Запись беседы Полномочного Представителя СССР в Великобритании с Министром Иностранных Дел Великобритании Иденом. 30 апреля 1937 г.

Реквизиты
Датировка: 
1937.04.30
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 212-214.

30 апреля 1937 г.

Иден спешно вызвал меня к себе. Когда я входил в его кабинет, то увидел, что оттуда только что вышел Риббентроп. Я сразу решил, что Иден пригласил меня в порядке какого-то большого дипломатического демарша в связи с Испанией, как это было уже однажды раньше в связи с вопросом о назначении агентов Комитета в порты и на границы. Я не ошибся.

Иден начал с того, что воздушная бомбардировка Герники поставила очень остро вопрос о бомбардировке открытых городов в Испании. В интересах объективности он должен сказать, что воздушные налеты на открытые города практикуются в испанской войне не только мятежниками, но и республиканцами. Он привел в пример происходившую дня за два перед тем бомбардировку города Мотриль (около Малаги), находящегося в руках Франко. Сбрасывание бомб на мирное население, к сожалению, является общим злом для обеих сторон в испанской войне. Британский кабинет вчера и сегодня имел суждение по данному вопросу и пришел к выводу, что надо принять какие-либо меры против все возрастающего зла. У него, Идена, имеется такая идея: Комитет по невмешательству должен обратиться с призывом к обеим сторонам прекратить воздушные бомбардировки открытых городов. Можно было бы составить список таких открытых городов, неприкосновенных с воздуха, где были бы сконцентрированы женщины, дети, старики — вообще некомбатанты. Иден в разговоре с Плимутом высказал последнему свою мысль. Плимут, однако, возразил, что если поставить такой вопрос на обсуждение Комитета без подготовки, то не получится ничего, кроме острой полемики и взаимных обвинений между представителями различных стран. Ввиду этого Иден решил произвести необходимую подготовку. Он уже беседовал с Корбеном, Гранди и Риббентропом о своем плане. Корбен полностью согласен, первая реакция Гранди и Риббентропа в общем благоприятная, и они обещали снестись со своими правительствами. Что думаю я по затронутому им вопросу? Он хотел бы надеяться, что, когда Плимут внесет от имени британского правительства соответственное предложение, я окажу со своей стороны возможное содействие в его срочной реализации.

Я ответил, что Советское правительство всегда самым энергичным образом стремилось к сокращению тех страданий, которые приходится переносить во время войны гражданскому населению, в особенности женщинам и детям. Поэтому я готов целиком поддержать английское предложение. Однако я тут же должен высказать серьезные сомнения в возможности его реализации. Я не думаю, чтобы Германия и Италия действительно согласились отказаться от применения воздушных бомбардировок, и они легко смогут саботировать британское предложение, ссылаясь на то, что понятие открытый город очень трудно определить, что всякий населенный пункт, признанный не подлежащим бомбардировке, будет использован республиканцами для военных целей и т. д. Я готов принять активное участие в попытке что-либо сделать для смягчения ужасов воздушных бомбардировок, но мне плохо верится в то, чтобы в сложившихся обстоятельствах такая попытка могла бы быть успешной.

Иден ответил, что он прекрасно сознает всю силу моих аргументов. Он должен откровенно заявить, что еще не имел времени как следует продумать и разработать свой план. Это пока лишь сырая идея. Комитет должен продумать и отшлифовать ее. Но он все-таки считает своим долгом сделать все, что возможно, для сокращения жестокостей и страданий, приносимых гражданской войной в Испании. В этой связи Иден сообщил мне, что сегодня британское правительство решило оказать охрану судам, вывозящим женщин и детей из Бильбао. «Вы видите,— прибавил несколько извиняющимся тоном Иден,— что мы вовсе не так уж плохи!»

Я отвечал: «Для нас, иностранцев, особенно неприятно то, что в вашей испанской политике нет ясности и устойчивости». И в качестве примера я привел ответ, данный Иденом накануне в парламенте в связи с запросом о бомбардировке Герники. В этом ответе Иден, желая показать максимум «объективности», постарался провести знак равенства между республиканцами и мятежниками и поставил на одну доску зверства в Гернике с обычным в военных условиях обстрелом Мотриля республиканскими аэропланами. «Разве это справедливо?»— спрашивал я Идена. Идеи оправдывался, доказывая, что для Англии чрезвычайно важно сохранить позицию нейтральной державы, в том числе и в глазах мятежников, ибо это облегчит в дальнейшем ликвидацию гражданской войны в Испании. Было ясно, что Иден носится с идеей возможности окончания этой войны путем какого-либо компромисса.

Я обратил внимание Идена на то, что единственно важный вопрос, стоящий в порядке дня Комитета,— вопрос о выводе из Испании волонтеров не находит достаточного внимания в Комитете и затирается разными мелкими и малосущественными вопросами. Разработка данной проблемы пока идет очень медленно. Не может ли Иден сделать что-либо для ее ускорения? Иден реагировал очень живо. Он заявил, что, подобно мне, считает этот вопрос действительно основным в работе Комитета и даст Плимуту указание всячески его стимулировать и продвигать. Он как раз хотел справиться сегодня у Плимута о том, как идут дела с обсуждением вопроса об эвакуации волонтеров, но забыл, когда с ним разговаривал. Очень хорошо, что я ему напомнил. Иден тут же взял листок бумаги и сделал соответственную отметку.

Я встал и начал прощаться. Иден был сильно взволнован во время всего разговора со мной, и сейчас это волнение в очень яркой форме вылилось наружу. Пожимая мне руку, Иден воскликнул: «Эта испанская война доводит меня до сумасшествия, можно просто прийти в отчаяние. Нечего сказать, хорошая иллюстрация к цивилизации XX века!»

Полномочный Представитель СССР

в Великобритании

И. Майский

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.