Материальность мира и закономерности его развития

МАТЕРИАЛЬНОСТЬ МИРА И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ЕГО РАЗВИТИЯ

Н.Ф. Овчинников

Марксистский философский материализм даёт научное, материалистическое истолкование явлений природы и общества. В своей основе марксистский философский материализм прямо противоположен философскому идеализму, всем его разновидностям.

В работе «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин, характеризуя марксистский философский материализм, формулирует его основные черты, в которых раскрывает содержание материалистической теории как органической составной части диалектического материализма — мировоззрения марксистско-ленинской партии.

Товарищ Сталин даёт классическую формулировку первой основной черты марксистского философского материализма: «В противоположность идеализму, который считает мир воплощением «абсолютной идеи», «мирового духа», «сознания», — философский материализм Маркса исходит из того, что мир по природе своей материален, что многообразные явления в мире представляют различные виды движущейся материи, что взаимная связь и взаимная обусловленность явлений, устанавливаемые диалектическим методом, представляют закономерности развития движущейся материи, что мир развивается по законам движения материи и не нуждается ни в каком «мировом духе»». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 580-581).

На протяжении всей истории философии вопрос о материальности мира был и остаётся предметом ожесточённой борьбы материализма с идеализмом. Идеализм стремится свести многообразие явлений мира к некоему духовному началу — «абсолютной идее», «сознанию», «ощущениям» и т. п.

Основной вопрос философии, вокруг которого идёт непримиримая борьба материализма с идеализмом, есть вопрос о взаимоотношении бытия и мышления, материи и сознания. Первая черта марксистского философского материализма, говорящая о материальности мира и объективности закономерностей его развития, является основой материалистического решения главного вопроса философии — вопроса о первичности материи и вторичности сознания.

Первая черта марксистского философского материализма включает вопрос о единстве мира, марксистско-ленинское учение о материи, об объективности форм существования материи — движения, пространства, времени. Взаимная связь и взаимообусловленность явлений рассматриваются, таким образом, как закономерности развития движущейся материи, присущие самому материальному миру, независимо от нашего сознания.

 

Единство мира — в его материальности

 

Марксистский философский материализм, настаивая на объективном существовании мира, подчёркивает его единство. Единство мира состоит в его материальности. Только движущаяся материя является основой и источником всего существующего. В мире нет ничего, кроме движущейся материи в её многообразных проявлениях.

Бесчисленные явления окружающего нас мира имеют единую материальную природу, они проистекают из движения самой материи и не нуждаются ни в каких посторонних материи «духовных» силах. Само сознание рассматривается как продукт материи, которая в своём развитии достигает такой высокой степени организации, что порождает сознание.

Марксистский философский материализм, показывая, что мир по природе своей материален, прямо противоположен идеализму, который считает мир воплощением «абсолютной идеи», «мирового духа», «сознания» и т. п. В этом сведении всех многообразных явлений к «абсолютной идее», «мировому духу», «сознанию» идеализм усматривает единство мира. Для идеалистов мир по природе своей идеален, он нуждается якобы для своего существования в особых, нематериальных силах.

В противоположность идеалистическому монизму марксистская философия кладёт в основу своей материалистической теории признание единого материального начала всех вещей и процессов окружающего нас мира. Отвечая на вопрос о том, каков мир по своей природе, марксистская философия выдвигает основное материалистическое положение — мир по природе своей материален.

Будучи в своей основе прямо противоположным идеализму, марксистский философский материализм решительно отметает и все дуалистические философские построения, исходящие из признания двух начал — духовного и материального. Марксистский философский материализм наиболее последовательно и глубоко проводит материалистический монизм, идею материального единства мира.

И. В. Сталин в своей работе «Анархизм или социализм?» подчёркивает, что природа едина и неделима. Но, будучи единой и неделимой, она существует в двух различных формах — в материальной и идеальной. Однако обе эти формы есть лишь проявление единой материи. В противоположность дуалистам, которые разрывают идеальное и материальное, отрицают их тесную связь, И. В. Сталин подчёркивает монизм материалистической теории. «Единая и неделимая природа, — говорит товарищ Сталин, — выраженная в двух различных формах — в материальной и идеальной; единая и неделимая общественная жизнь, выраженная в двух различных формах — в материальной и идеальной, — вот как мы должны смотреть на развитие природы и общественной жизни.

Таков монизм материалистической теории». (И.В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 312-313).

Материалистическая философия всегда опиралась и опирается на развитие естественнонаучных знаний. Недостаточный уровень развития науки и классовая ограниченность философов-материалистов прошлого, созерцательный и метафизический характер их материализма, их неспособность последовательно распространить материалистическое мировоззрение на область общественных явлений обусловили ограниченность домарксовского материализма в трактовке им материального единства мира.

Древние материалисты, например, пытались свести все многообразные виды материи к какому-либо частному, конкретному её виду и проявлению (огню, воздуху, воде и т. п.). Первоначальный, стихийный материализм древних ищет единство природы «...в чем-то определенно-телесном, в чем-то особенном, как Фалес в воде». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 147).

В XVII—XVIII веках, в эпоху господства механицизма, философы-материалисты представляли материю в виде неизменных, бескачественных атомов, движение которых подчиняется законам механики. Метафизический и вместе с тем механический материализм домарксовской философии усматривал доказательство материального единства мира в предполагаемой им возможности сведения всех многообразных явлений природы к простому механическому движению материальных тел.

В процессе развития естествознания были открыты и изучены новые, качественно своеобразные формы движения материи. Обнаружилась невозможность сведения электромагнитных, химических, биологических и других явлений материального мира к явлениям механическим. Всё это привело к необходимости по-новому, в соответствии с новыми достижениями науки, обосновать идею материального единства мира.

Решая эту историческую задачу, К. Маркс и Ф, Энгельс создали монистическую материалистическую философию, исходящую из единого принципа объяснения всех явлений природы и общества.

Разрабатывая диалектический материализм, Маркс и Энгельс обосновали понимание единства мира, опираясь на всю историю науки и в особенности на великие открытия естествознания в XIX веке. Маркс и Энгельс нанесли сокрушительный удар по идеализму, по идеалистическим попыткам искать единство мира в некоем «духовном» начале или выводить его из объединяющей способности человеческого мышления.

Подвергая критике Дюринга, Энгельс показывает, что признание самого факта существования, факта бытия мира ещё далеко не достаточно для решения вопроса о единстве мира. Единство мира не может состоять просто в бытии, ибо в понятие бытия можно вложить различное (в том числе и идеалистическое) содержание.

Энгельс показывает, что подлинное единство мира состоит в его материальности и что материальность мира доказывается всем длинным и трудным развитием философии и естествознания. (См. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 42).

Опираясь на данные современной ему науки, Энгельс показал, что естествознание всё больше и больше раскрывает единство всех процессов природы. Закон сохранения и превращения энергии вскрыл неразрывную связь различных физических явлений. Открытие клетки послужило доказательством единства растительных и животных организмов. Дарвиновская теория открыла общие законы эволюции организмов, показала, что все существующие живые организмы возникли в результате естественного процесса и не нуждаются для объяснения своего происхождения в наличии какой-либо божественной силы.

В новых исторических условиях в связи с революцией в естествознании в конце XIX и начале XX века В. И. Ленин на новом естественнонаучном материале обосновывает идею материального единства мира. Развивая положение Энгельса о единстве мира, В. И. Ленин говорит: «Энгельс показал на примере Дюринга, что сколько-нибудь последовательная философия может выводить единство мира либо из мышления, — тогда она беспомощна против спиритуализма и фидеизма... и аргументы такой философии неизбежно сводятся к мошенническим фразам, — либо из той объективной реальности, которая существует вне нас, давным-давно называется в гносеологии материей и изучается естествознанием». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 160).

Опираясь на данные современной ему науки, В. И. Ленин связывает положение о единстве мира с принципом развития материи.

«...Всеобщий принцип развития, — говорит Ленин, — надо соединить, связать, совместить с всеобщим принципом единства мира, природы, движения, материи еtс.». (В.И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 239).

Единство мира проявляется в развитии взаимосвязанных и взаимодействующих вещей и явлений объективной действительности. И. В. Сталин связывает первую черту марксистского диалектического метода непосредственно с первой чертой марксистского философского материализма, с положением о материальном единстве мира, показывая, что взаимная связь и обусловленность явлений, устанавливаемые диалектическим методом, представляют объективные закономерности развития движущейся материи.

Современная наука всем своим фактическим содержанием подтверждает положение о материальном единстве мира. Современная астрономия показывает, что Земля является одной из планет солнечной системы. Небесные тела — планеты, кометы, астероиды — подчинены тем же законам движения, что и движение Земли. В условиях нашей земной поверхности действуют те же законы, что и во всей солнечной системе. Явление падения камня, например, происходит под влиянием той же силы тяготения, которая обусловливает закономерности движения планет вокруг Солнца.

Современная астрономия показала не только единство закономерностей движения небесных тел, но при помощи спектрального анализа и других современных научных методов доказала также и единство их химического состава.

Выяснено, что на всех известных астрономии небесных телах нет ни одного химического элемента, которого не было бы на Земле. Установлено также, что метеориты, падающие на Землю, состоят из тех же химических элементов, что и наша Земля.

Если бы наука и открыла новые и неизвестные до сих пор химические элементы на небесных телах, то это нисколько не поколебало бы принципа материального единства мира и означало бы лишь расширение наших знаний о строении материи. Современная наука располагает достаточными средствами для того, чтобы выяснить конкретные физико-химические условия существования элементов и всегда сможет или найти вновь открытые элементы на Земле, или получить их искусственно в лабораторных условиях.

Единство мира проявляется также в том, что законы построения атомов химических элементов в существенных своих чертах всюду одинаковы.

Современная физика выяснила строение атомов химических элементов и показала, что они могут превращаться друг в друга. Периодической системой Менделеева было установлено, что разнообразные химические элементы объединены единым законом, который управляет их изменением и превращением друг в друга. В этом изменении химических элементов ясно обнаруживается материальное единство мира, ибо сам факт взаимопревращения материальных объектов говорит о том, что в основе всех этих превращений лежит единая материя.

Всё неисчерпаемое многообразие различных видов материи и различных форм её движения представляет единую закономерную систему, в которой естествознание обнаруживает не только специфические законы, но и общие законы движения. Таким законом, имеющим общий характер, является, например, закон сохранения и превращения энергии, который В. И. Ленин называет «установлением основных положений материализма...». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 318). Этот закон показывает, что различные физические явления (электричество, теплота, механическое движение и т. п.) раскрываются как специфические формы движения единой в своей основе материи, ибо эти формы обнаруживают вечные, непрестанные качественные превращения при количественном сохранении материального движения.

Закон сохранения и превращения энергии остаётся в силе и в области биологических явлений. К. А. Тимирязев своими работами по фотосинтезу растений доказал применимость этого закона к растениям. Тем самым он показал, что закон сохранения и превращения энергии справедлив как в неорганическом, так и в органическом мире. Это открытие нанесло решительный удар идеалистическим представлениям о различного рода «жизненных силах», якобы управляющих развитием живых организмов.

Мичуринская биология показала, что развитие живых организмов не нуждается ни в какой духовной силе, ни в каком нематериальном «наследственном веществе». Специфические, качественные особенности организмов заключаются в их способности требовать определённых, необходимых для их жизни условий, в их свойстве определённым образом реагировать на эти условия и ассимилировать (усваивать) их. Живые организмы существуют в неразрывном единстве с внешними условиями, включающими в себя неживую природу, и представляют собой единство определённой органической формы и условий существования.

Создавая материалистическое учение о высшей нервной деятельности, И. П. Павлов исходил из важнейшего положения биологии о неразрывном единстве внешней среды и самого организма. Используя историческую ограниченность естественнонаучных знаний о сложнейшей деятельности головного мозга человека, реакционная идеалистическая философия стремилась доказать, что мыслительная деятельность человека якобы совершенно не связана с материальными процессами, протекающими в мозгу. И. П. Павлов своими классическими исследованиями безусловных и условных рефлексов показал, что мыслительные процессы тесно связаны с физиологическими процессами, протекающими в коре больших полушарий головного мозга. Работы И. П. Павлова решительно отметают попытки идеализма рассматривать мыслительные процессы в отрыве от материи. Все результаты исследований И. П. Павлова служат прекрасным подтверждением замечательного ленинского положения о том, что мысль есть функция материального органа — мозга.

Марксизм, создав науку о законах общественного развития, распространил идею материального единства мира на область общественных явлений.

В основу понимания всех общественных явлений марксизм положил анализ материальных условий жизни общества, анализ исторически определённого способа производства материальных благ. Лишь материалистическое понимание истории превратило социологию в науку, впервые в истории человечества позволило научно объяснить, самые различные общественные явления — от особенностей производства до языка и различных форм общественного сознания.

Единство мира предполагает определённое качественное своеобразие единых в своей основе материальных объектов. Обнаружение единства мира не должно состоять в попытках сведения качественного многообразия материи к какой-либо бескачественной основе. Такие попытки, как уже отмечалось, типичны для механического и вместе с тем метафизического понимания природы. Единство мира обнаруживается в закономерностях, присущих самим материальным объектам, в их взаимопревращениях, в единстве качественно своеобразных материальных объектов с окружающими условиями, в наличии наиболее общих законов, справедливых для самых различных областей материального мира.

Материальность мира доказывается не простой ссылкой на отдельные конкретные данные естествознания. Эти данные, взятые сами по себе, служат лишь иллюстрацией единства мира. Только вся общественно-историческая практика человечества, вся история человеческого познания убеждает нас в материальности мира. Вся история естествознания, вся совокупность данных современной науки и вся повседневная практика людей служат обоснованием материалистического мировоззрения.

 

Марксистско-ленинское понятие материи

 

Понятие материи является основным понятием марксистского философского материализма. В противоположность идеализму, отрицающему материальность мира, марксистский философский материализм кладёт в основу понимания действительности признание объективной реальности, существующей вне человеческого сознания и независимо от него.

Философское понятие материи было выработано в результате длительного исторического развития познания закономерностей природы и общества.

Само слово «материя» происходит от латинского слова «materia», что означает материал для построек. В древности имело место наивное представление о мире, согласно которому всё существующее построено из какого-либо одного конкретного вещества природы. Фалес, например, учил, что вода является первоначалом и первоосновой всего существующего.

В ходе дальнейшего развития материалистического мировоззрения вырабатывается более общее понятие материи как чего-то противоположного явлениям сознания. В связи с господством механистических воззрений материя обычно мыслилась как косное, пассивное начало, приводимое в движение посторонними, внешними по отношению к материи силами. Часто вопрос о причинах движения материи замалчивался, обходился, оставлялся открытым.

Маркс и Энгельс, создавая диалектический материализм, преодолели историческую ограниченность метафизических представлений о материи, характерных для всей предшествующей материалистической философии. Они показали, что сама материя содержит в себе источник движения.

Маркс и Энгельс обосновали положение, что сознание есть продукт развития материи, функция особым образом организованной материи. Маркс писал: «Нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит. Материя является субъектом всех изменений». (См. Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, Госполитиздат, 1952, стр. 9). «...Наше сознание и мышление, — говорил Энгельс, — каким бы сверхчувственным оно ни казалось, является продуктом вещественного, телесного органа, мозга». (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, 1952, стр. 19).

Понятие материи выражает прежде всего наиболее общее «свойство» всех вещей — быть объективной реальностью, существовать вне и независимо от нашего сознания. Слово «материя», говорит Энгельс, это не более, как сокращение, в котором мы охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно воспринимаемых вещей. (См. Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 187).

Развивая философский материализм Маркса и Энгельса, В. И. Ленин даёт более полное определение материи: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 117); «...материя есть то, что, действуя на наши органы чувств, производит ощущение; материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении, и т. п.». (Там же, стр. 133).

Определяя материю как объективную реальность, данную нам в ощущениях, Ленин направляет удар против всех разновидностей идеализма, так или иначе отрицающих существование объективной реальности, материи, или отвергающих возможность её познания.

В конце XIX и начале XX века развитие физики принесло поистине революционные открытия: открытие явления радиоактивности, обнаружение сложного строения атома, доказательство изменчивости массы электрона в зависимости от изменения скорости его движения и т. д.

Искажая подлинный смысл новых открытий, махисты использовали трудности развития физики для обоснования своей субъективно-идеалистической философии.

Новые открытия были истолкованы ими как доказательство «исчезновения материи».

Отрицание основного понятия философского материализма — понятия материи — привело к кризису физики. В. И. Ленин указывал, что «в философском отношении суть «кризиса современной физики» состоит в том, что старая физика видела в своих теориях «реальное познание материального мира», т. е. отражение объективной реальности. Новое течение в физике видит в теории только символы, знаки, отметки для практики, т. е. отрицает существование объективной реальности, независимой от нашего сознания и отражаемой им». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 243). «Суть кризиса современной физики состоит в ломке старых законов и основных принципов, в отбрасывании объективной реальности вне сознания, т. е. в замене материализма идеализмом и агностицизмом». (Там же, стр. 245).

В действительности новые открытия ни в какой мере не означали и не означают «исчезновения материи» как объективной реальности, существующей вне и независимо от нас. Более того, новые открытия в физике говорят о том, что наука вновь подтвердила факт объективного существования материи, ибо она сделала новый крупный шаг по пути изучения строения материи, ещё полнее и глубже раскрыла её свойства, её закономерности.

Махисты пытались использовать и другую особенность развития физики для нападения на понятие материи. Физика конца XIX и начала XX века стала всё шире применять в своих теоретических исследованиях математический метод; физические теории получали абстрактную математическую формулировку в виде системы определённых уравнений, законов, выраженных математическими формулами, и т. п. Теоретическая физика стала по преимуществу математической физикой. Это проникновение математики в физику и было истолковано идеалистами как новое якобы доказательство «исчезновения материи». «Крупный успех естествознания, — писал Ленин, — приближение к таким однородным и простым элементам материи, законы движения которых допускают математическую обработку, порождает забвение материи математиками: «Материя исчезает», остаются одни уравнения». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 294).

В действительности, как показал Ленин, математические уравнения, входящие в физические теории, не «устраняют» материи, а лишь позволяют точнее отобразить движение материи. Всякая подлинно научная абстракция глубже и полнее отражает природу, чем простое созерцание, ибо с помощью абстракций наука вскрывает самое существенное в вещах и процессах объективного мира.

Современная реакционная идеалистическая философия нападает на основное понятие марксистского философского материализма — на понятие материи. Борясь против понятия материи, философские реакционеры стремятся подорвать самую основу научного знания, выступают как откровенные враги науки. Реакционный английский философ Б. Рассел толкует материю как простой способ группировки наблюдаемых явлений. Он утверждает, что, например, «элементарные» частицы, атомы, молекулы и другие объекты, изучаемые наукой, являются лишь логическими структурами, а не материальными, телами.

Так современные реакционеры от философии проводят далеко не новую идеалистическую линию, отрицания материи. Они повторяют приёмы субъективного идеалиста епископа Беркли, который поучал, что, нужно устранить из науки понятие материи — этот краеугольный камень материализма. Новейшие «физические», идеалисты повторяют махистские приёмы критики материализма, давно разоблачённые В. И. Лениным в его книге «Материализм и эмпириокритицизм». Подвергая махистов, уничтожающей критике, Ленин писал: «Отрицание материи ими есть давным-давно известное решение теоретико-познавательных вопросов в смысле отрицания внешнего, объективного источника наших ощущений, объективной реальности, соответствующей нашим ощущениям». (Там же, стр. 132-133).

Ленинское понимание, материи, развитое в книге «Материализм и эмпириокритицизм», имеет громадное значение для всего современного естествознания, для теоретического обобщения новейших достижений науки.

Естествознание изучает именно ту существующую вне человеческого сознания объективную реальность, которая в гносеологии называется материей.

Поэтому понятие материи является не только основным понятием марксистского философского материализма, но и важнейшим исходным понятием естествознания. Наука превратилась бы в бессодержательную игру ума, если бы она не руководствовалась сознательным или бессознательным признанием объективной реальности, отражаемой в понятиях и законах науки. Материя неисчерпаема, бесконечна по своим формам и проявлениям. На основе относительно низших форм её развития возникают всё более и более сложные формы материи со своими особыми закономерностями. Никакая наука не может развиваться, если она не отражает в своих понятиях и законах те или иные конкретные стороны развивающейся материи. Подлинная наука не конструирует произвольных схем, а обращается к самой материальной действительности, проверяя на практике правильность своих теорий.

Марксистско-ленинское понятие материи имеет решающее значение не только в области естествознания, но и в области общественных наук.

Признание материальности мира является важнейшим условием подлинно научного подхода и к изучению законов природы и к изучению законов общественной жизни.

В нашей философской научно-популярной литературе имело место деление понятия материи на философское и так называемое «естественнонаучное» понятие. Такое деление в корне неверно.

Нет двух понятий материи — философского и «естественнонаучного». Есть одно марксистско-ленинское философское понятие материи, которое лежит в основе всех отдельных областей науки, изучающих различные стороны, свойства или виды материи и её движения.

Физико-химические науки, например, изучают строение материи, раскрывают те закономерности, которым подчиняются известные в настоящее время её структурные формы — макроскопические тела, молекулы, атомы, «элементарные» частицы. Эти науки исследуют самые разнообразные свойства структурных форм материи, вскрывают их связь и взаимопереходы, их развитие и в соответствии с тем или иным уровнем развития науки дают более или менее цельную картину физико-химического строения материи.

Однако эти представления о строении материи и её отдельных конкретных свойствах, изучаемых естествознанием, нельзя отождествлять с философским понятием материи, которое включает в себя всю объективную реальность с её бесконечно разнообразными видами, бесчисленными свойствами. Нельзя, например, отождествлять понятие массы, которая является одним из существенных свойств любого материального объекта, с понятием материи. Материалистически решая основной вопрос философии, необходимо видеть различие между конкретными данными о свойствах отдельных видов материи и философским вопросом об отношении мышления к бытию.

«Материализм и идеализм, — пишет В. И. Ленин, — различаются тем или иным решением вопроса об источнике нашего познания, об отношении познания (и «психического» вообще) к физическому миру, а вопрос о строении материи, об атомах и электронах есть вопрос, касающийся только этого «физического мира»». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 246-247).

Естественнонаучные представления о строении материи отнюдь не безразличны для философского материализма. Энгельс указывал, что «материализму приходится принимать новый вид с каждым новым великим открытием, составляющим эпоху в естествознании». В. И. Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм» материалистически обобщил достижения естествознания за период после смерти Энгельса. Отсюда ясно, что нельзя отрывать марксистско-ленинское философское понятие материи от естественнонаучных представлений о её строении, формах её существования и т. д. Отрыв этот может привести к отрыву философии от естествознания. Между тем естествознание, исследуя многообразные свойства материи, раскрывая её закономерности, доказывает истинность материалистического учения и является гранитным фундаментом материализма.

Развитие естественнонаучных знаний о строении, свойствах, закономерностях, присущих материи, даёт всё более и более богатый материал для подтверждения истинности марксистско-ленинского учения о материи, о формах её существования.

Для того чтобы глубже понять ленинско-сталинские формулировки положений диалектического материализма, необходимо хотя бы вкратце познакомиться с современными представлениями о строении материи.

 

Современные представления о строении материи

 

Вся история науки показывает, что наши знания о свойствах материи, о её строении развиваются, обогащаются и углубляются.

Ещё Левкипп и Демокрит полагали, что обычные видимые тела, обладающие самыми различными свойствами, состоят из невидимых атомов, разнообразные сочетания и сцепления которых и образуют всё многообразие окружающего мира. Сами атомы, согласно Демокриту, абсолютно неделимы и просты. Они различаются между собой только по величине, форме и положению.

Эти первоначальные атомистические представления были лишь гениальными догадками о строении материи. Естественнонаучная атомистическая теория строения материи впервые стала разрабатываться в трудах великого русского учёного М: В. Ломоносова. Он впервые в истории науки применил атомистическую гипотезу к объяснению химических свойств и строения различных веществ и к изучению разнообразных физических явлений.

В ходе дальнейшего развития науки атомистические представления о строении материи развивались и уточнялись. Было установлено, что атомы могут соединяться в молекулы, представляющие собой относительно прочные образования, составленные из нескольких (часто очень большого числа) атомов. Большое значение в разработке химической атомистики, имели труды Дальтона. Теорию химического строения сложных молекул впервые детально разработал русский химик А. М. Бутлеров.

Огромную роль в развитии научной атомистики сыграл великий русский учёный Д. И. Менделеев. Периодический закон химических элементов, открытый Д. И. Менделеевым, служит основой всего современного учения о строении материи.

Каждый химический элемент представляет собой совокупность однородных атомов, имеющих вполне определённые свойства. После открытия периодического закона химические элементы нельзя уже рассматривать как отдельные, ничем не связанные, абсолютно самостоятельные виды материи: они предстали как определённая закономерная система качественно различных видов единой материи. Известные в настоящее время химические элементы, грубо говоря, образуют в результате различных соединений всё многообразие веществ окружающего нас мира.

В эпоху открытия периодического закона физика ещё не проникла внутрь атома. Атом ещё представлялся неделимой частицей материи. Однако периодический закон Менделеева уже тогда фактически содержал в себе признание изменчивости химических элементов, свидетельствовал об их взаимосвязи.

Процесс взаимопревращений атомов химических элементов, экспериментально открытый современной физикой, помог проникнуть внутрь атома, обнаружить его сложную структуру.

Крупные открытия в области физики, изменившие прежние представления о неизменности атомов, начались в конце XIX века. В этот период было установлено существование отрицательно заряженной частицы — электрона. В 1896 году французским физиком Беккерелем было открыто явление радиоактивности. Было установлено, что радиоактивные элементы испускают так называемые альфа-лучи, представляющие собой, как потом выяснилось, ядра атома гелия, бета-лучи, являющиеся потоком электронов, и гамма-лучи, представляющие собой электромагнитное излучение с большей энергией.

Детальное изучение радиоактивных явлений показало, что процесс испускания альфа- и бета-лучей сопровождается превращением первоначального радиоактивного химического элемента в другой химический элемент.

Физика раскрыла закономерности перехода одного химического элемента в другой, обнаружив, что излучение альфа-частицы уменьшает порядковый номер элемента на две единицы и, следовательно, смещает его в периодической системе Менделеева на два номера влево. Излучение бета-частиц (электронов) увеличивает порядковый номер элемента на единицу и, следовательно, смещает его на один номер вправо.

На основе экспериментальных и теоретических исследований была создана новая теория строения атома. Согласно этой теории, атом любого химического элемента представляет собой сложное образование, состоящее из тяжёлого положительно заряженного ядра и обращающихся вокруг ядра электронов. Ядро простейшего атома — атома водорода, состоящее из одной частицы, получило название протона.

Движение электронов в атоме происходит по особым, квантовым, закономерностям, отличающимся от закономерностей прежней, так называемой классической физики. В частности было установлено, что электроны в атоме имеют не непрерывный, а только дискретный ряд значений энергии. В соответствии с этим атомы испускают свет (излучение) не непрерывно, а определёнными дискретными порциями (квантами).

Процессы излучения и поглощения света затрагивают только внешнюю оболочку атома, состоящую из электронов. То же самое можно сказать и о химических изменениях, происходящих с различными химическими элементами. Только радиоактивные превращения атомов касаются более глубоких изменений, изменений самого ядра атома. Превращение одного вида атомов в другой, соответственно превращение одного химического элемента в другой химический элемент происходит вследствие перестройки ядер атомов.

В 1932 году была открыта частица, имеющая массу, близкую по величине к массе протона, но совсем не имеющая электрического заряда. Эта частица получила название нейтрона. Советскими физиками была предложена протонно-нейтронная модель атомного ядра. Согласно этой модели, признанной в настоящее время всей наукой, ядро любого атома состоит из двух видов тяжёлых частиц: протонов и нейтронов. Величина положительного заряда ядра определяется числом протонов в ядре. Масса ядра, выражаемая его массовым числом, определяется количеством протонов и нейтронов, вместе взятых. Протоны и нейтроны, составляющие ядро, связаны особыми ядерными силами, значительно превосходящими по своей величине известные до сих пор физике силы электрического притяжения и силы ньютоновского тяготения.

Природа ядерных сил ещё не раскрыта современной наукой. Но имеются известные соображения, заставляющие предполагать, что очень большую роль в механизме ядерных взаимодействий играют особые частицы — мезоны, имеющие массу, среднюю по величине между массой электрона и массой протона. Мезоны были открыты в 1937 году при изучении космических лучей.

При детальном исследовании энергетической стороны бета-излучения (излучение электронов из ядра атома) возникли трудности, связанные с применением закона сохранения и превращения энергии. Некоторые буржуазные физики пытались использовать возникшие трудности для того, чтобы поставить под сомнение этот основной закон современного естествознания. Однако физика преодолела эти трудности и в процессе их преодоления пришла к открытию новой частицы — нейтрино, не имеющей заряда и обладающей очень малой массой. Решающее значение в этом открытии сыграло убеждение в истинности закона сохранения и превращения энергии. Так развитие самой науки отмело все идеалистические попытки отрицать применимость закона сохранения и превращения энергии к атомным явлениям.

В 1932 году в космических лучах была открыта еще одна материальная частица, обладающая массой, равной массе электрона, и несущая положительный заряд. Эта частица получила название позитрона. Оказалось, что позитрон может испускаться атомами радиоактивных элементов. Согласно современным представлениям, возникновение позитрона в процессе бета-распада происходят в результате внутриядерного превращения протона в нейтрон.

Современная физика открыла замечательное явление: превращение пары частиц — позитрона и электрона — в гамма-кванты, или, иначе, — гамма-фотоны. Исследован и обратный процесс превращения жёстких фотонов в пару — позитрон и электрон. Открытие этих явлений, названных буржуазными физиками «аннигиляция» (уничтожение) электрона и позитрона и «материализация» фотона, означает в действительности обнаружение факта качественного превращения различных материальных объектов.

Таким образом, современной науке известны следующие материальные частицы, получившие название «элементарных» частиц: протоны, нейтроны, электроны, позитроны, мезоны (положительные, отрицательные и, возможно, нейтральные), нейтрино, фотоны. Атомы, казавшиеся ранее простыми, неделимыми образованиями, обнаружили очень сложное строение. Ядро атома состоит из протонов и нейтронов. На сравнительно большом расстоянии от ядра обращается некоторое число электронов, равное числу протонов в ядре атома. Внутри ядра имеют место особые, колоссальные по величине силы связи между протонами и нейтронами. Важную роль во взаимодействии между ядерными частицами играют мезоны. Сочетания атомов образуют более сложные материальные структурные формы: молекулы и обычные тела.

Следует заметить, что название «элементарная» частица совсем не означает, что наука достигла предела делимости материи. Известные: в настоящее время мельчайшие частицы материи являются «элементарными», неделимыми только на данном, уровне развития науки. Нет никакого сомнения в том, что физика пойдёт дальше в глубь материи и обнаружит «сложное» строение этих частиц. Конечно, «сложность» «элементарных» частиц будет иметь совершенно другую природу по сравнению, скажем, со сложностью; атомов.

Одной из особенностей известных физике: «элементарных» частиц является глубокое: различие в: их существенных свойствах, позволяющее разделить их на, две группы.

Одни из них (протоны, нейтроны, электроны, позитроны, мезоны) относятся к вещественным частицам. Они обладают так называемой «массой покоя», могут двигаться с самыми различными скоростями. Другие частицы, например фотоны, качественно отличаются от вещественных частиц. Они могут двигаться только с очень большой скоростью (скоростью света). В связи с этим они имеют массу другой природы; «масса покоя», имеющаяся у вещественных частиц, у фотонов отсутствует.

В отличие от вещества фотоны называются частицами поля. Современная физика показала, что материя существует в двух качественно своеобразных формах — в форме поля и в форме вещества. Физике известны электромагнитное, гравитационное и внутриядерное поля. Поле и вещество — две неразрывно связанные формы материи. При всех своих специфических особенностях они обладают общими для всех материальных объектов свойствами: фотоны, например, представляющие собой своеобразную разновидность электромагнитного поля, обладают как массой, так и энергией.

Вся совокупность современных знаний о строении материи, о её разнообразных свойствах и проявлениях обнаруживает неисчерпаемое богатство самой материи, свидетельствует о громадных успехах познания человеком материального мира.

Физика XX века вновь подтверждает положение о неисчерпаемости природы во всех её частях и проявлениях.

«Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна...» (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 249) — писал Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм».

Вместе с тем это ленинское положение имеет важное значение для дальнейшего развития современной науки о строении материи. Материя как объективная реальность, данная человеку в его ощущениях, в процессе развития науки познаётся всё более и более глубоко. Старые представления о неизменных, вполне простых атомах сменились новыми представлениями о необычайно сложном их строении. Были открыты новые материальные образования — «элементарные» частицы, до того времени в науке неизвестные. Обнаружилось, что материя существует в двух качественно своеобразных формах — в форме вещества и поля. Вместе с тем факт атомистического строения материи был и остаётся незыблемым. Атомистическая теория строения материи прочно укрепилась в науке, получив дальнейшее развитие и уточнение.

Э. Мах и В. Оствальд в своё время яростно боролись против материалистической атомистики, утверждая, что атомы — это всего лишь «создания нашего ума», предназначенные для «экономной» систематизации наших переживаний. В. Оствальд пророчествовал о предстоящем якобы крушении атомистической теории строения материи, заявляя, что атомы скоро будут находиться только в пыли библиотек. История науки развеяла в прах эти идеалистические пророчества.

Современные реакционеры от науки продолжают безуспешно нападать на атомистическую теорию. Они уже не в силах отрицать очевидный факт существования атомов. Они делают попытки извратить само понимание атома или «элементарной» частицы, объявив их вспомогательными конструкциями и т. п.

Один из современных последователей махизма, фашиствующий физик-идеалист Иордан, пытается возродить антинаучные построения своих философских учителей. Он пишет, что «атом, который мы знаем... лишён всяких чувственных качеств и характеризуется лишь системой математических формул». «Атом, — заявляет он, — есть только каркас для классификации экспериментальных фактов». Эддингтон объявлял «элементарные» частицы, которые исследует современная физика, несуществующими. Они, согласно Эддингтону, всего лишь «концептуальные (от слова концепт — понятие) носители ряда изменений».

В действительности современная наука обладает более глубокими знаниями в области атомистического строения материи, чем это было, например, в XIX веке. Она обнаружила неисчерпаемое богатство форм материи, сложность её атомистического строения, несводимость материи к каким-либо абсолютно простым и неизменным элементам. Все результаты современной науки подтверждают правильность диалектического материализма, который в отличие от метафизического материализма отрицает существование каких-либо неизменных элементов, лежащих в основе всех явлений природы, отрицает существование «неизменной сущности вещей». «Неизменно, — писал Ленин, — с точки зрения Энгельса, только одно: это — отражение человеческим сознанием (когда существует человеческое сознание) независимо от него существующего и развивающегося внешнего мира». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 249).

Развитие советской физики, как и развитие других отраслей советской науки, находится под влиянием марксистско-ленинской философии. Её материалистические принципы служат надёжным оружием в борьбе против «физического» идеализма, часто проникающего в само содержание физических теорий. Положения диалектического материализма о материальности мира служат теоретическим фундаментом для развития общих физических теорий о материи и движении. Они помогают глубоко анализировать и обобщать экспериментальные данные современной физики и делать из них дальнейшие выводы, двигающие науку вперёд.

Процесс познания движущейся материи бесконечен, и наука будет неустанно углублять наши знания о материи, давая всё более полную, более совершенную картину строения материи и закономерностей её движения и развития.

 

Движение — способ существования материи

 

Движение есть коренной способ существования материи. Оно внутренне присуще материи и неотъемлемо от неё. Движение материи — это её непрестанное, никогда не прекращающееся изменение. Материя немыслима в застывших формах; никакая материальная вещь не может существовать, не участвуя в том или ином виде движения.

В противоположность идеализму и метафизике, которые отрывают движение от материи, считая, что движение материи вызывается особыми нематериальными силами, божественным толчком, марксистский философский материализм рассматривает движение как форму существования материи и источник движения ищет в ней самой.

«Движение, — говорит Энгельс, — рассматриваемое в самом общем смысле слова, т. е. понимаемое как форма бытия материи, как внутренне присущий материи атрибут, обнимает собою все происходящие во вселенной изменения и процессы, начиная от простого перемещения и кончая мышлением». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 44).

Попытки оторвать движение от материи, рассматривать движение без материи, движение как таковое, ведут к идеализму, «...оторвать движение от материи, — говорит Ленин, — равносильно тому, чтобы оторвать мышление от объективной реальности, оторвать мои ощущения от внешнего мира, т. е. перейти на сторону идеализма». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, стр. 254).

«Идеалист и не подумает отрицать того, что мир есть движение, именно: движение моих мыслей, представлений, ощущений. Вопрос о том, что движется, идеалист отвергнет и сочтет нелепым: происходит смена моих ощущений, исчезают и появляются представления, и только. Вне меня ничего нет. «Движется» — и баста». (Там же).

Идеалистический отрыв движения от материи проповедовал в своё время Оствальд. Крупный химик, но мелкий философ, как назвал его Ленин, Оствальд пытался свести все явления природы к «чистой» энергии. Создав путаную философскую концепцию энергетизма, претендующую подняться «выше» материализма и идеализма, «преодолеть» их противоположность, Оствальд по сути дела развивал новый вариант субъективно-идеалистической философии. Он писал: «Что все внешние явления могут быть изображены, как процессы между энергиями, это обстоятельство проще всего объяснить тем, что именно процессы нашего сознания сами являются энергетическими и таковое свое свойство передают (aufprägen) всем внешним опытам». В. И. Ленин замечает по этому поводу: «Это — чистый идеализм: не наша мысль отражает превращение энергии во внешнем мире, а внешний мир отражает «свойство» нашего сознания!». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 258).

В противоположность всем разновидностям идеализма, отрывающим движение от материи, марксистский философский материализм рассматривает качественно своеобразные виды движения как коренные формы существования качественно своеобразных материальных объектов.

Материальное движение имеет самые разнообразные формы: простое перемещение в пространстве, разнообразные физические явления, химические изменения, процессы, присущие живым организмам; движение, характеризующее общественные явления. Изучение различных форм движения материи означает изучение разнообразных форм самой материи.

Какую бы форму движения материи мы ни рассматривали, какое бы разнообразие видов движения ни содержала та или иная конкретная форма движения, все они представляют собой неразрывное единство качественно своеобразных материальных объектов с соответствующими качественно своеобразными формами движения. Механическое движение неразрывно связано с телами, перемещающимися в пространстве. Различные физико-химические явления представляют собой специфические формы движения, свойственные молекулам, атомам, «элементарным» частицам, полям.

Жизнь, как особая форма движения материи, является, по определению Энгельса, способом существования белковых тел. Живые организмы непрерывно самообновляются, в них происходит постоянный обмен веществ. Таким образом, движение, будучи формой существования материи, неотделимо от самих материальных объектов.

Неразрывность материи и движения проявляется ещё и в том, что свойства конкретных материальных тел обнаруживаются только в их специфических движениях. О теле, которое не находилось бы в движении, просто нечего сказать, такого тела не существует. Природа движущихся тел, их качественные особенности вытекают из соответствующих форм движения. (См. Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 197). Природа, скажем, атомов химических элементов определяется той специфической формой движения, закономерности которой изучаются современной атомной физикой. В области биологии точно так же можно наблюдать неразрывную связь и взаимозависимость материальных органических форм и соответствующих биологических форм движения. Если взять, например, те или иные органы живых организмов, то их строение, их конкретные морфологические особенности — словом, их биологическая природа целиком определяется теми функциями, которые они осуществляют в процессе жизни всего организма.

В противоположность механистическим, метафизическим представлениям марксистский философский материализм учит, что многообразные формы движения материи не могут быть сведены ни к какой «простейшей» форме движения, не исчерпываются последними. Процесс усложнения материальных объектов протекает в неразрывной связи с усложнением форм движения материи.

Процессы перехода из одной формы движения в другую обладают специфическими особенностями. В пределах физико-химических явлений имеют место такие превращения форм движения, когда, скажем, электромагнитная форма движения в данном конкретном процессе исчезает как таковая и превращается в механическое движение. Такой процесс происходит, например, в электромоторе, где непрерывный приток электрической энергии обеспечивает непрерывное вращательное движение якоря электродвигателя. Стоит только прекратиться этому притоку, как прекратится и вращение. Следовательно, здесь происходит полное превращение электромагнитной формы движения в механическую (конечно, при этом некоторая, сравнительно незначительная, часть энергии уходит на различного рода непроизводительные потери, превращается в другие формы энергии).

Возьмём другой пример — падение камня с некоторой высоты. В данном случае в конце падения механическое движение камня исчезает как таковое и превращается в атомно-молекулярное движение окружающей среды, повышая её температуру.

Возникновение более сложных форм материального движения, например химической или биологической, связано с целым комплексом превращений, в котором более простые формы движения не исчезают, а сохраняются в качестве побочных форм, сопутствующих данной, более сложной форме движения материи. Химическая форма движения, например, включает в себя в качестве подчинённых форм механическое движение, электромагнитные процессы и другие, более простые формы движения, хотя и не сводится к ним.

Естествознание, в частности физика, даёт замечательное естественнонаучное обоснование философского положения о неотделимости движения от материи.

Закон сохранения и превращения энергии служит естественнонаучной основой положения марксистского философского материализма о неразрывной связи материи и движения. Закон сохранения и превращения энергии выражает собой факт качественного превращения форм движения материи при количественном сохранении движения. Он показывает, что движение тесно связано с самой материей, является формой её существования. Энгельс подчёркивает, что главное в законе сохранения и превращения энергии — это выражение качественных превращений самих форм движения материи. Именно с открытием этого факта, писал Энгельс, «стирается последнее воспоминание о внемировом творце». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 13).

Закон сохранения и превращения энергии, выражающий собой взаимопревращение форм материального движения, является незыблемым завоеванием науки. Все последующие естественнонаучные открытия подтверждали, углубляли и расширяли представления о действии этого закона. Так, например, современная физика обнаружила тесную связь энергии и массы. Масса является одним из важнейших физических свойств всех материальных объектов и выражает собой их инертные и гравитационные свойства. Так как старая, классическая физика имела дело со сравнительно небольшими скоростями движения, то масса не обнаруживала своей зависимости от движения тела. Современная физика установила, что масса тела меняется в зависимости от скорости движения: чем больше скорость движения тела, тем больше его масса. Таким образом, выяснилось, что масса, как одно из коренных свойств материального объекта, зависит от условий движения этого объекта и, следовательно, от энергии.

Впервые взаимосвязь массы и энергии была обнаружена при изучении световых явлений. Эта взаимосвязь вытекала ещё из замечательных опытов русского физика П. Н. Лебедева, доказавшего наличие светового давления. Закон взаимосвязи массы и энергии (Е—тс2), открытый современной физикой, означает, что любой материальный объект, обладающий массой той или иной природы, необходимо обладает и соответствующим видом энергии. И наоборот, материальный объект, обладающий запасом того или иного вида энергии, необходимо обладает массой.

Иногда физики трактуют этот закон как якобы доказательство превращения массы в энергию, а порой идут ещё дальше и заявляют о превращении в энергию вещества и даже материи.

А. Эйнштейн, например, который сам писал о том, что Мах оказал решающее влияние на формирование его философского мировоззрения, во многих своих работах рассматривает массу, а следовательно, и материю как сгусток энергии. Другие буржуазные физики в разных вариантах повторяют эти идеалистические аргументы Эйнштейна, усматривая в законе взаимосвязи массы и энергии «опровержение» материализма.

Например, физик К Дарроу в своей книге «Атомная энергия», говоря о распаде урана, пишет: «Это есть процесс, заключающий в себе превращение материи в больших количествах в нечто такое, что не является материей». К- Чейз, ссылаясь на формулу Эйнштейна, говорит: «В настоящее время материя, строго говоря, является формой энергии».

Подобное толкование закона взаимосвязи массы и энергии является одним из приёмов новейшего «физического» идеализма, направленных на то, чтобы извратить содержание новых открытий в физике. В действительности из закона взаимосвязи массы и энергии совсем не следует превращение массы, а тем более материи в энергию. Закон взаимосвязи массы и энергии означает, что два существенных свойства материи неразрывно связаны друг с другом. Эта неразрывная связь массы и энергии свидетельствует о том, что при качественном превращении физико-химических форм движения материи имеет место сохранение коренных свойств материальных объектов. Энергия есть мера движения материи. Неразрывная связь массы и энергии свидетельствует о неразрывной связи материи и движения.

Все результаты современной науки наглядно показывают реакционность, антинаучность всех идеалистических измышлений об особых, нематериальных источниках движения, лежащих якобы вне материи.

Материя сама в себе несёт источник движения. Материальные вещи не существуют иначе, как в движении, изменении и развитии. Движение есть непрестанное изменение материальных вещей и явлений, есть коренная форма их существования.

 

Пространство и время — объективные формы существования материи

 

Пространство и время являются неотъемлемыми объективными формами существования материи. Признание объективной реальности пространства и времени вытекает из признания материальности мира. «Признавая существование объективной реальности, т. е. движущейся материи, независимо от нашего сознания, материализм неизбежно должен признавать также объективную реальность времени и пространства...». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 162). Материальное движение, пространство и время, как коренные формы бытия материи, находятся в органическом, неразрывном единстве, обусловленном единством материального мира.

Материя немыслима вне движения, а движение материи всегда протекает в пространстве и времени. Поэтому пространство и время так же неотделимы от материи, как и движение. Нет ни одного материального объекта, который не имел бы протяжённости, не существовал бы во времени; «...основные формы всякого бытия, — говорит Энгельс, — суть пространство и время; бытие вне времени есть такая же величайшая бессмыслица, как бытие вне пространства». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 49). «В мире нет ничего, — говорит Ленин, — кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 162).

Пространство есть форма бытия материи, характеризующая протяжённость материальных объектов. Нет пространства как такового, оторванного от материальных вещей, не заполненного материей. Вместе с тем пространство не есть чистая бескачественная протяжённость. Оно характеризуется специфическими свойствами, зависящими от самих материальных объектов. Каждый материальный объект имеет свои пространственные отношения. Солнечная система имеет одни специфические пространственные отношения, кристалл — другие, атом — третьи. В солнечной системе, например, планеты движутся по эллипсам, в одном из фокусов которых находится Солнце. Эти геометрические кривые характеризуют специфические пространственные отношения тел солнечной системы. В кристалле атомы расположены в строго определённом пространственном порядке, характерном для данного кристалла. Тот или иной характер пространственного расположения атомов в кристаллической решётке влияет на его физические свойства. В атоме электроны, двигаясь по особым законам, которые изучаются квантовой механикой, составляют электронное облако в пространстве вокруг ядра атома. Таким образом, сущность пространства раскрывается при изучении определённых форм движения материальных объектов.

Сущность времени как коренной формы бытия материи также раскрывается в движении материи. Время предполагает движущиеся вещи. Время есть форма бытия материи, характеризующая последовательность материальных процессов, выражающая объективную связь материального движения. Движение и развитие материи может протекать только в пространстве и времени. Время является основным условием всякого развития.

Всё существует во времени, ибо ничто в мире не находится в покое, всё подвержено движению и изменению. Но, с другой стороны, нет времени без материальных вещей, подверженных изменению. Идеалисты отрывают время от материи, рассматривают его как существующее до материальных вещей.

Идеализм отрицает объективность пространства и времени и приходит к нелепым представлениям о том, будто пространство и время порождаются сознанием человека.

Беркли, например, рассматривает пространство и время как формы субъективных переживаний. По Канту, пространство и время являются априорными (независимыми от опыта) формами чувственного восприятия мира человеком. Эти формы не присущи самим вещам, а являются якобы изначальными формами «чистого», т. е. лишённого всякого предметного содержания субъективного созерцания. Пространство и время, по Канту, обусловлены не природой самих вещей, а природой человеческого сознания. У Гегеля пространство и время выступают как моменты в развитии «абсолютной идеи». Гегель отрывает пространство и время друг от друга. Природа, по Гегелю, не имеет развития во времени и лишь развёртывает своё многообразие в пространстве. Время появляется в гегелевской системе лишь на ступени развития «абсолютного духа». Метафизический разрыв пространства и времени привёл Гегеля к полному противоречию с естествознанием, к бессмысленному представлению о развитии природы в пространстве, но вне времени.

Махисты в трактовке пространства и времени проповедовали ту же идеалистическую бессмыслицу: не человек существует в пространстве и времени, а пространство и время якобы порождаются человеком. Мах, продолжая субъективно-идеалистическую линию в трактовке пространства и времени, заявлял, что «пространство и время суть упорядоченные системы рядов ощущений». Махист Богданов, повторяя Маха, утверждал, что пространство и время есть формы «социально организованного опыта» людей.

В. И. Ленин вскрыл несостоятельность субъективно-идеалистических махистских «теорий» о пространстве и времени. «Если ощущения времени и пространства, — писал Ленин, — могут дать человеку биологически целесообразную ориентировку, то исключительно под тем условием, чтобы эти ощущения отражали объективную реальность вне человека: человек не мог бы биологически приспособиться к среде, если бы его ощущения не давали ему объективно-правильного представления о ней». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 166).

Современный идеализм пытается возродить субъективно-идеалистические взгляды на пространство и время. Бергсон ещё в начале XX века выдвинул мистическое представление о «чистой длительности», совершенно оторванной от материи и постигаемой только путём интуиции. Д. Джинс по сути дела повторил кантовскую трактовку времени: согласно Д. Джинсу, «время является фикцией, созданной нашим собственным разумом». Эддингтон заявлял, что пространство и время должны быть заменены более общим субъективным представлением об упорядочении событий природы. Г. Вейль даёт новый вариант субъективно-идеалистической трактовки времени: «Время, — заявляет он, — является простейшей формой потока сознания». Буржуазные физики Бор и Гейзенберг предлагают отказаться либо от причинного изучения атомных явлений, либо от рассмотрения их в пространстве и времени.

В противоположность идеализму марксистский философский материализм в полном согласии с естествознанием признаёт объективность пространства и времени, их неразрывную связь друг с другом и с движущейся материей.

Естественнонаучное понимание пространства и времени всегда исходило из признания объективной реальности пространства и времени. В механике Ньютона пространство и время рассматривались как существующие объективно, независимо от человеческих представлений. Однако Ньютон, развивая свою механику, основанную на признании объективности пространства и времени, выдвинул представление об «абсолютном» пространстве, которое остаётся всегда одинаковым и неподвижным, независимым от материальных объектов. Аналогично и время, по Ньютону, протекает абсолютно равномерно и совершенно не зависит от движения материи.

Эта историческая ограниченность ньютоновского учения о пространстве и времени, состоящая в том, что Ньютон отрывал пространство и время от материальных объектов, была преодолена дальнейшим развитием науки. Современная физика конкретно показывает неразрывную связь пространства и времени с материей. Она подтверждает положение о том, что время нельзя рассматривать как чистую длительность, ничем не связанную с материальными процессами. Течение времени обнаруживает свою тесную зависимость от движения материальных объектов. Эта зависимость получила прямое экспериментальное подтверждение. Исследование «элементарных» частиц мезонов, о которых уже говорилось выше, показало, что они существуют некоторый весьма малый промежуток времени, после которого распадаются, превращаясь в другие частицы. Оказалось, что время существования мезонов, или, как принято говорить в физике, время их жизни, существенно зависит от скорости их движения. Экспериментально установлено, что время жизни мезона увеличивается с возрастанием скорости движения. Современная физика вскрыла также неразрывную связь и взаимозависимость пространственной и временной характеристики движущегося тела.

Анализ пространственных форм составляет содержание науки геометрии, которая рассматривает пространственные отношения вещей, отвлекаясь от самих вещей. Геометрия как наука, изучающая пространственные отношения вещей внешнего мира, является результатом длительной абстрагирующей работы человеческого мышления.

Ещё в древности была создана геометрия Эвклида. Основные положения эвклидовой геометрии прочно вошли в систему научных знаний о пространственных отношениях материальных объектов. Пространство рассматривается в эвклидовой геометрии как абсолютно однородное, не имеющее кривизны, обладающее тремя измерениями. Трёхмерность пространства выражается в том, что через каждую точку пространства можно провести три и только три взаимно перпендикулярные прямые линии. Такие три взаимно перпендикулярные прямые, проведённые из какой-либо данной точки пространства, носят название осей координат.

Все материальные объекты существуют в трёхмерном пространстве. Как бы велики или малы ни были предметы объективного мира, их движение может протекать только в реальном пространстве, имеющем три измерения. «Естествознание, — говорит Ленин, — не задумывается над тем, что вещество, которое им исследуется, существует не иначе, как в пространстве с 3-мя измерениями, а следовательно, и частицы этого вещества, хотя бы они были так мелки, что видеть мы их не можем, «обязательно» существуют в том же пространстве с 3-мя измерениями». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 168).

Естественнонаучные знания о пространстве непрерывно изменяются, обогащаются. Со времени появления геометрии Эвклида эти знания претерпели значительные изменения.

Великий русский математик Н. И. Лобачевский в 1828—1829 годах XIX века создал новую, неэвклидову геометрию, которая точнее, глубже отражает свойства реального пространства и его связь с материей. Геометрия Лобачевского выявила ограниченность геометрии Эвклида, установила, что геометрия Эвклида является лишь первой, приближённой картиной реального пространства. Развитие науки привело к необходимости дать новое, более точное представление о реальном пространстве, чем геометрия Эвклида. Конечно, эвклидова геометрия и в настоящее время имеет широкое применение в физике и технических науках. Но вместе с тем имеют место такие отдельные случаи физических явлений, исследование которых приводит к мысли о наличии особых пространственных, геометрических отношений, отличных от эвклидовых.

Создавая новую, неэвклидову геометрию, Лобачевский исходил из важнейшего материалистического положения о неразрывной связи пространства с материей, об определяющей роли материи по отношению к свойствам пространства.

В системе эвклидовой геометрии имеется «постулат о параллельных линиях», который можно сформулировать таким образом: через точку, лежащую вне прямой, может проходить в одной плоскости с ними одна, и только одна, параллельная ей прямая. Анализируя теоретические основы геометрии, Лобачевский пришёл к выводу, что в зависимости от различных физических условий могут существовать геометрии, отличные от эвклидовой, в которых постулат о параллельных не выполняется или, точнее, принимает другой вид.

Исследуя различные возможности геометрических от-ношений, Лобачевский пришёл к следующей формулировке постулата о параллельных: через данную точку можно провести к данной прямой в общей плоскости по крайней мере две параллельные прямые. Лобачевский развил логически стройную систему новой геометрии, которая значительно отличается от прежней системы геометрических знаний. Одним из основных положений геометрии Лобачевского является установление зависимости между отрезками и углами. Это положение непосредственно приводит к установлению зависимости, например, между величиной сторон треугольника и его углами. Если, например, в геометрии Эвклида сумма внутренних углов любого треугольника равна двум прямым углам, то в геометрии Лобачевского эта сумма углов треугольника меньше двух прямых.

Эти необычайные результаты, противоречащие эвклидовой геометрии, трудно себе наглядно представить именно потому, что мы пользуемся геометрическими отношениями в пределах земных масштабов, где справедлива геометрия Эвклида. Истинность новой геометрии может быть экспериментально обнаружена, например, в астрономических масштабах, в масштабах вселенной. Некоторые наглядные представления о выполнимости геометрии Лобачевского можно получить и в условиях нашего земного, эвклидова пространства. Для этого необходимо взять особые седлообразные поверхности, получившие название псевдосферы. На псевдосфере можно проверить справедливость геометрии (точнее планиметрии) Лобачевского и в частности наглядно увидеть выполнимость постулата, состоящего в том, что через данную точку, лежащую вне прямой, можно провести по крайней мере две параллельные линии.

Субъективные идеалисты пытались и пытаются использовать изменчивость наших знаний о пространстве и времени для обоснования своих идеалистических «теорий». Французский физик-идеалист А. Пуанкаре заявлял, что возникновение новых геометрий означает якобы способность нашего разума совершенно произвольно конструировать какие угодно геометрические системы.

В действительности новые представления о пространстве и времени, созданные Лобачевским, не отменяют старых представлений, они только уточняют, обогащают их. Геометрия Лобачевского, отражая реальные свойства пространства, является дальнейшим развитием геометрии Эвклида и включает её в себя как частный случай. В старой геометрии содержалась частица абсолютной истины, которая вошла в новую, более общую геометрию, полнее отражающую свойства объективно реального бесконечного пространства. Геометрия Эвклида остаётся справедливой в условиях земных масштабов как известное приближение к свойствам реального пространства. Отклонения геометрии Эвклида от геометрии Лобачевского в обычных условиях научной практики настолько ничтожны, что в этих пределах эвклидова геометрия была и остаётся геометрической основой физики и технических наук.

Великое открытие Лобачевского нанесло решительный удар по кантовскому априоризму. Основные понятия геометрии Эвклида, существующей свыше двух тысяч лет, приобрели видимость абсолютных истин, не зависящих от опыта, от практики. Кант, развивая своё субъективно-идеалистическое учение о пространстве и времени как об априорных формах чувственности, ссылался на «абсолютность», незыблемость геометрических аксиом. Создание неэвклидовой геометрии убедительно показало, что пространственные формы являются формами, присущими самим вещам, а не человеческому разуму. Изменение представлений о пространстве в новой, неэвклидовой геометрии означает всё более полное приближение наших знаний к абсолютной истине.

В отличие от пространства, имеющего три измерения, время обладает свойством однонаправленности. Время необратимо. Прошлое и будущее не могут поменяться местами. Необратимость времени вытекает из поступательного развития материи в процессе исторической смены форм её движения.

Свойства пространства и времени неисчерпаемы. Более глубокое познание этих свойств в геометрии Лобачевского подготовило изменение физических представлений о пространстве и времени. Современная физика показывает, что свойства пространства неразрывно связаны с явлениями тяготения, присущими материи. Новая физика уточняет, таким образом, представления о пространстве и времени, имевшиеся в старой физике.

Из этих новых достижений науки буржуазные учёные делают реакционные, идеалистические выводы. Идеалистически трактуя результаты современных физических исследований, Эйнштейн и в особенности те, кто спекулирует его открытиями, договариваются до утверждений о конечности мира в пространстве и времени, пытаются «научно» доказать божественное творение мира, вычисляют, что мир якобы был создан около двух миллиардов лет тому назад, и т. п.

Пространство и время бесконечны. Материя бесконечна в пространстве и вечно существует во времени. Бесконечность пространства означает неограниченную протяжённость мира во всех направлениях. Вселенная не имеет границ ни вверх, ни вниз, ни вправо, ни влево, ни вперёд, ни назад. Бесконечность времени означает, что материальный мир всегда существовал, что никогда не было начала мира и его развитие никогда не будет иметь конца. Будут сменять друг друга отдельные формы материи, но материальный мир в целом неуничтожим, вечен.

Данные современной науки свидетельствуют о бесконечности материального мира в пространстве и времени. Наша Земля является одной из планет солнечной системы. Солнце — всего лишь одна из миллиардов звёзд, составляющих гигантскую звёздную систему, называемую Галактикой. Размеры нашей Галактики достигают в поперечнике 80 000—100 000 световых лет (1 световой год равен расстоянию, проходимому светом в течение одного года). Далеко за пределами нашей Галактики имеется бесчисленное множество других подобных звёздных систем, которые в совокупности составляют ещё более обширную систему, называемую Метагалактикой. По мере усовершенствования астрономических инструментов и методов наблюдений открываются всё новые и новые звёздные миры, исследуются всё более удалённые области мирового пространства.

Научные представления о пространстве и времени изменяются, уточняются с развитием науки. Но открытие новых свойств пространства и времени не может поколебать незыблемого положения материализма о том, что они существуют объективно, являются формами бытия материи. «Изменчивость человеческих представлений о пространстве и времени, — указывал Ленин, — так же мало опровергает объективную реальность того и другого, как изменчивость научных знаний о строении и формах движения материи не опровергает объективной реальности внешнего мира». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 163).

Достижения современного естествознания вновь и вновь подтверждают учение диалектического материализма об объективности пространства и времени, ещё и ещё раз убеждают нас в том, что материальный мир всегда был, есть и будет вечно движущейся, вечно развивающейся материей, существующей в пространстве и времени.

 

Закономерности развития движущейся материи

 

Закономерности движущейся материи — это существенные реальные связи предметов и явлений, заложенные в природе самой материи.

Закономерности развития материи существуют объективно и выражают отношения, независимые от человеческого сознания, отношения самих вещей и процессов, вытекающие из их природы.

Наука по своему содержанию является отражением этих закономерностей. «...Наука, — говорит И. В. Сталин, — не может жить и развиваться без признания объективных закономерностей, без изучения этих закономерностей». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 85). Всякая попытка отрицать объективные закономерности движущейся материи является попыткой подорвать самые основы научного знания. «Изгнание законов из науки, — говорит В. И. Ленин, — есть на деле лишь протаскивание законов религии». (В.И. Ленин, Соч., т. 20, изд. 4, стр. 182). Наоборот, признание объективной закономерности природы есть признание прав науки на всё более полное познание этих закономерностей. Настаивая на существовании объективных закономерностей природы и общества, отражаемых в нашем познании, диалектический материализм тем самым подчёркивает основную задачу науки — познать, раскрыть в своих понятиях и законах эти объективные закономерности. «...Идея причинности, необходимости, закономерности и т. д., — говорит В. И. Ленин, — является отражением в человеческой голове законов природы...». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 4).

Наиболее общие закономерности развития материи раскрыты диалектическим материализмом как всеобъемлющие законы движения, изменения и развития природы, общества и человеческого мышления. Эти законы есть законы материалистической диалектики, которая является наиболее полным и глубоким учением о развитии. Отдельные конкретные науки изучают специфические закономерности, свойственные качественно различным формам движения материи. Например, закономерности развития живых организмов раскрываются мичуринской биологической наукой. Закономерности общественных явлений были впервые раскрыты в учении Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина.

Открыв законы развития общества и прежде всего законы экономического развития, марксизм вместе с тем вскрыл объективный характер этих законов. «...Как и в естествознании, законы экономического развития являются объективными законами, отражающими процессы экономического развития, совершающиеся независимо от воли людей. Люди могут открыть эти законы, познать их и, опираясь на них, использовать их в интересах общества, дать другое направление разрушительным действиям некоторых законов, ограничить сферу их действия, дать простор другим законам, пробивающим себе дорогу, но они не могут уничтожить их или создать новые экономические законы». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 5).

Следовательно, как в естествознании, так и в общественных науках законы науки отражают объективные процессы природы и общества. Объективность законов является их важнейшей характеристикой. Признание объективных закономерностей природы и общества служит необходимым условием научного предвидения. Только опираясь на глубокое познание объективных процессов природы и общества, мы можем знать, куда и как они будут развиваться, можем предвидеть будущее.

Познание объективных закономерностей природы и общества возможно только путём познания причинных связей, познания необходимости. Причинность и необходимость — существенные, неотъемлемые стороны закономерных связей. Признание, например, объективности причинных связей означает признание объективных, не зависящих от человека закономерностей. Наоборот — отрицание причинности в природе и обществе означает отрицание объективных закономерностей.

Рассматривая объективные законы развития материи, мы убеждаемся в том, что ни одно явление в природе не возникает и не исчезает без соответствующей причины, обусловившей его возникновение или уничтожение. Причинная связь явлений выступает как важнейшая характеристика любой закономерной связи. Для того чтобы вскрыть закономерности развития предметов и явлений природы, необходимо выяснить причинные связи этих предметов и явлений. «Чтобы понять отдельные явления, — говорит Энгельс, — мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать их изолированно, а в таком случае сменяющиеся движения выступают перед нами — одно как причина, другое как действие». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 184).

Идеализм отрицает наличие объективных причинных связей. Лейтмотив современной реакционной буржуазной философии и социологии — отрицание причинности и, следовательно, отрицание объективных закономерностей природы и общества. Современные реакционеры от науки, буржуазные учёные и философы, пытающиеся устранить из науки понятия закономерности и причинности, часто опираются в своих антинаучных измышлениях на субъективно-идеалистические построения Юма и Канта.

Английский философ Юм, будучи субъективным идеалистом, агностиком, отрицал самую возможность наличия объективных причинных связей в природе. Тот факт, что одно явление следует за другим явлением, заявлял он, не даёт основания для утверждения об их причинной связи. Извращая действительный процесс человеческого познания, Юм пытался приписать человечеству тот взгляд, что якобы причинность означает простую привычку всегда наблюдать одно событие вслед за другим. Так, исходя из того, что из простой последовательности наблюдаемых явлений ещё нельзя сделать вывода об их объективной причинной связи, Юм «обосновывал» отрицание причинности.

В действительности же причинные отношения предметов и явлений человек познаёт не потому, что он наблюдает простую последовательность событий. Наивные и фантастические умозаключения о причинной связи на основании простого сопоставления наблюдаемых фактов характерны для ранних периодов человеческой истории. В эту эпоху неразвитость общественно-исторической практики и господство религиозно-мистического мировоззрения не давали возможности обнаружить действительные причинные связи явлений природы, простая последовательность явлений часто выдавалась за их причинные отношения.

Известно, например, что египетские жрецы заметили, что после появления в лучах утренней зари звезды Сириус начинается разлив Нила. Это наблюдение послужило одним из оснований для ненаучных астрологических представлений о непосредственном воздействии небесных светил на земные события. В действительности эти два явления не находятся между собой в отношении причины и следствия. Появление звезды Сириус и разлив Нила — это два повторяющихся и совпадающих по времени события, каждое из которых вызывается своими собственными закономерными связями.

Действительное раскрытие объективных причинных связей происходит не в результате простого наблюдения последовательности событий (хотя последовательность событий в установлении причинных связей играет важную роль), а в результате практической деятельности; Энгельс говорит, что представление о причинности обосновывается благодаря практической деятельности человека. (См. Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 182).

Кант, объявляя непознаваемым мир «вещей в себе», также отрицал наличие в природе объективных причинных связей. Причинность, по Канту, есть якобы априорная форма человеческого рассудка, в которую последний укладывает воспринимаемые явления. Эта форма, согласно Канту, дана человеческому рассудку до всякого опыта и служит для упорядочения восприятий.

Юм и Кант субъективно-идеалистически извращали действительные, реальные связи предметов и явлений природы. В. И. Ленин, подвергая уничтожающей критике субъективно-идеалистические построения махистской философии, писал в своей книге «Материализм и эмпириокритицизм»: «Субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм (к разновидностям которого относятся теории причинности и Юма и Канта)...». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 142).

Мах, идеалистически трактуя причинность, утверждал, что все формы причинности вытекают из субъективных стремлений. Он делал попытки устранить из науки понятие причинности и заменить его математическим понятием функциональной зависимости. В природе нет ни причины, ни следствия, заявлял он. Разоблачая Маха, В. И. Ленин писал: «Действительно важный теоретико-познавательный вопрос, разделяющий философские направления, состоит не в том, какой степени точности достигли наши описания причинных связей и могут ли эти описания быть выражены в точной математической формуле, — а в том, является ли источником нашего познания этих связей объективная закономерность природы, или свойства нашего ума, присущая ему способность познавать известные априорные истины и т. п. Вот что бесповоротно отделяет материалистов Фейербаха, Маркса и Энгельса от агностиков (юмистов) Авенариуса и Маха». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 146-147).

Современная реакционная идеалистическая философия пытается извратить достижения науки, усмотреть в этих достижениях «опровержение» причинности. Эддингтон, например, толковал достижения квантовой механики как новое «доказательство» индетерминизма, отрицания причинности в природе. В действительности наука пришла к более глубокому познанию причинных связей, чем это было в старой физике, и тем самым ещё раз подтвердила важное положение диалектического материализма о том, что открытие новой, более точной математической формулировки причинных связей ни в какой степени не отрицает их объективного существования, но, наоборот, показывает углубление, уточнение наших знаний об этих причинных связях.

Исследуя закономерности изменения химических элементов, физика выяснила, что превращение одного химического элемента в другой химический элемент происходит вследствие изменения заряда ядра. Изменение заряда ядра происходит в свою очередь в результате вылета из атомного ядра альфа-частицы (ядра гелия) или бета- частицы (электрона) или в результате захвата их ядром.

Наука никогда не ограничивается раскрытием причинной связи каких-либо интересующих её двух явлений. В последнем примере физика не может ограничиться выяснением непосредственных причин изменения химических элементов, т. е. радиоактивного излучения, и, несомненно, должна пойти дальше к выяснению причин самого радиоактивного излучения того или иного атома химического элемента. В этом движении науки ко всё более глубокому познанию закономерностей изменения химических элементов важнейшую роль играет материалистическое убеждение в непременном наличии в природе причинной зависимости всех предметов и явлений.

Таким образом, познание объективных причинных связей предметов и явлений материального мира является необходимым условием познания закономерностей развития природы и общества, ибо причинность есть важнейшая, неотъемлемая характеристика закономерности.

Закономерности развития материальных предметов и явлений природы раскрываются различными отраслями науки.

Физика изучает закономерности движения так называемых «элементарных» частиц материи, открывает законы, господствующие в мире атомов, подходит к объяснению законов, по которым построено ядро атома. Физика изучает также законы построения твёрдых тел из атомов и молекул. Кристаллография (отдел физики) вскрывает законы, по которым происходит процесс образования кристаллов — твёрдых тел, построенных из определённым образом, закономерно расположенных атомов. Она изучает также закономерности расположения атомов в кристаллической решётке. Современная физика изучает также закономерности движения, свойственные электромагнитному полю, подходит к раскрытию закономерностей, свойственных гравитационному и внутриядерному полям.

Закономерности развития атомов раскрываются в периодическом законе химических элементов Д. И. Менделеева. Закон Менделеева лежит в основе всего современного физико-химического учения о строении материи.

Астрономия изучает закономерности движения небесных светил в нашей солнечной системе — планет, комет, астероидов. Она занимается изучением процессов, происходящих на Солнце и на других звёздах, открывает законы развития звёзд. Астрономия говорит также о закономерностях возникновения и развития нашей солнечной системы.

Геология — наука о Земле — изучает закономерности процессов, которые совершаются в земной коре, исследует строение Земли, изучает физико-географические изменения, происходившие в течение всей истории Земли. Геология ясно показывает, что закономерности развития Земли существовали ещё до появления на ней человека. Тем самым наглядно вскрывается объективный характер закономерностей природы и наносится удар по субъективно-идеалистическому пониманию законов природы.

Биология изучает объективные закономерности развития живой природы. Мичуринская биология исходит из убеждения, что взаимная обусловленность и взаимосвязь живых организмов с условиями их существования представляют собой закономерности биологической формы движения материи. Живые организмы развиваются по своим собственным законам, присущим самой их материальной природе, и не нуждаются ни в каких «духовных» факторах — «энтелехии», «целесообразной активности» и прочих идеалистических выдумках. В противоположность идеалистическому пониманию природы мичуринская биология объясняет закономерности развития живых организмов исторически сложившейся приспособленностью организмов к материальным условиям их существования.

Ясно, что все закономерности, открываемые естествознанием, существуют объективно, присущи самим материальным предметам независимо от нашего сознания. Наука отражает эти закономерности, находит их в природе. Все отрасли естествознания изучают объективные закономерности природы. Признание объективных закономерностей природы служит важнейшим условием развития подлинной науки. Настаивая на объективности закономерностей природы и общества, диалектический материализм вооружает человека сильнейшим оружием в его активной, сознательной деятельности в интересах развития общества.

 

Значение положений марксистского философского материализма о материальности мира и закономерностях его развития для практической деятельности коммунистических партий

 

Распространение положений философского материализма на изучение общественной жизни и применение этих положений к практической деятельности партии пролетариата имеют огромное значение.

Первая черта марксистского философского материализма, если взять её в применении к общественным явлениям, гласит, что взаимная связь и взаимная обусловленность явлений общественной жизни представляют собой закономерности развития общества. Это означает, что «общественная жизнь, история общества перестаёт быть скоплением «случайностей», ибо история общества становится закономерным развитием общества, а изучение истории общества превращается в науку». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 583).

Вся предшествовавшая марксизму философия не смогла дать людям понимания действительных закономерностей исторического развития. История общества сводилась к простому описанию событий, а причины исторического движения историки искали либо в действиях «мудрых законодателей», либо в проявлениях «высшей воли». История превращалась в хаос случайностей, невозможно было проследить никакой закономерной связи явлений.

Возникновение марксизма было коренным переворотом во взглядах на общественную жизнь, на историю общества. Ленин указывает, что, распространив материализм на область общественных явлений, Маркс и Энгельс положили конец воззрениям на общество как на механический агрегат индивидов, возникающий и изменяющийся случайно, и впервые поставили социологию на научную почву. Материалистическое понимание истории — это единственное научное понимание её, это синоним общественной науки. (См. В.И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 4, стр. 124, 125).

Марксизм-ленинизм учит, что источник общественного развития нужно искать не в головах людей, не в благих пожеланиях, а в условиях материальной жизни общества, в закономерностях развития следующих друг за другом способов производства.

Закономерности развития общества не зависят от воли и сознания людей. Они складываются в самом процессе материального производства. «В общественном производстве своей жизни, — говорит Маркс, — люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил». (К. Маркс, К критике политической экономии, Госполитиздат, 1951, стр. 7).

Изменение производительных сил общества приводит к изменению производственных отношений, а следовательно, и к изменению всего способа производства. Изменение в способе производства приводит к изменению всего общества в целом.

Современное капиталистическое общество явилось результатом закономерного развития предшествующих способов производства. Кризисы, безработица, империалистические войны — все эти явления закономерно вытекают из природы самого капиталистического способа производства. Капитализм всем ходом исторического развития обречён на гибель и необходимо должен повсюду смениться исторически более прогрессивным, социалистическим способом производства.

Буржуазия делает безнадёжные попытки задержать закономерный ход истории. Буржуазные профессора создают теории «регулируемого капитализма». Вопреки объективным законам капиталистического производства они изобретают различные «разумные меры» с целью предотвращения кризисов, неизбежно вытекающих из природы самого капиталистического способа производства. Они предлагают ввести систему планирования, чуждую самой природе капитализма.

В действительности никакое вмешательство буржуазного государства не в силах изменить объективные законы капиталистического хозяйства. Полный провал попыток некоторых буржуазных деятелей «улучшить» загнивающую капиталистическую систему лишний раз свидетельствует о неодолимости законов общественного развития, подчёркивает их объективный характер. И. В. Сталин в своём докладе на XVI съезде партии говорил про таких буржуазных деятелей, пытавшихся «предупредить» и даже «ликвидировать» экономические кризисы: «Эти господа забывают, что экономические кризисы являются неизбежным результатом капитализма». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 243). «...Буржуазные правительства всех рангов и цветов, буржуазные деятели всех степеней и способностей, — все без исключения пытались пробовать свои силы на предмет «предупреждения» и «уничтожения» кризисов. Но все они терпели поражение. Терпели поражение, так как нельзя предупреждать или уничтожить экономические кризисы, оставаясь в рамках капитализма». (Там же).

Марксизм-ленинизм учит, что только глубокое познание объективных закономерностей общественного развития может явиться условием успешной борьбы за победу нового общественного строя. Создание науки об объективных законах общественного развития дало пролетариату и его партии мощное теоретическое оружие в его практически-политической борьбе. Вот почему марксизм как наука о законах развития природы и общества, о революции угнетённых и эксплуатируемых масс, о победе социализма во всех странах, о строительстве коммунистического общества встречает яростную ненависть со стороны апологетов реакционной буржуазии — современных буржуазных философов, социологов, экономистов.

Современная буржуазная реакционная философия, пытаясь оправдать капиталистические порядки, отрицает закономерности общественного развития, яростно нападает на материалистическое понимание истории, отрицает самую возможность науки о законах общественного развития.

Современные буржуазные социологи усиленно проповедуют невозможность познать закономерности общественных явлений. Они пытаются убедить народные массы в том, что таких закономерностей вообще не существует. Американский социолог-реакционер Беккер твердит, что законы общества искусственно создаются людьми, «руководителями государства», и призывает народ поддерживать захватническую, агрессивную политику заправил Уолл-стрита.

Отрицая объективный характер законов истории, превращая историю общества в хаос, в результат произвольных действий, буржуазные социологи выступают против выводов общественной науки о неизбежной гибели капитализма. Они развивают мистические идеи об определяющей роли индивидуальной психики в общественной жизни. «Дело не в экономике, а в нашей психике. Измените своё сознание, и всё изменится без всякой борьбы», — заявляют эти реакционеры, объявляя борьбу против капитализма бесполезным делом. Все эти идеалистические ухищрения лакеев американо-английских империалистов, верой и правдой служащих своим хозяевам, направлены на то, чтобы подорвать волю народных масс к борьбе против капиталистического рабства, к борьбе за мир, демократию и социализм.

В современной буржуазной социологии всё большее распространение приобретают различные «биологические» воззрения на общественные явления, которые служили и служат наукообразным основанием человеконенавистнических расовых «теорий». И. В. Сталин говорит по поводу расовой «теории», что она «так же далека от науки, как небо от земли...». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 296). Расовая «теория» служила в своё время немецким фашистам в их разбойничьей войне против свободолюбивых народов. В наши дни расистская «теория» усиленно пропагандируется в Америке и используется для идеологической подготовки войны против Советского Союза и стран народной демократии. Расисты откровенно восхваляют «подвиги» американских войск в Корее, применивших бактериологическое оружие, напалмовые бомбы и другие средства и методы массового уничтожения людей.

Расизм извращает данные антропологии, этнографии, истории, психологии, биологии, отрицает специфичность общественных явлений, сводит все общественные явления к чисто биологической природе человека. Американский социолог-расист Уинстон заявляет, например, что деление на классы в условиях капиталистического общества объясняется наследственностью. Он использует при этом морганизм-менделизм для того, чтобы «доказать», что неизменные наследственные гены определяют принадлежность того или иного человека якобы к расово-полноценному классу капиталистов или к расово-неполноценному классу пролетариата. В действительности все эти псевдонаучные построения о якобы биологической, следовательно, извечной природе классового деления общества являются измышлениями мракобесов и ничего общего не имеют с подлинной наукой.

Марксизм-ленинизм учит, что закономерности общественного развития несводимы к каким-либо более простым, например биологическим, законам.

Биология не в состоянии дать ответ на вопросы о том, почему человеческое общество в определённые эпохи развития является классовым обществом, чем определяется содержание мыслительной деятельности человека, каковы причины исторического развития и т. д. Ответ на эти вопросы даёт только исторический материализм, который усматривает основу исторического развития в условиях материальной жизни общества, в способе производства материальных благ.

Материалистическое понимание истории в корне отметает все идеалистические, реакционные построения. Исторический материализм в противоположность всем разновидностям исторического идеализма требует конкретного, исторического подхода к изучению общественных явлений, настаивает на конкретном исследовании объективных закономерностей, присущих той или иной общественно-экономической формации.

Партия пролетариата в своей практической деятельности опирается на объективные закономерности развития общества, на конкретное изучение этих закономерностей в тот или иной исторический период; «...практическая деятельность партии пролетариата, — учит товарищ Сталин, — должна основываться не на добрых пожеланиях «выдающихся лиц», не на требованиях «разума», «всеобщей морали» и т. п., а на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 583).

Закономерности развития общества — это прежде всего закономерности развития производства, законы экономического развития общества.

Раскрывая первую особенность производства, состоящую в том, что оно всегда находится в состоянии изменения и развития, товарищ Сталин показывает, что «партия пролетариата, если она хочет быть действительной партией, должна овладеть, прежде всего, знанием законов развития производства, знанием законов экономического развития общества».

Значит, чтобы не ошибиться в политике, партия пролетариата должна исходить как в построении своей программы, так и в своей практической деятельности, прежде всего, из законов развития производства, из законов экономического развития общества». (Там же, стр. 591).

Анализируя закономерности развития производства, товарищ Сталин показывает, что «общественное производство состоит из двух сторон, которые при всём том, что они неразрывно связаны друг с другом, отражают всё же два ряда различных отношений: отношения людей к природе (производительные силы) и отношения людей друг к другу в процессе производства (производственные отношения). Только наличие обеих сторон производства даёт нам общественное производство, всё равно, идёт ли речь о социалистическом строе или о других общественных формациях». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 63).

Производительные силы общества складываются из орудий производства и людей, осуществляющих производство материальных благ благодаря производственному опыту и навыкам к труду.

В процессе производства люди вступают в определённые, не зависящие от их воли отношения — производственные отношения. К производственным отношениям относятся, как указывает товарищ Сталин: формы собственности на средства производства; вытекающие из этого положение различных социальных групп в производстве и их взаимоотношение; всецело зависимые от них формы распределения продуктов. Производительные силы общества являются наиболее подвижным и революционным элементом производства. В зависимости от изменения производительных сил изменяются и производственные отношения людей, их экономические отношения. Производительные силы общества являются не только наиболее революционным элементом производства, но вместе с тем и определяющим его элементом.

«Каковы производительные силы, — говорит товарищ Сталин, — таковыми должны быть и производственные отношения». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 593).

И. В. Сталин всесторонне вскрыл содержание и роль экономического закона обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. В силу этого закона происходит изменение производственных отношений, смена старых производственных отношений новыми. Причём своеобразие развития производственных отношений, диалектика их развития состоит в том, что от роли тормоза производительных сил (старые производственные отношения) они переходят к роли их главного двигателя (новые производственные отношения) и от роли главного двигателя — к роли тормоза производительных сил. «...Новые производственные отношения, — подчёркивает товарищ Сталин, — являются той главной и решающей силой, которая собственно и определяет дальнейшее, притом мощное развитие производительных сил и без которых производительные силы обречены на прозябание, как это имеет место в настоящее время в капиталистических странах». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 61).

Таковы в общих чертах закономерности развития производительных сил и производственных отношений, всесторонне раскрытые товарищем Сталиным в его гениальных произведениях.

Признание объективных закономерностей развития природы и общества, не зависящих от воли людей, совсем не означает, что люди бессильны перед этими законами, что действие тех или иных законов общественного развития абсолютно неотвратимо. «Доказано, — пишет И. В. Сталин, — что общество не бессильно перед лицом законов, что общество может, познав экономические законы и опираясь на них, ограничить сферу их действия, использовать их в интересах общества и «оседлать» их, как это имеет место в отношении сил природы и их законов...». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 6).

В классовом обществе использование тех или иных законов имеет классовую природу. Передовые классы общества используют познанные экономические законы в интересах развития общества. Реакционные классы сопротивляются этому делу.

Использование объективных законов развития общества происходит в той или иной мере во всех общественных формациях. «В эпоху буржуазной революции, например, во Франции буржуазия использовала против феодализма известный закон об обязательном соответствии производственных отношений характеру производительных сил, низвергла феодальные производственные отношения, создала новые, буржуазные производственные отношения и привела эти производственные отношения в соответствие с характером производительных сил, выросших в недрах феодального строя. Буржуазия сделала это не в силу особых своих способностей, а потому, что она кровно была заинтересована в этом. Феодалы сопротивлялись этому делу не в силу своей тупости, а потому, что они кровно были заинтересованы помешать осуществлению этого закона.

То же самое надо сказать о социалистической революции в нашей стране. Рабочий класс использовал закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил, ниспроверг буржуазные производственные отношения, создал новые, социалистические производственные отношения и привёл их в соответствие с характером производительных сил. Он мог это сделать не в силу особых своих способностей, а потому, что он кровно был заинтересован в этом деле. Буржуазия, которая из передовой силы на заре буржуазной революции успела уже превратиться в контрреволюционную силу, всячески сопротивлялась проведению этого закона в жизнь, — сопротивлялась не в силу своей неорганизованности и не потому, что стихийный характер экономических процессов толкал её на сопротивление, а главным образом потому, что она была кровно заинтересована против проведения этого закона в жизнь». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 48-49).

Объективные закономерности развития общества, основа которых лежит в условиях материальной жизни общества, существуют и при социалистическом общественном строе. Подобно всем общественно-экономическим формациям, социалистический общественный строй развивается на основе объективных экономических законов, которые никто не в силах ни создать, ни отменить.

Знание законов общественного развития, знание экономических законов вооружает советских людей непоколебимой уверенностью в борьбе за построение бесклассового, коммунистического общества.

В работе «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин сформулировал важнейшие экономические законы социалистического способа производства, такие, как основной экономический закон социализма, закон планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства и другие. На основе анализа объективных условий и закономерностей развития социализма в СССР товарищ Сталин наметил развёрнутую программу мероприятий, необходимых для перехода от социализма к коммунизму.

Опираясь на основной экономический закон социализма, открытый товарищем Сталиным, выполняя требования этого закона, советский народ, руководимый Коммунистической партией Советского Союза, успешно решает великую историческую задачу построения коммунистического общества путём постепенного перехода от социализма к коммунизму. XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза в директивах по пятому пятилетнему плану наметил конкретные пути осуществления непрерывного роста всего общественного производства с целью обеспечения максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей советского народа в текущей пятилетке.

В наши дни, когда происходит всё усиливающаяся борьба народов мира против отживающих капиталистических порядков, ленинско-сталинское учение о закономерном движении общества по пути к коммунизму становится знаменем трудящихся капиталистических стран в их борьбе за мир, демократию и социализм.

Знание объективных законов общественного развития, открываемых марксизмом-ленинизмом, вооружает трудящихся всех стран твёрдой уверенностью в неизбежной гибели капитализма, в необходимости решительной и организованной борьбы против исторически отживших капиталистических порядков.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.