Протокол очной ставки между арестованными Вавиловым Николаем Ивановичем и Паншиным Борисом Аркадьевичем от 23-го июня 1941 года.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1941.06.23
Источник: 
Суд палача. Николай Вавилов в застенках НКВД. Биографически очерк. Документы. Академия. 1999. Стр. 468-475
Архив: 
ЦА ФСБ России, № Р-2311, т. 5, л. 160—172. Машинопись. Подписи, правка Вавилова и Паншина — автограф.

Стенограмма

Протокол очной ставки между арестованными Вавиловым Николаем Ивановичем и Паншиным Борисом Аркадьевичем

от 23-го июня 1941 года.

Начало в 13.50 часов.

Вопрос ВАВИЛОВУ: Вы знаете сидящего перед вами человека?

Ответ: Да, знаю — это ПАНШИН Борис Аркадьевич, который работал в отделе новых культур ВИР’а, специалистом по сахароносным растениям. Знаю ПАНШИНА примерно с 1923 года по периоду его работы в Киевском сортоводно-семенном отделе «Главсахара». Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: А вы знаете сидящего перед вами человека?

Ответ: Да, знаю — это ВАВИЛОВ Николай Иванович — бывший директор Всесоюзного института растениеводства в Ленинграде. ВАВИЛОВА я знаю с 1923 года. Правда, первая встреча у нас была с ним еще в 1916 году в Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: Какие у вас были взаимоотношения с ПАНШИНЫМ?

Ответ: Взаимоотношения с ПАНШИНЫМ Б. А. у меня были нормальные, личных счетов между нами не было. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Правильно показывает ВАВИЛОВ?

Ответ: Да, правильно. Взаимоотношения с ВАВИЛОВЫМ у меня были нормальные и личных счетов между нами не было. Б. Паншин

Вопрос ПАНШИНУ: Вы подтверждаете данные вами на следствии показания?

Ответ: Да, подтверждаю. Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: А вы подтверждаете свои показания?

Ответ: Да, подтверждаю. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Когда вы установили связь по антисоветской работе с ВАВИЛОВЫМ?

Ответ: Связь по антисоветской работе с ВАВИЛОВЫМ я установил в 1932 году. б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: Правильно показывает ПАНШИН дату установления вами с ним связи по антисоветской работе?

Ответ: Да, правильно. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Вы подтверждаете свои показания о ВАВИЛОВЕ?

Ответ: Да, подтверждаю. Б. Паншин

Вопрос: Покажите, что конкретно вам известно о ВАВИЛОВЕ?

Ответ: ВАВИЛОВ Николай Иванович, будучи выходцем из буржуазной семьи, являлся резко выраженной антисоветской личностью. Его отношения к Советской власти с самого начала ее существования были резко враждебные. Правда, свои антисоветские настроения ВАВИЛОВ высказывал осторожно, лишь в кругу близких ему лиц. Я помню разговор ВАВИЛОВА, который говорил: «Еще неизвестно, чем кончится это запутанное на данный момент сельское хозяйство в СССР, а нам нужно не упускать времени и готовиться к будущему разрабатывать такие вопросы и проблемы, которые хотя для данного момента будут и не актуальными, но будут важны для будущего».

ВАВИЛОВ всегда подчеркивал, что поскольку ВИР пользуется неограниченными правами и возможностями, а сам он, как директор ВИР’а и одновременно президент Сельскохозяйственной Академии им. Ленина, пользуется доверием и авторитетом в руководящих кругах, — имеет полную возможность проводить нужную ему линию в руководстве сельскохозяйственной наукой.

Пользуясь этим, ВАВИЛОВ давал особое направление всей деятельности ВИР'а, которая, по существу шла вразрез с выдвигаемыми партией и советской властью задачами в области развития социалистического сельского хозяйства.

Так, например, ВАВИЛОВ давал практические установки в работе ВИР’а по разработке отвлеченных, сугубо теоретических, совершенно оторванных от жизни задач в области сельского хозяйства, Или, как он выражался, «актуальных для далекого будущего».

Отличительной чертой ВАВИЛОВА всегда являлось его чрезмерное восхваление достижений в области развития сельского хозяйства за границей, причем он особо подчеркивал преимущества индивидуального сельского хозяйства перед колхозным строем.

ВАВИЛОВ пренебрежительно относился к работам советских ученых и даже, в частности, к работам таких признанных авторитетов советской сельскохозяйственной науки, как МИЧУРИН и ЛЫСЕНКО, пытаясь опорочить их научные методы и результаты работ в широких общественных и сельскохозяйственных научных кругах.

ВАВИЛОВ всегда стоял на устарелых механистических позициях так называемой формальной генетической школы, которая придает преувеличенное значение наследственности растений, а не условиям воспитания и среды, как это выдвигают и практически доказывают правильность этого положения крупные советские ученые.

Мне известно также, что ВАВИЛОВ был лично близок с рядом видных бывших руководящих работников сельского хозяйства, впоследствии арестованных органами НКВД, в частности с бывшим Наркомом земледелия ЯКОВЛЕВЫМ. ВАВИЛОВ мне лично говорил, что ЯКОВЛЕВ относится к нему чрезвычайно внимательно и что, пользуясь его благосклонностью, он проводит через Наркомзем любое нужное ему мероприятие.

Должен отметить, что ВАВИЛОВ наибольшую популярность получил именно при бывшем Наркоме земледелия ЯКОВЛЕВЕ, который всегда поддерживал ВАВИЛОВА и создал ему соответствующий авторитет.

ВАВИЛОВ имел особенно близкие отношения с МЕЙСТЕРОМ Георгием Карповичем, бывшим директором Саратовской опытной станции, и ТУЛАЙКОВЫМ Николаем Максимовичем, бывшим директором Саратовского института орошаемого земледелия (оба в 1937 году арестованы органами НКВД) и, насколько помню, также близок был с ДОЯРЕНКО Алексеем Григорьевичем, профессором Тимирязевской сельскохозяйственной академии, бывшим активным участником «Трудовой Крестьянской Партии».

Должен сообщить следствию, что ВАВИЛОВ был очень высокого мнения о БУХАРИНЕ, особенно после совместной с ним поездки в Англию, примерно в 1931-32 г.г. Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: Вы подтверждаете эту часть показаний ПАНШИНА?

Ответ: В основном, ПАНШИН показал правильно. Я хочу сделать только некоторые уточнения. С ЯКОВЛЕВЫМ с 1930 по 1934 г.г. у меня действительно были очень хорошие взаимоотношения, а в последние годы отношения с ЯКОВЛЕВЫМ у меня были натянутыми.

С МЕЙСТЕРОМ и ТУЛАЙКОВЫМ Н. М. я действительно был близок и об этом дал следствию соответствующие показания. С ДОЯРЕНКО, — непосредственно связи не имел, но будучи еще студентом, являлся его учеником по Тимирязевской академии.

Что касается БУХАРИНА, то я действительно был о нем высокого мнения как о научном работнике, связи по антисоветской работе я с ним не имел. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: У вас есть какие-либо замечания по заявлению ВАВИЛОВА?

Ответ: Замечаний у меня нет и я настаиваю на своих показаниях. Б. Паншин

Вопрос ПАНШИНУ: Вы показали о том, что фактически антисоветскую связь с ВАВИЛОВЫМ установили в начале 1932 года, а ВАВИЛОВА, как антисоветски настроенного человека знали еще по периоду 1926-29 г.г.

Это правильно?

Ответ: Да, правильно. Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: А эту часть показаний ПАНШИНА вы подтверждаете?

Ответ: Признаю, что у меня действительно периодически проявлялись антисоветские настроения, но сказать, что это было систематически, — я не могу Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Покажите подробнее об установлении вами антисоветской связи с ВАВИЛОВЫМ?

Ответ: Что касается установления мною антисоветской связи с ВАВИЛОВЫМ, то я должен сообщить следующее:

В 1931 году вскоре после моего вторичного поступления на Работу в систему ВИР’а тогда-же, одновременно, меня приглашали на работу во вновь организуемый Наркомземом Союза — институт Цикория. В связи с этим у меня произошел разговор с ВАВИЛОВЫМ, который заявил мне, что для него желательно, чтобы я остался на работе в ВИР’е и что это будет также в моих интересах, так как а ВИР’е мне будет предоставлена полная возможность работать совершенно свободно, не будучи связанным какими-либо директивами или установками вышестоящих органов.

«Поскольку мы являемся хозяевами и сами регулируем свою тематику, сказал ВАВИЛОВ, — поэтому вмешиваться в это дело никто не может, работа наша абсолютно безопасна, а нам лично дает полное удовлетворение, независимо от тех практических результатов, которые она будет иметь».

Продолжая беседу ВАВИЛОВ сказал, что в институте Растениеводства имеется группа лиц, которая полностью разделяет его вредительские установки, направленные к развитию сугубо теоретических положений в области сельскохозяйственной науки, в противовес насущным потребностям государства в деле развития социалистического сельского хозяйства.

Из разговора с ВАВИЛОВЫМ мне было понятно, что открыто вести борьбу с советской властью он считает невозможным, однако в то же время, он считает совершенно необходимым, чтобы мы отстаивали свою точку зрения в разработке сугубо теоретических научных проблем, оторванных от жизни и таким путем противодействовали советской власти.

Несмотря на то, что период 1932 года требовал мобилизации внимания научных сил, работающих в области сельского хозяйства, на разрешение практических вопросов в деле развития и укрепления колхозного сельского хозяйства ВАВИЛОВ и его единомышленники сознательно, во вредительских целях, эти жизненные вопросы игнорировали.

Все это, о чем я сейчас показал, — вполне отвечало моим политическим взглядам и направленности в научно-исследовательской работе. С ВАВИЛОВЫМ я был целиком согласен и, таким образом, между нами была установлена связь по антисоветской работе. Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: Вы подтверждаете эту часть показаний ПАНШИНА?

Ответ: ПАНШИН, в основном, показывает правильно, я хочу сделать только некоторые замечания. В частности, я должен отметить, что ПАНШИН, сам лично теоретической работой не занимался и поэтому в этой части у него и не могло быть соответствующих вывихов. Что же касается ЯКОВЛЕВА, то я должен заявить следствию, что я подтверждаю свои показания в той части, где я говорил о выполнении мною и другими соучастниками вражеских директив бывшего Наркома земледелия ЯКОВЛЕВА. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Приведите конкретные факты известных вам вредительских действий, проведенных при непосредственном участии ВАВИЛОВА, а также и вами по его заданию.

Ответ: Из конкретных фактов вредительской работы ВАВИЛОВА мне известны следующие:

Прежде всего, я должен отметить то, что такое важное дело, имеющее оборонное значение, как внедрение каучуконосных растений, — ВИР’ом по существу было отодвинуто на второй план. Исключение представляет — внедрение в производство гваюлы, которая собственно говоря, также имеет второстепенное значение.

Такое же положение было и с внедрением в производство хинного дерева. По внедрению в сельское хозяйства Союза указанных растений ВИР, — как головное научно-исследовательское учреждение, должен был занимать первое место. Между тем, фактически этим не занимался, в результате вредительских установок ВАВИЛОВА.

Кроме того, с согласия ВАВИЛОВА были также допущены в план научно-исследовательской работы такие темы с сахароносными растениями, результаты которых были чрезвычайно проблематичны.

В 1935-36 г.г. под руководством ВАВИЛОВА был издан трёхтомный сборник «Теоретические основы селекции». Следует сказать, что в результате вредительских установок ВАВИЛОВА этот труд не достигает поставленной цели, т. е. не дает необходимого руководства селекционерам при практическом проведении их работ, а ограничивается лишь подробным описанием отдельных элементов селекционного процесса, но не дает полного представления о том, как селекционный процесс должен быть построен в целом. Поэтому указанный многотомный труд, необходимой пользы для практической селекции не принес и в этом отношении уступает небольшому труду работников Харьковской селекционной станции под руководством директора ЮРЬЕВА, который принес больше практической1 пользы для советского селекционера. Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: Правильно показывает ПАНШИН?

Ответ: Относительно работы с каучуконосами и хинным деревом, показания ПАНШИНА я считаю неправильными, так как ВИР Делал все возможное. Правда, результаты работы может быть не всегда были такими, какие мы хотели бы видеть, но фактически, мною принимались необходимые меры к внедрению каучуконосов. В частности, если говорить о гваюле и хинном дереве, то эти растения уже внедрены ВИР’ом на многих гектарах в нашей стране, Кроме того по каучуконосам дан эффективный метод определения каучука, в 30 раз ускоряющий отбор наиболее богатых каучуком растений. Вся проблема по освоению хины, по разработке методов культуры, технологии выделения хины сделана ВИР’ом и при активном участии моем, как директора.2

По сахароносным растениям большим специалистом являлся сам ПАНШИН и в этом отношении я ему вполне доверял.

Сборник «Теоретические основы селекции» имеет и свое практическое значение. Кроме того, ВИР’ом было также издано несколько книжек по методике селекции, оперативного характера, как например: «Селекция хлебных злаков», масляничных культур, прядильных культур и др. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Вы настаиваете на своих показаниях?

Ответ: Я настаиваю на своих показаниях и считаю, что ВАВИЛОВ показывает неправду.

Я сам лично принимал участие в работе комиссии Советского Контроля, по вопросу состояния дела с внедрением каучуконосных растений, имеющих большое оборонное значение для Советского Союза, и должен заявить, что после тщательного анализа, которому была подвергнута проведенная работа ВИР’ом и другими учреждениями, работа ВИР’а не отвечала требованиям и директивных органов, ВИР’ом в частности не были использованы все возможности, которыми он располагал. Такое же положение было и в отношении хинного дерева. По этому вопросу я непосредственно сталкивался, когда уже работал в ВИЛАР’е, о чем мне также хорошо известно.

Настаиваю также на своих показаниях по вопросу оценки практического значения сборника «Теоретические основы селекции» Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: Вы показали, что ПАНШИН Б. А. вами лично был привлечен к антисоветской вредительской работе в 1932 году Кроме того, вы заявили следствию, что вам были известны антисоветские настроения ПАНШИНА по вопросам коллективизации сельского хозяйства. Далее вы показали, что ПАНШИН лично вами был привлечен к вредительской работе по составлению завышенных планов сахарной свеклы и других сахароносных растений.

Вы эти показания подтверждаете?

Ответ: Да, подтверждаю. Н. Вавилов

Вопрос ПАНШИНУ: Правильно показывает ВАВИЛОВ?

Ответ: ВАВИЛОВ показывает правильно за исключением одного вопроса, когда он говорит о практическом привлечении меня к вредительскому составлению завышенных планов по развитию сахарной свеклы и сахароносных растений. Может быть, такой факт и имел место, но вспомнить его я сейчас затрудняюсь. Б. Паншин

Вопрос ПАНШИНУ: Вы имеете вопросы к ВАВИЛОВУ?

Ответ: Вопросов к ВАВИЛОВУ я не имею.

Б. Паншин

Вопрос ВАВИЛОВУ: А вы имеете вопросы к ПАНШИНУ?

Ответ: Нет, вопросов к ПАНШИНУ, я также не имею.

Н. Вавилов

Очная ставка закончена в 15.30.

Записано с наших слов верно и нами прочитано.

Н. Вавилов Б. Паншин.

ОЧНУЮ СТАВКУ ПРОВЕЛИ:

ПОМ. НАЧ. 1 ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСН.

А. Хват.

СТ. СЛЕДОВАТЕЛЬ 4 ОТД. 1 ОТДЕЛА С/Ч. НКГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ

Шукшин.

СЛЕДОВАТЕЛЬ 4 ОТД. 1 ОТДЕЛА С/Ч. НКГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ

Д. М. Коноплев.

___________________________

1 «Вставленному "практической» верить. Б. Паншин».

2 Эти два предложения вписаны Вавиловым позднее. — Ред.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.