Развитие как борьба противоположностей

РАЗВИТИЕ КАК БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

Ф. И. КАЛОШИН

Четвёртая черта марксистского диалектического метода, связывающая рассматривать развитие как противоречивый процесс, как борьбу противоположностей, является центральным пунктом диалектико-материалистического понимания природы, общества и мышления. Этот принцип подхода к предметам и явлениям Ленин называет сутью или «ядром» диалектики. Подход к явлениям, предметам, процессам, как к заключающим в себе внутренние противоречия, помогает вскрыть самый источник развития и изменения в природе и обществе, причину неизбежного отмирания старого и возникновения нового, глубже понять прогрессивный характер развития как движения от простого к сложному, от низшего к высшему.

Поэтому не случайно именно вопрос о признании или отрицании внутренних противоречий в вещах и явлениях был предметом наиболее ожесточённой борьбы между диалектиками и метафизиками на всём протяжении истории развития философской мысли.

 

Две концепции развития

 

В истории развития человеческой мысли, указывал Ленин, мы встречаемся с двумя противоположными концепциями в понимании развития: диалектической и метафизической, или вульгарно-эволюционистской.

Вульгарно-эволюционистская, метафизическая концепция рассматривает развитие как простое увеличение или уменьшение предметов или явлений. Сторонники этой концепции утверждают, что источник движения лежит не в самих предметах, а вне их. Метафизическая концепция отрицает борьбу нового со старым. Вещь, предмет, согласно метафизическому взгляду, не может иметь в себе одновременно противоречивых свойств. В предметах и явлениях нет противоречий, противоречия свойственны якобы лишь нашим мыслям. Небезызвестный Дюринг, являясь метафизиком, писал, что «противоречивое представляет категорию, которая может относиться только к комбинации мыслей, но никак не к действительности».

Метафизическая концепция неспособна вскрыть внутреннее содержание процесса развития, объяснить процесс превращения количественных изменений в качественные. При метафизическом понимании развития нет места для возникновения нового; развитие ограничено пределами старого, оно замкнуто в однообразном, постоянно сызнова повторяющемся круге.

При такой концепции развития, пишет Ленин, «остается в тени само движение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник переносится во вне — бог, субъект еtс.)». (В.И.Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 328)

Поэтому такая точка зрения «мертва, бедна, суха» (Ленин). Если бы наука встала на эту точку зрения, то она пришла бы к нелепому выводу, что наша земля и весь органический и неорганический мир, существующий миллионы лет, являются неизменными, а процесс их развития есть лишь количественное увеличение или уменьшение неизменных черт первоначального состояния. История развития человеческого общества с этой точки зрения является движением по замкнутому кругу.

Иногда метафизики заявляют, что они якобы непрочь признать противоречия, но понимание ими противоречий коренным образом отличается от диалектико-материалистического. Метафизики отрицают главную отличительную особенность диалектико-материалистического понимания противоречий, отрицают борьбу противоречий внутри предмета. Метафизическое «признание» противоречий сводится к признанию лишь внешних противоречий между предметами и явлениями.

Одной из наиболее опасных разновидностей метафизической концепции является широко использованная врагами марксизма «теория равновесия». «Теория равновесия» непримиримо враждебна марксизму-ленинизму. Исходным тезисом этой метафизической «теории» является не борьба противоположных сил, а их равновесие. Согласно этой «теории», в природе и обществе нет «саморазвития» и «самодвижения», нет внутренне противоречивого процесса развития. «Теория равновесия» абсолютизирует количественный рост и отрицает качественное развитие. Она утверждает, что возможно примирить противоречия, уравновесить противоположности.

«Теорию равновесия» как философское оружие в борьбе с марксизмом отстаивал ещё Дюринг. «Теорией равновесия» подменял марксистскую диалектику ревизионист Богданов. Сторонником этой антимарксистской теории, проповедником мирного врастания кулака в социализм был враг народа Бухарин.

Разновидностью этой пресловутой «теории равновесия» является буржуазная теория «организованного капитализма», отрицающая внутренние противоречия капитализма, противоречия между производительными силами и производственными отношениями, противоречия между трудом и капиталом.

На «теорию равновесия» опираются в своих «философских» рассуждениях правые социалисты всех стран, проповедующие гармонию классов, выдвигающие реакционную «теорию» мирного и постепенного врастания «капитализма в социализм. Сторонники этой, «теории» являются злейшими врагами марксизма, врагами социалистической революции.

Метафизическая концепция, в какой бы форме она не выражалась, является той философской ширмой, при помощи которой враги социализма скрывают свою подлую антимарксистскую деятельность. Разгром метафизической концепции является первостепенной задачей каждого советского учёного, специалиста, где и в какой бы отрасли он ни работал.

В. И. Ленин нанёс сокрушительный удар метафизике, поднял на новую, высшую ступень марксистское учение о борьбе противоположностей.

В целом ряде своих работ В. И. Ленин глубоко и всесторонне разрабатывает закон борьбы противоположностей как ядро диалектики. Данные Лениным определения раскрывают сущность этого важнейшего диалектического закона.

«В собственном смысле диалектика, — говорит Ленин, — есть изучение противоречия в самой сущности предметов...». (В.И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 237).

В известном фрагменте «К вопросу о диалектике» Ленин в противоположность метафизической концепции глубоко раскрывает значение закона борьбы противоположностей в познании источника самодвижения, саморазвития. Борьба противоположностей в природе и обществе является жизненной основой всего развития. Всё, что существует, развивается и изменяется в силу борьбы противоположностей. «Развитие, — говорит Ленин, — есть «борьба» противоположностей». (Там же, стр. 327).

В.И. Ленин подчёркивает, что жизненна только марксистская концепция диалектического развития, что «только она дает ключ к «скачкам», к «перерыву постепенности», к «превращению в противоположность», к уничтожению старого и возникновению нового». (Там же, стр. 328).

При объяснении движения и развития природы и общества диалектико-материалистическая концепция не прибегает подобно метафизике к антинаучной гипотезе «первоначального толчка». Для марксиста источник движения и развития лежит не вне материи, а в самой материи — это внутренние противоречия предметов и явлений, борьба противоположностей.

Диалектико-материалистическое понимание развития как борьбы противоречий — единственно научная система взглядов, верно отражающая действительную картину развития объективного мира.

Какое бы явление, предмет, процесс в природе, в обществе или в мышлении мы ни изучали, мы всегда обнаружим борьбу противоположных сил, тенденций, направлений и т. п. Наличие во всех явлениях природы и общества взаимоисключающих противоречивых тенденций и борьба этих противоречий есть универсальный закон развития материи.

«В противоположность метафизике, — пишет товарищ Сталин, — диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, своё прошлое и будущее, своё отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные.

Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развёртывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке «борьбы» противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 578).

В этой классической формулировке товарищ Сталин глубоко и всесторонне раскрывает сущность закона борьбы противоположностей, борьбы нового со старым как основного закона развития.

Сталинские определения и характеристики этого закона являются выдающимся вкладом в сокровищницу марксистской диалектики.

Данная товарищем Сталиным формулировка положения о борьбе противоположностей как законе развития раскрывает целый ряд важнейших моментов в понимании всей диалектики, даёт ключ к пониманию характера движения и изменения. Товарищ Сталин показал, что борьба противоположностей, борьба между новым и старым есть внутреннее содержание закона перехода количественных изменений в качественные и поступательного процесса развития от низшего к высшему.

И. В. Сталин указывает, что всем предметам, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо каждое явление имеет своё прошлое и будущее, своё положительное и отрицательное, новое и старое. Борьба между этими противоположными тенденциями, процессами и есть источник развития.

Положение о развитии как борьбе противоположностей является обобщающим законом, вершиной марксистского диалектического метода, раскрывающего закономерности развития и изменения всех процессов в природе, обществе и мышлении.

Этот универсальный закон диалектики завершает общую картину диалектического процесса развития объективного мира, вскрывает источники всякого развития, источники изменения всех процессов и явлений в объективной действительности.

В домарксистской философии вопрос о противоречии как источнике движения и изменения был освещён Гегелем. «Характеризуя свой диалектический метод, Маркс и Энгельс, — указывает товарищ Сталин, — ссылаются обычно на Гегеля, как на философа, сформулировавшего основные черты диалектики». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 574). Это относится и к вопросу о противоречиях. Однако между марксистско-ленинской концепцией развития и гегелевским пониманием противоречий существует, как и между всем марксистским диалектическим методом и диалектикой Гегеля, коренное различие, принципиальная противоположность. Марксистско-ленинское понимание противоречий является материалистическим. Согласно этой концепции, развивается и изменяется в силу борьбы противоположностей объективный, материальный мир. Борьба противоположностей происходит в природе, в обществе и отражается в наших представлениях, понятиях.

Гегелевское же понимание противоречий является идеалистическим. Гегель говорит о диалектике саморазвития понятий, мыслей, «абсолютной идеи», а не материального, объективного мира. Как указывал Ленин, Гегель лишь угадал диалектику вещей в диалектике понятий, «именно угадал не больше». (В.И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 169).

Гегель признавал, что противоречие является источником развития и изменения, и в этом заключалось «рациональное зерно» его метода. Но, будучи идеалистом, он трактовал этот важнейший закон диалектики идеалистически. У Гегеля логика предшествует истории, и противоречие является источником движения не природы, не истории, а «чистой мысли». Более того, даже в развитии мысли на первый план Гегель ставит не борьбу противоположностей, а их единство, примирение, объединение на высшей ступени развития.

Кроме того, по утверждению Гегеля, диалектический процесс развития, борьба противоположностей имеет место лишь в прошлом и исключается в явлениях настоящего и будущего.

Признание диалектического развития современного Гегелю общества должно было привести его к признанию необходимости изменения существующего общественного строя, необходимости дальнейшего развития философии. Гегель же в силу своих консервативных политических взглядов стремился к сохранению и увековечению существовавшего тогда в Германии феодально-абсолютистского общественного строя. Кроме того, он претендовал на открытие абсолютной истины в последней инстанции. Поэтому, изменяя своему собственному принципу развития, Гегель приходил к реакционному выводу о примирении противоположностей в обществе, к идеализации прусской монархии, в конечном счёте стремился метафизически устранить все противоречия из современной ему действительности.

Марксистско-ленинское понимание борьбы противоположностей коренным образом отличается от гегелевского идеалистического понимания.

К сожалению, среди некоторых советских философов встречаются такого рода взгляды на понимание закона борьбы противоположностей, из которых видно, что они недостаточно усвоили ленинскую характеристику этого закона — «развитие есть борьба противоположностей» — и стремятся источник развития искать не в борьбе, а в единстве противоположностей. Так, например, тов. В. П. Чертков в статье «Некоторые вопросы диалектики в свете труда И. В. Сталина по языкознанию» (опубликована в сборнике «Вопросы диалектического и исторического материализма в труде И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания»», М. 1951) выдвинул неверное положение, что «без определённого единства не может быть и борьбы противоположностей, а тем самым и самого внутреннего источника саморазвития предметов и явлений природы» (стр. 316).

Развитие, учат классики марксизма-ленинизма, определяется не единством противоположностей, а борьбой противоположностей. В этом и только в этом — источник саморазвития предметов, явлений и процессов. Классики марксизма всегда подчёркивали абсолютность борьбы противоположностей и относительность единства. Следовательно, возводить единство противоположностей в решающий и определяющий фактор развития и саморазвития значит итти назад, к гегельянщине, к оппортунизму.

В нашей прессе уже подверглась критике гегельянская формула тождества противоположностей, которой большое место уделено в работах некоторых философов, в частности в автореферате докторской диссертации С.Б. Церетели «К марксистско-ленинскому пониманию логического». Автор извращает марксистско-ленинское понимание закона развития путём борьбы противоположностей и не даёт возможности правильно и глубоко понять диалектику борьбы между новым и старым, между революцией и реакцией, миром и войной, социализмом и капитализмом и т. п. Какое здесь может быть тождество? Здесь борьба выступает в самых различных формах между силами новыми, передовыми, прогрессивными и силами старыми, отмирающими, реакционными.

Материалистическая диалектика учит, что борьба противоположностей есть всеобъемлющий закон развития природы, общества и мышления. В силу этого закона развиваются и изменяются природа и общество, изменяется жизнь народов, развивается и человеческое мышление.

Маркс и Энгельс впервые в истории развития диалектики научно-материалистически обосновали этот важнейший принцип диалектики и доказали, что противоречия в объективном, материальном мире разрешаются путём борьбы, что эта борьба приводит к уничтожению старого, реакционного, к победе нового, прогрессивного. Маркс и Энгельс гениально применили этот великий принцип к истории, к жизни человеческого общества. Они вскрыли противоречия, являвшиеся основной движущей силой истории человечества, — противоречия между производительными силами и производственными отношениями, противоречия между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Маркс и Энгельс всесторонне изучили и проанализировали противоречия последней антагонистической общественно-экономической формации — капитализма — и доказали неизбежность обострения этих противоречий и невозможность их разрешения на базе капиталистического строя.

В. И. Ленин и И. В. Сталин продолжили и углубили марксистский анализ противоречий капитализма в соответствии с новой обстановкой и новыми задачами революционного движения.

Как известно, деятельность основоположников марксизма развёртывалась в эпоху домонополистического капитализма. Деятельность Ленина и Сталина развёртывалась в эпоху империализма и пролетарских революций, когда резко обострились все основные противоречия капитализма. Ленин глубоко и всесторонне изучил особенности противоречий эпохи империализма и пролетарских революций. Он вскрыл и обобщил наиболее характерные типы и формы противоречий империализма и наметил конкретные политические и тактические задачи, стоящие перед пролетариатом и его союзниками в грядущих битвах.

Правильное понимание самых глубоких и основных противоречий являлось для партии большевиков ключом к анализу всех остальных противоречий эпохи империализма и пролетарских революций. Диалектический анализ основных противоречий новой эпохи дал возможность великому Ленину открыть закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в эпоху империализма и научно обосновать одно из важнейших положений ленинизма — о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой, стране.

Гениально применяя диалектику к анализу общественной жизни, товарищ Сталин продолжил ленинский анализ противоречий эпохи империализма, революционных путей их разрешения. Особое внимание уделил И. В. Сталин изучению основных противоречий империализма — противоречий между пролетариями и капиталистами, противоречий между империалистическими странами, противоречий между колониями и метрополиями.

Анализируя период общего кризиса капитализма, товарищ Сталин показал, что мир раскололся на два лагеря — антиимпериалистический и демократический лагерь, с одной стороны, и лагерь империализма и войны — с другой, обосновал закономерность и неизбежность роста сил демократии и социализма, ослабления сил реакции и империализма.

В своём гениальном труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин показал, в чём выражается процесс дальнейшего углубления общего кризиса мировой капиталистической системы. Наиболее важным результатом второй мировой войны, как указывает товарищ Сталин, является распад единого всеохватывающего рынка и образование двух параллельных мировых рынков: с одной стороны, рынка стран социалистического и демократического лагеря, а с другой — рынка стран империалистического лагеря. Два параллельных мировых рынка противостоят друг другу. Страны мирного, демократического лагеря, опираясь на бескорыстную, дружественную, технически первоклассную помощь СССР и на взаимное экономическое сотрудничество и взаимопомощь, неуклонно наращивают темпы развития промышленности и вскоре не только не будут нуждаться в завозе товаров, но и сами будут способны вывозить избытки своего производства в другие страны. Товарооборот между демократическими странами быстро вырастает, и ёмкость нового мирового рынка увеличивается. Напротив, мировой капиталистический рынок суживается. В результате образования параллельного рынка стран демократического лагеря сфера приложения сил главных капиталистических стран (США, Англии, Франции) к мировым ресурсам сузилась и будет дальше сужаться, и, следовательно, условия сбыта для этих капиталистических стран будут ухудшаться, а недогрузка предприятий в этих странах будет увеличиваться. «В этом, — пишет товарищ Сталин, — собственно, и состоит углубление общего кризиса мировой капиталистической системы в связи с распадом мирового рынка». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 31-32).

Товарищ Сталин открыл основной экономический закон современного капитализма, действие которого ведёт к дальнейшему углублению противоречий империализма. И. В. Сталин открыл основной экономический закон социализма, разработал политэкономию социализма, создал теорию развития социалистического общества, раскрыл новые диалектические закономерности эпохи социализма.

Товарищ Сталин показал, что закон борьбы противоречий, присущий всем общественно-экономическим формациям, в условиях социализма проявляется иначе, чем в предшествовавших социализму антагонистических общественных формациях. Подчёркивая необходимость исторического подхода к анализу характера противоречий, разделяя противоречия на антагонистические и неантагонистические, товарищ Сталин впервые в марксистской литературе определил новый характер противоречии эпохи социализма, установив, что преодоление этих противоречий возможно только путём развития и укрепления социалистического строя.

 

Борьба противоположностей как закон развития природы, общества и мышления

 

Борьбой противоположностей охвачены все явления и процессы развития природы и общества.

Борьба противоположностей происходит и в макрокосмосе и в микрокосмосе. Солнечная система представляет собой сложное единство. Между Солнцем как центром этой системы и всеми остальными планетами происходит сложное взаимодействие, основанное на борьбе двух противоположных сил: центростремительной силы притяжения и центробежной силы отталкивания. Борьба между этими противоположными силами является одной из важнейших закономерностей существования и развития солнечной системы.

Борьба противоположностей происходит и в микрокосмосе — в атоме, который представляет собой единство противоположностей — положительно заряжённого ядра и отрицательно заряжённых электронов.

Борьба противоположностей происходит в любом живом организме — растении, животному человеке.

«Жизнь, — указывал Энгельс, — это способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причем с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 244). Вот почему повсюду, где мы встречаем какое- либо белковое тело, которое не находится в процессе разложения, мы без исключения встречаем и явления жизни. Любой организм растения или животного не может жить без этой непрерывной связи с окружающим его материальным миром. Прекращение обмена веществ, как указывает Энгельс, вызывает гибель организма, разложение белка, следовательно, превращает живое в мёртвое.

Обмен веществ является существенным и основным моментом процесса жизни. Сущность обмена веществ проявляется во взаимодействии двух противоречивых процессов: ассимиляции — процесса освоения организмом веществ, поступающих из внешней среды, и построения из них веществ своего живого тела и диссимиляции — процесса распада живого вещества, сложных органических соединений на более простые с освобождением потенциальной энергии, скрытой в этих сложных органических соединениях.

При этом необходимо подчеркнуть, что процесс ассимиляции и диссимиляции в организме происходит одновременно и непрерывно. Ассимилируя поступающие из внешней среды вещества, организм одновременно их диссимилирует, а освобождающаяся при этом энергия используется опять-таки для осуществления ассимиляции.

Процесс ассимиляции и диссимиляции в организме является всеобщим процессом жизни, в какой бы из форм она ни проявлялась. О. Б. Лепешинская в своей работе «Происхождение клеток из живого вещества и роль живого вещества в организме» указывает, что в живом веществе, не имеющем клеточной структуры, «есть белок», что оно «способно к обмену веществ» и «будет проявлять признаки жизнедеятельности, т. е. будет оставаться, с одной стороны, самим собой и в то же время будет изменяться». (О.Б. Лепешинская, Происхождение клеток из живого вещества и роль живого вещества в организме, изд. Академии медицинских наук СССР, 1950, стр. 180).

Лепешинская отмечает, что в неклеточном живом веществе, так же как и в клетке, происходит постоянное самообновление и развитие. Таким образом, процесс ассимиляции и диссимиляции есть сложный диалектический процесс, представляющий собой одну из многочисленных разновидностей универсального закона борьбы противоположностей.

Одной из форм проявления закона борьбы противоположностей является наблюдаемый в природе процесс взаимодействия наследственности и приспособляемости в организмах.

Как известно, благодаря наследственности определённые свойства животного или растительного организма могут передаваться из рода в род, из поколения в поколение, например засухоустойчивость семян, яйценоскость птиц и т. д. Благодаря же приспособляемости организма к окружающей его среде определённые свойства организмов могут резко изменяться и значительно отличаться от обычно характерных для данного вида организмов.

Между наследственностью и приспособляемостью существует внутренняя взаимосвязь.

Мичуринская биология установила, что «наследственность есть эффект концентрирования воздействий условий внешней среды, ассимилированных организмами в ряде предшествующих поколений». (Т.Д. Лысенко, Агробиология, изд. 4, 1948, стр. 635).

Под наследственностью мичуринская биология понимает свойство организма требовать для своей жизни и развития определённых условий среды и определённо реагировать на те или иные условия. Если данные условия не соответствуют требованиям организма, то в силу возникновения противоречий между организмом и средой организм должен изменяться. Если он изменится в соответствии с новыми условиями среды, то он изменит свою наследственную природу. Тогда организм приспособится к среде. Если же организм не освоит новых условий, то он погибнет. Таким образом, в процессе развития организма выявляется противоречие между его наследственностью и приспособляемостью, которое Энгельс определял как одно из главных противоречий эволюционного процесса.

Борьба противоположностей, противоречие является движущей силой развития как природы, так и общества. История развития общества есть история смены способов производства, история развития производительных сил и производственных отношений, история становления и победы новых производительных сил и соответствующих им новых производственных отношений, а следовательно, история борьбы новых, растущих, развивающихся классов со старыми, отмирающими, уходящими с исторической арены.

За исключением первобытно-общинного строя «история всех до сих пор существовавших обществ, — сказано в «Манифесте Коммунистической партии», — была историей борьбы классов.

Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче — угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов». (К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической партии, Госполитиздат, 1952, стр. 32).

«Вышедшее из недр погибшего феодального общества, — говорят далее Маркс и Энгельс, — современное буржуазное общество не уничтожило классовых противоречий. Оно только поставило новые классы, новые условия угнетения и новые формы борьбы на место старых». (Там же, стр. 33).

Маркс и Энгельс показали, что непримиримая классовая борьба пролетариата против буржуазии, доведённая до завоевания пролетариатом политического господства в обществе — диктатуры рабочего класса, — является условием преобразования капиталистического общества в социалистическое.

Классики марксизма-ленинизма вели упорную борьбу против мелкобуржуазных «социалистов», оппортунистов, реформистов, против всех тех, кому не по нутру была марксистская идея непримиримой классовой борьбы пролетариата против буржуазий, идея диктатуры пролетариата. В. И. Ленин неоднократно подчёркивал, что меньшевики и другие социал-реформисты не любят признавать борьбу противоположностей. Они склонны подчёркивать единство противоположностей, а не борьбу между ними. Такая философия даёт «теоретическое оправдание» их антимарксистской позиции в борьбе классов. Она позволяет им проводить политику примирения классов, притупления противоречий.

Ленин метко разоблачал оппортунистическую сущность такого рода взглядов. «Мелкобуржуазным демократам, — писал Ленин, — свойственно отвращение к классовой борьбе, мечтания о том, чтобы обойтись без нее, стремление сгладить и примирить, притупить острые углы». (В.И. Ленин, Соч., т. 30, изд. 4, стр. 88). Поэтому и в теории у них наблюдается филистерское нежничание с природой и историей, стремление очистить их от противоречий и борьбы.

Враги советского народа — правые капитулянты-бухаринцы — проповедовали теорию затухания классовой борьбы, теорию мирного врастания капиталистов, нэпманов и кулаков в социализм. Товарищ Сталин в своей исторической речи «О правом уклоне в ВКП(б)» разоблачил и разгромил эту реставраторскую, капитулянтскую теорию врагов нашей Родины и с особой силой подчеркнул непримиримость противоположности интересов между антагонистическими классами. «Одно из двух, — говорил товарищ Сталин: — либо между классом капиталистов и классом рабочих, пришедших к власти и организовавших свою диктатуру, имеется непримиримая противоположность интересов, либо этой противоположности интересов нет, и тогда остаётся одно — объявить гармонию классовых интересов.

Одно из двух:

либо марксова теория борьбы классов, либо теория врастания капиталистов в социализм;

либо непримиримая противоположность классовых интересов, либо теория гармонии классовых интересов». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 30-31).

«Уничтожение классов путём ожесточённой классовой борьбы пролетариата, — такова формула Ленина.

Уничтожение классов путём потухания классовой борьбы и врастания капиталистов в социализм,— такова формула Бухарина.

Что может быть общего между этими двумя формулами?». (Там же, стр. 33).

Новый общественный социалистический строй в СССР возник и победил в результате Великой Октябрьской социалистической революции, в результате установления пролетарской диктатуры, в результате последовательной классовой борьбы пролетариата и беднейшего крестьянства против всех сил и традиций капитализма.

Так же как некогда оппортунистам в России, современным реформистским руководителям профсоюзов и правых социалистических партий не по душе диалектический принцип непримиримости борьбы пролетариата с буржуазией. Буржуазные и правосоциалистские теоретики затушёвывают классовую борьбу между пролетариатом и буржуазией, объявляют, что основой буржуазного общества является не классовая борьба, а классовый мир.

Политические демонстрации, стачки и вооружённые столкновения между пролетариатом и буржуазией на каждом шагу опровергают все утверждения правых социалистов о гармонии классовых интересов и подтверждают положения марксизма-ленинизма о борьбе противоположностей, о непримиримости классовых противоречий в обществе, разделённом на антагонистические массы.

В современных условиях движущей силой истории является борьба между антиимпериалистическими, прогрессивными силами, силами социализма и демократии, с одной стороны, и реакционными силами, империалистическими силами, с другой стороны. Эта сложная и многообразная борьба охватывает собой все экономические, политические и идеологические процессы общественной жизни. В этой борьбе участвуют сотни миллионов людей всех стран и континентов. Победа прогрессивных сил, сил демократии и социализма неизбежна. Порукой этому является то, что во главе сил прогресса стоит Советский Союз — оплот мира и демократии во всём мире.

 

Внутренние и внешние противоречия

 

Характеризуя борьбу внутренних противоположностей, внутренние противоречия, как определяющий фактор процесса развития, как решающее условие всякого развития, изменения в предметах, явлениях, процессах, марксистский диалектический метод тем самым отнюдь не умаляет роли и значения внешних противоречий. Внешние противоречия, противоречия между предметом или явлением и окружающими условиями, не являясь определяющими, оказывают известное и иногда весьма значительное влияние на развитие предметов и явлений.

Чёткое разграничение внешних и внутренних противоречий имеет огромное значение как для познания, так и для революционной практической деятельности.

Это ярко показывает следующий пример.

Развивая ленинское учение о возможности построения социализма в одной стране, товарищ Сталин охарактеризовал две группы противоречий: внутренние противоречия, существовавшие между пролетариатом и крестьянством внутри страны, и противоречия внешние, имеющиеся между страной социализма и капиталистическими странами.

Касаясь вопроса о внутренних противоречиях, товарищ Сталин указал, что в эпоху диктатуры пролетариата имеются все возможности для преодоления внутренних противоречий, присущих переходному периоду, для построения социалистического общества.

Товарищ Сталин учит, что в переходный период от капитализма к социализму внутри нашей страны имелись силы и возможности как для ликвидации антагонистических противоречий между трудящимися массами города и деревни и капиталистическими элементами, так и для преодоления неантагонистических противоречий между пролетариатом и крестьянством. Развивая марксистско-ленинскую теорию в этом важнейшем вопросе, товарищ Сталин нанёс сокрушительный удар троцкистским и бухаринским капитулянтам и паникёрам, вооружил наш народ несокрушимой уверенностью в победе социализма.

Касаясь вопроса о внешних противоречиях, противоречиях между страной социализма и капиталистическим окружением, товарищ Сталин указал, что эти противоречия «состоят в том, что, пока есть капиталистическое окружение, должна быть и опасность интервенции со стороны капиталистических стран, а пока есть такая опасность, должна быть и опасность реставрации, опасность восстановления капиталистических порядков в нашей стране». (И.В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 118).

Товарищ Сталин отметил, что «полная гарантия от интервенции, а значит, и окончательная победа социализма возможна, ввиду этого, лишь в международном масштабе, лишь в результате совместных усилий пролетариев ряда стран, или — ещё лучше — лишь в результате победы пролетариев нескольких стран». (Там же.).

Опасность капиталистической интервенции исчезает лишь после уничтожения империализма, после победы пролетарской революции в решающих капиталистических странах.

Таким образом, И. В. Сталин показал, что имеется существенное «различие между внутренними и внешними противоречиями, подчеркнул, что отождествление внутренних и внешних противоречий приводит к отходу от ленинизма, к измене ленинизму.

«Кто смешивает первую группу противоречий, совершенно преодолимых усилиями одной страны, со второй группой противоречий, требующих для своего разрешения усилий пролетариев нескольких стран, — тот допускает грубейшую ошибку против ленинизма, тот либо путаник, либо неисправимый оппортунист», — говорил товарищ Сталин. (Там же, стр. 119).

Соотношение между внутренними и внешними противоречиями определяется прежде всего и главным образом внутренними закономерностями развития.

СССР существует уже 35 лет. За эти годы капиталистический мир пытался оказать военное, экономическое и политическое давление на нашу страну с целью изменить внутренний процесс развития социалистического общества, превратить нашу страну в придаток мирового капиталистического хозяйства. Однако все происки империалистов и их наёмных агентов неизменно кончались провалом.

В период Отечественной войны с гитлеровской Германией фашистские интервенты нанесли огромный урон народному хозяйству, принесли советскому народу много горя и страданий. Но изменить внутренний процесс развития нашей страны к коммунизму никому не удалось и никогда не удастся.

Положение товарища Сталина о взаимодействии внутренних и внешних противоречий имеет важное методологическое значение для всех наук. Внутренние противоречия являются основными, ведущими. Внутренние противоречия есть источник развития данного предмета или явления. Внешние противоречия, не отменяя общей закономерности внутренних процессов развития в вещах, предметах и явлениях, вместе с тем являются активными факторами, влияющими на них. Внешние противоречия могут создавать новые соотношения внутренних противоречивых сил в зависимости типа развития, от роли, цели и характера внешних факторов.

 

Антагонистические и неантагонистические противоречия

 

При изучении общественной жизни следует различать два типа противоречий — антагонистические и неантагонистические. Эти противоречия существенно отличаются друг от друга по своему характеру.

Антагонистические противоречия присущи обществу, разделённому на враждебные классы, они неуклонно нарастают и обостряются, приводя в конечном счёте к взрыву, к революции. Напротив, неантагонистические противоречия: — это такие противоречия, за которыми не стоят враждебные классы с непримиримыми классовыми интересами. Поэтому если главной особенностью антагонистических противоречий является необходимость их насильственного разрешения путём революции, путём уничтожения основы, порождающей данные противоречия, то неантагонистические противоречия не требуют такого способа их решения. Они могут быть решены иными путями и средствами.             

Экономической основой антагонистических противоречий в обществе является частная собственность на средства производства и эксплуатация человека человеком.

Основное противоречие капитализма — противоречие между трудом и капиталом — это антагонистическое противоречие. Разрешить это противоречие можно лишь путём доведения классовой борьбы пролетариата до социалистической революции. Вооружённое восстание против капиталистов, захват пролетариатом государственной власти, установление диктатуры пролетариата, ликвидация буржуазии как класса, строительство социализма — таков путь разрешения антагонистических противоречий между пролетариатом и буржуазией. Взяв власть в свои руки, пролетариат ликвидирует частную собственность на средства производства и эксплуататорские классы, уничтожая тем самым источник всех социальных антагонизмов.

Характеризуя антагонистические противоречия, присущие капитализму, и указывая, что капитализм запутался в этих неразрешимых для него противоречиях, товарищ Сталин говорит:

«Это значит, что капиталистические производственные отношения перестали соответствовать состоянию производительных сил общества и стали в непримиримое противоречие с ними.

Это значит, что капитализм чреват революцией, призванной заменить нынешнюю капиталистическую собственность на средства производства социалистической собственностью.

Это значит, что острейшая классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми составляет основную черту капиталистического строя». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 597).

Другим ярким примером антагонистических противоречий являются противоречия между империалистическими державами, проявляющиеся в борьбе за рынки сырья и рынки сбыта, в борьбе за максимальные прибыли.

Как известно, наличие этого рода антагонистических противоречий между империалистическими хищниками приводит неизбежно к империалистическим войнам.

Товарищ Сталин в своём программном произведении «Экономические проблемы социализма в СССР» подверг критике неверные положения некоторых товарищей, которые утверждали, что в связи с новой международной обстановкой, возникшей после второй мировой войны, войны между капиталистическими странами в настоящее время перестали быть неизбежными.

Давая глубокий анализ противоречий между Японией и Соединёнными Штатами Америки, между Западной Германией и США, между Англией, Францией и США, И. В. Сталин доказал, что одно из основных противоречий империализма — противоречие между капиталистическими странами — остаётся в силе и на сегодня. Рассматривая борьбу за рынки сырья и рынки сбыта, борьбу за максимальные прибыли между империалистическими хищниками — США, с одной стороны, и Англии и Франции, с другой, — И. В. Сталин делает вывод, что рано или поздно эти противоречия между капиталистическими странами перерастут в военный конфликт, ибо «капиталистическая Англия, а вслед за ней и капиталистическая Франция в конце концов будут вынуждены вырваться из объятий США и пойти на конфликт с ними для того, чтобы обеспечить себе самостоятельное положение и, конечно, высокие прибыли...».

Рассматривая отношения, сложившиеся после второй мировой войны между США, Англией, Францией и другими победившими капиталистическими странами, с одной стороны, и Японией и Западной Германией, с другой, товарищ Сталин указывает, что было бы ошибкой считать, что Германия и Япония окончательно выведены из строя.

«... Какая имеется гарантия, — спрашивает И. В. Сталин, — что Германия и Япония не поднимутся вновь на ноги, что они не попытаются вырваться из американской неволи и зажить своей самостоятельной жизнью? Я думаю, что таких гарантий нет.

Но из этого следует, что неизбежность войн между капиталистическими странами остаётся в силе». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 35).

Обобщая опыт истории, товарищ Сталин учит, что, несмотря на то, что теоретически противоречия между капиталистическими странами и Советским Союзом сильнее, чем между различными капиталистическими странами, во второй мировой войне «борьба капиталистических стран за рынки и желание утопить своих конкурентов оказались практически сильнее, чем противоречия между лагерем капитализма и лагерем социализма». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 35).

Это происходит потому, указывает И. В. Сталин, «во-первых, что война с СССР, как с страной социализма, опаснее для капитализма, чем война между капиталистическими странами, ибо, если война между капиталистическими странами ставит вопрос только о преобладании таких-то капиталистических стран над другими капиталистическими странами, то война с СССР обязательно должна поставить вопрос о существовании самого капитализма. Потому, во-вторых, что капиталисты, хотя и шумят в целях «пропаганды» об агрессивности Советского Союза, сами не верят в его агрессивность, так как они учитывают мирную политику Советского Союза и знают, что Советский Союз сам не нападёт на капиталистические страны». (Там же, стр. 34).

А если империалистические государства, руководимые самыми разбойничьими, империалистическими партиями, какие только знала история, нападут на страны социализма и демократии, то нельзя не учитывать фактов прошлого. «А факты эти говорят о том, что в результате первой мировой войны от системы капитализма отпала Россия, а в результате второй мировой войны от системы капитализма отпал уже целый ряд стран Европы и Азии. Есть все основания полагать, что третья мировая война вызовет развал мировой капиталистической системы». (Г. Маленков, Отчётный доклад ХIХ съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 33).

Антагонистические противоречия проявляются и в области идеологии. Буржуазная идеология и социалистическая идеология непримиримы. Буржуазная идеология отражает интересы небольшой группы эксплуататоров. Социалистическая идеология выражает интересы сотен миллионов трудящихся.

Буржуазная идеология ставит себе целью сохранить и увековечить эксплуатацию человека человеком и деление общества на эксплуататоров и эксплуатируемых. Социалистическая идеология направлена на уничтожение эксплуатации человека человеком, на ликвидацию классовых различий.

Буржуазная идеология стремится сохранить и укрепить современный эксплуататорский строй — капитализм. Социалистическая идеология вооружает трудящиеся массы в борьбе за уничтожение капитализма и построение коммунизма.

Буржуазная идеология — идеология звериного национализма и расовой ненависти. Социалистическая идеология — идеология равноправия рас и национальностей, идеология дружбы народов.

Две противоположные идеологии отражают два мира, две системы — отжившую систему капитализма и неуклонно развивающуюся и укрепляющуюся систему социализма.

В классовом обществе антагонистические противоречия существуют во всех областях общественной жизни — в экономике, политике и идеологии. Своё выражение они находят в развёртывании ожесточённой классовой борьбы.

В. И. Ленин неоднократно требовал вскрывать все формы антагонизма и эксплуатации при капитализме, чтобы помочь пролетариату разрешить их революционным путём.

Антагонистические противоречия присущи только обществу, разделённому на эксплуататоров и эксплуатируемых. В. И. Ленин указывал, что нельзя отождествлять антагонизм и противоречие. Разоблачая антимарксистские взгляды врага народа Бухарина, Ленин говорил, что антагонизм и противоречие не одно и то же, что при социализме первое исчезает, второе остаётся.

Борьба противоположностей есть борьба между прогрессивной и консервативной сторонами развития, борьба между новым и старым в предмете, явлении, процессе и т. д., борьба между положительным и отрицательным, между нарождающимся и умирающим, борьба самая разнообразная, всесторонняя и многогранная, имеющая различные виды и формы.

В результате борьбы противоположных сил и тенденций, борьбы антагонистических классов, борьбы различных идей и мировоззрений уничтожаются старые общественно-экономические отношения, отмирают старые идеи и понятия и создаются новые. Борьба противоположностей, борьба между новым и старым составляет источник, движущую силу поступательного развития в природе, обществе и мышлении.

Закон борьбы противоположностей, развития путём противоречий есть универсальный закон, действующий и при социализме. На XV съезде партии товарищ Сталин говорил: «...у нас есть прошлое, у нас есть настоящее и будущее, у нас есть противоречия между ними, и мы не можем продвигаться вперёд в порядке плавного покачивания на волнах жизни. Наше продвижение протекает в порядке борьбы, в порядке развития противоречий, в порядке преодоления этих противоречий, в порядке выявления и ликвидации этих противоречий». (И.В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 330-331).

«Всегда у нас что-либо отмирает в жизни. Но то, что отмирает, не хочет умирать просто, а борется за своё существование, отстаивает своё отжившее дело.

Всегда у нас рождается что-либо новое в жизни. Но то, что рождается, рождается не просто, а пищит, кричит, отстаивая своё право на существование.

Борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, — вот основа нашего развития». (Там же, стр. 331).

Из факта существования в обществе антагонистических и неантагонистических противоречий следуют и различные пути их преодоления. Преодоление антагонистических противоречий возможно только путём революционного уничтожения основы этого антагонизма. Наоборот, преодоление неантагонистических противоречий происходит на основе существующих общественных порядков и служит средством их дальнейшего укрепления.

Революционный характер марксистского диалектического метода проявляется в научно-материалистическом подходе к открытию основных противоречий, в умении вскрывать их и разматывать, в умении находить правильные пути их преодоления.

Основоположники марксизма учат, что мало найти противоречия, надо стремиться к полному их преодолению, чтобы обеспечить возможность неуклонного поступательного движения общества вперёд.

После Великой Октябрьской социалистической революции, в переходный период к социализму, в СССР ещё имели место внутренние антагонистические противоречия между трудящимися и низвергнутой, но ещё не ликвидированной буржуазией. Разрешить эти противоречия можно было только путём подавления и ликвидации буржуазии в городе и в деревне.

Антагонистические противоречия в Стране Советов проявлялись и разрешались в особых условиях, отличных от условий эксплуататорского общества. Если, например, при капитализме антагонистические противоречия существуют в условиях господства старого над новым, то в СССР господствующее положение принадлежит новому, а не старому. Вот почему преодоление антагонистических противоречий в СССР происходило не путём ликвидации основ существующего строя, как это бывает при капитализме, а, напротив, путём укрепления и развития основ социализма. Уничтожение эксплуататорских классов, в том числе ликвидация последнего эксплуататорского класса — кулачества, осуществлялось у нас не вопреки политике Советской власти, а, напротив, по инициативе Советской власти, при поддержке снизу, со стороны широких масс трудящихся.

Ликвидация кулачества как класса на основе сплошной коллективизации уничтожила внутри страны последние источники реставрации капитализма. Были созданы решающие условия, необходимые для построения социалистическою народною хозяйства.

Характеризуя эту новую форму преодоления противоречий, форму, присущую только эпохе строительства социализма, товарищ Сталин отмечает, что «это был глубочайший революционный переворот...», что «своеобразие этой революции состояло в том, что она была произведена сверху, по инициативе государственной власти, при прямой поддержке снизу со стороны миллионных масс крестьян, боровшихся против кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 291-292).

Подымая на высшую ступень марксистскую диалектику, обогащая её новым опытом социалистического строительства, товарищ Сталин раскрыл многообразие путей ликвидации противоречий, показал прямую зависимость этих путей от типа развития, от характера противоречий, от конкретных исторических условий.

В советском обществе вместе с антагонистическими противоречиями действовали уже в период перехода к социализму новые противоречия — неантагонистического характера.

Примером такого типа противоречий являлись противоречия между пролетариатом и крестьянством. Почему эти противоречия были неантагонистическими? Потому, что помимо противоречий у пролетариата и крестьянства имелись ещё общие интересы по коренным вопросам общественного развития, которые перекрывали эти противоречия и которые являлись основой союза рабочих и крестьян.

В период строительства социализма правильное понимание характера различных противоречий, путей их разрешения имеет огромное политическое и практическое значение. Известно, что подлые враги социализма — троцкисты выдвинули контрреволюционную теорию об антагонистическом характере противоречий между пролетариатом и крестьянством. Разоблачая контрреволюционные измышления троцкистов, товарищ Сталин указывал, что в отличие от противоречий между рабочим классом и кулачеством, которые неуклонно растут и обостряются, вплоть до ликвидации кулачества как класса, противоречия между рабочим классом и крестьянством сглаживаются и благоприятно разрешаются «по мере роста индустриализации, т. е. по мере роста силы и влияния пролетариата в стране». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 20).

Преодоление неантагонистических противоречий между рабочим классом и крестьянством осуществлялось в нашей стране не путём насилия, а путём перевоспитания, путём ломки старых традиций, путём убеждения крестьян в преимуществах колхозного строя. Рабочий класс под руководством Коммунистической партии обеспечил все условия для добровольного перехода крестьян на новый, социалистический путь, помог трудящимся массам деревни совершить этот переход.

Одним из неантагонистических противоречий в период перехода от капитализма к социализму было противоречие между самым передовым общественно-государственным строем нашей Родины и той отсталой техникой, которая существовала в стране в первые годы Советской власти.

Для разрешения этого противоречия партия большевиков, руководствуясь указаниями товарища Сталина, поставила перед советским народом задачу догнать и перегнать технически развитые капиталистические страны и тем самым дать передовому, социалистическому строю передовую технику. И эта задача была выполнена в минимально короткие исторические сроки.

Однако внедрение передовой техники, социалистическая индустриализация нашей Родины происходили в ожесточённой классовой борьбе с внутренними и внешними врагами. Так что в этот период неантагонистические противоречия ещё тесно переплетались с противоречиями антагонистическими.

В ходе строительства социализма возникло новое противоречие, выразившееся в отставании мелкокрестьянского хозяйства от социалистической индустрии. Промышленность, развиваясь по законам расширенного социалистического воспроизводства, двигалась вперёд семимильными шагами. Сельское хозяйство всё более и более отставало от промышленности, ибо мелкокрестьянское хозяйство неспособно развиваться по законам расширенного воспроизводства. Оно не всегда имеет возможность осуществить даже простое воспроизводство.

Характеризуя это противоречие, возникшее в процессе социалистического преобразования нашей страны, в процессе борьбы нового со старым, товарищ Сталин в 1929 году указывал: «Можно ли двигать дальше ускоренным темпом нашу социализированную индустрию, имея такую сельскохозяйственную базу, как мелкокрестьянское хозяйство, неспособное на расширенное воспроизводство и представляющее к тому же преобладающую силу в нашем народном хозяйстве? Нет, нельзя. Можно ли в продолжение более или менее долгого периода времени базировать Советскую власть и социалистическое строительство на двух разных основах — на основе самой крупной и объединённой социалистической промышленности и на основе самого раздроблённого и отсталого мелкотоварного крестьянского хозяйства? Нет, нельзя». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 145).

Руководствуясь мудрыми указаниями товарища Сталина, наша партия, советский народ успешно преодолели это противоречие. Коммунистическая партия наметила социалистический путь развития деревни — путь, приведший к объединению мелких крестьянских хозяйств в крупные коллективные хозяйства, вооружённые передовой сельскохозяйственной техникой и наукой, превративший трудящихся крестьян в активных участников строительства социализма. Правильно определяя характер противоречий и выдвигая правильные методы их преодоления, Коммунистическая партия претворила в жизнь ленинско-сталинскую политику индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства.

Социалистическому общественному строю присущи неантагонистические противоречия, которые преодолеваются не насильственным путём, а путём постепенного отмирания элементов старого качества. Они не ведут к взрывам, а разрешаются в процессе планомерной организационной деятельности трудящихся под руководством Советского социалистического государства и Коммунистической партии.

Социалистический способ производства, как показал товарищ Сталин, характеризуется полным соответствием между производительными силами и производственными отношениями, ибо общественный характер процесса производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства. Отношения людей друг к другу в процессе производства в социалистическом обществе — это отношения не антагонизма, а солидарности, не вражды, а товарищеского сотрудничества.

Однако это не исключает наличия неантагонистических противоречий между производительными силами и производственными отношениями, ибо развитие производственных отношений отстаёт и будет отставать от развития производительных сил общества. Например, в советском социалистическом обществе колхозная собственность и товарное обращение с успехом используются для развития социалистического общества и приносят несомненную пользу обществу; они будут приносить пользу и в ближайшем будущем. «Но было бы непростительной слепотой, — учит товарищ Сталин,— не видеть, что эти явления вместе с тем уже теперь начинают тормозить мощное развитие наших производительных сил, поскольку они создают препятствия для полного охвата всего народного хозяйства, особенно сельского хозяйства, государственным планированием. Не может быть сомнения, что чем дальше, тем больше будут тормозить эти явления дальнейший рост производительных сил нашей страны. Следовательно, задача состоит в том, чтобы ликвидировать эти противоречия путём постепенного превращения колхозной собственности в общенародную собственность и введения продуктообмена — тоже в порядке постепенности — вместо товарного обращения». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 68).

Следовательно, противоречия между производительными силами и производственными отношениями существуют и в социалистическом обществе. Производительные силы общества являются наиболее подвижными и революционными силами производства. Они идут впереди производственных отношений. Производственные отношения лишь спустя некоторое время преобразуются применительно к характеру производительных сил. Это положение верно как для развития классово-антагонистических формаций, так и для развития социалистического общества.

Однако в классово-антагонистических формациях противоречия между производительными силами и производственными отношениями в силу наличия отживающих классов неизбежно перерастают в своём развитии в противоположность и разрешаются путём взрывов, т. е. революций. В социалистическом же обществе, хотя в нём и имеются инертные силы, не понимающие необходимости изменения в производственных отношениях, дело обычно не доходит до конфликта между производственными отношениями и производительными силами, ибо социалистическое общество имеет возможность своевременно привести отстающие производственные отношения в соответствие с характером производительных сил. Это возможно потому, что в социалистическом обществе нет отживающих классов, могущих организовать сопротивление, что Коммунистическая партия и советское правительство, проводя правильную политику, своевременно подмечают нарастающие противоречия и во-время принимают меры к их преодолению путём приспособления производственных отношений к росту производительных сил.

В современном советском обществе нет антагонистических классов и, следовательно, нет классовой борьбы между ними. «Особенность советского общества нынешнего времени, — говорит товарищ Сталин, — в отличие от любого капиталистического общества, состоит в том, что в нём нет больше антагонистических, враждебных классов, эксплуататорские классы ликвидированы, а рабочие, крестьяне и интеллигенция, составляющие советское общество, живут и работают на началах дружественного сотрудничества». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 629). Вместо борьбы классов, являющейся основной движущей силой развития всякого антагонистического общества, в советском обществе существует содружество рабочего класса и крестьянства. Движущими силами развития советского общества стали морально-политическое единство советского народа, дружба народов и советский патриотизм.

Однако советскому народу в его борьбе за постепенный переход от социализма к коммунизму приходится вести борьбу с агентами буржуазной разведки, засылаемыми в нашу страну, вести борьбу с недобитыми партией остатками различных враждебных советскому народу групп. Советскому народу приходится также вести борьбу с идеологически неустойчивыми людьми, заражёнными националистическими предрассудками, с носителями буржуазных взглядов и буржуазной морали, с карьеристами и перерожденцами, с расхитителями социалистической собственности, борьбу с различными пережитками капитализма в сознании некоторой части людей. Поэтому постоянная и высокая политическая бдительность является тем качеством, которое необходимо всем советским людям.

В. И. Ленин говорил, что «наша задача — побороть все сопротивление капиталистов, не только военное и политическое, но и идейное, самое глубокое и самое мощное». (В.И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 345). Остатками такого идейного сопротивления капитализма в нашей стране являются пережитки капитализма в сознании людей.

Социалистическое общество вышло из капиталистического общества, следовательно, в этом обществе не может не быть следов, остатков, пережитков старого, капиталистического общества. Вот почему при социализме существуют противоречия между новыми, социалистическими принципами, делами, идеями, задачами и пережитками капитализма в сознании людей. Отсюда историческая необходимость уничтожения родимых пятен капитализма, последовательной борьбы с различного рода буржуазными влияниями, буржуазным космополитизмом, национализмом и т. п.

«В нашем советском обществе, — говорил Г. М. Маленков на XIX съезде Коммунистической партии Советского Союза, — нет и не может быть классовой базы для господства буржуазной идеологии. У нас господствует социалистическая идеология, нерушимую основу которой составляет марксизм-ленинизм. Но у нас ещё сохранились остатки буржуазной идеологии, пережитки частнособственнической психологии и морали. Эти пережитки не отмирают сами собою, они очень живучи, могут расти и против них надо вести решительную борьбу. Мы не застрахованы также от проникновения к нам чуждых взглядов, идей и настроений извне, со стороны капиталистических государств, и изнутри, со стороны недобитых партией остатков враждебных советской власти групп. Нельзя забывать, что враги Советского государства пытаются распространять, подогревать и раздувать всяческие нездоровые настроения, идеологически разлагать неустойчивые элементы нашего общества». (Г. Маленков, Отчётный доклад ХIХ съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 94).

Борьба с пережитками капитализма в сознании людей, в чём бы и где бы они ни проявлялись, — важнейшая задача всех партийных и советских организаций, ибо борьба с пережитками капитализма в сознании людей есть борьба с влиянием буржуазной идеологии на советских людей, есть борьба за полное торжество и победу социалистической идеологии над буржуазной, есть борьба за коммунизм.

Великая Коммунистическая партия, Советское государство являются ведущей и направляющей силой в борьбе советского народа со всеми пережитками и остатками старого. Коммунистическая партия Советского Союза, Советское государство активно содействуют росту нового и его победе, способствуют быстрейшему уничтожению старого, реакционного.

 

Критика и самокритика как форма преодоления неантагонистических противоречий

 

В результате победы социализма в СССР возникли новые диалектические закономерности развития советского общества, закономерности, присущие только социалистической общественно-экономической формации. Эти закономерности были впервые теоретически обобщены в трудах товарища Сталина.

Товарищ Сталин открыл новую диалектическую закономерность развития советского общества, движущую силу поступательного развития от низшего к высшему в условиях социализма и коммунизма — критику и самокритику.

В статье «Против опошления лозунга самокритики» товарищ Сталин писал, что «начало самокритики восходит к началу появления большевизма в нашей стране, к первым же дням его зарождения, как особого революционного течения в рабочем движении». (И.В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 127). Из самой природы коммунистической партии, её революционного духа, её конечных целей, путей и средств борьбы, её непримиримости ко всякому консерватизму, рутине, косности, застою вытекает отношение партии к критике и самокритике — этому непобедимому и постоянно действующему оружию в арсенале большевизма.

Правосоциалистские партии на Западе, именующие себя «рабочими» и «социалистическими», на деле являются буржуазными партиями. Буржуазная природа этих партий — лейбористской партии в Англии, социалистической партии во Франции и др. — исключает возможность применения там того метода, который свойственен подлинным рабочим партиям, — метода революционной критики и самокритики. Поэтому в этих партиях нет и не может быть критики и самокритики. Критика и самокритика снизу — явление, чуждое этим партиям, ибо они, являясь буржуазной агентурой в рабочем движении, стремятся скрыть свои буржуазные взгляды, затушевать подлинный характер своей международной и внутренней политики. Такие партии на деле являются защитниками интересов монополистического капитала, интересов империалистов. Там критика и самокритика сурово преследуется и изгоняется. Всякая попытка со стороны рядовых членов лейбористской партии в Англии или социалистической партии во Франции критиковать внутреннюю и внешнюю политику, проводимую лидерами этой партии, пресекается последними, и лица, выступающие с критикой, изгоняются из её рядов. Буржуазия и буржуазные партии, указывает товарищ Сталин, не терпят критики и самокритики, прячут правду от рядовых членов партии, от народа, потому что «стоит им допустить сколько-нибудь серьёзную самокритику, сколько-нибудь свободную критику своих собственных недочётов, чтобы не осталось камня на камне от буржуазного строя». (И.В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 122).

Коммунистическая партия, воспитанная Лениным и Сталиным, является самой передовой, революционной партией в мире. Партия коммунистов является передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического общества, за построение коммунизма. Поэтому критика и самокритика, способность вскрывать и решительно исправлять свои недостатки и ошибки в интересах победоносной революционной борьбы и успешного строительства коммунизма, является одной из основных черт метода ленинизма. Товарищ Сталин учит, что «лозунг самокритики является основой нашего партийного действия, средством укрепления пролетарской диктатуры, душой большевистского метода воспитания кадров». (И.В. Сталин, Соч., т. 11, стр. 114).

В статье «Против опошления лозунга самокритики» товарищ Сталин отмечал, что самокритика имеет целью развитие партийности, упрочение Советской власти и улучшение дела социалистического строительства, воспитание кадров и укрепление трудовой дисциплины. Критика и самокритика приводит к вскрытию отрицательных явлений, упущений, недостатков, к обнаружению отжившего, всего того, что тормозит поступательное движение советского общества.

Товарищ Сталин учит строго различать революционную самокритику от чуждой и враждебной критики. Если революционная критика ставит себе целью насаждение партийности, упрочение дела социализма, воспитание кадров в духе великих идей коммунизма, то вражеская критика ставит себе целью расшатать партийность, развенчать Советскую власть, ослабить великое дело борьбы за коммунизм, разоружить идейно кадры строителей коммунизма.

Товарищ Сталин в письме к Шатуновскому писал: «Критикуйте, пожалуйста, но критикуйте с точки зрения Ленина, и только с этой точки зрения, если хотите, чтобы Ваша критика была продуктивной». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 18).

В своём письме к Демьяну Бедному товарищ Сталин на примере некоторых произведений Демьяна Бедного показывает, к чему ведёт забвение марксистско-ленинских принципов критики. Демьян Бедный забыл или не понял требований большевистской критики и самокритики и не сумел использовать это острое оружие для укрепления Советской власти.

Товарищ Сталин вскрывает причину такого явления: «...критика недостатков жизни и быта СССР, критика обязательная и нужная, развитая Вами вначале довольно метко и умело, увлекла Вас сверх меры и, увлёкши Вас, стала перерастать в Ваших произведениях в клевету на СССР, на его прошлое, на его настоящее». (Там же, стр. 24).

Товарищ Сталин указывает Демьяну Бедному, что он не понял великого чувства революционной национальной гордости русских рабочих и в некоторых своих произведениях сбился на путь огульного охаивания всего исторического прошлого русского народа. Сурово осудив эти антипатриотические моменты в творчестве Демьяна Бедного, товарищ Сталин указал, что «кроме России реакционной существовала ещё Россия революционная, Россия Радищевых и Чернышевских, Желябовых и Ульяновых, Халтуриных и Алексеевых. Всё это вселяет (не может не вселять!) в сердца русских рабочих чувство революционной национальной гордости, способное двигать горами, способное творить чудеса». (Там же, стр. 25).

Проводя коренное различие между революционной критикой и самокритикой, с одной стороны, и критикой чуждой и враждебной и различными извращениями критики и самокритики — с другой, товарищ Сталин дал глубокое обоснование плодотворной роли критики и самокритики в развитии социалистического общества.

Товарищ Сталин учит, что, «не отмечая и не выявляя открыто и честно, как это подобает большевикам, недочёты и ошибки в нашей работе, мы закрываем себе дорогу вперёд. Ну, а мы, — говорит товарищ Сталин, — хотим двигаться вперёд. И именно потому, что мы хотим двигаться вперёд, мы должны поставить одной из своих важнейших задач честную и революционную самокритику. Без этого нет движения вперёд. Без этого нет развития». (И.В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 331).

Эта глубоко плодотворная роль критики и самокритики проистекает из того, что в условиях социализма критика и самокритика является формой разрешения противоречий между новым и старым. Хотя критика и самокритика и возникла в Коммунистической партии в условиях капитализма, но здесь она обслуживала классовую борьбу, ибо только классовая борьба является при капитализме средством разрешения противоречий общества. В условиях же победившего социализма критика и самокритика впервые становится средством разрешения противоречий общественного развития. Значение положений товарища Сталина о критике и самокритике как движущей силе развития нашего общества и как новой диалектической закономерности для марксистско-ленинской философии показал А.А. Жданов в выступлении на философской дискуссии. «В нашем советском обществе, — говорил он, — где ликвидированы антагонистические классы, борьба между старым и новым и, следовательно, развитие от низшего к высшему происходит не в форме борьбы антагонистических классов и катаклизмов, как это имеет место при капитализме, а в форме критики и самокритики, являющейся подлинной движущей силой нашего развития, могучим инструментом в руках партии. Это, безусловно, новый вид движения, новый тип развития, новая диалектическая закономерность». (А.А. Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г.Ф. Александрова «История западноевропейской философии», 1952, стр. 40).

Критика и самокритика воспитывает в советском человеке социалистическое отношение к своим обязанностям, усиливает чувство ответственности перед партией, государством и народом за порученный участок деятельности. Критика и самокритика развивает инициативу строителей коммунистического общества и повышает бдительность в отношении чуждых и враждебных советскому обществу явлений в теории и на практике; она воспитывает высокую принципиальность и партийность в решении всех вопросов.

XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза придал огромнейшее значение критике и самокритике, о чём ярко свидетельствует новый Устав партии, в котором в разделе об обязанностях члена Коммунистической партии Советского Союза сказано, что член партии обязан «развивать самокритику и критику снизу, выявлять недостатки в работе и добиваться их устранения, бороться против парадного благополучия и упоения успехами в работе. Зажим критики является тяжким злом. Тот, кто глушит критику, подменяет её парадностью и восхвалением, не может находиться в рядах партии». («Устав Коммунистической партии Советского Союза», стр. 5).

В докладе Г. М. Маленкова на XIX съезде партии развёртыванию самокритики и критики снизу было уделено особое внимание.

«Критика и самокритика, — говорил Г. М. Маленков, — являются испытанным оружием партии в борьбе с недостатками, ошибками, болезненными явлениями, подрывающими здоровый организм партии. Критика и самокритика не ослабляют, а укрепляют Советское государство, советский общественный строй, и это является признаком его силы и жизненности». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 85).

Тов. Маленков особенно подчеркнул значение развёртывания самокритики и критики снизу в настоящее время, указал на необходимость вести беспощадную борьбу, как с злейшими врагами партии, с теми, кто препятствует развитию критики наших недостатков, глушит критику, допускает преследование и гонение за критику. В рядах партии есть ещё немало работников, у которых под влиянием наших успехов создалось настроение самодовольства, парадного благополучия и обывательской успокоенности, которые почили на лаврах и живут заслугами прошлого. «Мы всё можем», «нам всё нипочём», «нам, мол, нечего утруждать себя таким мало приятным занятием, как вскрытие недостатков», — рассуждают эти люди. Разгромить эти вредные настроения, развернуть самокритику и критику снизу — важнейшая задача на сегодня.

Критика и самокритика является могучим средством развёртывания творческой инициативы и трудового подъёма трудящихся масс, необходимым условием плодотворного развития советской науки. Товарищ Сталин, учит, что «никакая наука не может развиваться и преуспевать без борьбы мнений, без свободы критики». (И.В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 31).

Выдающимся примером научной критики являются труды товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и «Марксизм и вопросы языкознания». В труде «Марксизм и вопросы языкознания» товарищ Сталин указывает, что одной из решающих причин застоя в языкознании был аракчеевский режим, установленный марровцами, отсутствие всякой научной критики и самокритики; «...в органах языкознания, как в центре, так и в республиках, — пишет товарищ Сталин, — господствовал режим, не свойственный науке и людям науки. Малейшая критика положения дел в советском языкознании, даже самые робкие попытки критики так называемого «нового учения» в языкознании преследовались и пресекались со стороны руководящих кругов языкознания». (Там же). Ликвидация этого ненормального положения была первостепенным условием дальнейшего развития советского языкознания.

Гениальные труды товарища Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР» сыграли историческую роль в том отношении, что дали образец воспитания советских учёных в духе творческого отношения к науке, в духе научной критики и самокритики.

Коммунистическая партия, её вождь товарищ Сталин учат, что без критики и самокритики невозможно движение вперёд ни в одной отрасли хозяйственной и культурной деятельности. В этом и состоит значение критики и самокритики как диалектической закономерности развития советского общества, как новой формы преодоления противоречий, формы борьбы нового со старым.

 

Борьба между формой и содержанием

 

Одной из разновидностей борьбы противоположностей, проявлением и выражением универсальности этого закона диалектики является борьба между содержанием и формой.

У всех предметов, явлений, процессов имеется содержание и форма. Нет и не может быть вещи, предмета, явления в природе или общественной жизни, которые не имели бы формы и содержания. Какие бы предметы и явления мы ни взяли, везде мы так или иначе столкнёмся с их содержанием и формой.

Определённому конкретному содержанию всегда соответствует и конкретная, исторически сложившаяся форма. Нет содержания вообще, а есть конкретное содержание данных предметов, данных явлений, данных процессов и т. д. Нет формы вообще, а есть конкретная форма данного конкретного содержания. Форма сугубо типична для каждого содержания. Вновь возникшее содержание иногда временно облекается в старую форму, но рано или поздно новое содержание создаёт себе и новую форму.

Подчёркивая единство, существующее между формой и содержанием, диалектический материализм, однако, не ставит тем самым знака равенства между ними. Марксистская диалектика говорит о первенстве содержания по отношению к форме. «...В процессе развития, — пишет товарищ Сталин в работе «Анархизм или социализм?», — содержание предшествует форме, форма отстаёт от содержания». (И.В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 317). Изменение предмета или явления всегда начинается с изменения, развития содержания. С изменением содержания изменяется и форма. Следовательно, в противоречивом взаимодействии между содержанием и формой ведущая роль остаётся за содержанием, а не за формой.

Диалектико-материалистическое решение вопроса о примате содержания над формой, об активной роли формы имеет огромное значение для изучения природных и общественных явлений и воздействия на них.

В работах классиков марксизма-ленинизма содержатся многочисленные примеры, показывающие, как надо, решая в конкретно-исторической обстановке сложнейшие вопросы жизни и борьбы рабочего класса и его партии, диалектически оперировать с категориями формы и содержания, подчёркивая ведущее значение содержания. Так, например, на VI съезде партии товарищ Сталин, обосновывая необходимость временного снятия лозунга «Вся власть Советам!» в связи с переходом Советов, руководимых меньшевиками и эсерами, в лагерь буржуазии, подчеркнул, что, несмотря на то, что «Советы являются наиболее целесообразной формой организации борьбы рабочего класса за власть», в данный момент этот лозунг должен быть снят, так как «лозунг определяется не формой организации революционного учреждения, а тем содержанием, которое составляет плоть и кровь данного учреждения». (И.В. Сталин, Соч., т. 3, стр. 178).

Разъясняя свою мысль, товарищ Сталин говорил, что большевики должны прежде всего «указывать классовое содержание, должны стремиться к тому, чтобы массы также различали форму от содержания». Вопрос о формах, как бы существенен он ни был, никогда не должен заслонять основного вопроса: «в руки какого класса должна перейти власть». (Там же, стр. 181)

Предупреждая в 1933 году об опасности использования колхозов вражескими элементами, товарищ Сталин вновь подчеркнул определяющую роль содержания, зависимость формы от того или иного содержания. «Как колхозы, так и Советы, — говорил товарищ Сталин, — являются величайшим завоеванием нашей революции, величайшим завоеванием рабочего класса. Но колхозы и Советы представляют лишь форму организации, правда, социалистическую, но всё же форму организации. Всё зависит от того, какое содержание будет влито в эту форму». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 226).

Товарищ Сталин отметил, что колхозы как социалистическая форма организации хозяйства могут показать чудеса хозяйственного строительства, если во главе их стоят подлинные революционеры, если во главе их стоят коммунисты. И, наоборот, колхозы могут превратиться на известный период в прикрытие всякого рода контрреволюционных деяний, если в колхозах будут заправлять антисоветские элементы.

Отмечая примат содержания над формой, диалектический материализм вместе с тем подчёркивает обратное воздействие формы на содержание.

Возникнув, форма может приобрести и, как правило, приобретает относительную самостоятельность в своём развитии, что в свою очередь позволяет ей влиять на развитие содержания.

Раз форма является активной, влияющей на развитие содержания, то, следовательно, для марксистов-ленинцев весьма существенен вопрос о различных формах и характере их развития.

В своей работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» Ленин дал яркий пример того, как надо диалектически подходить к вопросу о формах борьбы рабочего класса.

Ленин указывал, что лидеры II Интернационала — Каутский, Отто Бауэр и др., будучи метафизиками, упёрлись на признании только старых форм рабочего движения и не заметили того, что старые формы наполнились новым, антипролетарским, реакционным содержанием. С другой стороны, «левые» доктринёры упёрлись на безусловном отрицании старых форм, не видя, что новое содержание пробивает себе дорогу через все и всяческие формы.

Ленин учил, что революционный класс должен овладеть всеми формами общественной деятельности, должен быть готовым к самой быстрой и решительной смене одной формы борьбы другой. Обязанность всех коммунистов — овладеть всеми формами борьбы, содействующими победе пролетарской революций, научиться с максимальной быстротой дополнять одну форму другой, заменять одну другой, приспособлять свою тактику ко всякой смене форм, определяемой объективными условиями борьбы трудящихся масс против империализма. При этом Ленин подчёркивал, что у коммунистов «такое прочное, такое сильное, такое могучее содержание работы (за Советскую власть, за диктатуру пролетариата), что оно может и должно проявить себя в любой форме, и новой и старой, может и должно переродить, победить, подчинить себе все формы, не только новые, но и старые,— не для того, чтобы со старым помириться, а для того, чтобы уметь все и всяческие, новые и старые формы сделать орудием полной и окончательной, решительной и бесповоротной победы коммунизма». (В.И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 83).

В трудах Ленина и Сталина научно-материалистически обосновано диалектическое единство содержания и формы, приоритет содержания, активная роль формы в развитии общественной жизни. Форма может активно способствовать развитию содержания. Тогда мы говорим об известном соответствии содержания и формы. Форма может отставать от содержания задерживать его развитие. В таких случаях: форма не соответствует содержанию, становится тормозом в его развитии. Это несоответствие между формой и содержанием неизбежно должно привести к конфликту к созданию новой формы, соответствующей новому содержанию.

Когда, в каких случаях и какого рода конфликт наступает между формой и содержанием?

В домарксистской философии, в том числе и у Гегеля, речь шла обычно о конфликте между формой и содержанием вообще. Философы домарксовского периода не понимали того, что необходимо рассматривать определённую форму и определённое содержание. В действительности мы видим, что выросшее содержание обгоняет старую форму и форма отстаёт от содержания. Поэтому «конфликт существует не между содержанием и формой вообще, а между старой формой и новым содержанием...» (Сталин).

В домарксистской философской литературе конфликт между формой и содержанием разрешался путём примирения противоречий между ними, тогда как диалектический материализм доказал, что конфликт между формой и содержанием решается борьбой между старой формой и новым содержанием, что в процессе развития происходит «сбрасывание формы, переделка содержания» (Ленин).

Товарищ Сталин развил дальше марксистскую теорию по вопросу о возможности полного соответствия между формой и содержанием. Если содержание передовое, прогрессивное и если форма правильно выражает данное конкретное содержание и в своём развитии изменяется вместе с ним и соответственно ему, то такая форма может полностью соответствовать своему содержанию. Ярким примером, иллюстрирующим это положение, является полное соответствие между производительными силами — содержанием — и производственными отношениями — формой — в СССР. Форма полностью соответствует своему содержанию. При этом диалектика взаимодействия между социалистическими производительными силами и производственными отношениями такова, что форма — производственные отношения — является фактором, способствующим развитию содержания — производительных сил, т. е. формой, постоянно совершенствующейся имеете с развитием и изменением своего содержания.

Однако это не означает, что форма — производственные отношения социалистического общества — никогда и ни в чём не может отставать от развития своего содержания — производительных сил.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин подверг критике метафизическое извращение марксистской формулы о полном соответствии производственных отношений характеру производительных сил и показал, как следует диалектически понимать эту формулу.

Содержание определяет форму. Содержание — производительные силы являются наиболее подвижным и революционным элементом производства. Содержание — производительные силы идут впереди производственных отношений — формы и при социализме. Форма — производственные отношения спустя лишь некоторое время преобразуется применительно к характеру производительных сил — содержанию. Такова диалектика взаимодействия между производительными силами и производственными отношениями при социализме.

Необходимо остановиться ещё на одной, и очень важной, особенности взаимосвязи формы и содержания в условиях социалистического общества.

В отличие от общества, разделённого на враждебные классы, в котором переход от старого качества к новому происходит путём взрыва, при социализме, как показал товарищ Сталин, действуют другие закономерности. Здесь перевороты совершаются не путём взрывов, т. е. не путём свержения существующей власти и создания новой власти, а путём постепенного перехода от старого к новому. И если в обществе, учит товарищ Сталин, разделённом на враждебные классы, старая форма начисто и насильственно уничтожается и заменяется новой формой, соответствующей новому содержанию, то в условиях развития социалистического общества, в котором нет враждебных классов, переход от одного качественного состояния к другому происходит постепенно. И старое не просто отменяется начисто, как это имеет место в классово-антагонистическом обществе, а меняет свою природу применительно к новому, сохраняя лишь свою форму. Новое не просто уничтожает старое, а проникает в старое, меняет его природу, его функции, не ломая его форму, а используя её. Например, государственный банк, созданный капиталистическим государством, после захвата власти пролетариатом и его национализации, теряя свои старые функции и приобретая новые, сохранил старую форму, используемую социалистическим строем.

Так же обстоит дело с товарами и деньгами в социалистическом обществе.

Средства производства при социализме не являются товарами, они потеряли свойства товаров и сохранили лишь внешнюю оболочку товаров. Лишь в области внешнеторгового оборота средства производства и по форме и по содержанию являются товарами.

Деньги при социализме также потеряли свои старые функции и приобрели новые, сохранив лишь старую форму, используемую социалистическим обществом.

Так старые экономические категории, их форма, используются в социалистическом обществе.

Таковы многообразные диалектические взаимоотношения между формой и содержанием, познаваемые и используемые в борьбе за социализм и коммунизм.

 

Значение диалектического учения о борьбе противоположностей для практической деятельности коммунистических партий

 

Гениальный труд товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме» является замечательным образцом сочетания общетеоретических положений диалектического и исторического материализма и революционных практических выводов из этих положений. В классических определениях основных черт марксистского диалектического метода, в частности закона развития путём борьбы противоположностей, товарищ Сталин вскрывает внутреннюю связь между теоретическими положениями марксизма-ленинизма и практическими задачами, стоящими перед партией коммунистов, рабочим классом и всем прогрессивным человечеством.

«Если развитие, — пишет товарищ Сталин, — происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий,-в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.

Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца.

Значит, чтобы не ошибиться: в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 580).

История развития революционного движения пролетариата, история борьбы Коммунистической партии за свержение капитализма, установление диктатуры пролетариата и строительство социализма даёт многочисленные примеры, показывающие огромное практическое значение диалектического закона борьбы противоположностей в общественной жизни.

В. И. Ленин и И. В. Сталин, практически применяя закон борьбы противоположностей, раскрывали сущность самых противоречивых общественных явлений, самых сложных конкретно-исторических ситуаций и всегда, находили единственно правильное и последовательно революционное решение.

В.И. Ленин и И. В. Сталин, практически применяя этот универсальный и наиболее глубокий закон марксистской диалектики, установили, что в борьбе двух противоположных, антагонистических классов — пролетариата и буржуазии — наиболее опасной является соглашательская политика реформистов и оппортунистов, ибо линия соглашения пролетариата, с буржуазией, линия реформизма, в какой бы форме она ни проявлялась, открытой или скрытой, есть линия, предательства: интересов, рабочего класса, есть линия защиты и сохранения капиталистического строя.

Товарищ Сталин учит, что без разгрома соглашательских партий, действующих в рядах рабочего класса и толкающих отсталые слои рабочего класса в объятия буржуазии, невозможна, победа пролетарской революции, строительство социализма.

Партия рабочего класса не может выполнить роль организатора и руководителя пролетарской революции, роль строителя нового, социалистического общества без непримиримой борьбы с. оппортунистами, с различными капитулянтскими группами в своих рядах, без ликвидации этих групп.

История развития Коммунистической партии СССР, история развития коммунистических партий стран народной демократии показала, что различные оппортунистические группы внутри партии, борясь с марксистско-ленинскими принципами партии, борясь против партии, кончали тем же, что и представители мелкобуржуазных партий, и становились шпионами, вредителями, убийцами, диверсантами, изменниками Родины.

Так произошло с меньшевиками, эсерами, с троцкистами, бухаринцами, буржуазными националистами в нашей стране.

Эти гнусные предатели и изменники ждали военного нападения на Советский Союз, чтобы нанести Советскому государству удар в спину. Разгромив троцкистско-бухаринское подполье, партия тем самым своевременно уничтожила всякую возможность появления в СССР «пятой колонны». «Единство рядов партии, — указывал в докладе на XIX съезде Г. М. Маленков, — явилось решающим условием победы советского народа в Великой Отечественной войне». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 81).

К фашизму и кровавым преступлениям против югославского народа и свободолюбивых народов других стран пришла банда Тито — Ранковича в Югославии. К подлой роли агентов американской и английской разведок скатились и ничтожные группки предателей рабочего класса в коммунистических партиях Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Польши и других стран.

Предательство клики Тито, процессы Райка, Костова, Сланского и других презренных лакеев империализма показывают, что троцкистские, буржуазно-националистические и другие вражеские элементы, пробравшиеся в коммунистические партии, являются ныне шпионско-диверсионной агентурой американо-английских империалистов.

Опыт коммунистических и рабочих партий всех стран учит, что непримиримая классовая пролетарская политика, беспощадная борьба е реформизмом и оппортунизмом, всемерное повышение бдительности в своих рядах являются законом развития революционного движения. Без умения распознавать и обезвреживать агентов империализма, каким бы флагом они ни прикрывались, без революционной бдительности, без развёртывания критики и самокритики нельзя вести борьбу за мир, демократию и социализм.

Великий закон марксистской диалектики, говорящий о борьбе противоположностей, о преодолении противоречий, умело применяемый в практической деятельности, служит коммунистическим партиям всех стран острейшим оружием в их борьбе с буржуазией и её агентурой.

Если марксистский диалектический метод учит, что источником и движущей силой поступательного развития является борьба между новым и старым, то из этого теоретического положения марксистской диалектики следует важнейший практический вывод, что борьба между новым и старым является одной из многогранных форм проявления борьбы противоположностей, что борьба между новым и старым в конечном счёте приводит к победе нового над старым. Следовательно, чтобы не ошибиться в политике и в науке, необходимо ориентироваться на новое, прогрессивное, на растущее и развивающееся, пусть пока ещё и не обладающее большим удельным весом в жизни. Необходимо оценивать настоящее с точки зрения его будущего развития, ибо «неодолимо только то, что возникает и развивается». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 576).

Марксистско-ленинское учение о развитии как борьбе противоположностей идейно вооружает трудящихся и эксплуатируемых всего мира, освещает сотням миллионов людей путь к освобождению от капиталистического рабства, путь к торжеству демократии для народа, к торжеству социализма, к установлению мира между народами.

Мастерски владея могучим оружием познания и преобразования действительности — марксистской диалектикой, постоянно оттачивая это оружие, Коммунистическая партия победоносно ведёт советский народ к коммунизму. Коммунистическая партия воспитывает советских людей в духе бодрости, и уверенности в победе коммунизма, воспитывает в советских людях готовность и умение, преодолевать любые трудности, любые препятствия стоящие на пути.

XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза, ещё раз продемонстрировал всему миру самую характерную черту внутреннего состояния партии, внутренней жизни партии — её единство, завоёванное в ожесточённой борьбе с врагами ленинизма. Непоколебимой сплочённостью своих рядов партия обязана, величайшим гениям человечества Ленину и Сталину.

Г. М. Маленков на траурном митинге 9 марта 1953 г. на Красной площади в день похорон Иосифа Виссарионовича Сталина, говорил:

«Ленин и Сталин создали и закалили нашу партию, как великую преобразующую силу общества. Товарищ Сталин всю свою жизнь учил тому, что нет ничего выше звания члена Коммунистической партии. В упорной борьбе с врагами товарищ. Сталин отстоял единство, монолитность и сплочённость, рядов: нашей партии.

Наша священная, обязанность состоит в том, чтобы и дальше укреплять великую Коммунистическую партию. Сила и непобедимость нашей партии в единстве и сплочённости её рядов, в. единстве воли и действия, в умении членов партии слить свою волю с волей и желаниями партии. Сила и непобедимость нашей партии — в неразрывной связи с народными массами. Основа единства партии и народа — неизменное служение партии интересам народа. Мы должны как зеницу ока хранить единство партии, ещё больше укреплять неразрывные связи партии с народом, воспитывать коммунистов и всех трудящихся в духе высокой политической бдительности, в духе непримиримости и твёрдости в борьбе с внутренними и внешними врагами». (Г.М. Маленков, Речь на траурном митинге в день похорон Иосифа Виссарионовича Сталина, Госполитиздат, 1953, стр. 10-11).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.