Телеграмма Полномочного Представителя СССР во Франции В. П. Потемкина в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 23 марта 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.03.23
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 141-142.

Вне всякой очереди

23 марта 1937 г.

Дельбос сегодня утром пригласил меня к себе. Во-первых, как и Блюм, он поделился своими опасениями насчет Италии. Оказывается, внезапно вызван в Рим Черрути[1]. Имеются сведения, что Муссолини собирается посылать в Испанию новые подкрепления. Гранди[2] оттягивает в Лондоне собрание Комитета по вопросу о волонтерах, ссылаясь на неполучение им инструкций. Англия также раздумала делать в Риме свой демарш по поводу нахождения в Испании итальянских регулярных войск. Она ссылается на то, что не имеет еще достаточных доказательств этого. Дельбос имеет какие-то сведения от Франсуа-Понсе, будто Германия не расположена поддерживать Италию до конца. Однако очевидно, что это сообщение внушает Дельбосу еще меньше доверия, чем позиция, занимаемая Англией. Однако расхождение с последней по-прежнему представляется французам величайшей катастрофой. Между прочим, и свой ответ нам по вопросу испанского золота, уже сообщенный по телеграфу Кулоидру, Дельбос мотивирует тем соображением, что необходимо будет дать некоторое удовлетворение англичанам[3].

Во-вторых, Дельбос жаловался, что события в Клиши грозят превратиться для Франции в «дипломатическое Ватерлоо». Он плачется, что они ободряют Италию и Германию и деморализуют союзников и друзей Франции. Между прочим, они якобы наносят удар новому плану французов, о котором услышал от Дельбоса впервые, именно: заключить дунайское соглашение — Франция, Чехословакия, Венгрия, Австрия, чтобы нейтрализовать разлагающую работу Германии и Италии в Югославии и Румынии. Говоря об этих неудачах, Дельбос трагически воздевал руки.

В-третьих, Дельбос сообщил мне, что на завтра намечено совещание Блюма с ним и Даладье по вопросу о переговорах наших генеральных штабов. Задержав меня у двери, он усиленно меня заверял, что нужно устранить всякие недоразумения, что наш ответ он признавал вполне достаточным, что Блюм уже выражал нам свою благодарность, что вся беда в ослаблении контакта Блюма с Даладье за последнее тревожное время. Я ответил, что не берусь предсказывать, как отнесется наш генштаб к последним заявлениям Швейсгута. Лично мне представляется преждевременным, не договорившись в принципе, переходить к одностороннему выяснению технических, и притом достаточно деликатных, вопросов, имеющих отношение к эвентуальным военным действиям Советского Союза.

Полпред



[1] Посол Италии во Франции.

[2] Посол Италии в Великобритании.

[3] Данное высказывание министра иностранных дел Франции Дельбоса связано со следующим.

При обсуждении 16 марта 1937 г. на заседании подкомитета при председателе Комитета по невмешательству плана дальнейшей работы Комитета представители Италия и Германии заявили об отказе обсуждать вопрос о выводе из Испании волонтеров (фактически итальянских и германских воинских частей, сражавшихся на стороне мятежников) до решения Комитета о запрещении испанскому правительству распоряжаться золотыми запасами страны (см. газ. «Известия», 20 марта 1937 г.). Вслед за этим правительство Франции через свое посольство в Москве обратилось к НКИД СССР с просьбой о том, чтобы в порядке компромисса советскому представителю в Комитете И. М. Майскому были даны указания согласиться, как говорилось в заявлении от 17 марта временного поверенного в делах Франции в СССР Пайяра, «на передачу вопроса об активах законного испанского правительства и правительства Франко на предварительное рассмотрение комиссии экспертов». Принимая 20 марта Пайяра, обратившегося с этим же вопросом к народному комиссару иностранных дел СССР, последний разъяснил, что Советское правительство не будет «жертвовать принципом в отношении права испанского правительства распоряжаться своим золотом», но могло бы не возражать против работы комиссии экспертов, полагая, на основания обращений посольства Франции, что французские эксперты в этой комиссия будут поддерживать точку зрения советской стороны. Упоминаний, как об этом говорится в комментируемом документе, об ответе посольства Франции в СССР на данное заявление в архиве МИД СССР не обнаружено (об указаниях представителю Франции в Комитете см. «Documents diplomatiques Français. 1932 — 1939», 2-е serie (1936 — 1939), vol. V. Paris. 1968, pp. 233—234).

В соответствии с телеграммой НКИД СССР от 23 марта Майский заявил на состоявшемся в тот же день заседании подкомитета, что, оставаясь на принципиальной позиции защиты прав испанского правительства, советская сторона согласна передать на рассмотрение комиссии экспертов вопрос о том, правомочен ли Комитет вторгаться в вопросы использования испанским правительством капитальных ценностей страны, включая золото. Дальнейший ход заседания показал, что Италия и Германия были намерены и впредь всячески препятствовать обсуждению вопроса о выводе своих войск из Испании. Итальянский представитель Гранди при этом заявил, что на один итальянский «волонтер» не покинет Испанию до полного окончания гражданской войны (см. газ. «Известия», 26 марта 1937 г.).

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.