Каганович, Ежов — Сталину 20 августа 1936 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1936.08.20
Источник: 
Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. Москва: (РОССПЭН), 2001 Стр. 636-638
Архив: 
РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 93. Л. 42–46. Подлинник. Машинопись. Подписи — автографы.

Сочи. Паукеру.

Товарищу Сталину1.

1. В утреннем и вечернем заседаниях допрошены: Мрачковский, Евдокимов, Дрейцер, Рейнгольд, Бакаев и Пикель.

2. Наиболее характерным из их допросов является следующее:

а) Мрачковский целиком подтвердил всю фактическую сторону своих показаний на предварительном следствии и уточнил эти показания. Особенно убедительны показания в отношении роли Троцкого и Смирнова. Это наиболее важное в показаниях Мрачковского.

б) Евдокимов полностью подтвердил показания на предварительном следствии и дополнил рядом важных деталей. Наиболее убедительны в его показаниях подробности убийства Кирова по прямому поручению Троцкого, Зиновьева, Каменева, его — Евдокимова и других.

в) Дрейыер подтвердил все показания на предварительном следствии. Особо остановился на роли Троцкого, Смирнова и Мрачковского. В отношении их дал подробнейшие показания. Особенно нападал на Смирнова за попытку последнего замазать свою роль в организации террора.

г) Рейнгольд целиком подтвердил данные на предварительном следствии показания и уточнил их в ряде мест. Наиболее характерным в его показаниях является:

подробное изложение двух вариантов плана захвата власти (двурушничество, террор, военный заговор);

подробное сообщение о связи с правыми и о существовании у правых террористических групп (Слепков, Эйсмонт), о которых знали Рыков, Томский и Бухарин;

сообщение о существовании запасного центра в составе Радека, Сокольникова, Серебрякова и Пятакова;

сообщение о плане уничтожения следов преступления путем истребления как чекистов, знающих что-либо о преступлении, так и своих террористов;

сообщение о воровстве государственных средств на нужды организации при помощи Аркуса и Туманова.

д) Бакаев целиком подтвердил показания на предварительном следствии. Очень подробно и убедительно рассказал об убийстве Кирова и о подготовке убийства Сталина в Москве. Особо настаивал на прямой причастности к этому делу Троцкого, Зиновьева, Каменева, Евдокимова. Немного преуменьшая свою роль, обижался, что они раньше ему не все говорили2.

е) Пикель целиком подтвердил показания на предварительном следствии. В основном повторял показания Рейнгольда. Особое внимание уделил самоубийству Богдана, заявив, что фактически они убили Богдана, что покончил самоубийством по настоянию Бакаева. Накануне самоубийства Богдана Бакаев просидел у него всю ночь и заявил ему, что надо либо утром покончить самоубийством самому, либо они его уничтожат сами. Богдан избрал первое предложение Бакаева.

3. Особо отмечаем на процессе поведение следующих подсудимых:

а) Смирнов занял линию будто бы он, являясь членом троцкистскозиновьевского центра и зная о террористических установках, сам не участвовал в практической деятельности организации, не участвовал в подготовке террористических актов и не разделял установок Троцкого — Седова. Перекрестными допросами всех подсудимых Смирнов тут же неоднократно уличается во лжи. Под давлением показаний других подсудимых, Смирнов на вечернем заседании вынужден был признать ряд уличающих его фактов и стал менее активен3.

б) Зиновьев при передопросах прокурора о правильности фактов, излагаемых подсудимыми, подавляющее большинство наиболее важных из них, признает. Оспаривает мелочи, вроде того — присутствовали точно те лица или другие при разговорах о планах террора, и т.п. Держится более подавленно, чем все остальные.

в) Каменев при передопросах прокурора о правильности сообщаемых подсудимыми фактов подавляющее большинство их подтверждает. В сравнении с Зиновьевым держится более вызывающе. Пытается рисоваться4.

4. Некоторые подсудимые, и в особенности Рейнгольд, подробно говорили о связи с правыми, называя фамилии Рыкова, Томского, Бухарина, Угланова. Рейнгольд, в частности, показал, что Рыков, Томский, Бухарин знали о существовании террористических групп правых.

Это произвело особое впечатление на инкоров. Все инкоры в своих телеграммах специально на этом останавливались, называя это особенно сенсационным показанием.

Мы полагаем, что в наших газетах при опубликовании отчета о показаниях Рейнгольда не вычеркивать имена правых.

5. Многие подсудимые называли запасной центр в составе Радека, Сокольникова, Пятакова, Серебрякова, называя их убежденными сторонниками троцкистско-зиновьевского блока. Все инкоры в своих телеграммах набросились на эти показания, как на сенсацию и передают в свою печать. Мы полагаем, что5 при публикации отчета в нашей печати эти имена также не вычеркивать6.

Ежов. Каганович7.

_____________________

1 В конце телеграммы наклеена телеграфная лента: «20 августа 1936 года 2 час. 50 мин. Перед[ала] Захарова прин[ял] Афонин».

2 Пункт «д» по левому полю отчеркнут красным карандашом.

3 Далее зачеркнута фраза: «в целом, надо сказать, что положение его глупее».

4 Далее зачеркнута фраза: «изображая из себя вождя».

5 Конец фразы первоначально был такой: «скрыть эти показания в нашей печати невозможно».

6 Далее в проекте письма был пункт 6, который сохранился не полностью: «На всех без

исключения инкоров процесс произвел ошеломляющее впечатление. По сообщению Таля, Астахова и чекистов, инкоры не сомневаются в виновности всех подсудимых и, в частности, Троцкого, Зиновьева, Каменева. Особое впечатление на них производит передопрос Каменева, Зиновьева]...» .

7 По тексту письма имеется правка Кагановича.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.