Телеграмма Временного Поверенного в Делах СССР во Франции в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 21 апреля 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.04.21
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 186-187.

21 апреля 1937 г.

Кулондр 20-го завтракал в полпредстве. Отмечает значительное улучшение атмосферы в Париже в смысле франко-советских отношений. Он предупреждал Блюма и ряд других собеседников о необходимости решительного перелома в реализации пакта, аргументируя немецкой игрой. Кулондр считает, что его усилия помогут провалу попытки Шахта в Париже добиться ослабления франко-советского пакта[1].

Кулондр очень доволен нашим дементи по поводу германо-советских отношений. Он указал, что со стороны некоторых германских кругов имеется определенная тенденция к сближению с СССР, сославшись при этом на заявление Нейрата Понсе о том, что, если они не договорятся с англичанами, «кроме Лондона есть Москва».

Я информировал Кулондра о предстоящем демарше перед Блюмом и Дельбосом о необходимости скорейшего заключения торгового договора для создания нормального судебного режима. Кулондр обещал нажать в этом смысле, однако он тут же указал, что вряд ли удастся это сделать ввиду необходимости согласования с рядом министров. Для ускорения он предлагает выделить одни лишь юридически-организационные вопросы и заключить отдельно соглашение о поселении — этаблисман, эвентуально вместе с консульской конвенцией (на заключение последней будто бы не имеется возражений Москвы, и он надеется получить положительный ответ и в Париже).

Мне кажется, что такое предложение приемлемо, ибо мы в первую очередь заинтересованы в судебном режиме, тем более что коммерчески-таможенные моменты в основном разрешены временным соглашением.

Срочно сообщите указания[2].

Кулондр выезжает в Москву 22-го.

Гиршфельд



[1] См. газ. «Известия», 27 и 28 мая 1937 г.

[2] По возвращении в Москву Кулондр в беседе с заведующим III Западным отделом НКИД СССР А. Ф. Нейманом 26 апреля 1937 г., сославшись на договоренность с министерством торговли Франции, уточнил предложения в отношении торгового договора, высказанные им в Париже временному поверенному в делах СССР во Франции Е. В. Гиршфельду. Как видно из записи беседы Неймана, предложения Кулондра предусматривали «исключение из торгового договора чисто коммерческих вопросов, с тем чтобы в торговом договоре оставить только соглашение о поселении, главу о режиме торгпредства и минимум вопросов общего характера, касающихся торговли.  Кулондр предложил также одновременно с торговым договором заключить отдельно консульскую конвенцию вместе с соглашением об установлении сети французских консульств в СССР». Конкретные вопросы торговли, по мнению Кулондра, должны были по-прежнему регулироваться ежегодными торговыми соглашениями.

4 мая В. П. Потемкин направил Гиршфельду письмо со следующими согласованными с НКВТ СССР указаниями: «Если французы сейчас предлагают снять вопрос о таможенных пошлинах для того, чтобы скорее закончить затянувшиеся торговые переговоры, то мы, движимые тем же стремлением скорее закончить эти переговоры, готовы пойти им навстречу и снять наше требование по таможенным тарифам. Само собой разумеется, что в этом случае те компенсации, которые были нами намечены в обмен за эти французские уступки, также не будут предоставлены и договор приобретет форму формального торгового договора. В этот договор должны будут войти: глава о поселении, глава о торгпредстве и хозорганах, глава о мореплавании и небольшая глава по торговым вопросам, включающая лишь формальные моменты торговли (таможенные формальности, сертификаты о происхождении, сертификаты о здоровье и пр.)». «Вы,— говорилось далее в письме,— должны возражать против связывания вопроса о торговом договоре с консульской конвенцией, указывая, что такое связывание могло бы затянуть переговоры и лишить происходящее сужение рамок переговоров смысла, ибо вопрос о консульской конвенции является новым сложным вопросом, не связанным с торговым договором».

8 мая посол Франции в СССР выразил согласие с мнением советской стороны относительно консульской конвенции. В ходе последующих переговоров в Париже и Москве французская сторона не проявила, однако, заинтересованности в скорейшем разрешении вопросов советско-французских экономических отношений.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.