Телеграмма Временного Поверенного в Делах СССР в Турции в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 10 февраля 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.02.10
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 78-79.

10 февраля 1937 г.

Арас сегодня информировал меня о миланском свидании.

1. Оба министра согласились в том, что как на Средиземном море, так и на Черном море должно быть сохранено статус-кво. Арас будто бы заявил Чиано, что Турция решительно воспротивится проникновению каких бы то ни было посторонних (нечерноморских) держав в Черное море, против чего Чиано не возражал. На мой вопрос, что понимается под статус-кво на Средиземном море, Арас ответил, что — территориальный и политический статус в самом широком смысле. При этом он привел слова Чиано, что нарушением статуса было бы выделение каталонского государства из Испании. Арас утверждает, что о выходе советских судов из Черного моря в Средиземное море Чиано не заговаривал, вопреки противоположным сообщениям газет. Также Арас ответил на вопрос, шла ли речь об участии советского флота в контроле по соглашению о невмешательстве в испанские дела.

2. Относительно присоединения Италии к проливной конвенции Чиано заявил, что этот вопрос решен положительно, но практически это будет сделано после того, как Турция признает де-юре аннексию Абиссинии. Так как Турция сейчас на это пойти не сможет, то Арас рассчитывает, что присоединение Италии состоится после майской сессии Совета Лиги наций, когда, по мнению Араса, будет разрешен юридический вопрос Абиссинии. Кроме того, Чиано в отношении присоединения к проливной конвенции сделал две оговорки: 1) Италия должна быть приравнена к государствам, подписавшим конвенцию; 2) она будет пользоваться преимуществами, вытекающими из японской оговорки, получившей отражение в ст. 21 проливной конвенции. Арас против этих оговорок не возражал, считая, что они не расходятся с конвенцией. Значение же этих оговорок, как мне Арас сказал, он так и не понял.

3. Чиано горячо заверял Араса в дружественных отношениях Германии к Турции. Арас спросил своего собеседника: какие цели он преследует этими заверениями; желает ли, например, Италия, чтобы Германия путем заключения военного союза с Турцией оказалась в Средиземном море? Чиано категорически отверг это и сказал, что Германия заверила Италию, что у нее нет никаких видов в районе Средиземного моря. На основании этой части беседы с Чиано Арас делает вывод, что Италия не хочет появления Германии в Средиземном море в качестве политического или военного фактора.

4. Чиано сказал, что Италия якобы убедилась в том, что нет различия между Коминтерном и Советским правительством. Он признался, что между Италией и Германией существует соглашение, аналогичное японско-германскому.

5. Говоря об испанских делах, Чиано указывал на растущее возбуждение как в Италии, так и во Франции из-за того, что бойцы одной национальности гибнут от рук бойцов другой национальности. Чтобы предотвратить перерастание в общую войну, нужно найти быстрый исход, каковым, по мнению Чиано, должна быть либо победа Франко, либо соглашение заинтересованных держав. Первое место в интервенции людей на стороне испанского правительства Чиано отводит Франции, сказав, что СССР ограничивается посылкой специалистов. Арас нашел Чиано склонным к быстрому урегулированию проблемы невмешательства.

6. По поводу итальянских укреплений на Додеканесе Чиано заверял, что они никогда не были направлены против Турции, а подготовлялись в предвидении абиссинской войны. Арас сделал вид, что этому поверил.

7. В Милане ничего не было подписано и не имеется в виду что-либо подписывать. На мой вопрос, не предполагается ли подписание соглашения, аналогичного англо-итальянскому джентльменскому соглашению, Арас ответил, что в этом нет надобности, так как англо-итальянское соглашение уже обеспечивает на Средиземном море статус-кво. Теперешняя задача Турции, Югославии и Греции — устранить натянутость в отношениях с Италией, которая, в части Турции, уже достигнута миланским свиданием. Кроме того, было бы неосторожно заключать соглашение, так как оно могло бы быть ложно истолковано в других местах.

В своих объяснениях Арас был, против обыкновения, мало словоохотлив. Некоторые вопросы он просто отводил, говоря, что Чиано об этом не говорил, не пускаясь при этом, опять-таки против обыкновения, ни в какие рассуждения. Я несколько раз пытался расшифровать понятие «статус-кво на Средиземном море», но каждый раз получал стереотипный ответ, какой приведен выше. Я указал Арасу на то, что это понятие в его формулировке шире того, которое имеется в англо-итальянском соглашении. Арас сначала было согласился со мной, но потом сказал, что это подразумевается в англо-итальянском соглашении. Он привел в качестве примера, что появление Германии в Средиземном море нарушало бы политически статус-кво и было бы столь же неприемлемо, как и нарушение территориального статус-кво.

Залкинд

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.