Запись беседы Народного Комиссара Иностранных Дел СССР с Послом Китая в СССР Цзян Тин-фу. 11 марта 1937 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.03.11
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 117-118.

11 марта 1937 г.

Посол, поблагодарив за приглашение его ко мне завтра на дачу, начал с того, что его правительство интересуется путями сотрудничества с нами. Ему передавали, что на вчерашнем приеме прессы я говорил о Тихоокеанском региональном пакте.

Я ответил, что мое правительство тоже занято изысканием путей сотрудничества и предполагает дать выезжающему 16-го в Китай т. Богомолову надлежащие инструкции. Я действительно развивал вчера перед журналистами, не для печати, идею Тихоокеанского регионального пакта. Я убежден, что только такой пакт может окончательно прекратить агрессию Японии и обеспечить мир на Дальнем Востоке. Япония не могла бы и не смела бы противопоставлять себя коалиции остальных тихоокеанских государств и рано или поздно сама присоединилась бы к ней. Мы относимся к этой идее положительно, остается убедить в этом другие державы, в особенности Великобританию и Соединенные[1] Штаты Америки, и в этом направлении должны быть сделаны усилия как китайской, так и нашей дипломатией.

Посол спросил, не считаю ли я, что было бы лучше сперва создать некоторое ядро в виде китайско-советского соглашения, к которому потом могли бы присоединиться другие тихоокеанские государства[2].

Я ответил, что этого мнения не разделяю и убежден в противоположном. Если бы был малейший шанс образования тихоокеанской коалиции, то он был бы совершенно уничтожен двусторонним советско-китайским соглашением. Англия и США и так весьма не склонны принимать на себя какие-либо новые обязательства, и они были бы очень рады смотреть издали за действием сепаратного советско-китайского соглашения в надежде, что и его может быть достаточно для ограждения Китая от японской агрессии. Но эта надежда может и не оправдаться. Необходимо начать совершенно с другого конца, как мы и делали при наших попытках обеспечить мир в Европе. Мы начали с регионального пакта, в котором участвовали бы не только СССР, Франция и Чехословакия, но и Германия, Польша и Прибалтика. Мы вели на эту тему длительные переговоры, обеспечив сочувственное отношение Англии и Италии. Лишь после того как окончательно выяснилось нежелание Германии и Польши участвовать в таком пакте, мы перешли к двусторонним соглашениям с Францией и Чехословакией, оставив, однако, для Германии и Польши возможность примкнуть к этим пактам. Благодаря этому мы избавились от упреков в создании блоков и военных союзов. Мне кажется, что таким же путем надо действовать и на Дальнем Востоке. Лично у президента Рузвельта нет принципиальных возражений против регионального пакта, как это было у Гитлера или у Бека, но ему надо преодолеть большие внутренние затруднения, ибо общественное мнение скорее за изоляционизм. Англия также очень медленно раскачивается. Она потеряла чуть ли не два года на бесплодные увещевания Гитлера и только теперь убедилась в невозможности урезонить его, и она переходит к созданию действительных гарантий — к вооружениям и к пропаганде идеи региональных пактов. Придется немало поработать, чтобы завоевать Англию и Америку для идеи Тихоокеанского пакта. Только тогда, когда окончательно убедимся в невозможности такого пакта, можно будет думать о более ограниченных соглашениях.

Посол выслушал меня без возражений. После этого я сказал, что мне не совсем ясны резолюции пленума гоминьдана[3]. На это посол с улыбкой ответил, что «Известия» и «Правда» весьма ловко комментировали эти резолюции, которые не следует понимать в буквальном смысле. Я сказал, что нас интересует главным образом действительное объединение всего Китая.

Я спросил посла, много ли еще осталось германских специалистов в китайской армии и нет ли опасений передачи китайских военных секретов Японии через дружественную ей Германию, к чему как будто ее обязывает недавно заключенное японо-германское соглашение. Посол ответил, что он сам об этом много думал и говорил на эту тему перед отъездом с Чан Кай-ши. Тот его заверил, что, во-первых, с немцами заключены индивидуальные договоры на различные сроки и что поэтому их можно ликвидировать постепенно, без всякого шума, а во-вторых, немцам поручается обучение солдат или наблюдение за фортификационными работами на отдельных участках, но что ни один из этих специалистов не знает общих военных планов Китая. Приглашены эти специалисты еще до прихода Гитлера к власти.

Посол сообщил мне, что среди китайских промышленников и банкиров обсуждается мысль о поездке в СССР для изучения нашей экономики, и в частности методов национализации, которые Китай мог бы усвоить. Посол спрашивал, как мы к этому отнесемся. Я ответил, что им следует обратиться к т. Богомолову и обсудить с ним эту поездку, которую мы несомненно будем приветствовать.

Литвинов



[1] В документе — Северные.

[2] Вопрос о Тихоокеанском пакте поднимался китайским послом также в беседе с полпредом СССР в Китае Д. В. Богомоловым в Москве 8 марта 1937 г. Как видно из записи беседы, Цзян Тин-фу, коснувшись по своей инициативе идеи создания Тихоокеанского пакта и высказав мнение, что «Америка и Англия едва ли пойдут на такой пакт в настоящее время», заявил, что «само китайское правительство стоит целиком за такой пакт».

[3] См. газ. «Известия» и «Правда», 27 февраля 1937 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.