Запись беседы Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР с японским дипломатом Охаси. 17 марта 1937 г.

Реквизиты
Датировка: 
1937.03.17
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 132-137.

17 марта 1937 г.

Охаси[1]. По дороге в Европу и Америку я счел своим долгом посетить Вас, чтобы засвидетельствовать Вам свое уважение. В вашей стране ведется большое строительство. Я поздравляю Вас с достижениями в области строительства. В моей стране также происходит большое строительство.

Пользуясь случаем, я хочу сказать несколько слов о наших отношениях. Советский Союз и наша страна имеют длинную пограничную линию. До сего времени между обеими странами существовали различные запутанные вопросы и возникали различные инциденты, но я имею намерение все эти вопросы гладко урегулировать.

Стомоняков. Я очень рад познакомиться с г. Охаси и благодарю его за любезные слова. Я рад в особенности слышать, что он является сторонником мирного разрешения различных недоразумений и инцидентов на границе и поддержания добрососедских отношений между Маньчжоу-Го и СССР. Я убежден, что если г. Охаси, который является фактическим руководителем внешней политики Маньчжоу-Го, последовательно и энергично будет проводить линию на урегулирование всех инцидентов и конфликтов дружеским образом, то установятся добрососедские отношения. Это является и желанием Советского Союза, и мы готовы сделать все возможное для поддержания добрососедских отношений.

Охаси. До беседы с г. Козловским[2] я думал, что у вашей страны нет стремления к урегулированию наших отношений. Однако после беседы с г. Козловским я узнал, что у СССР есть желание наладить добрососедские отношения. Поэтому впредь я буду всеми силами стремиться к урегулированию различных вопросов с целью создания добрососедских отношений. Мне кажется, что многие недоразумения являются результатом плохой связи между обеими сторонами; так, например, в Харбине у нас имеется дипломатический представитель, но этот представитель не может разбираться в больших вопросах. Несмотря на это, г. Славуцкий только одни раз был в Синьцзине[3]. Было бы лучше, если [бы] г. Славуцкий почаще приезжал в Синьцзин. Об этом я уже говорил г. Козловскому.

Еще одна причина недоразумений заключается в том, что общая атмосфера на Дальнем Востоке оставляет желать много лучшего. Обе стороны относятся друг к другу подозрительно и не доверяют одна другой. Однако для урегулирования любого вопроса требуется взаимная уступчивость и готовность к компромиссам. Для того чтобы можно было найти общий язык, мне кажется, было бы полезно почаще обмениваться мнениями. Об этом я также говорил г. Козловскому.

Стомоняков. Я думаю, что основной причиной конфликтов, которые слишком часто происходят между Маньчжоу-Го и СССР, является неправильная линия поведения маньчжурских властей в отношении СССР. Маньчжурские власти допускают в отношении советских граждан, советских консульств и в отношении СССР действия, которые не имеют места ни в одной цивилизованной стране всего мира. Примерами этого могут служить деятельность крайних кругов белогвардейской эмиграции, разнузданная кампания маньчжурской печати против СССР, открытые призывы к восстаниям и террору против СССР. Не только печать, но даже радиостанции используются для этой кампании. Таких действий не допускает ни одна цивилизованная страна. Кроме того, имеет место открытая дискриминация Советского Союза. В отношении представителей других стран маньчжурские власти этого не допускают; в то время как Советский Союз в течение последних лет показывает свое доброе желание поддерживать добрососедские фактические отношения с Маньчжоу-Го, власти Маньчжоу-Го, вместо того чтобы оценить это, взяли линию, которая является вызовом в отношении СССР. В то время как мы стремимся удовлетворить законные пожелания Маньчжоу-Го, маньчжурские власти допускают акты дискриминации в отношении СССР. В связи с этим я хочу коснуться вопроса о консульствах. В Маньчжоу-Го имеется много консульств иностранных государств. Однако ни одно из этих государств не допускает открытия маньчжурских консульств у себя. Между тем СССР разрешил открыть у себя два маньчжурских консульства, несмотря на то что это не вызывается фактическими интересами Маньчжоу-Го. На советской территории почти нет маньчжурских граждан. Вместо того чтобы оценить этот дружественный жест Советского правительства, маньчжурские власти использовали этот факт для предъявления все новых требований к Советскому правительству. От нас требуют открытия новых консульств, хотя это не оправдывается деловыми соображениями. У нас уже есть два больших консульства Маньчжоу-Го с большим персоналом, который не имеет работы. При этом часть сотрудников этих консульств ведет себя так, что в связи с их поведением возникали прискорбные случаи, по поводу которых мы вынуждены были обращаться с жалобами. Это г. Охаси должно быть известно. Мы готовы поддерживать добрососедские отношения с Маньчжоу-Го, но для этого нужно, чтобы маньчжурские власти вели себя в отношении советских граждан, советских консульств и СССР как власти цивилизованного государства. Вторым условием поддержания добрососедских отношений должно быть неприменение со стороны маньчжурских властей дискриминации в отношении СССР. Если эти два условия будут соблюдаться, то Советское правительство готово сделать все возможное для разрешения имеющихся вопросов и поддержания добрососедских отношений. Мы были бы рады, если бы в результате сегодняшней беседы г. Охаси предпринял шаги, которые привели бы к действительному улучшению отношений между нашими странами.

Охаси. Сначала отвечу по вопросу о консульствах. Правда — в Маньчжоу-Го существуют консульства различных государств. Однако те недоразумения, которые возникают в отношении советских консульств, основаны на различной социальной системе обеих сторон. Об этих недоразумениях приходится сожалеть, но они неизбежны. Но в общем мы относимся ко всем консульствам одинаково. В отношении тех стран, которые не допускают у себя учреждения консульств Маньчжоу-Го, Маньчжоу-Го взяло курс на ликвидацию консульств этих стран у себя. Однако Италия уже просила разрешение на открытие своего консульства в Мукдене[4].

Далее, я не могу согласиться с Вашим заявлением о том, что существование маньчжурских консульств в СССР не оправдывается фактической необходимостью. На территории СССР проживает много подданных Маньчжоу-Го; но дело в том, что вы их не признаете. В вопросе о консульствах Маньчжоу-Го намерено действовать по принципу взаимности и равенства. Что касается действий властей Маньчжоу-Го в отношении советских граждан, то эти действия основаны на государственных законах Маньчжоу-Го, и никакого другого отношения к советским гражданам не существует. В СССР также существуют свои государственные законы в отношении иностранцев.

В заключение я хочу спросить: можно ли понимать заявление г. Стомонякова о консульствах таким образом, что если мы будем относиться к вашим консульствам так же, как мы относимся к консульствам других государств, то вы, со своей стороны, будете относиться к нашим консульствам так же, как вы относитесь к консульствам других государств.

Стомоняков. Я не имел в виду сегодня вести большую дискуссию по отдельным вопросам. Г-н Охаси находится здесь только проездом и сделал мне только визит. У нас нет времени для детального обсуждения вопросов о наших отношениях. Пользуясь случаем, я хотел только разъяснить точку зрения Советского правительства. Но в связи с ответом г. Охаси я хотел бы все же очень бегло остановиться на некоторых его замечаниях. Нельзя согласиться, будто маньчжурские власти относятся к советским консульствам так же, как они относятся к другим консульствам, как, например, к консульствам Великобритании или Америки. К глубокому сожалению, это заявление противоречит действительности. Нам неизвестны выпады властей Маньчжоу-Го в отношении других стран. Примером же отношения маньчжурских властей к нашим консульствам может служить тот факт, что в отношении нашего консульства на ст. Пограничная маньчжурские власти создали режим голодной блокады. Нам неизвестны факты, когда маньчжурские власти призывали к свержению правительств и к восстаниям в других странах, помимо СССР. Г-н Охаси говорит, что Маньчжоу-Го принимает меры к ликвидации других консульств. Однако нам не известно ни одного факта ликвидации иностранных консульств. Многие государства имеют в Маньчжоу-Го консульства, но не допускают учреждения маньчжурских консульств у себя. Несмотря на это, Маньчжоу-Го относится к этим странам хорошо. С подобной дискриминацией Советское правительство никогда не согласится. Совершенно расходится с действительностью и заявление г. Охаси о том, что отношение маньчжурских властей к советским гражданам основано на законах Маньчжоу-Го. Разве можно назвать законными действиями пытки, избиения и убийства, применявшиеся в отношении советских граждан? Что касается замечания, что на территории СССР имеется много маньчжурских граждан, то мне это неизвестно. Г-н Охаси говорит, что позиция Маньчжоу-Го в отношении советских консульств и СССР не есть дискриминация. Если г. Охаси благодаря своему влиянию добьется того, что позиция маньчжурских властей впредь не будет основана на дискриминации и они будут вести себя как власти цивилизованного государства, то я глубоко убежден, что мы сумеем разрешить все спорные вопросы и установить добрососедские отношения. Я не хочу вдаваться в детали. Основная мысль моего заявления та, что Советское правительство готово поддерживать добрососедские отношения при соблюдении следующих двух условий: 1) маньчжурские власти относятся к советским представителям и к СССР, как власти цивилизованного государства относятся к другим странам; 2) Маньчжоу-Го прекращает всякую дискриминацию в отношении Советского Союза.

Охаси. Имеются различные вопросы, которые мы хотим урегулировать на основе равенства и взаимности. Но, так или иначе, все вопросы мы хотим урегулировать мирным путем. Кстати, я хотел бы спросить, в каком положении находятся маньчжуро-монгольские переговоры. Вначале эти переговоры шли успешно, но в последнее время они, кажется, затормозились.

Стомоняков. По сведениям, которые у меня имеются, задержка произошла потому, что японские или маньчжурские войска оккупировали значительную часть территории Монгольской Народной Республики. Монгольское правительство потребовало от Маньчжоу-Го отвода войск. В настоящее время ведется телеграфная переписка между Улан-Батором и Синьцзином.

Охаси. Я, со своей стороны, хочу разрешить этот вопрос мирным путем. Здесь находится монгольский представитель. Не можете ли Вы оказать мне содействие в устройстве встречи с монгольским представителем. Я не собираюсь вести с ним переговоры, а хочу только засвидетельствовать свое уважение.

Стомоняков. Мы будем очень рады, если переговоры на ст. Маньчжурия приведут к соглашению. Г-ну Охаси известно, что Советское правительство придает большое значение поддержанию мира на маньчжуро-монгольской границе. Я рад слышать, что г. Охаси ставит целью мирное урегулирование всех вопросов. Что касается встречи с монгольским представителем, то г. Охаси может обратиться с этой просьбой непосредственно к представителю Монгольской Народной Республики. Мы в принципе не принимаем на себя никакого посредничества между государствами, тем более что Монгольская Народная Республика является самостоятельным государством.

Охаси. Кроме того, я хотел бы засвидетельствовать свое уважение наркому г. Литвинову. Послезавтра вечером я уезжаю, но 19-го числа утром я еще буду в Москве. Я буду в Москве также с 10 часов утра 21-го числа.

Стомоняков. Я передам.

Б. Стомоняков



[1] Заместитель министра иностранных дел марионеточного правительства Маньчжоу-Го.

[2] Заведующий II Восточным отделом НКИД СССР; беседа состоялась 15 марта 1937 г.

[3] Название, данное г. Чанчуню после объявления его столицей марионеточной империи Маньчжоу-Го.

[4] Шэньян.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.