, борющихся за своё освобождение от капитализма» (А. А. Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Александрова «История западноевропейской философии», Госполитиздат, 1952, стр. 12).

Идеи марксистской философии, овладевая массами, сами становятся материальной силой. Такой силы домарксистские философские учения не имели и не могли иметь.

Глубоко принципиальное отличие диалектического материализма от предшествующих философских систем состоит в том, что он служит могучим инструментом практического воздействия на мир, инструментом познания и изменения мира.

Маркс ещё в начале своей революционной деятельности говорил, что если в старые времена философы видели свою задачу лишь в том, чтобы так или иначе объяснить мир, то новая, революционная философия должна научить, как изменить его. Диалектический материализм, созданный Марксом и Энгельсом и развитый дальше Лениным и Сталиным,— это грозное теоретическое оружие в руках рабочего класса, борющегося против капитализма, за социализм и коммунизм.

Под знаменем марксизма-ленинизма Коммунистическая партия Советского Союза и советский народ коренным образом изменили облик старой России.

Отражая величественные итоги пути, пройденного партией, принятый на XIX съезде партии Устав говорит: «Коммунистическая партия Советского Союза, организовав союз рабочего класса и трудового крестьянства, добилась в результате Великой Октябрьской Социалистической Революции 1917 года свержения власти капиталистов и помещиков, организации диктатуры пролетариата, ликвидации капитализма, уничтожения эксплуатации человека человеком и обеспечила построение социалистического общества.

Ныне,— сказано далее в Уставе,— главные задачи Коммунистической партии Советского Союза состоят в том, чтобы построить коммунистическое общество путём постепенного перехода от социализма к коммунизму, непрерывно повышать материальный и культурный уровень общества, воспитывать членов общества в духе интернационализма и установления братских связей с трудящимися всех стран, всемерно укреплять активную оборону Советской Родины от агрессивных действий её врагов» (Устав Коммунистической партии Советского Союза, Госполитиздат, 1952, стр. 3-4).

Перед лицом новых задач партия ещё выше поднимает роль и значение советской социалистической идеологии, ставя своей целью до дна использовать мобилизующую, организующую и преобразующую силу великих идей марксизма-ленинизма в интересах коммунистического строительства, в интересах укрепления мира во всём мире.

XIX съезд партии поставил задачу — усилить идеологическую работу, систематически повышать и совершенствовать научно-политическую подготовку кадров, направить все средства идеологического воздействия на дело коммунистического воспитания советских людей.

Идеи марксизма-ленинизма, идеи гениального труда И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», выступление И. В. Сталина на заключительном заседании XIX съезда партии, решения XIX съезда партии служат вдохновляющим руководством для всего прогрессивного человечества.

Овладение этим огромным теоретическим богатством является обязанностью каждого сознательного строителя коммунистического общества, каждого участника мирового коммунистического движения.

В докладе на XIX съезде партии т. Маленков говорил: «Учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина даёт нашей партии непобедимую силу, умение прокладывать новые пути в истории, ясно видеть цель нашего поступательного движения, быстрее и прочнее завоёвывать и закреплять победы.

Ленинско-сталинские идеи озаряют ярким светом революционной теории задачи и перспективы борьбы народных масс всех стран против империализма, за мир, демократию и социализм» (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), Госполитиздат, 1952, стр. 107-108).

 

***

 

Мировоззрение представляет собою систему взглядов на мир в целом, те основные принципы, с которыми люди подходят к окружающей их действительности и объясняют её и которыми они руководствуются в своей практической деятельности.

Какие бы великие открытия ни имели место в отдельных областях природы, они ещё не давали и не могут дать единого понимания природы, понимания её как целого. Могут ли, например, те или иные открытия в области химических явлений, те или иные химические законы составить мировоззрение, дать понимание природы в целом? Конечно, нет, потому что, как бы они ни были важны, они имеют силу только для узко ограниченных пределов — для области химических явлений, и не вскрывают существа множества других явлений.

То же самое надо сказать и обо всех других науках. Никакая из так называемых конкретных наук не может дать цельного представления о мире, не может устранить необходимость выработки целостного мировоззрения.

В истории было немало попыток создать картину мира в целом посредством распространения законов одной из конкретных наук на все явления природы и общества. Так, в XVIII веке философы распространяли законы механики не только на все явления природы, но пытались истолковать при помощи их и общественные явления. Широкое распространение в буржуазной философии и социологии второй половины XIX века получило перенесение на общество законов дарвинизма, что послужило теоретической основой для возникновения такого реакционного направления в социологии, как социальный дарвинизм.

Нередко имело место и обратное: были попытки распространения социальных законов на явления природы, например, жизнь насекомых уподоблялась деятельности государства, утверждалось, что «и животные трудятся» и т. п.

Попытки перенесения законов, свойственных одним явлениям, на другие антинаучны и реакционны. Подобного рода насквозь реакционные теории особенно процветают в эпоху империализма, когда защитники разлагающегося капитализма сознательно извращают науку, стремясь во что бы то ни стало оправдать капитализм, оправдать агрессивные грабительские войны.

Для выработки всеохватывающего и целостного мировоззрения необходимо обобщение закономерностей природы и общества, открытие общих законов, присущих всем явлениям, предметам, процессам действительности,— таких законов, которые могли бы служить руководящими, исходными принципами при подходе к самым различным явлениям действительности. Открытие таких законов, выработка способа подхода к действительности и её истолкования является задачей специальной науки — философии.

Выступая на философской дискуссии в 1947 году, А. А. Жданов говорил: «Научная история философии, следовательно, является историей зарождения, возникновения и развития научного материалистического мировоззрения и его законов» (А. А. Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Александрова «История западноевропейской философии», Госполитиздат, 1952, стр. 7).

Эта история зарождения и развития научного мировоззрения не представляет собой какого-то автономного процесса развития чистых идей, порождающих друг друга. В действительности те или иные открытия в области философии всегда представляют собой сознательное или бессознательное обобщение фактических знаний о природе, сознательное или бессознательное отражение определённых потребностей дальнейшего развития общественной жизни.

Энгельс указывает, что «философов толкала вперед вовсе не одна только сила чистого мышления, как это они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и все более бурное развитие естествознания и промышленности» (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Гополитиздат, 1952, стр. 18).

На процесс развития философской мысли оказывало влияние не только производство, не только развитие производительных сил, но и производственные, общественные отношения людей. Философские идеи, являясь надстройкой над реальным базисом того или иного общества, сплошь и рядом отображали изменения, происходящие в сфере производства, и достижения естественных наук в извращённом, на голову поставленном виде.

Это извращение было обусловлено характером общественных отношений в классовых, антагонистических общественных формациях, классовым положением авторов философских систем и учений. Борьба классов, борьба прогрессивных и реакционных общественных сил находила своё отражение в философии в виде борьбы противоположных идейных направлений. Таким образом, в силу того, что общество раскололось на враждебные классы и двигалось вперёд их взаимной борьбой, история философской мысли предстала как история борьбы идей, отражающая в себе историю борьбы классов.

Материализм возник и развивался в ожесточённой борьбе с идеализмом, с различными идеалистическими течениями. Вся история философии есть история борьбы основных лагерей, партий в философии, отражающая собой борьбу общественных классов и представляющих их интересы партий.

«Новейшая философия,— говорил Ленин,— так же партийна, как и две тысячи лет тому назад» (В. И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 343).

Таким образом, история философии — это история борьбы двух противоположных лагерей — материализма и идеализма. Материалисты стремились к правильному объяснению действительности, исходящему из объективных закономерностей действительности, природы. Напротив, идеалисты пытались объяснять мир, природу, исходя не из неё самой, а при помощи выдуманных идеальных, в конечном счёте божественных сил.

Идеалистическое мировоззрение так же ненаучно и реакционно, как и религия, с которой у идеализма общие корни. Идеализм рассматривает мир как воплощение «абсолютной идеи», «мирового разума», «сознания». С точки зрения идеализма окружающие нас явления и предметы природы — весь мир в целом — существуют не сами по себе, а являются якобы порождением потусторонних сил, стоящих над природой.

Идеалисты, в особенности такого толка, как немецкий философ Гегель, много говорят о единстве мира, о том, что им будто бы удалось выработать единое цельное понимание действительности. Но это только слова. На самом деле идеалисты не в состоянии найти реальное единство всех явлений мира и говорят о единстве выдуманном, совершенно фантастическом.

Всякий идеализм, изображает ли он мир, как созданный потусторонними, сверхъестественными силами, или берёт за первично данное человеческое сознание, с неизбежностью ведёт к религии, к поповщине. Не случаен поэтому тот факт, что идеалист Гегель сам говорил о «мировом разуме» как идее «миродержателя», т. е. бога, и что (Махисты фактически играли роль лакеев поповщины. Все идеалисты так или иначе апеллируют к религии. Идеализм вплотную смыкается с религией. В этом состоит враждебная науке, реакционная сущность идеалистического мировоззрения.

Идеалистическими, конечно, являются и сами религиозные взгляды, тоже претендующие на роль мировоззрения. Религиозное мировоззрение, искажающее действительную картину мира, является насквозь реакционным. Как религия, так и идеализм служат буржуазии орудием духовного порабощения трудящихся.

Религия утверждает, будто все многообразные явления природы и общества — едины, ибо все они якобы «созданы богом» и всем дальнейшим существованием обязаны богу. Но это «единство» не действительное, а выдуманное теологами, фантастическое. Как показывает наука и каждодневная практическая деятельность людей, предметы и явления действительности возникают и существуют в силу естественных, материальных причин. Утверждая, что мир создан высшей силой, религиозное мировоззрение не видит действительно существующей связи между различными явлениями природы, обусловливающими друг друга, порождающими друг друга.

Единый взгляд на природу надо искать не в искусственном навязывании законов, присущих одним явлениям, совершенно другим явлениям и не в выдуманном, фантастическом, божественном и ином сверхъестественном «единстве», а в реальном единстве самих вещей, явлений живой и неживой природы. Единство мира состоит в его материальности. Поэтому единственным научным мировоззрением является материалистическое мировоззрение в его современной, высшей форме — диалектический материализм. Учение Маркса, писал Ленин, «полно и стройно, давая людям цельное миросозерцание, непримиримое ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного гнета» (В. И. Ленин, Соч., т. 19, изд. 4, стр. 3).

Но прежде чем стало возможным создание диалектико-материалистического мировоззрения, наука должна была пройти длинный и извилистый путь развития, создать необходимые предпосылки для такого великого открытия.

Товарищ Сталин указывает, что «диалектический материализм является продуктом развития наук, в том числе философии, за предыдущий период» (И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 34).

На основе развития общественной жизни и прежде всего успехов процесса производства материальных благ имели место всё новые и новые приобретения естественных наук, приобретения в области диалектического и материалистического понимания природы и попытки их философского обобщения.

Все успехи естественных наук и философии были в конечном счёте вызваны потребностями производства, потребностями общественной практики. Именно развитие общественного производства в период рабовладельческого строя вызвало к жизни на первых порах ещё неразвитую и нерасчленённую науку, в состав которой входили и философские представления.

Первые попытки выработать научное мировоззрение имели место уже в глубокой древности — в древнем Китае, Индии, а затем в древней Греции. Древнегреческие философы, материалисты и диалектики, рассматривали мир как не созданный никем из богов и существующий независимо от сознания людей. Самый выдающийся из них — Гераклит учил, что мир един, что всё в природе находится в состоянии изменения и развития.

Древние мыслители настолько общо представляли себе природу, что не видели глубоких различий, существующих между её отдельными явлениями. Их представление о природе было ещё наивным. Но мысль о том, что природа существует сама по себе и вечно изменяется, была чрезвычайно плодотворной и прогрессивной, она не пропала даром и оставила глубокий след в истории науки.

Смелую попытку нарисовать единую картину мира сделали французские философы-материалисты XVIII века — Дидро, Гельвеций, Гольбах и др.

Будучи идеологами буржуазии в тот период её развития, когда она была классом прогрессивным, двигавшим вперёд развитие производительных сил общества, французские материалисты отстаивали передовые философские идеи: решительно выступали против религиозного миропонимания и пытались на научной основе объяснить все явления природы. Однако уровень развития наук того времени ещё не давал возможности открыть подлинную взаимозависимость явлений природы, не давал возможности проследить сложные диалектические переходы от одних явлений к другим, процесс превращения одних явлений в другие. Поэтому французские философы-материалисты XVIII века, оставшись в целом метафизиками, высказали лишь отдельные догадки о развитии. Кроме того, французские мыслители, изменяя своим собственным намерениям показать мир как единое целое, при рассмотрении общественных явлений переходили на позиции идеализма, поскольку не умели раскрыть материальные основы жизни общества. Ясно, что то мировоззрение, которое давал французский материализм, не было и не могло быть последовательным, строго научным и цельным.

Дальнейшее развитие естественных наук и общественной практики дало новый толчок развитию философской мысли.

В конце XVIII—начале XIX века, как указывает Энгельс, «уже достаточно были разработаны и геология, и эмбриология, и физиология растений и животных, и органическая химия, и... на основе этих новых наук, уже повсюду зарождались гениальные догадки, предвосхищавшие позднейшую теорию развития...» (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, 1952, стр. 21).

Так, развитие естествознания, отражавшее успехи в развитии производства, неизменно и всё с большей настойчивостью выдвигало вопрос о диалектическом понимании природы.

В первой трети XIX века Гегель пытался связать все явления мира идеей общности их развития. Но эта его попытка не увенчалась успехом. Идеалистическая философия Гегеля была реакцией на французский материализм. Будучи идеологом немецкой буржуазии, испугавшейся движения низов, Гегель был консервативным мыслителем. И хотя Гегель был знаком с важнейшими достижениями наук своего времени и самую идею всеобщего развития почерпнул в объективной действительности, он в силу реакционности своих политических взглядов представил всё это в извращённом виде.

Гегель объявил, что единство мира состоит не в его материальности, а в том, что всё представляет собой порождение духа. Все явления природы он объявил ступенями в развитии выдуманной им «абсолютной идеи». Таким образом, согласно его системе мир имеет начало и конец, развитие его «начинается» с того момента, когда «мировой дух» начал якобы процесс своего «самопознания», и «кончается», когда тот же «мировой дух» в лице философии самого Гегеля завершает своё «самопознание».

В силу этого идеалистическая диалектика Гегеля не была, да и не могла быть научным методом познания. Диалектика Гегеля была обращена к прошлому, а не к будущему. Развитие природы Гегель отрицал, а развитию общества стремился положить конец, желая увековечить в Германии прусско-юнкерское сословно-монархическое государство.

Однако идея развития, хотя и ограниченная метафизической системой и понятая Гегелем извращённо, идеалистически, была тем «рациональным зерном» его философии, которое было использовано философией в её дальнейшем движении вперёд.

Другой немецкий философ, Фейербах, сыгравший видную роль в истории философской мысли как человек, восстановивший материализм в его правах, вместе с гегелевским идеализмом отверг и диалектический взгляд на мир. Кроме того, материалистически объясняя явления природы, Фейербах, как и все материалисты домарксовского периода, явления и закономерности общества по-прежнему трактовал идеалистически.

Ближе всех мыслителей прошлого подошли к научному, диалектико-материалистическому мировоззрению русские философы — Герцен, Белинский, Чернышевский, Добролюбов. Эти мыслители были революционными демократами, звавшими народные массы на борьбу с крепостническими порядками. В то же время они подвергли резкой критике капитализм с его лживыми демократией и равенством. Все они рассматривали философию как орудие борьбы с социальным и национальным неравенством.

Именно их революционным демократизмом объясняется тот факт, что они подвергли жестокой критике гегелевский идеализм и его боязнь всего передового, революционного. Как материалисты и диалектики, они полнее представляли себе движение самой природы «от камня до человека», подчёркивали решающую роль народных масс в общественном прогрессе и высказали ряд гениальных мыслей о внутренних причинах развития общества.

Подойдя ближе других к научному мировоззрению, русские философы тем не менее, подобно всем другим материалистам до Маркса, не сумели материалистически истолковать явления общества — не смогли тем самым выработать законченного и целостного научного мировоззрения.

Подлинно научное мировоззрение, охватывающее все явления природы и общества, создали лишь основоположники коммунизма — Маркс и Энгельс. Этим мировоззрением является диалектический материализм, который мог быть создан лишь при определённом уровне развития естествознания и наук об обществе и прежде всего при определённой зрелости классовой борьбы пролетариата против буржуазии.

Успехи естественных наук были одной из важнейших предпосылок создания диалектического материализма.

Первая половина XIX века ознаменовалась крупными открытиями в области естествознания. В числе этих открытий необходимо прежде всего отметить открытие закона сохранения и превращения энергии.

Положение о единстве природы, о неуничтожаемости материи и движения было обосновано ещё в XVIII веке основателем русской науки М. В. Ломоносовым, который сформулировал тогда закон сохранения материи и движения. В 1748 году в письме к Эйлеру Ломоносов писал, что «все изменения, совершающиеся в природе, происходят таким образом, что сколько к чему прибавилось, столько же отнимается от другого. Так, сколько к одному телу прибавится вещества, столько же отнимется от другого, сколько часов я употребляю на сон, столько же отнимаю от бдения, и т. д. Этот закон природы является настолько всеобщим, что простирается и на правила движения: тело, возбуждающее толчком к движению другое, столько же теряет своего движения, сколько отдаёт от себя этого движения другому телу» (М. В. Ломоносов, Избранные философские произведения, Госполитиздат, 1950, стр. 160).

Углубляя положения Ломоносова о сохранении материи и движения, русский учёный Г. Г. Гесс установил в 1840 году основной закон, связывающий тепловые явления с химическими, что явилось первой формулировкой закона сохранения и превращения энергии по отношению к этим конкретным процессам. В начале 40-х годов Р. Майер, Джоуль, русский учёный Э. X. Ленц и другие сформулировали общий закон сохранения и превращения энергии, утверждающий естественнонаучное понимание единства различных форм движения материи.

Русский учёный П. Ф. Горянинов в 1827—1834 годах, а затем чешский учёный Пуркинье в 1837 году заложили основы клеточной теории строения живых организмов. В 1838—1839 годах немецкие учёные Шлейден и Шванн развили клеточную теорию дальше, обосновав тем самым единство всех явлений органической природы.

В 1859 году Дарвин выступил с теорией развития органического мира, а в 1869 году великий русский учёный Д. И. Менделеев создал периодическую систему химических элементов.

Энгельс считает середину XIX века таким периодом в развитии естествознания, «когда диалектический характер процессов природы стал непреодолимо навязываться мысли и когда, следовательно, только диалектика могла помочь естествознанию выбраться из теоретических трудностей» (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 160).

Энгельс писал также: «Освобожденная от мистицизма диалектика становится абсолютной необходимостью для естествознания, покинувшего ту область, где достаточны были неподвижные категории...» (там же, стр. 160). Словом, естествознание настоятельно требовало перехода от метафизики к диалектике,— от идеализма к материализму, берущему природу в её диалектическом развитии.

Однако для создания цельного научного мировоззрения одних открытий естествознания было недостаточно. Для этого требовалась определённая зрелость общественных отношений, необходимая для того, чтобы люди могли увидеть и понять внутренние пружины развития общества.

В противоположность всем предшествовавшим капитализму общественным формациям производительные силы при капитализме развиваются чрезвычайно бурно, и впервые становится возможным заметить тот факт, что именно производство составляет основу общественного развития, что изменения, происходящие в производстве, влекут за собой изменения во всех других областях общественной жизни. Вместе с тем капитализм упрощает и обнажает классовые противоречия. Буржуазная эпоха, указывают в «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс, заменила эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, «эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой». Это обстоятельство позволило теоретически установить тот факт, что «борющиеся друг с другом общественные классы являются в каждый данный момент продуктом отношений производства и обмена, словом — экономических отношений своей эпохи...» (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 26).

Решающим условием создания диалектического материализма явилось появление нового класса — пролетариата и выступление его на арене истории в качестве самостоятельной политической силы.

Наиболее крупными революционными выступлениями пролетариата в этот период были лионские восстания 1831 и 1834 годов во Франции, массовое движение рабочих в Англии, получившее название чартистского движения и достигшее своей высшей точки в 1838—1842 годах, восстание силезских ткачей в 1844 году в Германии. Эти исторические события, указывает Энгельс, «вызвали решительный поворот в понимании истории». Таким образом, без появления на исторической арене революционного рабочего класса невозможно было научно понять историю общества, а без этого понимания нельзя было выработать и научного мировоззрения.

Рабочий класс является в капиталистическом обществе единственным классом, который в силу своего общественного положения заинтересован в создании научного мировоззрения, научной философии. Рабочий класс призван историей свергнуть капитализм, навсегда покончить со всякого рода формами экономического, политического и духовного рабства, установить свою диктатуру и использовать её как рычаг для построения бесклассового, коммунистического общества. Рабочий класс поэтому жизненно заинтересован в создании такой философии, которая давала бы правильную картину мира и возможность не только познать историю природы и общества и законы их развития в настоящее время, но и предвидеть ход событий в будущем, овладеть законами природы и общества, заставить их служить интересам всего человечества. Этим и объясняется тот факт, что огромные достижения наук первой половины XIX века послужили именно идеологам пролетариата материалом для выработки научного мировоззрения. Идеологи же буржуазии в силу их общественного положения не сделали и не могли сделать надлежащих выводов из научных открытий этого периода.

Пролетариат видит и находит единственный путь к своему избавлению от капиталистического рабства лишь в полном, коренном изменении основ капиталистического строя, в дальнейшем движении общества к новому, более высокому общественному строю. Вот почему учение диалектики о развитии и изменении, о победе нового над старым органически воспринимается пролетариатом как подтверждение и освещение его классовых устремлений. Революционный пролетариат, его авангард — коммунистические партии — не видят и не могут видеть иных средств борьбы за свои цели кроме классовой борьбы против реакционных сил, против эксплуататоров. Материалистическая диалектика выступает для рабочего класса как наука, освещающая революционную борьбу масс: в учении диалектики о том, что развитие является результатом противоречий, борьбы противоположностей, пролетариат находит своё естественное теоретическое оружие в борьбе против капитализма, за социализм.

«Подобно тому как философия находит в пролетариате свое материальное оружие, — писал Маркс,— так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие...» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 1, 1938, стр. 398).

Так, критически переработав всё то передовое, прогрессивное, что уже было достигнуто в истории человеческой мысли, Маркс и Энгельс создали цельное научное мировоззрение, поставив его на службу интересам пролетариата.

Диалектический материализм, являясь единственно научным мировоззрением, служит и может служить только передовому, последовательно революционному классу современного общества — пролетариату, его марксистской партии.

В этом состоит суть классовости, партийности диалектического материализма. Классовость, партийность диалектического материализма состоит именно в том, что носителем этой науки в наше время является рабочий класс, его марксистская партия.

Законы диалектики настолько же объективны и точны, насколько объективны и точны законы химии, физики и других наук. Однако если законы химии, физики и других наук могут быть одинаково использованы всеми классами, могут одинаково служить всем классам, то законы диалектики могут быть использованы не всеми классами, а только революционным классом — пролетариатом, его партией. Диалектический материализм по природе своей — мировоззрение пролетариата, как единственного последовательно революционного класса.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин указывает, что в отличие от законов естествознания использование экономических законов имеет в классовом обществе классовую подоплёку.

Это полностью относится к законам марксизма как науки и к законам научного мировоззрения.

Партийность диалектического материализма состоит в том, что он является методом познания и революционного преобразования общества на началах социализма и коммунизма. В силу объективных законов общественного развития, прежде всего в силу закона обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил на смену капитализму идёт социализм. Однако в настоящее время из всех классов современного общества сознательно пользуется этими законами только один рабочий класс, перестраивающий общество на началах социализма и коммунизма.

Это происходит потому, что рабочий класс кровно заинтересован в использовании этих законов. Буржуазия же, напротив, кровно заинтересована в том, чтобы препятствовать использованию и познанию законов общественного развития, препятствовать распространению научного мировоззрения. Стало быть, суть принципа марксистской партийности состоит в том, что нельзя в современном обществе иметь подлинно научное мировоззрение, не разделяя мировоззрения пролетариата, его марксистской партии.

В. И. Ленин учит, что «материализм включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку зрения определенной общественной группы» (В. И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 4, стр. 380-381), на точку зрения рабочего класса.

В философии партийность состоит в том, чтобы не болтаться между направлениями идеализма и материализма, метафизики и диалектики, а прямо и открыто стать на точку зрения определённого направления. Революционный пролетариат, марксистская партия прямо и открыто стоят на позициях диалектического материализма и решительно защищают и развивают его.

«Гениальность Маркса и Энгельса,— писал Ленин, — состоит как раз в том, что в течение очень долгого периода, почти полустолетия, они развивали материализм, двигали вперед одно основное направление в философии, не топтались на повторении решенных уже гносеологических вопросов, а проводили последовательно,— показывали, как надо проводить тот же материализм в области общественных наук, беспощадно отметая, как сор, вздор, напыщенную претенциозную галиматью, бесчисленные попытки «открыть» «новую» линию в философии, изобрести «новое» направление и т. д.» (В. И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 321).

Марксистская философия непримиримо враждебна созерцательности, буржуазному объективизму, аполитичности. Партийность марксистской философии требует решительной, страстной борьбы со всеми врагами материализма, каким бы флагом они ни прикрывались.

В наше время партийность марксистской философии обязывает нас вести повседневную борьбу против всякого рода новых модных направлений и направленьиц, особенно широко расплодившихся в США и Англии и сеющих крайний идеализм, метафизику, «мракобесие, разоблачать прислужнический характер деятельности буржуазных философов, извращающих науку в угоду империалистам, оправдывающих социальный и национальный гнёт и грабительские войны.

Отличительная черта партийности диалектического материализма состоит также в том, что она совпадает с научной объективностью, ибо классовые интересы пролетариата не расходятся с общей линией развития истории, а, наоборот, органически согласуются с ней.

Если всё развитие капиталистического общества вопреки интересам и воле его господствующих классов подготавливает условия для социализма, делает победу социализма неизбежной, то именно с этим объективным процессом развития общества согласуется деятельность пролетариата — его борьба за социализм. Социалистическая революция, осуществление которой является исторической миссией пролетариата, навсегда уничтожает эксплуатацию, открывает широкий путь к коммунизму и тем самым отвечает коренным интересам всего трудящегося человечества.

«...Классовые интересы пролетариата,— указывает товарищ Сталин в работе «Экономические проблемы социализма в СССР»,— сливаются с интересами подавляющего большинства общества, ибо революция пролетариата означает не уничтожение той или иной формы эксплуатации, а уничтожение всякой эксплуатации, тогда как революции других классов, уничтожая лишь ту или иную форму эксплуатации, ограничивались рамками их узкоклассовых интересов, находящихся в противоречии с интересами большинства общества» (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, Госполитиздат, 1952, стр. 50).

Вот почему классовая точка зрения пролетариата, его партийность, правильно выражающая не только интересы пролетариата, но и потребности развития всего человеческого общества, полностью согласуется с объективной истиной. Принцип марксистской партийности требует решительной борьбы за объективную истину в науке, которая не только не противоречит интересам пролетариата, марксистской партии, но и является условием успешной борьбы против того, что изжило себя в науке и общественной жизни.

Словом, партийность марксистской философии чужда классовой ограниченности, субъективизма, которые органически присущи партийности буржуазии. И это понятно. Даже в то время, когда буржуазия была прогрессивным классом, её интересы, как класса эксплуататоров, ограничивали кругозор её идеологов, приводили их к противоречию с действительностью, к субъективизму. В эпоху империализма, являющуюся последней эпохой в жизни капитализма, эпохой его исторической гибели, классовые интересы буржуазии противоречат дальнейшему движению человечества вперёд, непримиримо враждебны всему передовому и прогрессивному в жизни народов. Вот почему классовая точка зрения буржуазии в философии и науке враждебна объективной истине, извращает и отрицает её. Именно в интересах буржуазной партийности всякого рода лакеи империализма — буржуазные учёные, философы, журналисты — извращают истину и лгут, доказывая вечность капитализма. В этой враждебности буржуазных идеологов объективной, научной истине проявляется лишь обречённость капитализма, его неминуемая гибель.

 

***

 

Диалектический материализм, как цельное и научное мировоззрение, характеризуется единством диалектического метода и материалистической теории. Созданный Марксом и Энгельсом и обогащённый и развитый дальше Лениным и Сталиным диалектический метод является одним из самых величайших достижений науки. В. И. Ленин и И. В. Сталин учат, что диалектика есть душа марксизма. Рабочий класс, его авангард — марксистская партия — сознательно пользуются законами диалектики, видят в ней оружие в борьбе за дальнейший общественный прогресс.

Метод познания — это не пособие, искусственно создаваемое и внешнее по отношению к объективной действительности, это определённые объективные законы действительности, открытые людьми в самих вещах, явлениях и служащие средством их познания.

На противоположной позиции стоят идеалисты. Например, представители одной из школок современной буржуазной философии в США, называющие себя инструменталистами, подобно многим другим идеалистам и реакционерам, толкуют метод и теорию познания субъективистски. С точки зрения этих врагов науки не существует объективных законов природы и общества. Метод познания, по их утверждению, искусственно конструируется людьми, представляет собой «удобный» инструмент, при помощи которого человек якобы формирует явления и создаёт свой порядок в природе.

В действительности же метод познания не может быть искусственно создан. Методом, как говорилось, являются сами законы развития природы, открытые, верно понятые и сознательно применяемые людьми в процессе познания.

Диалектико-материалистическое рассмотрение явлений природы и общества означает рассмотрение их такими, каковы они есть сами по себе, объективно.

Маркс писал, что созданный им «диалектический метод не только в корне отличен от гегелевского, но представляет его прямую противоположность. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург [творец, созидатель] действительного, которое представляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (К. Маркс, Капитал, т. 1, 1951, стр. 19).

Гегелю диалектика казалась наукой о законах абсолютного духа, об идеалистически понятых законах сознания. Для Маркса—это прежде всего наука об объективных законах природы и общества.

История философии, наук вообще знает множество безуспешных попыток создания всеобщего метода познания. Некоторые буржуазные философы пытались объявить законы математики в качестве метода исследования всех явлений природы. И до сих пор многие буржуазные учёные придерживаются этой точки зрения. Однако несостоятельность подобных попыток очевидна: ни одна из специальных областей знания, как бы она ни была важна и обстоятельно развита, принципиально не может претендовать на роль всеобщего метода. Тем более несостоятельны и реакционны всякого рода субъективистские методы исследования: «субъективный метод в социологии», субъективизм в психологии и физиологии, в химии, физике и т. д., — методы, являющиеся особенно модными среди современных представителей реакционной буржуазной науки.

Только марксизм-ленинизм открыл единственно научный, всеобщий метод познания природы и общества. Этим методом являются всеобщие законы, осуществляющиеся во всех без исключения предметах и явлениях. Именно эти законы марксизм-ленинизм рассматривает в качестве всеобщего метода познания.

В «Диалектике природы» Энгельс указывает, что «диалектика рассматривается как наука о наиболее общих законах всякого движения. Это означает, что ее законы должны иметь силу как для движения в природе и человеческой истории, так и для движения мышления». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 214). В другом месте Энгельс пишет: «Таким образом, история природы и человеческого общества — вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 38).

Наука утверждает, что все явления живой и неживой природы существуют в определённой взаимозависимости, а не изолированно друг от друга. Но из этого следует, что и изучать явления живой и неживой природы надо не изолированно друг от друга, а в их реальной взаимосвязи.

Наука утверждает, что во всех явлениях живой и неживой природы имеют место процессы изменения, обновления, развития. Развитие является законом всех предметов и явлений живой и неживой природы. Стало быть, этот закон — всеобщий, универсальный, везде и всюду встречающийся. Стоит только этот всеобщий закон открыть в самих вещах и явлениях и верно понять его, что и сделали впервые в науке Маркс и Энгельс, чтобы стало возможным использовать этот объективный закон природы в качестве метода и сознательно руководствоваться им при исследовании всех явлений природы, общества и мышления.

То же самое надо сказать и о таком законе диалектики, как закон борьбы противоположностей. Марксизм всесторонне доказал, что внутренним источником развития всех явлений живой и неживой природы является борьба противоположностей. Этот закон диалектики также является всеобщим и универсальным. Вот почему знание этого закона даёт возможность в исследовании новых, ещё не известных нам явлений итти верным путём: искать источник их развития не в потусторонних внешних силах, а во внутренней противоречивости самих явлений.

Выходит, таким образом, что благодаря знанию однажды открытых и верно понятых общих законов — законов диалектики — исследование конкретных законов значительно облегчается, люди уверенно ищут и находят их. В этом и состоит руководящее, методологическое значение диалектического метода, его роль как мощного и верного инструмента познания.

В материалистической диалектике марксистская партия находит не только метод для объяснения явлений общественной жизни, но и руководящие принципы для отыскания путей и средств к её изменению.

Диалектический метод — это метод революционного действия. Руководствуясь марксистским диалектическим методом, партия пролетариата основывает свою политику, свою стратегию и тактику на трезвом научном анализе экономического развития общества, учёте конкретных исторических условий, исходит из соотношения классовых сил и реальных задач, стоящих перед рабочим классом в данной обстановке.

Положения материалистической диалектики дают научное представление о закономерности развития природы и общества, вооружают рабочий класс и всех трудящихся правильным методом познания и революционного изменения мира.

Материалистическая диалектика теоретически обосновывает необходимость борьбы за революционное изменение эксплуататорского общества.

Если переход постепенных, медленных количественных изменений в быстрые качественные изменения составляет закон развития, говорит товарищ Сталин, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетёнными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление. Не постепенное, медленное изменение условий жизни капиталистического общества путём реформ, а качественное изменение капиталистического строя путём революции и создание новых устоев общественной жизни — вот какой практический вывод вытекает из принципов материалистической диалектики.

Этот вывод разоблачает правых социал-демократов, проповедующих реакционные взгляды, согласно которым капитализм будто бы плавно, без скачков и потрясений перерастает в социализм. Заклятые враги трудящихся — правые социалисты, лакействуя перед американским империализмом, лезут из кожи вон, доказывая «несостоятельность» марксистской диалектики.

Однако жизнь берёт своё. Экономические кризисы, периодически переживаемые капиталистическими государствами, войны, революции, всё полнее вызревающие в разных странах и уже взорвавшие капитализм в ряде стран Европы и Азии, говорят о неотвратимой правде марксистской диалектики и о неминуемом полном поражении её врагов.

Марксистская диалектика глубоко обосновывает историческую неизбежность взрыва старых общественных порядков в обществе, разделённом на враждебные классы. Раскрывая общие законы развития всех природных и общественных явлений, марксистская диалектика показывает закономерность социальных революций, совершаемых угнетёнными классами и, таким образом, наносит серьёзный удар по всякого рода извратителям науки, защищающим отжившие капиталистические порядки.

Марксизм рассматривает развитие природы и общества как процесс их саморазвития, ибо природа и общество изменяются по внутренне присущим им законам. Коренные причины всякого развития заключаются в противоречивости всех явлений природы и общества: всем им свойственна борьба нового со старым, нарождающегося с отживающим.

С точки зрения марксистской диалектики противоречия, существующие в материальном мире, бесконечно многообразны. Это чрезвычайно важное положение подчёркивал В. И. Ленин. В своём письме к Максиму Горькому он писал: «...жизнь идет вперед противоречиями, и живые противоречия во много раз богаче, разностороннее, содержательнее, чем уму человека спервоначалу кажется». (В. И. Ленин, Соч., т. 34, изд. 4, стр. 353).

В обществе, разделённом на антагонистические классы, противоречивость развития выражается в борьбе классов. История эксплуататорского общества есть поэтому история классовой борьбы.

Если борьба противоположных сил, борьба антагонистических классов движет вперёд развитие эксплуататорского общества, то отсюда следует вывод: надо не замазывать противоречия капиталистического общества, а вскрывать их, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца.

Партия большевиков всегда строила свою тактику, искала пути и методы борьбы за новый общественный строй в полном согласии с этим законом материалистической диалектики. Партия мобилизовала трудящихся России на решительную борьбу с капиталистами и помещиками, на победоносное осуществление Великой Октябрьской социалистической революции, на ликвидацию капиталистических элементов города и деревни и построение социалистического общества и ныне уверенно ведёт наш народ вперёд, к коммунизму. Эти исторические победы, одержанные под знаменем Ленина — Сталина, говорят о великой организующей, мобилизующей и преобразующей силе марксистско-ленинской науки.

В наши дни миллионы трудящихся в странах народной демократии, руководимые коммунистическими и рабочими партиями, успешно созидают основы социализма. Диалектический и исторический материализм, марксистско-ленинская теория, как могучий прожектор, освещает им путь вперёд.

Противоречия являются источником всякого развития. Они имеют место и при социализме. Выяснение их особенностей в условиях социализма приобретает исключительно большое значение для практической деятельности Коммунистической партии и советского народа.

В социалистическом обществе, где нет враждебных классов, противоречия не принимают характера борьбы противостоящих друг другу классов. Но здесь также имеют место новое и старое и противоречия и борьба между ними. Однако противоречия и борьба между новым и старым существуют в новых условиях. «...В наших социалистических условиях, — учит И. В. Сталин,— экономическое развитие происходит не в порядке переворотов, а в порядке постепенных изменений...». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 53).

Переход от старого качества к новому совершается в социалистическом обществе без взрывов, ибо в этом обществе нет антагонистических классов. Развитие общества осуществляется при социализме на основе новых движущих сил: морально-политического единства советского общества, дружбы народов, советского патриотизма. Борьба нового со старым в экономической, политической и духовной жизни советского общества не требует ломки основы общества, а совершается на основе дальнейшего укрепления принципов социализма, на основе дальнейшего сплочения рабочих, крестьян, советской интеллигенции вокруг задач строительства коммунизма, вокруг Коммунистической партии. Особенность борьбы нового со старым, конфликтов между ними состоит в том, что на стороне нового выступает в социалистическом обществе абсолютное большинство народа во главе с Коммунистической партией. В силу этого советское общество имеет возможность преодолеть отстающие инертные силы, не доводя дело до конфликта между производительными силами общества и производственными отношениями. Решающую роль в преодолении таких инертных сил, отстаивающих старое, играет критика и самокритика.

Противоречия между новым и старым в развитии социализма вскрываются и разрешаются через развёртывание критики и самокритики. Критика и самокритика — неотъемлемое и постоянно действующее оружие Коммунистической партии. Критика и самокритика — это ключ, при помощи которого советские люди вскрывают и устраняют недостатки и движут общество вперёд.

В докладе на XIX съезде партии т. Маленков указал, что для того, чтобы успешно двигать вперёд дело строительства коммунизма, надо вести решительную борьбу с недостатками и отрицательными явлениями, а для этого необходимо широко развёртывать самокритику и особенно критику снизу.

«Активное участие широких масс трудящихся в борьбе с недостатками в работе и отрицательными явлениями в жизни нашего общества,— говорит Г. М. Маленков,— является ярким свидетельством подлинного демократизма советского строя и высокой политической сознательности советских людей. В критике снизу находит своё выражение творческая инициатива и самодеятельность миллионов трудящихся, их забота об укреплении Советского государства. Чем шире будет развёртываться самокритика и критика снизу, тем полнее будут выявляться творческие силы и энергия нашего народа, тем сильнее будет расти и крепнуть в массах чувство хозяина страны». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального комитета).

XIX съезд партии уделил огромное внимание задаче всемерного развёртывания критики и самокритики и устранения препятствий, мешающих действию этой важной диалектической закономерности развития советского общества. Новый Устав партии, принятый на XIX съезде, обязывает каждого члена партии развивать самокритику и критику снизу, выявлять и устранять недостатки в работе, бороться против парадного благополучия и упоения успехами. Устав объявляет несовместимым с пребыванием в рядах партии зажим критики, подмену её парадностью и восхвалением.

Таковы практические выводы из законов материалистической диалектики.

Всё это говорит о том, что марксистская диалектика представляет собой не только единственно научный метод познания, но и метод революционного действия.

Великая преобразующая сила диалектико-материалистического мировоззрения в том и состоит, что оно, являясь единственно научным, даёт принципы понимания мира в целом и в то же время указывает на пути и средства изменения этого мира. Таким образом, марксизм-ленинизм представляет собой цельное, стройное и практически действенное мировоззрение.

 

***

 

Диалектический материализм является единственно научным истолкованием явлений природы и общества, орудием познания и изменения мира.

Материалистическая теория, подобно диалектическому методу, также не является искусственно созданной, изобретённой. Материалистическое понимание явлений живой и неживой природы — это понимание их такими, какие они есть сами по себе, без всяких посторонних прибавлений.

Материалистическая теория не только даёт возможность научно истолковать все явления природы и общества, но и служит могучим средством преобразования действительности.

Марксистская материалистическая теория, или марксистский философский материализм, исходит из того, что мир материален, что многообразные явления в мире представляют собой различные виды движущейся материи, что мир развивается по законам материи и не нуждается ни в боге, ни в духе, ни в других идеалистических выдумках.

Материалистическая теория исходит далее из того, что явления природы и условия материальной жизни общества представляют собой первичное, а сознание людей, вся сфера духовной жизни общества является вторичным, производным.

Рассматривая сознание в качестве отображения законов природы и общества, материалистическая теория верно истолковывает происхождение идей, взглядов, общественных учреждений. Тем самым материалистическая теория верно указывает и на действительную роль идей, взглядов людей в общественной жизни.

Истолковывая идеи и взгляды людей как отображение объективно существующих законов природы и общества, марксистская теория утверждает познаваемость мира и его закономерностей.

Эти положения материалистической теории являются важнейшими принципами мировоззрения. Они имеют огромное значение для научного понимания всех явлений живой и неживой природы.

Распространяя положения диалектического материализма на общество, марксизм впервые увидел в обществе не скопление случайностей, а осуществление определённых, свойственных развитию общества законов. Это позволило передовым общественным силам, коммунистической партии основывать свою деятельность не на требованиях «разума», «всеобщей морали» и других принципах, выдвигавшихся всякого рода идеалистами, а, как говорит И. В. Сталин, «...на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей». (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 583).

Марксизм-ленинизм учит, что не только явления природы происходят согласно объективным, независимым от воли людей законам. Процессы, происходящие в общественной жизни, также подчинены объективной закономерности. История, политическая экономия и другие общественные науки изучают объективные закономерности развития общества, вооружают людей знанием этих закономерностей, умением использовать их в интересах общества. «Марксизм,— указывает И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР», — понимает законы науки, — всё равно идёт ли речь о законах естествознания или о законах политической экономии, — как отражение объективных процессов, происходящих независимо от воли людей. Люди могут открыть эти законы, познать их, изучить их, учитывать их в своих действиях, использовать их в интересах общества, но они не могут изменить или отменить их. Тем более они не могут сформировать или создавать новые законы науки». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 4).

Утверждая и творчески развивая коренные положения диалектического материализма об объективном характере законов науки, И. В. Сталин подверг сокрушительному разгрому субъективистские, волюнтаристские воззрения. До появления труда И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» эти субъективистские воззрения на экономические законы социализма были довольно широко распространены среди советских экономистов, философов, историков, правоведов, принося большой вред идеологической работе. Разоблачая субъективизм, И. В. Сталин указывает, что «законы политической экономии при социализме являются объективными законами, отражающими закономерность процессов экономической жизни, совершающихся независимо от нашей воли. Люди, отрицающие это положение, отрицают по сути дела науку, отрицая же науку, отрицают тем самым возможность всякого предвидения,— следовательно, отрицают возможность руководства экономической жизнью». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 9-10).

Признание объективности законов экономического развития отнюдь не должно вести к их фетишизации. Общество не бессильно перед лицом объективных экономических законов. Познавая их, люди могут овладеть объективными законами, «оседлать» их.

Обязывая внимательно изучать объективные законы общественного развития, марксизм-ленинизм вместе с тем отводит огромную роль революционной преобразующей деятельности людей, деятельности передовых классов и партий. Марксизм-ленинизм учит, что историю всегда творят люди, что в истории общества развитие осуществляется не само собой, не автоматически, а только в результате деятельности людей, через борьбу и труд миллионов. Ленин и Сталин учат, что гибель капитализма наступает не автоматически, а в результате упорной борьбы против него всех трудящихся под руководством рабочего класса и его революционной партии.

Отмечая решающую роль материального производства в развитии общества, исторический материализм ни в коей мере не отрицает значения идей. Наоборот, диалектический материализм в противоположность вульгарному материализму подчёркивает активную роль идей в жизни общества. В своём гениальном труде «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин указал на огромную роль прогрессивных идей, на их мобилизующее, организующее и преобразующее значение. В работе «Марксизм и вопросы языкознания» товарищ Сталин показывает, какой величайшей активной силой в развитии общества является общественная надстройка над экономическим базисом, т. е. общественные идеи, учреждения.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин вновь подчёркивает значение деятельности передовых общественных классов, использующих объективные законы развития общества.

Особенно велика роль активной деятельности людей, роль передовых идей и общественных учреждений при социализме.

О великом значении передовых идей и учреждений в условиях советской действительности свидетельствует всё возрастающая активность советских людей, организующая деятельность Коммунистической партии и Советского государства. Огромное значение для ускорения движения советского общества к коммунизму имеет хозяйственно-организаторская и культурно-воспитательная функция Советского государства, совершенно неизвестная буржуазному государству. Советское государство, опираясь на основной экономический закон социализма и закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства, планирует развитие всех отраслей хозяйства и культуры, мобилизует советских людей на борьбу за новые успехи в неуклонном движении к коммунизму.

Положение исторического материализма о том, что при социализме неизмеримо возрастает роль сознательной деятельности людей, наиболее полно подтверждается руководящей и направляющей деятельностью Коммунистической партии. Коммунистическая партия Советского Союза, вооружённая самой передовой теорией — марксизмом-ленинизмом, определяет на основе знания объективных законов исторического развития пути движения советского общества вперёд. Изучая законы развития общества, обобщая опыт труда и борьбы масс, партия ставит конкретные задачи перед советским народом на каждом отдельном этапе строительства коммунизма. Коммунистической партии принадлежит решающая роль в организации и мобилизации трудящихся нашей Родины на борьбу за дальнейшие успехи коммунистического строительства.

 

***

 

Великая всепобеждающая сила диалектического материализма состоит в том, что он даёт единственно верную картину развития природы и общества.

Одним из важнейших, решающих условий верности выводов и положений диалектического материализма является то, что сам он всегда совершенствуется, усваивая новые достижения естественных и общественных наук и обобщая достижения практики борьбы трудящихся против капитализма, за социализм, за коммунизм.

Диалектический материализм — это не собрание навеки неизменных правил и положений. Диалектический материализм постоянно развивается и обогащается. Он является врагом всякого начётничества, догматизма и талмудизма.

Сама природа диалектического материализма требует этого творческого отношения к марксистской науке.

Если диалектика — это наиболее общие законы развития природы и общества, то из этого следует, что законы диалектики нигде и никогда не проявляются одинаково. Будучи наиболее общими и вечными, законы диалектики проявляются каждый раз в той или иной конкретной области и осуществляются всегда лишь в конкретно-исторической форме.

Так, положение диалектики о том, что всё в природе находится в состоянии изменения, развития,— всеобще и вечно, ибо вечно изменение и развитие природы, материи. Однако оно всегда было разным по своему содержанию: в далёком прошлом на нашей планете имели место одни изменения, одни процессы развития; появление первых живых организмов ознаменовало собой появление новых процессов изменения, развития; появление человеческого общества означало появление новых, невиданных до того процессов изменения, развития. И в каждый данный момент в жизни природы вечные законы диалектики осуществляются по-разному: в одно и то же время процесс движения, изменения проявляется и как движение планет вокруг Солнца, и как окисление металла, и как процесс образования нового биологического вида, и как созидание людьми нового общественного строя и т. д. и т. п.

Это говорит о том, что нельзя метафизически понимать всеобщность и вечность законов диалектики: законы диалектики, будучи всеобщими, проявляются всегда по-новому. Законы диалектики вечны в своей всеобщности и историчны в своём конкретном проявлении.

Марксизм-ленинизм не только нашёл общие законы в самих вещах, не только сумел выделить их из законов конкретных и частных, но и показал, как проявляются в природе эти общие законы.

Законы диалектики, как всеобщие, утверждает марксизм, проявляются в вещах не рядом с конкретными законами, не помимо них, а в них самих — в конкретных законах. «Общее, — говорит В. И. Ленин,— существует лишь в отдельном, через отдельное». (В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 329).

В той области природы, какую изучает, например, физика, законы диалектики проявляются не помимо и не рядом с физическими законами, а в них самих — в физических законах. То же самое имеет место и во всех других явлениях природы и общества, где всеобщие законы — законы диалектики — проявляются только в конкретных законах, свойственных данным явлениям. Вот почему нелепо искать изменение и развитие как таковое помимо конкретных процессов изменения и развития.

Словом, диалектика по самой своей природе требует творческого к себе отношения: не «подгонять» факты под то или иное положение диалектики, а, напротив, находить диалектику в самих фактах, в которых она проявляется всегда своеобразно.

К. Маркс в своём знаменитом труде «Капитал» показал, как проявляются законы материалистической диалектики в исторически конкретный период общественного развития — в условиях капиталистического общества. В то время как буржуазные социологи-метафизики искали вечных принципов морали, права, вечных законов развития общества, Маркс диалектически, конкретно изучил определённое общество — капиталистическое — и тем самым впервые и единственно верно указал реальные законы общественного развития.

Энгельс в своём труде «Диалектика природы» показал, как своеобразно проявляются законы диалектики в явлениях органической и неорганической природы.

Именно эта особенность диалектики, всегда проявляющейся лишь исторически конкретно, обусловливает собой тот факт, что принципы марксизма также никогда и нигде не могут быть проведены в жизнь по шаблону, а, напротив, претворяются и могут быть претворены в жизнь лишь с учётом особенностей экономического, политического, культурного развития данной страны, с учётом особенностей текущего момента внутренней и международной жизни.

Ленин говорит, что теория Маркса «...дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России». (В. И. Ленин, Соч., т. 4, изд. 4, стр. 192).

Действительность, особенно общественная жизнь, безостановочно изменяется, развивается. Именно вследствие этого постоянного возникновения нового в самой материальной действительности выводы и положения науки не могут быть неизменными, а, напротив, всегда совершенствуются, изменяются.

И. В. Сталин говорит: «Начётчики и талмудисты рассматривают марксизм, отдельные выводы и формулы марксизма, как собрание догматов, которые «никогда» не изменяются, несмотря на изменение условий развития общества. Они думают, что если они заучат наизусть эти выводы и формулы и начнут их цитировать вкривь и вкось, то они будут в состоянии решать любые вопросы, в расчёте, что заученные выводы и формулы пригодятся им для всех времён и стран, для всех случаев в жизни. Но так могут думать лишь такие люди, которые видят букву марксизма, но не видят его существа, заучивают тексты выводов и формул марксизма, но не понимают их содержания... Марксизм, как наука,— говорит далее И. В. Сталин,— не может стоять на одном месте,— он развивается и совершенствуется. В своём развитии марксизм не может не обогащаться новым опытом, новыми знаниями,— следовательно, отдельные его формулы и выводы не могут не изменяться с течением времени, не могут не заменяться новыми формулами и выводами, соответствующими новым историческим задачам. Марксизм не признаёт неизменных выводов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм является врагом всякого догматизма». (И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 54-55).

В тот период развития общества, когда повсюду имела место эксплуатация человека человеком, наука знала борьбу нового со старым только в виде борьбы классов; когда же родилось социалистическое общество, не знающее антагонистических классов, тогда учение диалектики о борьбе противоположностей обогатилось: наука знает теперь, что кроме столкновений классов борьба нового со старым может выражаться также и в форме критики и самокритики.

И. В. Сталин, обобщив опыт жизни советского общества, вскрыл громадное значение критики и самокритики как новой диалектической закономерности, как особой формы борьбы нового со старым в условиях социалистического строя. Тем самым диалектический материализм был обогащён и развит дальше, применительно к новым явлениям общественной жизни.

Не только этот пример, но и все важнейшие явления эпохи империализма и пролетарских революций, эпохи строительства социализма и коммунизма в СССР свидетельствуют о том, как сама жизнь требует постоянного обогащения положений диалектического материализма.

Продолжатели учения и всего дела Маркса и Энгельса — Ленин и Сталин развили диалектический материализм дальше, применительно к новым историческим условиям — к условиям эпохи империализма и пролетарской революции, эпохи строительства социализма в СССР. Основоположники и вожди большевистской партии и создатели первого в мире Советского государства обогатили диалектический материализм новым опытом революционной борьбы пролетариата, новыми теоретическими положениями и выводами, подняли марксистскую философию на новую, высшую ступень.

Ленин и Сталин подняли диалектический материализм на высшую ступень, обобщив не только опыт общественной жизни, но и достижения естественных наук.

В своём замечательном труде «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин проанализировал важнейшие открытия естествознания за период после смерти Энгельса.

Книга Ленина, пишет И. В. Сталин, является «...материалистическим обобщением всего важного и существенного из того, что приобретено наукой и, прежде всего, естествознанием за целый исторический период, за период от смерти Энгельса до появления в свет книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 98).

Труды «Анархизм или социализм?», «О диалектическом и историческом материализме», «Марксизм и вопросы языкознания», «Экономические проблемы социализма в СССР» и все другие произведения И. В. Сталина являются замечательными образцами творческого марксизма.

Такие законы и категории материалистической диалектики, как взаимозависимость предметов и явлений, неодолимость нового, возможность и действительность, формы перехода от одного качественного состояния к другому, закон борьбы противоположностей и др., обогащены и развиты И. В. Сталиным применительно к последним достижениям всех отраслей знания.

В своём труде «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин впервые в марксистской литературе дал стройное, цельное изложение основных черт марксистского диалектического метода и марксистского философского материализма. И. В. Сталин говорит о четырёх основных чертах диалектического метода: 1) о всеобщей связи и взаимообусловленности явлений; 2) о движении, изменении, развитии; 3) о переходе от одного качественного состояния к другому; 4) о борьбе противоположностей как внутреннем источнике развития.

И. В. Сталин показал органическую взаимозависимость всех черт марксистского диалектического метода. Закон борьбы противоположностей, составляющий суть последней, четвёртой, черты диалектического метода, И. В. Сталин рассматривает как внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание перехода количественных изменений в качественные, т. е. неразрывно связывает четвёртую черту марксистского диалектического метода с предшествующей ей третьей чертой.

Что касается закона «отрицания отрицания», сформулированного Гегелем и материалистически истолкованного Марксом и Энгельсом, то И. В. Сталин отбросил эту терминологию и более полно и верно выразил суть диалектики в этом вопросе, выдвинув положение о развитии «от простого к сложному, от низшего к высшему».

В сталинской работе «О диалектическом и историческом материализме» столь же стройно и полно изложен и марксистский философский материализм.

И. В. Сталин формулирует основные черты марксистской материалистической теории: 1) материальность мира и закономерности его развития, 2) первичность материи и вторичность сознания, 3) познаваемость мира и его закономерностей.

И. В. Сталин подчёркивает органическую связь диалектического метода и материалистической теории, показывает, какое громадное значение имеет распространение положений философского материализма на изучение общественной жизни, применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата.

В своём произведении «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин развил дальше и исторический материализм, сформулировав коренные положения, демонстрирующие конкретное применение диалектического материализма к пониманию законов общественного развития.

Труды И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР» открывают новый этап в развитии марксистской теории.

В классическом труде «Марксизм и вопросы языкознания» И. В. Сталин обогащает и развивает дальше марксистскую диалектику, философский и исторический материализм.

В этом труде разработаны вопросы о закономерном характере общественного развития, о производительных силах и производственных отношениях, о базисе и надстройке. Товарищ Сталин раскрыл характерные особенности и роль языка в общественной жизни, указал перспективы дальнейшего развития национальных культур и языков.

Крупнейшим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма является гениальный труд И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

Теоретическое и практическое значение этого труда товарища Сталина поистине огромно. В нём товарищ Сталин на основе глубокого научного анализа объективных процессов развития советского общества показал пути постепенного перехода от социализма к коммунизму.

XIX съезд партии поручил комиссии по переработке программы партии руководствоваться основными положениями произведения товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин подверг уничтожающей критике антимарксистские «точки зрения» и ошибочные взгляды по вопросам экономики социалистического общества. Товарищ Сталин глубоко и всесторонне разработал вопросы об экономических законах социализма, о перспективах развития социалистической экономики, о путях постепенного перехода от социализма к коммунизму.

Крупнейшим вкладом в марксистскую теорию является открытие И. В. Сталиным основного экономического закона современного капитализма и основного экономического закона социализма. Главные черты и требования основного экономического закона современного капитализма товарищ Сталин формулирует следующим образом: «...обеспечение максимальной капиталистической прибыли путём эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путём закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путём войн и милитаризации народного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 38).

Основной экономический закон современного капитализма показывает, что при капиталистической системе хозяйства интересы миллионов простых людей приносятся в жертву небольшой кучке магнатов капитала. Этот закон вскрывает паразитический характер современного капитализма, находящегося в стадии загнивания, обнажает корни агрессивной политики капиталистических государств.

Напротив, основной закон социализма показывает, что при социалистической системе хозяйства производство развивается в интересах всего общества, в интересах трудящихся, освобождённых от эксплуататорских классов. Главные черты основного экономического закона социализма И. В. Сталин формулирует следующим образом: «...обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 40).

Таким образом, если при капитализме человек подчинён безжалостному закону извлечения максимальной прибыли, то при социализме, наоборот, производство подчинено человеку, удовлетворению его потребностей. Эта благородная цель оказывает благотворное влияние на производство, на темпы его развития. Действие основного экономического закона социализма ведёт к подъёму производительных сил общества, к бурному росту производства, к неуклонному повышению материального благосостояния и культурного уровня всех членов общества. Оно ведёт к укреплению социалистической системы, в то время как действие основного закона современного капитализма ведёт к углублению общего кризиса капитализма, к нарастанию и обострению всех противоречий капитализма и неизбежному взрыву. Сопоставление основного экономического закона социализма и основного экономического закона современного капитализма вскрывает решающие преимущества социалистического строя над капиталистическим, как строя несравненно более высокого.

Программное значение имеют положения товарища Сталина о путях перехода от социализма к коммунизму.

И. В. Сталин учит, что для того, чтобы подготовить переход к коммунизму, нужно осуществить по крайней мере три основных предварительных условия:

«1. Необходимо, во-первых, прочно обеспечить не мифическую «рациональную организацию» производительных сил, а непрерывный рост всего общественного производства с преимущественным ростом производства средств производства». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 66-67).

«2. Необходимо, во-вторых, путём постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное обращение тоже путём постепенных переходов заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества». (Там же, стр. 67).

«3. Необходимо, в-третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии». (Там же, стр. 68-69).

Для этого требуется, указывает товарищ Сталин, сократить рабочий день по крайней мере до 5—6 часов, ввести общеобязательное политехническое обучение, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое.

Товарищ Сталин учит, что «только после выполнения всех этих предварительных условий, взятых вместе, можно будет перейти от социалистической формулы — «от каждого по способностям, каждому по труду» к коммунистической формуле — «от каждого по способностям, каждому по потребностям»». (Там же, стр. 69).

И. В. Сталин разработал такие новые проблемы, как вопрос о мерах повышения колхозной собственности до уровня общенародной, о постепенном переходе от товарного обращения к системе прямого продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами посредством «отоваривания» продукции колхозов, как вопрос о ликвидации остающихся ещё в социалистическом обществе существенных различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом.

И. В. Сталин провёл чёткое разграничение между вопросом об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом и вопросом о ликвидации существенных различий между ними. Товарищ Сталин показал, что противоположность между городом и деревней, между умственным и физическим трудом исчезла вместе с уничтожением капитализма и укреплением социалистического строя. Однако при социалистическом строе имеются существенные различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, и проблема ликвидации этих различий является в высшей степени серьёзной проблемой.

Наряду с разработкой экономических проблем и проблем научного коммунизма И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР» развивает и конкретизирует диалектический и исторический материализм, углубляя понимание таких вопросов диалектического и исторического материализма, как вопрос об объективных законах развития общества и их использовании, о диалектике производительных сил и производственных отношений, о возможности и действительности, об отношении старой формы и нового содержания и многие другие.

Труды И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и «Марксизм и вопросы языкознания» наносят сокрушительный удар по вульгаризаторам марксизма-ленинизма, обогащают и развивают дальше марксистскую политическую экономию, диалектический и исторический материализм, служат руководством в практической деятельности по строительству коммунизма.

«Теоретические открытия товарища Сталина имеют всемирно-историческое значение, вооружают все народы знанием путей революционного переустройства общества и богатейшим опытом борьбы нашей партии за коммунизм». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 107).

Огромное значение имеет борьба товарища Сталина против догматического подхода к теории.

И. В. Сталин, развивая и двигая вперёд марксистскую теорию, обогатил её новыми положениями и выводами, уточнил и конкретизировал на основании исторического опыта некоторые общие положения марксизма, указал на то, что отдельные тезисы классиков марксизма утратили силу ввиду новых исторических условий.

Товарищ Сталин подверг резкой критике тех, кто понимает марксизм начётнически, догматически, кто устанавливает аракчеевский режим в науке. Борьба мнений и свобода критики, учит товарищ Сталин, — это решающее условие развития науки.

Творческим развитием важнейших принципов марксизма, борьбой против начётничества и талмудизма товарищ Сталин внёс неоценимый вклад в сокровищницу марксистско-ленинской науки.

Учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина ярко и далеко вперёд освещает пути победоносного движения народов к коммунизму.

Учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина всесильно и непобедимо, потому что оно верно. Более чем за столетний период существования марксистского мировоззрения идеологи буржуазии не раз предпринимали попытки «ниспровергнуть» его и каждый раз разбивали себе лоб в борьбе с несокрушимыми, научно обоснованными и подтверждёнными общественно-исторической практикой положениями и выводами марксизма-ленинизма. В наши дни подобный поход против марксизма-ленинизма предпринимают презренные холопы американо-английского империализма, злостные поджигатели новой мировой войны.

Однако и их ждёт такая же бесславная участь. Мировоззрение марксистско-ленинской партии — диалектический материализм — с каждым днём всё ярче освещает коммунистическим и рабочим партиям и всем трудящимся путь к коммунизму. 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.