Движение и развитие в природе и обществе

ДВИЖЕНИЕ И РАЗВИТИЕ В ПРИРОДЕ И ОБЩЕСТВЕ

Д. М. ТРОШИН

 

Из того, что всё в материальном мире находится во всеобщей связи и взаимозависимости, следует диалектический взгляд на окружающий мир как находящийся в движении и развитии.

Энгельс писал: «Когда мы подвергаем мысленному рассмотрению природу или историю человечества, или нашу собственную духовную деятельность, то перед нами сперва возникает картина бесконечного сплетения связей и взаимодействий, в которой ничто не остается неподвижным и неизменным, а все движется, изменяется, возникает и исчезает». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 20).

Раскрытие связи и взаимозависимости явлений даёт картину развития и изменения природы и общества.

И В. Сталин указывает:

«В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век.

Поэтому диалектический метод требует, чтобы явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изменения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания». (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 576).

Материалистическая диалектика есть наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. «...Диалектика, — говорил В. И. Ленин, — ...учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде...». (В. И. Ленин, Соч., т. 19, изд. 4, стр. 4).

Диалектика как наука оказалась возможной только после того, как было доказано, что движение и развитие есть форма бытия, способ существования материи. Энгельс говорит: «...диалектика рассматривается как наука о наиболее общих законах всякого движения». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 350). При всём бесконечном многообразии материального мира на всех ступенях его существования, от мельчайших элементарных частиц до колоссальных скоплений материи в системах галактик, от атома до сложного организма, — всюду, несмотря на многообразие состояний материи, общим является движение и развитие.

 

Реакционность метафизики, отрицающей развитие природы и общества

 

Диалектическое понимание развития подтверждено и обосновано данными науки о природе и обществе. Сама идея диалектического развития формировалась в процессе обобщения данных отдельных наук о природе и обществе. Всеобщее движение настолько очевидно, что уже древнегреческие философы Гераклит, Демокрит, Аристотель и другие признавали движение и развитие в природе. Например, Гераклит учил, что нет ничего неизменного: «Всё течёт, всё изменяется», а Аристотель считал, что незнание движения влечёт за собой незнание природы.

Но взгляды древнегреческих философов не были всесторонне обоснованы естествознанием, так как наука в то время ещё только начинала развиваться. Рассматривая природу как единое целое, древнегреческие учёные ещё не дошли до расчленения, до анализа природы. Поэтому взаимосвязь и всеобщее движение в природе было для них не научно доказанным положением, итогом глубокого анализа, а результатом размышления над движением, доступным непосредственному созерцанию. «В этом, — указывает Энгельс, — недостаток греческой философии, из-за которого она должна была впоследствии уступить место другим воззрениям» (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 314), воззрениям метафизическим. Метафизический метод сложился в XVII—XVIII веках на основе бурного развития естественных наук, причём естествознание того времени, накопив фактические знания о природе, ещё не имело возможности перейти от накопления фактов к их обобщению.

Период собирания и классификации являлся необходимым этапом в развитии знаний человека, так как нельзя раскрыть связи явлений и их движения, не познав частностей.

«Надо было, — писал Энгельс, — исследовать вещи, прежде чем можно было приступить к исследованию процессов. Надо сначала знать, что такое данная вещь, чтобы можно было заняться теми изменениями, которые в ней происходят». (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, 1952, стр. 37).

Говоря о данном периоде в развитии естествознания, Энгельс писал, что этот «способ изучения оставил нам привычку рассматривать вещи и процессы природы в их обособленности, вне их великой общей связи, и в силу этого — не в движении, а в неподвижном состоянии, не как изменяющиеся существенным образом, а как вечно неизменные, не живыми, а мертвыми. Перенесенный Бэконом и Локком из естествознания в философию, этот способ понимания создал специфическую ограниченность последних столетий — метафизический способ мышления». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 21).

Таким образом, марксистскому диалектическому методу предшествовал метафизический метод как неизбежный этап в истории развития мышления и познания, связанный с необходимостью собирания фактов об отдельных предметах и явлениях природы.

Раскрывая причины, породившие метафизику, В. И. Ленин писал, что, пока не умели приняться за изучение процессов, всегда сочиняли a priori общие бесплодные теории. «Метафизик-химик, не умея еще исследовать фактически химических процессов, сочинял теорию о том, что такое за сила химическое сродство? Метафизик-биолог толковал о том, что такое жизнь и жизненная сила? Метафизик-психолог рассуждал о том, что такое душа? Нелеп тут был уже прием. Нельзя рассуждать о душе, не объяснив в частности психических процессов: прогресс тут должен состоять именно в том, чтобы бросить общие теории и философские построения о том, что такое душа, и суметь поставить на научную почву изучение фактов, характеризующих те или другие психические процессы». (В. И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 4, стр. 126-127).

Ограниченная метафизическая методология сплошь и рядом приводила естествоиспытателей XVII—XVIII веков к идеалистическим выводам.

Так, Ньютон, открывший закон всемирного тяготения, считал, что соединение Солнца и планет не могло произойти иначе, как по намерению и по власти могущественного и премудрого существа.

Линней, произведя классификацию животных и растений, утверждал, что видов столько, сколько их было создано богом.

Анализируя метафизический период в развитии естествознания и философии и показывая ненаучность и ограниченность метафизики, Энгельс писал:

«Согласно этому взгляду, природа, каким бы путем она сама ни возникла, раз она уже имеется налицо, оставалась всегда неизменной, пока она существует. Планеты и спутники их, однажды приведенные в движение таинственным «первым толчком», продолжали кружиться по предначертанным им эллипсам во веки веков или, во всяком случае, до скончания всех вещей. Звезды покоились навеки неподвижно на своих местах, удерживая друг друга в этом положении посредством «всеобщего тяготения». Земля оставалась от века или со дня своего сотворения (в зависимости от точки зрения) неизменно одинаковой. Теперешние «пять частей света» существовали всегда, имели всегда те же самые горы, долины и реки, тот же климат, ту же флору и фауну, если не говорить о том, что изменено или перемещено рукой человека. Виды растений и животных были установлены раз навсегда при своем возникновении, равное порождало всегда равное... В природе отрицали всякое изменение, всякое развитие». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 6).

Этот взгляд на явления природы, как на вечные и неизменные, уже в конце XVIII века опровергался накопленными фактическими данными.

В это время отдельные науки переходят от собирания фактов к их обобщению и теоретическому осмысливанию. В естествознании делаются крупные открытия и создаются теории, утверждающие, что мир находится в развитии и изменении. К числу таких открытий относится гипотеза Канта — Лапласа о происхождении и развитии солнечной системы. Энгельс называет её первой гипотезой, пробившей брешь в стене метафизики.

Одновременно Ломоносов выдвинул идею исторического подхода к изучению земной коры, показав, что горные хребты, минералы, залежи угля и нефти образовались в результате исторического развития земли. Позже была создана наука геология. Вместе с геологией создаётся наука об ископаемых животных — палеонтология, показавшая, что ныне существующие животные и растения значительно отличаются от тех, которые населяли нашу планету в более ранние эпохи.

Однако эти новые факты учёные старались втиснуть в прокрустово ложе метафизической теории. Изменения понимались ещё поверхностно, в этих изменениях отрицалось появление нового. Так, в биологии долгое время проповедовалась антинаучная теория преформизма, по которой организм имеет в зародыше все признаки и органы взрослого животного или человека. Процесс развития понимался как процесс роста, увеличения уже готовых органов. Ясно, что такое понимание развития вело в конечном счёте к отрицанию развития.

Насколько сильно довлела метафизика во взглядах на природу ещё в начале XIX века, можно судить по такому случаю. Французский зоолог Кювье, изучая ископаемые остатки животных и обнаружив, что ранее жившие животные отличаются от современных, вместо того чтобы сделать вывод о развитии органического мира, пытался объяснить эти факты тем, что земля будто бы пережила несколько катастроф. В результате этих катастроф якобы каждый раз погибали животные и растения и земля долгое время оставалась ненаселённой, пока божественная сила не создавала их заново.

В дальнейшем метафизический метод мышления всё более и более приходил в противоречие с научными данными о природе и превращался в оковы для науки. Развитие естественных наук для обобщения полученных ими фактических данных всё настоятельнее требовало нового, диалектического метода.

Огромное значение для обоснования теории развития, как указывал Энгельс, имели три великих научных открытия XIX века:

«Познание взаимной связи процессов, совершающихся в природе, двинулось гигантскими шагами вперед особенно благодаря трем великим открытиям:

Во-первых, благодаря открытию клетки, как той единицы, из размножения и диференциации которой развивается все тело растения и животного. Это открытие не только убедило нас, что развитие и рост всех высших организмов совершаются по одному общему закону, но, показав способность клеток к изменению, оно обозначило также путь, ведущий к видовым изменениям организмов, изменениям, вследствие которых организмы могут совершать процесс развития, представляющий собой нечто большее, чем развитие только индивидуальное.

Во-вторых, благодаря открытию превращения энергии, показавшему, что... все движение в природе сводится к непрерывному процессу превращения из одной формы в другую.

Наконец, в-третьих, благодаря впервые представленному Дарвином связному доказательству того, что все окружающие нас теперь организмы, не исключая и человека, возникли в результате длительного процесса развития из немногих первоначально одноклеточных зародышей, а эти зародыши, в свою очередь, образовались из возникшей химическим путем протоплазмы, или белка». (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, 1952, стр. 38-39).

Открытия естествознания вскрыли связи и взаимозависимости между явлениями природы и показали, что природа находится в движении, в процессе развития и изменения.

Огромный вклад в естественнонаучную основу материалистической диалектики внесли русские естествоиспытатели Ломоносов, Менделеев, Лебедев, Мечников, Сеченов, Тимирязев, Павлов, братья А. и В. Ковалевские, Мичурин, Вильямс, Докучаев, Гамалея и другие.

Русские философы-материалисты и передовые естествоиспытатели проводили взгляд на природу, как на находящуюся в развитии и изменении.

М. В. Ломоносов впервые выдвинул идею о происхождении горных пород в результате длительного процесса развития поверхности земли. Задолго до Ламарка и Дарвина Ломоносов высказал целый ряд гениальнейших положений об историческом процессе развития животных и растений на земле. Будучи последовательным материалистом, он направлял свой исследовательский гений на раскрытие законов развития природы.

Русский учёный Владимир Ковалевский, обобщив данные палеонтологических находок, создал новую эволюционную палеонтологическую науку, служащую доказательством развития и изменения животных и растений в результате исторического развития земли. И. И. Мечников был последовательным защитником теории развития жизни на земле и много сделал для её обоснования и доказательства. Великий русский биолог К. А. Тимирязев внёс огромный вклад в теорию развития органических форм материи, всесторонне обосновав теорию происхождения и развития растений.

И. М. Сеченов убедительно доказал, что органы чувств и мозг человека есть результат длительного развития органической материи, её усложнения и совершенствования, и заложил основы материалистической психологии.

Академик И. П. Павлов, развивая и углубляя учение Сеченова, раскрыл сущность высшей нервной деятельности животных и человека. Учение Павлова об условных и безусловных рефлексах, о роли коры больших полушарий головного мозга является величайшим достижением современной физиологической науки и служит естественнонаучной основой марксистско-ленинской теории познания.

Выдающийся русский учёный И. В. Мичурин поднял на высшую ступень дарвинизм, биологическую науку. Мичуринская биология является новым, высшим этапом развития биологической науки, потому что она более убедительно и последовательно доказала развитие живой природы и вскрыла его подлинно диалектический характер, потому что только мичуринская биология даёт возможность перейти от объяснения процесса развития к активному воздействию на него, т. е. сознательно руководить этим процессом, направлять его, создавать такие организмы, какие нужны человеку.

Докучаев, Костычев и Вильямс создали новую науку о происхождении и развитии почвы. Они убедительно доказали, что почва есть особое историческое тело природы, находящееся в беспрерывном изменении и развитии. Главными почвообразовательными факторами являются организмы, определяющие направление почвообразовательного процесса. Так, в зависимости от растительных сообществ образуется под лесом подзолистая почва, под травянистой растительностью — болотная и т. д. Зональность почвы есть процесс исторический, она постоянно меняется.

Учение Докучаева — Костычева — Вильямса о процессе развития почвы не только объясняет, но и даёт возможность сознательно направлять почвообразовательный процесс, что, с одной стороны, подтверждает правильность теории, а с другой — делает эту теорию действенной и революционной.

Новая теория почвообразовательного процесса является составной частью мичуринской агробиологической науки, которая не только объясняет развитие живой природы, но и служит теоретической основой её изменения.

Современная геологическая наука немыслима без выдающихся открытий русских естествоиспытателей. Особенно большой вклад в геологическую науку внесли советские геологи Карпинский, Губкин, Обручев, Ферсман и другие.

Советские учёные, руководствуясь единственно научным методом исследования — материалистической диалектикой, глубже проникают в сущность явлений материального мира, раскрывая его закономерности, обосновывая диалектический взгляд на природу, обогащая науку новыми выдающимися открытиями. К числу таких выдающихся открытий в истории развития науки относятся исследования доктора биологических наук О. Б. Лепешинской, которая опровергла сложившийся со времени Вирхова и Пастера взгляд на грани между живым и неживым и на роль клетки в организме.

Советские учёные внесли огромный вклад в космогонию — науку о происхождении и развитии вселенной, солнечной системы и нашей планеты (открытия Амбарцумяна, теории Шмидта, Фесенкова и др.).

Таким образом, метафизический взгляд на природу полностью и бесповоротно опровергнут развитием науки, каждое выдающееся открытие которой подтверждает истинность диалектического взгляда.

Однако было бы ошибкой считать метафизику историческим прошлым, не имеющим места в настоящее время. Метафизика жива и поныне. Но если в эпоху Маркса и Энгельса метафизика открыто выступала против развития, то теперь она чаще всего маскируется якобы тоже «признанием» развития. Это происходит потому, что в XX веке уже нельзя просто отрицать идею развития, так как она «вбивается» в головы людей всем ходом роста научных знаний о природе и обществе. Поэтому метафизики на словах хотя и не отрицают развития, но на деле всячески извращают истинное понимание объективных законов развития природы и общества, создавая различные метафизические «теории развития», которые, по словам В. И. Ленина, «душат и опошляют истину».

Наглядным примером такой «теории развития», которая «душит и опошляет истину», является вейсманизм-морганизм. Вейсманисты на словах не отрицают развития, они выступают под вывеской «неодарвинизма». Но по представлению вейсманистов в процессе жизни организмов якобы не создаётся ничего нового, а только проявляются ранее заложенные в них свойства. Вейсманизм, как и преформизм, отрицает развитие как возникновение нового и понимает «развитие» как рост уже готового.

Вейсманисты-морганисты считают, что появление новых видов возможно лишь в результате перекомбинации путём мутации готовых, уже существующих видов. В течение 10—15 тысяч лет вид якобы остаётся совершенно неизменным, но внезапно наступает момент, когда вид по неизвестным причинам «взрывается» и отпочковывает от себя новые виды. Отрицая возможность возникновения в процессе эволюции новых видов, новых свойств, вейсманисты выдумывают лживые теорийки о том, что в процессе эволюции постепенно «растрачивается резерв мутаций» и поэтому «наследственное вещество» становится менее способным разнообразиться, в силу чего якобы должен наступить такой период, когда эволюция прекратится. Так, Шмальгаузен, создавший лженаучную теорию «стабилизирующего отбора» и затухающей эволюции органической природы, писал, что организмы, растратив «резерв мутаций», прекратят эволюцию.

Такова метафизическая сущность этой теории «развития», согласно которой всё многообразие живых организмов есть, как писал вейсманист Бетсон, «результат распаковывания амёбы — родоначальницы жизни».

Подобные метафизические теории, извращающие закономерности развития природы, широко распространены в современной буржуазной науке. Они являются орудием борьбы реакционных сил против прогрессивных направлений в естествознании, против передовых учёных, стремящихся к изучению природы и стихийно влекущихся к диалектике и материализму. Эти теории сковывают развитие науки и служат в конечном счёте средством навязывания и пропаганды буржуазного мировоззрения в среде естествоиспытателей и в широких слоях народа.

В философии и социологии реакционные метафизические теории, извращающие закономерности развития общества, закономерности истории, непосредственно служат интересам господствующих классов.

В эпоху, когда гибель капиталистического общества становится неизбежной, всякого рода метафизические теории призваны «обосновать» вечность капитализма. Метафизика в наше время используется идеологами империализма для борьбы против мира, демократии и социализма.

В условиях, когда ход исторических событий объективно ведёт к неизбежной гибели капитализма, к торжеству социализма, реакция старается направить все свои усилия на то, чтобы задержать поступательный ход истории по пути к светлому будущему — к коммунизму.

Предпринимаются всяческие попытки опорочить само понятие прогресса, развития цивилизации. Средствам для этих целей служит обветшалое оружие реакции — метафизическое отрицание развития, отрицание прогресса.

Реакционные буржуазные социологи — прислужники Уолл-стрита — всячески пытаются «доказывать», что в обществе нет развития, нет движения вперёд. Общественные явления реакционные социологи стараются изобразить как вечные, неизменные категории. Они проповедуют вечность частной собственности на средства производства, вечность деления общества на богатых и бедных, на рабов и господ. Они утверждают, что вечно будут существовать классы, один из которых — буржуазия — якобы призван управлять и владеть всеми богатствами, другой — пролетариат — якобы обречён трудиться и нищенствовать.

Метафизика используется американо-английскими расистами и мальтузианцами в их человеконенавистнических бреднях о перенаселении земного шара. Стремясь поработить и закабалить народы других стран, американские мальтузианцы истошно вопят о мнимом несоответствии роста населения увеличению количества материальных благ, о диспропорции между ними. При этом они, извращая действительное положение дел, метафизически рассматривают производство средств производства и потребления вне развития, вне прогресса. Практика строительства социализма в Советском Союзе и в странах народной демократии вдребезги разбила метафизические реакционные бредни расистов и мальтузианцев, доказав неограниченность возможностей развития производительных сил и роста средств производства и потребления.

Метафизика ныне взята американскими реакционерами на службу идеологии войны н уничтожения людей. Жизнь общества рассматривается как состояние покоя и неизменности. Единственным средством, приводящим общество в движение, объявляется война. Отсюда, если и признаётся некоторое движение общества вперёд, то только в результате войны. С помощью этих плоских, метафизических рассуждений война объявляется общественным благом, основой прогресса. Английский реакционный социолог Артур Кейс так и пишет: «Война обеспечивает цивилизацию», «война является могучим фактором в эволюции человечества».

Метафизика проникает и к нам, она пропагандируется отсталой частью учёных в естествознании. Об этом свидетельствуют, например, статьи т. Иванова в «Ботаническом журнале» (1952, XXXVII, № 6) и в «Бюллетене Московского общества испытателей природы» (1952, т. VII, вып. 6), в которых он берёт под защиту мальтузианство. Метафизические воззрения имеют место и в других областях науки, в том числе и в философии.

Из всего сказанного видно, что метафизика в наше время служит целям реакции и является реальной опасностью. Разоблачение метафизики представляет собой одну из важнейших задач марксистской философии и советской науки.

 

Движение, развитие — форма существования материи

 

«Движение, — говорит Энгельс, — рассматриваемое в самом общем смысле слова, т. е. понимаемое как форма бытия материи, как внутренне присущий материи атрибут, обнимает собою все происходящие во вселенной изменения и процессы, начиная от простого перемещения и кончая мышлением». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 44). Энгельс подчёркивает, что «нигде и никогда не бывало и не может быть материи без движения». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 57).

То, что движение и развитие является всеобщей формой существования материи, доказывается повседневным опытом человека и всеми данными современной науки и техники. Наука вновь и вновь подтверждает, что вся материя от элементарных частиц — электрона, протона, нейтрона, фотона и др. — до огромных небесных тел находится в состоянии изменения и развития. Элементарные частицы претерпевают беспрестанные изменения и превращения, небесные тела в свою очередь возникают, развиваются и изменяются.

Среди бесконечного количества небесных тел и систем солнечная система — только какая-то часть, возникшая в процессе развития материи. Было время, когда не было ни Солнца, ни планет солнечной системы, в том числе и Земли. В процессе развития материи образовалось Солнце и на определённых расстояниях вокруг него — планеты и их спутники.

Поверхность земного шара была иной, чем сейчас, а современный её вид есть результат длительной истории развития, включающей в себя как медленные, эволюционные изменения, так и грандиозные перевороты, перемещавшие материки, изменявшие русла рек, образовывавшие моря и озёра, горные кряжи и равнины.

На определённой ступени развития материи возникла новая форма движения материи — органическая жизнь.

Наукой установлено, что органическая форма движения материи существует на Земле около миллиарда лет и что за этот период в ней произошли колоссальные изменения.

С появлением жизни на поверхности Земли образовался новый слой — биосфера, — имеющий огромное значение в изменении поверхности нашей планеты. Организмы, изменяясь, влияют на окружающую их внешнюю среду, являясь в частности основной причиной почвообразовательного процесса. Благодаря живым организмам образовались залежи угля, торфа, огромные подземные бассейны нефти, меловые горы, известняки и коралловые острова.

На определённой ступени своего развития органическая форма движения материи разделилась на две ветви — растительную и животную — со свойственными им типами обмена веществ, различным образом жизни и различными свойствами. Растения явились причиной наличия свободного кислорода в атмосфере Земли. Тем самым создались необходимые условия для развития животных, дышащих лёгкими, и человека.

Земля пережила несколько эр и периодов, для каждого из которых были характерны свои климатические пояса, своё распределение суши и водных бассейнов, свои геологические особенности, а также свои растительные и животные обитатели в воде и на суше.

Человек как высшее звено в цепи эволюционного развития организмов появился на Земле в самую последнюю геологическую эпоху её существования, около миллиона лет тому назад.

Выделение человека из мира животных и его дальнейшее развитие произошло на основе трудовой деятельности. Решающим условием, создавшим человека, был труд, начинающийся в собственном смысле слова с изготовления орудий производства.

Предок человека не умел делать орудий труда и жил подобно другим животным дарами природы. Человек сначала научился изготовлять самые простые орудия труда: каменный топор, нож, а позднее лук и стрелы. Посредством этих орудий он добывал себе пищу и строил жилище. Но человеческое общество шло вперёд, и на определённой ступени развития человек научился приручать животных и выращивать нужные ему растения. Так развились скотоводство и земледелие.

На определённой стадии развития общественного разделения труда возникла частная собственность, а на её основе — деление общества на классы, с появлением которых с неизбежностью возникло государство как результат непримиримости классовых противоречий, как орудие подавления и угнетения одного класса другим.

Марксизм-ленинизм опроверг измышления идеологов эксплуататорских классов о вечности классового деления людей на рабов и господ, о вечности государства, доказав, что было время, когда не было ни классов, ни государства, что они возникли лишь на определённой ступени общественного развития и что дальнейшее развитие общественных отношений приведёт к бесклассовому коммунистическому обществу.

Величайшей заслугой Маркса и Энгельса является открытие объективных законов общественного развития. Маркс и Энгельс доказали, что человеческое общество развивается в зависимости от изменения способа производства. С изменением способа производства изменяются и все другие общественные отношения.

Развитие человеческого общества прошло через ряд ступеней — общественных формаций. Первобытное общество сменил рабовладельческий строй, который был сменён феодальным. Феодализм сменился капитализмом, который необходимо повсюду будет заменён новым строем — коммунистическим.

Развитие каждой из этих общественно-экономических формаций и смена одной формации другой происходят в силу объективных экономических законов.

Творчески развивая материалистическую диалектику, марксистско-ленинскую науку об обществе, об объективных законах развития общества, И. В. Сталин в классическом труде «Экономические проблемы социализма в СССР» показал, что экономические законы имеют исторический характер. Они возникают на основе определённых экономических условий и отмирают с исчезновением этих условий. «Одна из особенностей политической экономии, — учит И. В. Сталин, — состоит в том, что её законы, в отличие от законов естествознания, недолговечны, что они, по крайней мере большинство из них, действуют в течение определённого исторического периода, после чего они уступают место новым законам. Но они, эти законы, не уничтожаются, а теряют силу в силу новых экономических условий и сходят со сцены, чтобы уступить место новым законам, которые не создаются волею людей, а возникают на базе новых экономических условий». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 5-6).

Руководствуясь этим важнейшим положением марксизма об историчности законов экономического развития, И. В. Сталин открыл основной экономический закон современного капитализма и основной экономический закон социализма. Учение И. В. Сталина об объективном характере законов общественного развития, существующих независимо от воли людей, об историчности этих законов, об их сменяемости имеет огромное значение для правильного понимания процессов развития общества, этой высшей формы движения материи.

Такова в общих чертах картина движения и развития природы и общества.

Философски обобщая весь богатый фактический материал, доказывающий развитие природы и общества, товарищ Сталин в работе «Анархизм или социализм?» писал: «...начиная с астрономии и кончая социологией — везде находит подтверждение та мысль, что в мире нет ничего вечного, что всё изменяется, всё развивается. Следовательно, всё в природе должно рассматриваться с точки зрения движения, развития. А это означает, что дух диалектики пронизывает всю современную науку». (И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 301).

 

Движение и покой

 

Движение, развитие является формой бытия материи. Как движение немыслимо без материи, так и материя немыслима без движения, изменения, развития. Однако правильное диалектическое понимание движения и развития включает в себя признание относительного покоя, временного равновесия в процессе движения и развития. Этот относительный покой, временное равновесие можно представлять двояко.

Во-первых, в процессе движения, понимаемого как перемещение, тело может находиться временно в покое в той или иной точке. Однако такой покой только относителен, ибо в окружающем нас мире нет материи без движения. Во вселенной нет покоящихся тал, всё движется, перемещаясь в пространстве. Движутся в пространстве мельчайшие частицы космической пыли, космические лучи, движутся и скопления туманностей. С огромной скоростью движутся колоссальные скопления звёзд (галактики). В одной из таких галактик движется Солнце, увлекая за собой планеты солнечной системы с их спутниками. Движется Земля как вокруг Солнца, так и вокруг своей оси.

Таким образом, нет материальных тел, которые бы не перемещались в пространстве. Но в этом беспредельно разнообразном движении галактических систем, отдельных галактик, Солнца, земного шара и т. д. и т. п. тот или иной предмет, находящийся на земном шаре, может быть в относительном покое.

Во-вторых, временный покой, относительное равновесие, является важнейшим моментом самого развития материи. Энгельс писал, что покой есть непременное условие диференциации материи. С точки зрения диалектического понимания развития покой, временное равновесие, является тем состоянием, когда в предмете накапливаются незаметные количественные изменения, которые приведут в конце концов к качественной смене данного предмета или явления другим, новым, отличным от прошлого.

Процесс изменения и развития не есть сплошной непрерывный поток. Наоборот, в постоянном развитии материального мира имеются грани, ступени в развитии, различные формы движения материи — качественное разнообразие материальных тел, предметов и явлений.

Временный покой в процессе развития материи всегда связан с образованием определённых закономерностей, присущих данной форме движения материи. Та или иная форма движения материи, возникшая на основе общих диалектических закономерностей развития материи и подчинённая этим общим закономерностям, имеет свою специфику, свои особенности, свои закономерности. Специфичны закономерности физической, химической, органической формы движения материи. Отличны от них закономерности общественной формы движения материи. Закономерности, присущие определённой форме движения, качественно отделяют её от других форм.

Внутри каждой из форм движения материи идёт развитие и изменение. Точно так же границы между ними не мертвы, а подвижны. Поэтому переходы одной формы движения в другую, например, физической в химическую, совершаются всё время, но различие и известная устойчивость остаются.

Материалистическая диалектика не признаёт абсолютного покоя, абсолютной устойчивости, но она не отрицает в развитии относительного покоя и относительной устойчивости. Относительный покой, временное равновесие — это тоже движение и развитие, но происходящее в пределах данной формы движения материи, скажем, данного органического вида, данной общественной формации до перехода в новое качественное состояние, до образования нового органического вида, нового общественного строя.

Отрицание относительного покоя приводит в конце концов к отрицанию движения и развития. Развитие всегда есть изменение, переход из одного состояния в другое.

Развитие идёт от данного состояния предмета к новому, отличному от него. Поэтому софисты, изображая окружающую нас действительность как поток, в котором нет ничего устойчивого, неизбежно приходят к отрицанию развития.

Метафизика в борьбе с диалектикой идёт по двум путям. С одной стороны, изыскиваются, придумываются неделимые «элементы мира» (Дюринг и другие механисты), постоянные элементы наследственности — «иды», «гены», «детерминанты» (менделизм-морганизм) и тому подобные метафизические сущности. С другой стороны, отрицается относительный покой, устойчивость в развитии. В конечном счёте и тот и другой путь метафизических извращений действительности ведёт к идеализму.

Критикуя Дюринга, Энгельс указывал, что признание наличия неизменных элементов мира неизбежно ведёт к признанию наличия абсолютного покоя, но от абсолютного покоя нет никакого перехода к движению, нет мостика, который бы связывал абсолютный покой с движением. Отсюда в свою очередь неизбежно признание первотолчка, божественной силы, «творца» вселенной. Таким образом, признание абсолютного покоя ведёт прямо и непосредственно к идеализму. К тому же ведёт и отрицание относительного покоя.

 

Основные формы движения материи

 

«Раз мы познали формы движения материи... то мы познали самое материю...» (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 184) — писал Энгельс.

В многообразии процессов изменения тел и явлений природы материалистическая диалектика выделяет ряд основных качественно своеобразных форм движения материи. Эти формы движения следующие: механическая, физическая, химическая, органическая (жизнь) и общественная.

Эти формы устойчивы, отличны одна от другой и одновременно связаны одна с другой. Они едины по своей материальности, так как они суть только различные формы движения материи.

Относительно простой формой движения является механическая. Механическое движение — это пространственное перемещение тел относительно друг друга. Законы механического движения изучает механика. Энгельс указывает, что всякое движение связано с каким-нибудь перемещением — перемещением небесных тел, земных масс, молекул, атомов. «Чем выше форма движения, тем незначительнее становится это перемещение. Оно никоим образом не исчерпывает природы соответствующего движения, но оно неотделимо от него. Поэтому его необходимо исследовать раньше всего остального». (Там же, стр. 44).

Более сложной формой движения является физическая. Под физической формой движения понимается совокупность таких видов движения, как тепловые процессы, изучаемые термодинамикой и так называемой статистической физикой; электромагнитные (и в частности световые) процессы, изучаемые электродинамикой (и оптикой); атомные процессы — особая форма движения микрообъектов, изучаемая так называемой квантовой механикой; ядерные процессы, изучаемые ядерной физикой.

Механическая и физическая формы движения присущи всем областям материального мира. Они наличествуют во всех других формах — химической, органической и общественной.

Химические процессы, совершающиеся в телах, образуют особую форму движения — химическую. Химические процессы, происходящие в неорганической природе, изучаются неорганической химией. Химические процессы в органических телах составляют предмет особой науки, называемой органической химией.

С появлением жизни на Земле возникла новая форма движения — органическая, изучаемая группой биологических наук; с появлением общества — общественная, являющаяся самой высокой из всех форм движения объективного мира. Она изучается группой общественных наук, общей основой которых является исторический материализм. Методологической основой всех наук, изучающих природу и общество, является диалектический материализм — наука о законах развития природы и общества.

Все формы движения не изолированы друг от друга, а тесно связаны между собой.

Энгельс подчёркивает переходы одних форм движения в другие, указывает на их связь и взаимозависимость.

«Механическое движение масс переходит в теплоту, в электричество, в магнетизм; теплота и электричество переходят в химическое разложение; со своей стороны, процесс химического соединения порождает опять-таки теплоту и электричество, а через посредство последнего — магнетизм; и, наконец, теплота и электричество в свою очередь производят механическое движение масс». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 52).

Каждая новая более высокая (сложная) форма движения материи возникает на основе низшей и включает её в себя. Но закономерности низшей формы движения не исчерпывают существа более высокой формы движения, сложившейся на её основе; закономерности высшей формы движения не сводятся к закономерностям низшей. С другой стороны, и закономерности высшей формы не распространяются на низшие. Так, законы электромагнетизма совсем не могут быть сведены к законам механики, а механическое движение, содержащееся в электромагнитных процессах в подчинённом виде, не исчерпывает существа электромагнитных процессов. Все попытки свести электродинамику к механике, многократно предпринимавшиеся на протяжении истории физики XVIII—XIX веков, в конце концов потерпели полный крах. Подобно этому химическая форма движения, включающая в себя в качестве подчинённого момента физические процессы, не сводится к физическому движению. Несводимость сложного химического движения к физическим процессам с полнейшей ясностью обнаружилась в частности в провале так называемой «теории резонанса», коренной порок которой как раз и состоял в попытке подчинить химию физике. Точно так же и химия не исчерпывает существа органической формы движения.

Метафизики, извращая действительность и данные науки, делали и делают множество попыток отождествить закономерности высших форм движения с закономерностями низших форм. На этой основе возникли антинаучные бесплодные теории, рассматривающие организм или как тепловую машину, или как химическую лабораторию. Попытки объяснить жизненные явления одними химическими или физическими закономерностями не имеют под собой никакой научной почвы и неизбежно заводят в тупик, приводят к идеализму.

Самая высшая форма движения — общественная — имеет свои особые, присущие только ей закономерности развития. Буржуазные социологи в наше время, извращая диалектику развития общества, пытаются применить к жизни общества закономерности механических, биологических и других явлений.

Например, в 1951 году в американском журнале «Сайенс» («Наука») была опубликована статья двух авторов Е. В. Ливер и Дж. Браун, названная «Необходимость общих законов в социальных науках». Хотя в начале статьи авторы и пишут, что «сегодня нам крайне нужны некоторые законы, имеющие дело с динамикой и статикой общества», однако в статье нет и тени стремления или попытки раскрыть объективные законы общественного развития. Авторы называют общество «социокосмосом» и рассматривают общественные явления, применяя законы физики, химии, биологии. Биологизируя общественные явления, они вытаскивают на свет лжетеорию Вирхова («организм — государство клеток») и кладут её в основу рассмотрения общества. Стремление доказать вечность таких категорий, как частная собственность, вечность класса капиталистов и класса наёмных рабочих и т. п., — вот цель «поисков» авторов, статьи.

В другом американском журнале («Джорнал оф философи» № 8 за 1951 год) некто Вильсон опубликовал работу «Механика и исторические законы». Писания Вильсона есть попытка дать обзор вышедшей в США литературы по данному вопросу, поэтому статья показывает не только точку зрения автора, но и общее направление «изысканий» современных буржуазных социологов.

Характерной особенностью и общей тенденцией всех приводимых автором точек зрения является отрицание законов развития общества, экономических законов в особенности, и перенесение законов физики, химии, биологии, психологии на общественные явления.

Так, один из «исследователей», Зильсель, глубокомысленно замечает, что «некоторые экономические факты можно понять посредством психологического проникновения». «Психологическое проникновение» вместо научного исследования! В переводе на обыкновенный язык это означает: религия вместо науки об обществе.

Цель всех этих реакционных выступлений, «теоретических» открытий сводится к тому, чтобы сбить общественную науку с истинного пути, подменить изучение общественных явлений мистикой, «доказать», что развитие общества — это не закономерный исторический процесс, а хаос случайностей, управляемый волей всевышнего. Ясно, что все подобные попытки извратить научное понимание общественного развития делаются ради того, чтобы скрыть социальные причины, ведущие капиталистический строй к неизбежной гибели.

Махисты и их последователи в России — Богданов и др. «обвиняли» марксизм в том, что последний не применяет для объяснения общественных явлений биологических категорий, таких, например, как «борьба за существование», «естественный отбор» и т. п.

В. И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм», разоблачая софистику махистов, показал, что «небиологический» подход к обществу является не недостатком, а заслугой марксизма. Марксистская наука об обществе отбрасывает так называемый «социальный дарвинизм», пытающийся объяснить общественные явления биологическими категориями. Марксизм даёт единственно научное понимание законов развития общества как новой, высшей формы движения природы. Марксизм рассматривает общественную жизнь как процесс, осуществляющийся на основе своих, присущих ему закономерностей. Закономерности биологической или физической форм движения неприменимы к обществу и не могут объяснить общественного процесса развития.

Разоблачая махистов, В. И. Ленин писал: «...применение понятий «подбора», «ассимиляции и дезассимиляции» энергии, энергетического баланса и проч. и т. п. в применении к области общественных наук есть пустая фраза. На деле никакого исследования общественных явлений, никакого уяснения метода общественных наук нельзя дать при помощи этих понятий. Нет ничего легче, как наклеить «энергетический» или «биолого-социологический» ярлык на явления вроде кризисов, революций, борьбы классов и т. п., но нет и ничего бесплоднее, схоластичнее, мертвее, чем это занятие». (В. И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 314).

Эта характеристика, данная Лениным всем попыткам сведения высших форм движения к низшим, является важнейшим методологическим указанием для научного понимания соотношения основных форм движения материи.

 

Развитие как появление нового и отмирание старого

 

Ленин неоднократно указывал на то, что в XX веке с принципом развития «согласны все». Однако не всякое «признание» развития является правильным, диалектико-материалистическим пониманием развития. Более того, многочисленные теории развития в буржуазных философии, социологии и естествознании специально создавались и создаются ныне в противовес и наперекор единственно научной диалектической концепции развития.

Существуют две концепции развития, одна из которых является научной, диалектической. Научная, диалектическая концепция развития есть неотъемлемый элемент мировоззрения пролетариата. Вторая концепция — метафизическая, ненаучная, реакционная — является в наше время теоретическим оружием идеологов империалистической буржуазии.

Эти две концепции развития диаметрально противоположны по пониманию важнейших вопросов развития. Таких вопросов по существу три: что такое развитие, как происходит развитие и каковы движущие силы развития? В нашу задачу входит рассмотрение первого вопроса, вопроса о том, что такое развитие.

Марксистско-ленинская диалектика учит, что движение, развитие не есть простое перемещение готовых, неизменных предметов, перекомбинация вечных сущностей, происходящая в замкнутом круге с постоянным, неизбежным возвратом к старому. Развитие есть постоянное возникновение нового, высшего, прогрессивного и отмирание, уничтожение старого, отживающего.

Ленин по этому поводу писал:

«С «принципом развития» в XX веке (да и в конце XIX века) «согласны все», — Да, но это поверхностное, непродуманное, случайное, филистерское «согласие» есть того рода согласие, которым душат и опошляют истину, — Если все развивается, значит все переходит из одного в другое, ибо развитие заведомо не есть простой, всеобщий и вечный рост, увеличение (respective уменьшение) etc.— Раз так, то... надо точнее понять эволюцию, как возникновение и уничтожение всего, взаимопереходы». (В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 239).

Диалектическое развитие как возникновение и уничтожение, как появление нового и отмирание старого является важнейшим, непреложным законом, присущим всем формам движения материи. Наука свидетельствует о том, что развитие — это неодолимое появление нового, высшего, более сложного.

Советскими учёными установлено, что возникновение и уничтожение небесных тел есть непрекращающийся процесс. Этот процесс гибели одних небесных тел и возникновения других происходит и в настоящее время, что убедительно доказал советский учёный В. А. Амбарцумян.

Подтверждением того, что развитие происходит от низшего к высшему, от простого к сложному является открытая академиком Лысенко стадийность в развития растений.

Теория стадийного развития показывает, что организм в своём индивидуальном развитии переходит из одной стадии в другую, новая стадия является высшей по отношению к прежней стадии. Так, на стадии яровизации растение не может дать стебля и тем более образовать колос и зерно. Образование их происходит на новых, высших стадиях, но сами эти высшие стадии невозможны без стадии яровизации.

Ярким примером развития как появления нового и отмирания старого является развитие общества. И. В. Сталин в своей работе «Анархизм или социализм?» пишет:

«Говорят, что общественная жизнь находится в состоянии непрестанного движения и развития. И это верно: жизнь нельзя считать чем-то неизменным и застывшим, она никогда не останавливается на одном уровне, она находится в вечном движении, в вечном процессе разрушения и созидания. Поэтому в жизни всегда существует новое и старое, растущее и умирающее, революционное и контрреволюционное». (И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 298).

Подчиняясь общему закону развития как отмирания старого и появления нового, развития от низшего к высшему, человечество прошло через различные общественно-экономические формы общества.

Смена одной общественной формации другой, гибель старой, возникновение и развитие новой является объективным законом общественного развития. Каждая новая формация по отношению к прежней, старой, является высшей, более прогрессивной, так как она соответствует новому уровню производительных сил.

Первоначальной, самой ранней и низшей, общественной формацией является первобытно-общинный строй. Первобытно-общинный строй сменился рабовладельческим строем, который соответствовал более высокому уровню развития производительных сил. Рабовладельческий строй является первой классовой формацией. Но рабовладельческий строй уступил место более высокому по отношению к нему — феодальному строю, который был заменён новым строем — капиталистическим. Будучи более прогрессивным по сравнению с феодальным строем, капиталистический строй в силу общего закона развития также закономерно должен погибнуть как не соответствующий новому уровню развития производительных сил общества. Этот процесс гибели старого, капиталистического строя происходит на наших глазах.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эпоху в истории человечества — эпоху революционного перехода от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру. В результате возникновения первого в мире Советского социалистического государства мир раскололся на два лагеря — лагерь социализма и лагерь капитализма. Мировая капиталистическая система всё более ослабляется, а силы социализма и демократии неуклонно растут и крепнут. После второй мировой войны из системы капитализма выпал ряд государств Центральной и Юго-Восточной Европы, в которых утвердился народно-демократический строй и которые встали на путь социалистического строительства. Тяжёлый удар по империализму нанесла историческая победа великого китайского народа. Поднялись на активную борьбу за свою свободу и национальную независимость народы колоний и зависимых стран. Всё большие и большие массы людей во всём мире втягиваются в решительную борьбу против американского империализма, встают на защиту мира и национальной независимости своих стран.

Так закономерно развивалось и развивается человеческое общество, подчиняясь общему закону развития как отмирания старого и появления нового, как движения от низшего к высшему.

 

Неодолимость нового, прогрессивного

 

Неодолимость нового, прогрессивного является непреложным законом развития, присущим материи на всех ступенях её развития, во всех её формах. Новое, зародившись, вступает в борьбу со старым. Процесс этой борьбы ослабляет старое и усиливает новое.

Неодолимость нового основывается на следующих объективных моментах, присущих процессу развития природы и общества.

В процессе развития зарождение нового происходит в недрах старого. Каждая последующая ступень закономерно следует за предыдущей, а каждая предыдущая готовит почву, создаёт условия для последующей. Поэтому каждое явление содержит в себе прошлое, настоящее и будущее, старое и новое.

Например, для того чтобы стала возможна жизнь на нашей планете, нужно было, чтобы такие формы движения материи, как физическая и химическая, достигли определённого уровня развития и усложнения, создали необходимые для появления жизни условия.

Академик Опарин так описывает процесс усложнения химических веществ, приведший к образованию живых существ: «Сначала возникли простые растворы органических веществ, их поведение определялось свойствами составляющих их атомов и расположением этих атомов в молекулах. Но постепенно в результате роста этих молекул и их усложнения возникли новые качества, и на простейшие органохимические отношения наложились новые коллоидо-химические закономерности. Они определялись уже взаимным расположением молекул в пространстве. Однако для возникновения первичных живых существ и эти закономерности были еще недостаточны. Для этого было необходимо, чтобы коллоидные образования в процессе своей эволюции приобрели качества еще более высокого порядка, позволяющие им перейти на следующую ступень организации вещества. Здесь в процессе становления на первый план выступили уже биологические закономерности. «Соревнование» на скорость роста и естественный отбор создали такую форму организации вещества, которая присуща современным нам живым существам». (А. И. Опарин, Возникновение жизни на земле, изд. Академии наук СССР, М. – Л. 1941, стр. 264).

Только путём усложнения химических веществ и появления новых физических особенностей могла возникнуть жизнь как новая форма движения материи. Её появление было подготовлено низшими формами движения материи — физической и химической, и, только когда эти формы создали необходимые условия, стало возможным возникновение жизни.

Процесс возникновения нового в недрах старого ещё более ярко проявляется в общественном развитии.

На эту особенность в развитии общества указывает И. В. Сталин.

«Третья особенность производства состоит в том, — пишет И. В. Сталин, — что возникновение новых производительных сил и соответствующих им производственных отношений происходит не отдельно от старого строя, не после исчезновения старого строя, а в недрах старого строя, происходит не в результате преднамеренной, сознательной деятельности людей, а стихийно, бессознательно, независимо от воли людей». (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 598).

Так как новое возникает и развивается в недрах старого, то оно вступает в противоречие со старым, и эти противоречия между новым и старым выливаются в форму борьбы. Новое борется за своё существование, за свой рост, а старое упорно сопротивляется, не хочет уходить с исторической сцены, оказывает сопротивление новому.

Борьба нового со старым является движущей силой процесса развития, источником этого развития.

Так как процесс закономерного развития всегда идёт от старого к новому, прогрессивному, то новое, появляясь и развиваясь в недрах старого, всегда на первых порах значительно слабее старого. Однако чем дальше идёт процесс развития, тем больше растёт и усиливается новое, прогрессивное. Старое в силу развития нового становится реакционным, его устранение оказывается неизбежным.

Этот закон неодолимости нового, прогрессивного особенно ярко проявляется в общественной жизни при переходе от одной общественной формации к другой. Новые общественные силы всегда вначале слабы и незначительны, но, как бы они ни были слабы, в конце концов они побеждают, и старый строй сменяется новым.

Так, например, в России во второй половине XIX века пролетариат был ещё малочислен, а рабочее движение слабо. Однако пролетариат, будучи новым, до конца революционным классом, рос и развивался вместе с развитием капитализма и уже в начале XX века (1905 год) показал себя великой революционной силой, а в 1917 году, выполняя свою историческую миссию, совершил социалистическую революцию.

Таким образом, то, что было вначале слабым, оказалось в процессе развития могучим и неодолимым.

Неодолимость нового есть закон общественного развития. Однако процесс борьбы нового со старым не идёт гладко, в виде прямой линии. История общественного развития знает немало примеров, когда новое, прогрессивное, терпело временное поражение и прогрессивные силы в борьбе с реакцией должны были отступить. Подводя итоги революции 1848 года, Маркс и Энгельс писали: «В настоящее время всякий знает, что каждый раз, когда наступают революционные потрясения, за ними всегда и повсюду стоит известная общественная потребность, удовлетворение которой тормозится отжившими учреждениями. Эта потребность может ощущаться не так еще сильно, может еще не настолько войти в общее сознание, чтобы обеспечить непосредственную победу; но всякая попытка ее насильственного подавления лишь заставляет ее выступать с возрастающей силой до тех пор, пока, наконец, она не разобьет своих оков. Поэтому, если мы разбиты, нам не остается ничего другого, как только начинать сначала». (К. Маркс, Избранные произведения, т. II, Госполитиздат, 1941, стр. 32).

Из приведённого положения Маркса вытекает, что если данное общественное движение прогрессивно, если за ним стоят передовые общественные силы, то пусть оно теперь потерпело поражение, пусть старое на данном этапе оказалось сильнее и победило, — всё равно гибель старого и победа нового одинаково неизбежны.

Следовательно, задача сводится к тому, чтобы общественные силы, стоящие за новым, после неудачи и поражения не оставляли борьбу, чтобы они, накапливая силы, вели её до полной победы над старым.

Развивая это положение Маркса, В. И. Ленин писал:

«Историческая деятельность не тротуар Невского проспекта, говорил великий русский революционер Чернышевский. Кто «допускает» революцию пролетариата лишь «под условием», чтобы она шла легко и гладко, чтобы было сразу соединенное действие пролетариев разных стран, чтобы была наперед дана гарантия от поражений, чтобы дорога революции была широка, свободна, пряма, чтобы не приходилось временами, идя к победе, нести самые тяжелые жертвы, «отсиживаться в осажденной крепости» или пробираться по самым узким, непроходимым, извилистым и опасным горным тропинкам, — тот не революционер, тот не освободил себя от педантства буржуазной интеллигенции, тот на деле окажется постоянно скатывающимся в лагерь контрреволюционной буржуазии, как наши правые эсеры, меньшевики...». (В. И. Ленин, Соч., т. 28, изд. 4, стр. 50).

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» Н. В. Сталин вновь подчеркнул огромную роль, которую играет борьба передовых классов против отживающих сил общества. Вскрыв классовую подоплёку использования экономических законов, И. В. Сталин показал, что «знаменосцем использования экономических законов в интересах общества всегда и везде является передовой класс, тогда как отживающие классы сопротивляются этому делу». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 49-50). Поэтому в экономической области открытие и применение нового закона, задевающего интересы отживающих сил общества, невозможно без борьбы, без преодоления сопротивления со стороны этих сил.

Победу нового надо готовить, за неё надо бороться, а не ожидать, что она придёт сама собой, — так учат великие вожди пролетариата В. И. Ленин и И. В. Сталин.

Ярким примером борьбы за новое, передовое, прогрессивное является героическая история Коммунистической партии Советского Союза. Такие исторические события, как Великая Октябрьская социалистическая революция, индустриализация страны, переход от раздроблённого крестьянского хозяйства к коллективному сельскохозяйственному производству, являются теми историческими вехами, через которые рабочий класс, руководимый Коммунистической партией и его вождями Лениным и Сталиным, шёл к победе социализма в СССР.

В Великой Отечественной войне новый, социалистический строй во всём объёме продемонстрировал свою великую силу и мощь, свою жизненность, неодолимость.

О силе и могуществе советского строя, о его непобедимости В. И. Ленин писал:

«Никогда не победят того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда». (В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 292).

Под руководством Коммунистической партии Советского Союза советский народ успешно движется вперёд, что выражается в невиданном в истории развитии экономики, культуры, в таком укреплении морально-политического единства советского общества и подъёме советского патриотизма, что «ныне нет в мире такой силы, которая могла бы повернуть наш народ вспять, назад к капитализму». (В. М. Молотов, Сталин и сталинское руководство, Госполитиздат, 1949, стр. 11).

Величайшее всемирно-историческое значение имеют решения XIX съезда Коммунистической партии Советского Союза.

В директивах съезда по пятому пятилетнему плану развития СССР намечена грандиозная программа развития народного хозяйства, социалистической культуры, техники, науки, искусства, намечено дальнейшее повышение материального й культурного уровня народа. Выполнение пятого пятилетнего плана явится крупным шагом вперёд по пути развития от социализма к коммунизму. Укрепляя и развивая социалистическое хозяйство и культуру, мы упрочиваем дело мира во всём мире.

На наших глазах на мировой арене происходит ожесточённая борьба нового со старым, борьба прогрессивного лагеря сторонников мира и демократии с реакционным лагерем империализма и поджигателей войны.

В ходе борьбы нового со старым происходит беспрерывный роет сил нового, лагеря мира и демократии, и, наоборот, ослабление сил старого, лагеря войны и империализма.

Силы лагеря мира, демократии и социализма, объединённого общностью интересов, растут и крепнут с каждым днём, неуклонно возрастает сила и мощь Советского Союза, представляющего ведущую силу антиимпериалистического лагеря. Всё новых и новых успехов в хозяйственном и культурном строительстве достигают страны народной демократии, развивающиеся по пути к социализму. Быстро развиваются экономика и культура Китайской Народной Республики, народ которой с огромным энтузиазмом строит новую жизнь. Успешно осуществляется мирное строительство в Германской Демократической Республике.

Напротив, в лагере империализма и войны наблюдаются глубокие внутренние противоречия, происходит взаимная грызня империалистов из-за рынков сбыта, сырья и сфер приложения капитала.

В результате распада единого мирового рынка сфера приложения сил главных капиталистических стран сузилась и будет неуклонно сокращаться, условия мирового капиталистического рынка непрерывно ухудшаются. Это вызывает обострение противоречий между империалистическими странами. Растут противоречия между США и Англией, США и Францией, США и другими европейскими капиталистическими странами. Обостряется борьба между Западной Германией и Францией внутри так называемого европейского объединения угля и стали вследствие конкуренции капиталистов этих стран, назревает конфликт между ними из-за Саарской области.

Пытаясь найти выход из обострившегося после второй мировой войны общего кризиса капитализма, империалисты встали на путь подготовки и развязывания новой войны, причём главная агрессивная держава — США — усиленно подгоняет к войне другие капиталистические страны. Сопровождая подготовку к войне наступлением ка демократические силы и фашизацией государственных порядков как в США, так и в других капиталистических странах, как указал Г. М. Маленков, американский империализм выступает как мировой жандарм, против которого «уже сейчас поднимается волна ненависти и сопротивления со стороны подавляемых им народов».

В тылу империалистов растёт могучее национально-освободительное движение народов, непрерывно увеличиваются силы сторонников мира в лице миллионов честных людей физического и умственного труда.

Всё это является источником внутренней слабости лагеря империализма и войны.

В классическом труде «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин со всей убедительностью показал, как всё обостряющиеся противоречия в лагере империалистических стран неизбежно ведут к развязыванию империалистических войн между странами капитализма. И. В. Сталин разоблачил несостоятельность того утверждения, что якобы Соединённые Штаты Америки настолько подчинили себе другие капиталистические страны, что не дадут им воевать между собой.

Показывая несостоятельность такой точки зрения, И. В. Сталин сформулировал важнейшее требование марксистского анализа — делать выводы не на основе внешних явлений, мелькающих на поверхности, а на основе «тех глубинных сил, которые, хотя и действуют пока незаметно, но всё же будут определять ход событий».

Вскрывая глубинные процессы, происходящие ныне в странах капитализма, И. В. Сталин учит: «Внешне всё будто бы обстоит «благополучно»: Соединённые Штаты Америки посадили на паёк Западную Европу, Японию и другие капиталистические страны; Германия (Западная), Англия, Франция, Италия, Япония, попавшие в лапы США, послушно выполняют веления США. Но было бы неправильно думать, что это «благополучие» может сохраниться «на веки вечные», что эти страны будут без конца терпеть господство и гнёт Соединённых Штатов Америки, что они не попытаются вырваться из американской неволи и стать на путь самостоятельного развития».

«Говорят, что противоречия между капитализмом и социализмом сильнее, чем противоречия между капиталистическими странами. Теоретически это, конечно, верно. Это верно не только теперь, в настоящее время, — это было верно также перед второй мировой войной. И это более или менее понимали руководители капиталистических стран. И всё же вторая мировая война началась не с войны с СССР, а с войны между капиталистическими странами. Почему? Потому, во-первых, что война с СССР, как с страной социализма, опаснее для капитализма, чем война между капиталистическими странами, ибо, если война между капиталистическими странами ставит вопрос только о преобладании таких-то капиталистических стран над другими капиталистическими странами, то война с СССР обязательно должна поставить вопрос о существовании самого капитализма. Потому, во-вторых, что капиталисты, хотя и шумят в целях «пропаганды» об агрессивности Советского Союза, сами не верят в его агрессивность, так как они учитывают мирную политику Советского Союза и знают, что Советский Союз сам не нападёт на капиталистические страны».

«Но из этого следует, что неизбежность войн между капиталистическими странами остаётся в силе» (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 33, 34, 35).

 

Возможность и действительность

 

Развитие от старого к новому есть закономерный процесс отмирания старого и рождения нового. Процесс развития от старого к новому есть единство возможности и действительности. Каждая достигнутая ступень в развитии материи — это действительность, но она несёт в себе возможности появления новых форм действительности. Например, каждый существующий органический вид, изменяясь под влиянием среды, таит в себе возможность возникновения нового вида. Каждая ступень в познании заключает в себе возможность нового, более глубокого познания.

Превращение возможности в действительность — это сложный и противоречивый процесс. Возможность не всегда становится действительностью: для превращения возможности в действительность нужны определённые условия. Например, вполне возможно расщепление атомных ядер потоком протонов (ядер атома водорода), но для этого необходимо, чтобы протоны обладали достаточно большой скоростью, позволяющей им преодолеть электростатические силы отталкивания, действующие между положительно заряженными ядрами атомов и протонами.

Другой пример. Возможность возникновения жизни заложена в основе материи, но эта возможность в солнечной системе превратилась в действительность лишь на отдельных планетах, в частности на Земле, и, как предполагается некоторыми учёными, на Марсе и на Венере. На других планетах и спутниках планет эта возможность не превратилась в действительность в силу отсутствия там ряда условий, необходимых для жизни.

Подобно развитию в природе процесс развития общественной жизни представляет собой превращение в действительность того, что вначале существует как возможность, тенденция развития. Решающим условием превращения возможности в действительность в общественной жизни является практическая деятельность людей, сознательная деятельность классов, партий, руководителей.

И. В. Сталин указывает, что умирающие классы добровольно не уходят со сцены. Они стремятся использовать все возможности для продления своего существования. Всей своей деятельностью реакционные классы препятствуют превращению прогрессивной возможности в действительность и нередко добиваются временной победы, если прогрессивные силы не проявляют достаточной активности и упорства в борьбе за новое.

Так, в 1918—1920 годах в целом ряде стран Европы (Германия, Венгрия и др.) были объективные условия для победы пролетариата над буржуазией и свержения капитализма. Однако из-за предательства социал-демократии, слабости компартий в этих странах и ряда других причин возможность победы не была превращена в действительность.

Напротив, в России в 1917 году Коммунистическая партия сумела организовать массы на борьбу против самодержавия и империализма, сумела воспользоваться сложившейся внутренней и международной обстановкой и в революции разгромила силы реакции, отстаивавшие старое. Без этой революционной борьбы, которую осуществили массы в период Октября под руководством Коммунистической партии, победа над капитализмом так и осталась бы возможностью, хотя и реальной возможностью.

Возможность в развитии общества не превращается в действительность сама собой, автоматически. Необходима борьба за реализацию прогрессивной возможности, мобилизация масс на преодоление сопротивления реакционных классов, отстаивающих старое.

Умение отличать возможность от действительности, не смешивать их, не принимать возможное за действительное, умение выявлять в данной действительности все возможности и полностью их использовать для победы нового имеет огромное значение как для правильного понимания процесса развития общества, так и для руководства этим процессом.

В. И. Ленин и И. В. Сталин неоднократно указывали на теоретическую и практическую важность разграничения категорий возможности и действительности.

«Именно в «методологии»... надо различать возможное от действительного» (В. И. Ленин, Соч., т. 35, изд. 4, стр. 194), — писал Ленин.

Разоблачая попытки врагов советского народа — бухаринцев заменить диалектическое понимание развития оппортунистической теорией «самотёка» и «стихийности», И. В. Сталин в докладе XVI съезду партии говорил, что советский строй даёт колоссальные возможности для полной победы социализма. «Но возможность не является еще действительностью. Чтобы возможность превратить в действительность, надо, прежде всего, отбросить оппортунистическую теорию самотёка, надо перестроить (реконструировать) народное хозяйство и повести решительное наступление на капиталистические элементы города и деревни». (И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 339).

«Выходит, таким образом, — говорил далее И. В. Сталин, — что нужно строго различать между возможностями, имеющимися в нашем строе, и использованием этих возможностей, превращением этих возможностей в действительность.

Выходит, что вполне допустимы случаи, когда возможности для победы имеются, а партия не видит этих возможностей или не умеет их правильно использовать, ввиду чего вместо победы может получиться поражение». (Там же, стр. 341).

Возможность победы социализма в СССР обеспечивалась установлением диктатуры пролетариата. Остатки недобитых эксплуататорских классов всячески пытались реставрировать капитализм. Коммунистическая партия и Советское правительство приняли все меры, чтобы ликвидировать возможность реставрации капитализма и превратить возможности построения социализма в СССР в действительность. Партия разгромила злейших врагов рабочего класса — троцкистов и бухаринцев, толкавших нашу страну на путь реставрации капитализма. Партия взяла твёрдый курс на индустриализацию страны и коллективизацию сельского хозяйства, мобилизовала трудящихся на ликвидацию кулачества как класса, подготовила наступление социализма по всему фронту.

С построением социализма в СССР и утверждением таких его новых движущих сил, как морально-политическое единство всего народа, дружба между народами, советский патриотизм, произошли дальнейшие глубокие изменения и в характере диалектического превращения возможности в действительность.

Прежде всего резко изменилось само содержание возможности. Пока существовали эксплуататоры, кулачество, пока имели место антагонистические противоречия между грудящимися и эксплуататорами, в развитии страны имелись две возможности — либо итти вперёд, к социализму, либо назад, к капитализму. Природа этих возможностей была диаметрально противоположна.

Выступая на конференции аграрников-марксистов в 1929 году, И. В. Сталин говорил: «Стало быть, вопрос стоит так: либо один путь, либо другой, либо назад — к капитализму, либо вперёд — к социализму. Никакого третьего пути нет и не может быть». (И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 146).

С победой социализма таких диаметрально противоположных возможностей, за которыми стоят враждебные классы, не стало. Все социальные группы, составляющие советское общество, идут по одной линии — идут к коммунизму.

Однако и при социализме возможность становится действительностью через борьбу со старым. Вот почему представления о бесконфликтности в жизни социалистического общества являются вредными. «Теория» бесконфликтности имеет своей методологической основой «теорию» самотёка, которая по своему существу антинаучна. «Теория» самотёка и основанная на ней «теория» бесконфликтности извращают действительный процесс развития.

Проповедь отсутствия каких бы то ни было конфликтов при социализме крайне вредна для практической деятельности. Она отвлекает от борьбы с недостатками, с пережитками капитализма. В условиях социализма необходимо раскрывать и преодолевать в борьбе остатки буржуазной идеологии в сознании людей, вести борьбу с попытками протащить в науку, литературу, искусство растленные идеи разлагающейся буржуазной культуры, необходимо вести борьбу с национализмом, космополитизмом и другими видами реакционной идеологии, которые могут проникать в сознание отсталой части нашей интеллигенции. В докладе на XIX съезде партии Г. М. Маленков указал на борьбу с пережитками капитализма в сознании людей, как на одну из важнейших задач партии.

Таким образом, борьба за новую действительность предполагает и требует разоблачения остатков старого.

Движение советского общества к коммунизму представляет собой процесс превращения возможности построения коммунизма в действительность. Для того чтобы коммунизм стал действительностью, нужно до дна использовать возможности, заложенные в социализме, и развить их. Превращение возможности в действительность представляет собой при социализме процесс борьбы старого с новым, процесс борьбы всего советского народа за дальнейшие успехи в области хозяйства, науки, культуры, борьбы советского народа за ещё более высокое, ещё более прогрессивное в советской жизни.

И. В. Сталин в своём труде «Экономические проблемы социализма в СССР» поднял на новую, более высокую ступень марксистско-ленинское учение о соотношении возможности и действительности, о превращении возможности в действительность.

Товарищ Сталин учит, что, для того чтобы использовать все возможности социализма, превратить их в действительность, необходимо изучить объективные экономические законы социалистического способа производства и научиться применять их со знанием дела. «...Закон планомерного развития народного хозяйства, — учит И. В. Сталин, — даёт возможность нашим планирующим органам правильно планировать общественное производство. Но возможность нельзя смешивать с действительностью. Это — две разные вещи. Чтобы эту возможность превратить в действительность, нужно изучить этот экономический закон, нужно овладеть им, нужно научиться применять его с полным знанием дела, нужно составлять такие планы, которые полностью отражают требования этого закона. Нельзя сказать, что наши годовые и пятилетние планы полностью отражают требования этого экономического закона». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 8-9).

Это указание И. В. Сталина имеет важнейшее методологическое значение для правильного понимания соотношения возможности и действительности, для руководства делом превращения возможности в действительность.

 

Практическое значение положений о всеобщем движении, изменении и развитии в природе и обществе

 

Марксистская диалектика не признаёт ничего вечного, неизменного, всё рассматривает в движении, изменении, становлении и отмирании.

Положение марксистского диалектического метода о движении и развитии в природе и обществе имеет огромное значение для науки. Это ярко видно на примере борьбы мичуринской биологии с вейсманизмом-морганизмом. Вейсманизм-морганизм отрицал в развитии живой материи появление нового и сводил её развитие к перекомбинации и упрощению вечного, неизменного и бессмертного наследственного вещества. В результате вейсманизм-морганизм с неизбежностью пришёл к идеализму.

Напротив, в основе мичуринской биологии лежит правильный, диалектический взгляд на органическую природу, как на процесс непрерывного развития и изменения.

Характеризуя развитие живой природы, Мичурин писал:

«Некоторые экскурсанты, число которых ежегодно доходит у нас до 5 000 человек, иногда задают примерно такие вопросы: — «Зачем выводить какие-то ещё улучшенные новые сорта плодовых растений, когда мы имеем много своих старых сортов?» Таким наивным лицам мне приходится повторить сказанное мною уже лет сорок тому назад во многих статьях следующее: жизнь всей природы не является чем-то застывшим в своих формах, она безостановочно идёт и непрерывно изменяется, и все формы живых существ, почему-либо остановившиеся в своём развитии, неизбежно обречены на уничтожение. Многое, что прежде казалось самым лучшим, по пригодности к условиям жизни прошедших лет, в настоящее время является уже негодным и требует замены». (И. В. Мичурин, Избранные сочинения, М., Сельхозгиз, 1948, стр. 548-549).

Мичуринская биология, последовательно применяя диалектическое учение о развитии, смогла раскрыть и объяснить факторы изменчивости организмов, понять свойства наследственности, доказать направленность и наследственность изменений, происшедших в организме под влиянием условий среды, вскрыть, что единственной причиной изменчивости организмов является изменение условий их существования. На этой основе мичуринская биология смогла поднять биологическую науку на новую, высшую ступень её развития. Мичуринская биология оказалась способной не только объяснять развитие жизни, но и активно направлять этот процесс в соответствии с интересами народного хозяйства — создавать новые породы животных и сорта сельскохозяйственных растений.

Положения марксистского диалектического метода о всеобщности развития, о борьбе нового со старым, о неодолимости нового могут быть непосредственно отнесены и к самой науке.

Если всё развивается, то не может стоять на месте и наука. Требование развития предохраняет науку от закостенелости и догматизма. Оно обязывает учёных не успокаиваться на достигнутом, искать новых путей в науке, преодолевать старое, видеть ростки нового в науке, поддерживать это новое и укреплять его.

Центральный Комитет Коммунистической партии поставил перед наукой новые серьёзные задачи.

Тов. Маленков в докладе на XIX съезде сказал: «Развивать дальше передовую советскую науку с задачей занять первое место в мировой науке. Направлять усилия учёных на более быстрое решение научных проблем использования громадных природных ресурсов нашей страны. Укреплять творческое содружество науки с производством, имея в виду, что это содружество обогащает науку опытом практики, а практическим) работникам помогает быстрее решать стоящие перед ними задачи». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 78).

Ставя перед советской наукой задачу занять первое место в мировой науке, партия указывает конкретные пути решения этой задачи.

Важнейшим условием развития науки является борьба со всем, что является старым, отжившим, что мешает движению науки вперёд. «Однако, — говорил Г. М. Маленков на XIX съезде, — в ряде отраслей науки ещё полностью не ликвидирована монополия отдельных групп учёных, оттирающих растущие свежие силы, ограждающих себя от критики и пытающихся решать научные вопросы административным путём. Ни одна отрасль науки не может успешно развиваться в затхлой атмосфере взаимного восхваления и замалчивания ошибок; попытки утвердить монополию отдельных групп учёных неизбежно порождают застой и загнивание в науке». (Там же, стр. 96).

Партия призывает работников науки бороться с догматизмом, талмудизмом, ликвидировать имеющий место в некоторых отраслях науки аракчеевский режим, групповщину, недооценку молодых растущих научных сил. Только таким путём, учит партия, можно обеспечить успешное развитие передовой советской науки.

Не признавая вечных и неизменных общественных порядков, экономических укладов, политического строя, вечного права, неизменных принципов морали, рассматривая их как продукт исторического развития, диалектика направляет внимание людей на изменение существующего, обязывает искать новых путей преобразования природы, активно содействовать революционному преобразованию общества.          

Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, применив теорию развития к анализу общественной жизни, определили пути преобразования общественного строя и стали во главе могучего движения пролетарских масс по пути к коммунизму.

Вся деятельность марксистско-ленинской партии является ярким выражением практического применения теории развития к обществу.

«Если мир находится в непрерывном движении и развитии, — говорит И. В. Сталин, — если отмирание старого и нарастание нового является законом развития, то ясно, что нет больше «незыблемых» общественных порядков, «вечных принципов» частной собственности и эксплуатации, «вечных идей» подчинения крестьян помещикам, рабочих капиталистам.

Значит, капиталистический строй можно заменить социалистическим строем, так же, как капиталистический строй заменил в своё время феодальный строй.

Значит, надо ориентироваться не на те слои общества, которые не развиваются больше, хотя и представляют в настоящий момент преобладающую силу, а на те слои, которые развиваются, имеют будущность, хотя и не представляют в настоящий момент преобладающей силы.

В восьмидесятых годах прошлого столетия, в эпоху борьбы марксистов с народниками, пролетариат в России представлял незначительное меньшинство в сравнении с единоличным крестьянством, составлявшим громадное большинство населения. Но пролетариат развивался, как класс, тогда как крестьянство, как класс, распадалось. И именно потому, что пролетариат развивался, как класс, марксисты ориентировались на пролетариат. И они не ошиблись, ибо, как известно, пролетариат вырос потом из незначительной силы в первостепенную историческую и политическую силу.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперёд, а не назад». (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 579-580).

Руководствуясь марксистским учением о развитии и рассматривая капитализм как преходящую общественно-экономическую формацию, марксистско-ленинская партия поставила задачу свержения капитализма и построения коммунизма. Коммунистическая партия сплотила и повела за собой массы трудящихся, осуществив свержение буржуазно-монархического строя в России в 1917 году. Понимая процесс развития общества как отмирание старого, отживающего и появление нового, нарождающегося, Коммунистическая партия возглавила движение новых, прогрессивных сил в борьбе за новый, высший общественный строй — коммунизм — и в короткий исторический срок осуществила строительство социализма в СССР.

Ныне строительство социализма осуществляют народно-демократические страны Центральной и Юго-Восточной Европы. Во главе этого могучего движения стоят коммунистические партии, руководствующиеся марксистско-ленинской наукой о законах развития природы и общества, о революции угнетённых и эксплуатируемых масс, о победе социализма во всех странах, о строительстве коммунистического общества.

Исходя из диалектического принципа, заключающегося в том, что в процессе общественного развития новое, прогрессивное неодолимо, Коммунистическая партия в борьбе за новый общественный строй никогда не отступала от осуществления стоящих перед ней задач. Какие бы трудности ни стояли на пути, партия преодолевала их, будучи уверена в торжестве дела рабочего класса, в торжестве коммунизма.

В годы тяжёлых испытаний — временного поражения революции 1905 года и последовавшей затем столыпинской реакции, в период подготовки Октябрьской революции, в годы гражданской войны, когда на молодую Советскую республику шли походом 14 капиталистических стран, в годы блокады, голода и разрухи, в условиях подлой измены меньшевиков делу социализма и активного противодействия врагов социализма — троцкистов и бухаринцев — Коммунистическая партия, руководимая Лениным и Сталиным, уверенно шла по намеченному пути. Коммунистическая партия вела непримиримую борьбу со старым и всегда стояла на стороне нового, прогрессивного.

«...Партия, — говорит И. В. Сталин, — не поддавалась ни угрозам одних, ни воплям других и уверенно шла вперёд, несмотря ни на что. Заслуга партии состоит в том, что она не приспосабливалась к отсталым, не боялась итти против течения и всё время сохраняла за собой позицию ведущей силы». (И. В. Сталин, Речи на предвыборных собраниях избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 11 декабря 1937 г. и 9 февраля 1946 г., Госполитиздат, 1953, стр. 20).

Коммунистическая партия в каждый исторический момент умела находить новое, прогрессивное и оказывать ему поддержку. В результате деятельности партии новое, прогрессивное, вначале слабое, становилось сильным, всепобеждающим.

После Октябрьской революции, в переходный период, в Советской республике было пять хозяйственных укладов: патриархальный (натуральный), мелкотоварный, частнокапиталистический, госкапиталистический и социалистический. Социалистический уклад был ещё слаб, но партия исходила из прогрессивности социалистического уклада, из того, что только он может и должен стать господствующим. Направляя усилия советского народа на всемерное развитие социалистического уклада, партия добилась того, что все остальные экономические уклады были вытеснены, а социалистический уклад стал мощным и единственно господствующим в нашей стране.

В. И. Ленин уже в первые годы Советской власти заметил в субботниках новое в отношении масс к труду и решительно поддержал это новое. В. И. Ленин характеризовал субботники как «великий почин» и придал им огромное историческое значение, увидав в них прообраз коммунистического отношения к труду. Ленин указывал, что это — начало переворота, более существенного, чем свержение буржуазии, ибо это — победа над собственной распущенностью, косностью, мелкобуржуазным эгоизмом, над привычками, которые проклятый капитализм оставил в наследство рабочему и крестьянину.

И. В. Сталин заметил и решительно поддержал стахановское движение тогда, когда оно ещё только начиналось. В самом начале развёртывания стахановского движения И. В. Сталин с гениальной прозорливостью увидел то новое, что оно несло с собой, предвидел его историческое значение, его силу и непобедимость. «Сегодня стахановцев ещё мало, — говорил товарищ Сталин в 1935 году, — но кто может сомневаться, что завтра их будет вдесятеро больше? Разве не ясно, что стахановцы являются новаторами в нашей промышленности, что стахановское движение представляет будущность нашей индустрии...». (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 543).

И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР» показал, что поднятие культурно-технического уровня рабочих до уровня технического персонала, начатки которого открыл И. В. Сталин в стахановском движении, имеет первостепенное значение для перехода от социализма к коммунизму. Если бы не отдельные группы рабочих, а большинство рабочих подняли свой культурно-технический уровень до уровня инженерно-технического персонала, то, говорит И. В. Сталин, «наша промышленность была бы поднята на высоту, недосягаемую для промышленности других стран». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, 1952, стр. 28).

И. В. Сталин указал, что одним из основных условий подготовки перехода к коммунизму является поднятие колхозной собственности до уровня общенародной. И. В. Сталин открыл и путь повышения колхозной собственности до уровня общенародной в зачатках продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами, имеющегося в виде «отоваривания» сельскохозяйственных продуктов. И. В. Сталин говорит, что «задача состоит в том, чтобы эти зачатки продуктообмена организовать во всех отраслях сельского хозяйства и развить их в широкую систему продуктообмена» с тем, чтобы устранить товарное обращение и «включить основную собственность колхозов, продукцию колхозного производства в общую систему общенародного планирования». (Там же, стр. 94).

Исходя из того, что развитие есть возникновение нового и отмирание старого, И. В. Сталин учит, что чувство нового — драгоценное качество, которым должен обладать каждый работник.

Наша эпоха, великая социалистическая эпоха, — эпоха новаторов, созидателей новой, социалистической экономики, новых форм труда, новой, коммунистической культуры, искусства, морали, нового общественного строя — коммунизма. Период перехода от социализма к коммунизму изобилует примерами, показывающими истинность и огромное практическое значение рассматриваемых положений марксистского диалектического метода.

Умение Коммунистической партии найти новое и вовремя поддержать его мы видим в каждом решении партии и правительства по вопросам хозяйства, науки, культуры. Партия раскрывает перед советским народом неисчерпаемые возможности, таящиеся в социалистическом — экономическом и политическом — строе, ведёт огромную работу по мобилизации масс на борьбу за использование этих возможностей, за превращение возможности построения коммунизма в действительность.

Центральный Комитет партии в своём повседневном руководстве партией и страной в деле строительства коммунистического общества даёт блестящие образцы умения находить новое и добиваться его победы. Постановления Центрального Комитета партии по идеологическим вопросам, дискуссии по вопросам философии, биологии, физиологии, языкознания, политической экономии, проведённые под направляющим влиянием Центрального Комитета партии и лично товарища Сталина, дают образец того, как надо выявлять новое, прогрессивное в идеологической работе. В то же время эти решения разоблачают всё гнилое, отжившее и реакционное, представляющее пережитки буржуазной идеологии. Руководствуясь диалектическим пониманием развития, разоблачая теорию самотёка, партия учит советский народ вести борьбу со старым, консервативным, ликвидировать пережитки капитализма в сознании людей, изгонять консервативное, отжившее в науке, искусстве, литературе.

Выкорчёвывая старое, партия призывает к бдительности и непримиримости ко всякого рода пережиткам капитализма, остаткам буржуазной идеологии, к чуждым социализму взглядам и настроениям, распространяемым и раздуваемым недобитыми партией остатками враждебных Советской власти групп.

Руководствуясь марксистской диалектикой, законом неодолимости нового, прогрессивного в борьбе со старым, консервативным, Коммунистическая партия разоблачает старое, обеспечивая победу нового над старым, уверенно ведёт наш народ к светлому будущему, к коммунизму.

Отмечая великую организующую и мобилизующую роль партии в поступательном движении Советской страны, Г. М. Маленков говорил на XIX съезде: «Наша могучая Родина находится в расцвете своих сил и идёт к новым успехам. У нас имеется всё необходимое для построения полного коммунистического общества. Природные богатства Советской страны неисчерпаемы. Наше государство доказало свою способность использовать эти огромные богатства на пользу трудящихся. Советский народ показал своё умение строить новое общество и уверенно смотрит в будущее.

Во главе народов Советского Союза стоит испытанная и закалённая в боях партия, неуклонно проводящая ленинско-сталинскую политику. Под руководством Коммунистической партии завоёвана всемирно-историческая победа социализма в СССР и навсегда уничтожена эксплуатация человека человеком. Под руководством партии народы Советского Союза успешно борются за осуществление великой цели построения коммунизма в нашей стране.

В мире нет таких сил, которые могли бы остановить поступательное движение советского общества. Наше дело непобедимо. Нужно крепко держать руль и итти своим путём, не поддаваясь ни провокациям, ни запугиванию». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 108-109).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.