Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Германии Я. З. Сурица в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 17 марта 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.03.17
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 137-138.

Немедленно

17 марта 1937 г.

Ближайшее ознакомление с германской нотой[1] (текст которой вам, вероятно, уже более подробно известен через Лондон или Париж) приводит к выводу, что германская позиция мало в чем изменилась. Сопоставляя все, что мне в свое время говорил о Западном пакте Дикгоф[2], с тем, что узнал о ноте от коллег, я мог установить лишь следующие новые моменты:

1. Функции арбитра от Лиги наций переходят к гарантам (Англии и Италии). Это, пожалуй, самое существенное и сообщает всему маневру характер, заостренный против Лиги, и вскрывает огромную роль Италии и оси Берлин — Рим.

2. Подкоп против французских договоров, и в частности против франко-советского, проводится более тонко и замаскированно. Германия предлагает заключить пакт о ненападении без всяких изъятий и оговорок. Раз Франция настаивает на изъятиях, то Франция же и должна дать гарантии, что эти изъятия совместимы с новым Локарно. В чем должны заключаться эти французские гарантии, нота не указывает, но можно догадаться, что одной из гарантий в части, касающейся советско-французского пакта, должен быть отказ от «автоматизма», от права самой решать, когда обязательства входят в силу.

3. В ноте не чувствуется обычного стремления вбить клин между Англией и Францией. Острие ноты одинаково, если не более, направлено и против Англии (игнорирование Лиги, отказ гарантировать Англию). Нота исходит как будто из факта признания существования двух группировок: англо-французской, с одной стороны, и германо-итальянской — с другой. Нота не дает ничего, что сблизило бы точки зрения обеих группировок.

Для оценки ноты интересно объяснение, данное Дикгофом в беседе с чехословацким посланником и другими коллегами. Дикгоф указывал, что требование Англии о получении ею гарантий выходит за рамки Локарно. Если Англия будет настаивать на своем требовании, то Италия со своей стороны поставит аналогичное. Далее Дикгоф сказал чехословацкому посланнику, что ошибочно думать, что Германия добивается расторжения договоров Франции с Чехословакией, Польшей и СССР. Германия «считается с франко-советским договором как с фактом», но возражает против автоматизации его применения. Заявление Дикгофа произвело на чехословацкого посланника заметное впечатление. Большинство коллег, и в том числе [Франсуа-] Понсе, считают, что германская нота открывает дверь для переговоров. По мнению Понсе, Германия, однако, рассчитывает на выигрыш времени, в первую очередь выжидая, по-видимому, исхода испанских событий. Понсе усматривает в ноте доказательство глубины и прочности итало-германского сотрудничества.

Понсе, указывая, что в Испании действует открыто итальянская регулярная армия, неожиданно для меня выразил удивление, что такого рода факты не вызывают реакции держав.

Полпред



[1] См. газ. «Известия», 14 марта 1937 г.

[2] Я. З. Суриц беседовал по этому вопросу с заведующим политическим отделом МИД Германии Дикгофом 11 июля и 28 октября 1936 г.

В частности, как видно из телеграммы Сурица в НКИД СССР от 28 октября 1936 г., Дикгоф, говоря о подходе западных держав и Германии к переговорам о заключении Западного пакта, сказал, что выявились «общий маршрут и параллельность интересов». «Насколько можно понять, — говорилось в телеграмме, — достигнуто соглашение об ограничении переговоров в рамках одной лишь Западной Европы и об отклонении предложенного Англией проекта взаимопомощи. Первая позиция, по-видимому, сведется к заключению франко-германского пакта о ненападении, гарантированного Англией и Италией и с изъятием ст. 2 старого Локарнского договора».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.