Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Чехословакии в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 22 апреля 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.04.22
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 187-188.

22 апреля 1937 г.

Подводя итог сегодняшнего двухчасового разговора со мной, Бенеш просил как основное передать вам, что Италия предлагала Югославии союзный договор, а Венгрия — соглашение в подтверждение существующих границ. То и другое Югославия отвергла именно потому, что не хочет менять политическую ориентацию на Францию и Малую Антанту. Бенеш убежден, что Югославия удержится на этой позиции и в будущем. Он ничего не знает, но допускает, что Румыния попытается подражать Югославии. Он не питает никаких иллюзий насчет своих союзников, но считает, что Малая Антанта все еще жизнеспособная организация. В поведении Югославии обвиняет Францию и ошибки ее внешней политики. Он считает, что после занятия немцами Рейнской области малые государства руководятся в своем поведении страхом перед Германией и неверием в защиту со стороны Франции. Утверждает, что Чехословакия не поддастся таким настроениям. Ее внешняя политика остается на базе безоговорочной поддержки фронта мира путем опоры на Францию и СССР. Значение последнего возрастает для дела мира, и Чехословакии в частности.

Когда я опровергал слухи о предстоящем сближении СССР с Германией, Бенеш заявил, что он приветствовал бы такое сближение наших стран, которое включало бы гарантию ненарушимости мира[1]. В этой связи о Чехословакии он сказал, что не отвергнет без переговоров германское предложение, если оно будет открывать перспективу улучшения взаимоотношений при непременном условии полного сохранения и укрепления существующих гарантий мира. Дальше категорически заверил, что и в таком случае система договоров о взаимной помощи с Францией и СССР является для Чехословакии безоговорочным условием.

Александровский



[1] Более подробно эта часть разговора изложена в записи беседы. «Хотя Бенеш знал об этом от Крофты, — говорится в ней, — я счел правильным повторить ему опровержение слухов о сближении СССР и Германии. Бенеш реагировал на это довольно живо вопросом о том, почему бы СССР и не сблизиться с Германией. Чехословакия только могла бы приветствовать такое сближение. Тогда и ее соседские взаимоотношения с Германией приняли бы более благоприятные формы. Признаться, я был удивлен и сказал, что не понимаю постановку вопроса. СССР всегда хотел хороших отношений с Германией, был автором Восточного пакта и старался включить в него Германию. Не кто другой, как Германия, отвергает идею создания мирного фронта, идею коллективной безопасности и противопоставляет им свею систему подготовки войны.

Бенеш ответил, что между нами является само собой понятным, что предпосылкой остается гарантия ненарушимости мира. Минимум — те гарантии, которые существуют, должны быть всячески сохранены.

Я снова спросил Бенеша, видит ли он какие-либо изменения в линии поведения Германии, на основании которых можно было бы рассчитывать на улучшение взаимоотношений СССР или Чехословакии, или Франции с Германией.

Бенеш ответил, что Германия производила зондаж в Чехословакии, о чем мне известно. Дальше зондажа не пошло, но если бы Германия сделала какие-нибудь предложения, то Чехословакия не смогла бы отвергнуть без переговоров те германские предложения, которые открывали бы перспективу на улучшение взаимоотношений. Однако непременным условием было бы тогда полное сохранение, а по возможности и укрепление уже существующих гарантий мира. К таким гарантиям Бенеш прежде всего относит систему договоров о взаимной помощи, объединяющих СССР с Францией и Чехословакией».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.